А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Запрещенный прием" (страница 1)

   Альберт Байкалов
   Запрещенный прием

   Пролог

   Старый серый Лондон по своему обыкновению кутался в туман. Ворчала катерами Темза, за которой размытыми огнями возвышалась огромная, со сложными очертаниями пирамида «Воксхолл Кросс» – штаб-квартира МИ-6. Здесь, на третьем по счету вниз от поверхности земли этаже, в небольшом зале, рассчитанном всего на несколько десятков мест с зеленоватыми, матовыми стенами и мраморными полами, сидели трое мужчин. На огромном экране установленной перед ними телевизионной панели один за другим сменялись кадры подготовки какого-то подразделения. Обучаемые – в камуфлированных куртках и штанах, на головах маски с прорезями для глаз и рта; лицо открыто только у инструктора. Черноволосый мужчина лет сорока с жестким взглядом и правильными чертами лица показывал способы, как обезоружить противника, направляющего в него автомат Калашникова. Вот он делает к нему шаг, берет за ствол левой рукой и еле уловимым круговым движением, используя оружие в качестве рычага против его же хозяина, опрокидывает нападавшего на спину.
   – Хватит, – сидевший посередине щуплый рыжий мужчина с глубоко посаженными глазами направил пульт на панель и нажал на «паузу». Изображение замерло. Рыжий встал.
   – Человек без маски – инструктор по рукопашному бою Сергей Лебедев. Живет в Москве, улица Мясницкая, тридцать пять. Женат, двое детей. Старшая дочь учится в МГУ на факультете журналистики. Сын заканчивает школу недалеко от дома. Жена – экономист. – Мужчина развернулся, надавил на кнопку; на экране появилась эффектная брюнетка со слегка раскосыми глазами. – Ваши предложения?
   – Господин Мэйфилд, – заговорил коротко стриженный брюнет, – почему бы нам просто не начать работать с инструктором?
   – Нам нужен действующий офицер спецназа. – В голосе рыжего, которого назвали Мэйфилдом, проскользнули нотки раздражения. – Либо прекративший работать не раньше прошлого года. Сергей Лебедев давно оставил спецназ. Он еще в конце 90-х демонстрировал свои умения бесконтактного боя представителям НАТО, которые приезжали на один из секретных полигонов Генерального штаба в качестве гостей. Его основная роль в ГРУ – обучение единоборствам. Он давно не имеет доступа к интересующей нас информации и, соответственно, не представляет интереса. Но как человек, постоянно контактирующий с этой категорией людей, бесспорно, может вывести нас на одного из них. – Рыжий перевел взгляд на второго мужчину, до того времени выступавшего лишь в качестве стороннего наблюдателя: – А вы что скажете, Джеп?
   – Надо подумать.
   – Мы потратили много времени и средств, чтобы установить по фильму личность и место жительства Сергея Лебедева, – не без удовольствия заметил Мэйфилд. – Поверьте, при всем бардаке в России ГРУ не разучилось хранить свои секреты. Вам осталось наладить с ним контакт, чтобы в дальнейшем выйти через него на нужного нам человека, а еще лучше – на группу людей.
   – Какие сроки? – спросил мужчина, которого называли Джеп.
   – Чем быстрее, тем лучше, – ответил Мэйфилд. – В памяти русских еще свежи события в метро, когда две смертницы подорвали на себе бомбы. Теперь нужно напомнить им об убийстве Жарова и других журналистов. Мы уже профинансировали работу общественных организаций, которые готовы начать травлю силовых министерств России. Если ГРУ убирает журналистов и сотрудников военной прокуратуры, сунувшей нос в их дела, почему оно не может организовать теракты в метро с использованием шахидов? Если помните, ФСБ пришлось порядком попотеть, оправдываясь после наших акций в конце 90-х, когда мы успешно использовали ситуацию со взрывами домов. Многие на Западе до сих пор считают, что российские власти специально устраивали теракты, чтобы оправдать предстоящую войну в Чечне.
   Джеп Давенхейм курировал работу по подготовке агентов из числа выходцев из России и стран СНГ. Обычно он брал одного или двух человек, которых в течение нескольких лет поэтапно превращал в хороших специалистов. На вооружении этого чопорного, худощавого англичанина с вытянутым лицом и редкими черными волосиками были самые современные методы. На первом этапе Давенхейм выявлял подходящую кандидатуру, всесторонне изучал ее личные качества, окружение, родственников. В случае если кандидат его устраивал, Джеп при помощи многочисленных помощников и агентов начинал обработку и вербовку. Как правило, не обходилось и без искусственно создаваемых ситуаций, при которых человек к моменту принятия решения оказывался загнанным в угол. На этом этапе у Джепа имелся подготовленный агент, из-за которого его и пригласил Мэйфилд. Для этой категории людей вход в штаб-квартиру МИ-6 был заказан; они не появлялись даже вблизи этого учреждения. И дело не только в том, что русская разведка изучала людей, которые работали здесь, и запросто могла установить личность своих бывших граждан. К ним у англичан было предвзятое отношение как к людям второго сорта. Да и как можно относиться к человеку, предавшему родину? Бесспорно, их можно использовать, но тем не менее любой народ брезгливо относится к иудам. Причем на это не так влияет воспитание и окружение, в котором рос человек, как состояние души. Наверняка когда-нибудь человечество научится выявлять склонных к предательству людей на генном уровне, как маньяков или гениев. Так или иначе, но они чужие для любого общества и практически не приживаются в нем как чужой орган в организме без специальных, подавляющих иммунитет препаратов.
   Сейчас был готов к использованию Герман Широков, по происхождению русский. Его родители владели собственным автопарком грузовых машин в небольшом портовом городке Портсмут на юге Англии. Семья уехала из России в смутные 90-е, однако связи с родиной не теряли. Герман практически каждый год навещал оставшихся там родных. Постепенно МИ-6 стала создавать для Широковых трудности. С виду ничего подозрительного – просто стало меньше заказов на транспортные перевозки и начали теребить кредиторы. Однако этого хватило, чтобы отец оказался в больнице с сердечным приступом. Широковы не догадывались, что на самом деле велась планомерная и поэтапная подготовка вербовки их сына. Можно сказать, создавались «благоприятные условия» для принятия нужного им решения. Для того чтобы окончательно «добить» Германа, было организовано ограбление и убийство в Москве деда и бабушки Широковых. Преступников так и не нашли. Все было сделано таким образом, чтобы привить жившим в Англии родственникам отвращение к родине.
   Герман прекрасно учился в школе. По ее окончании он поступил в Кембридж. С отличием окончив один из самых престижных вузов мира, Герман год проработал менеджером в судоходной компании. Все это время его пристально изучали. В один из дней ему было предложено отблагодарить Британию своей службой в разведке. И он дал свое согласие. Поездки на историческую родину временно прекратились. В течение полугода Герман постигал азы агентурной работы: учился закладывать тайники, вербовать агентов, уходить от слежки, гримироваться, выдавать себя за бродягу или крупного бизнесмена – всего и не перечесть. Его научили неплохо – для такого срока – драться и стрелять. Большое внимание уделялось идеологической обработке. Ему внушалось, что Россия всегда была, есть и будет тоталитарным государством, широкой поступью шагающим по костям своих граждан. Ежедневно напоминалось, что Англия приняла измотанных нечеловеческими условиями Широковых и предоставила им все гражданские права.
   Зимой Герман на два месяца съездил в Москву. На этот раз его приезд носил характер своеобразной рекогносцировки. Теперь он должен был привыкнуть смотреть на Россию глазами другого человека. К тому же за то время, пока он жил в Англии, многое изменилось. Нужно было притереться и стать своим. Потом Герман отыскал своего друга детства Олега Спиридонова по кличке Фриц. Так английские специальные службы «расширяли свои возможности» в России.
   Первое задание, которое должен был выполнить новоиспеченный сотрудник разведки, – это разыскать и наладить контакт с действующим, либо недавно оставившим службу офицером спецназа ГРУ. Дальше в работу должны были включиться уже другие люди – те, у кого опыта больше и квалификация выше. Итогом диверсионной деятельности группы должны стать убийства руководителей гуманитарных организаций и редактора оппозиционной газеты. Но главной задачей МИ-6 ставила ликвидацию одного из работников военной прокуратуры подполковника юстиции Азимова, в свое время ставшего свидетелем и непосредственным участником спецопераций на Северном Кавказе. Анвар Азимов хорошо был известен боевикам и гуманитарным организациям по позывному «Комиссар». К его деятельности относились неоднозначно. Задачей этого человека, прошедшего Афган и Таджикистан, было любой ценой – от переговоров и обмена до выкупа – добиваться возвращения военнопленных и тел погибших. Часть полевых командиров требовали взамен оружие и боеприпасы.
   Их условия выполнялись. Командование шло на все, чтобы вернуть людей из ада. За долгие годы реформ большинству руководителей силовых структур стало наконец ясно, что нет ничего ценнее человеческой жизни. Но этого не хотели понимать те, кто делал политическую карьеру за счет скандалов и интриг. Как правило, эта категория «избранных» давно обеспечила себе и своим детям спокойное будущее. Уверенные в том, что их никогда не коснется эта беда, они называли такой способ «обмена обыкновенным вооружением боевиков», даже утверждали, что и людей в плен сдают специально. Поэтому сведения о мероприятиях подобного рода не афишировались. Теперь это должно было послужить для мировой общественности мотивом его убийства. Якобы принято решение скрыть факт передачи бандитам оружия. Конечно, для русских Азимов не представлял никакой опасности. Напротив, он честно выполнял свой долг и, кроме нескольких ранений, одно из которых тяжелое, и контузий, заработал большой авторитет. Поэтому МИ-6 необходимо было обставить все таким образом, чтобы подозрение в совершении этих преступлений пало на сотрудника ГРУ. Таким образом, англичане собирались возобновить травлю спецслужб, которая никогда не проходит даром. Результатом таких действий стала бы очередная реформа, которая оставит без работы большое количество грамотных специалистов. По принципу домино возникнет огромное количество сопутствующих эксцессов.
   На этот раз Мэйфилд не сомневался в успехе. Отчего-то он был уверен, что все неприятности позади. Одно время Мэйфилд работал во взаимодействии с грузинской разведкой и поимел от этого большие проблемы. Сейчас он ни от кого уже не зависел. Более того, планировалось использовать возможности опального олигарха Блиновского. Невысокого роста, наполовину лысый, сутулый, с кривыми ножками мужчина чем-то напоминал своей внешностью шимпанзе. Испытывая давнюю ненависть к России, он умудрился спустить на подрыв ее экономики практически все свое состояние. Посему Мэйфилд и его коллеги давно используют брошенные им на родине фирмы и компании.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация