А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вильгельм Завоеватель. Викинг на английском престоле" (страница 22)

   Глава 9
   Оборона англо-нормандского королевства

   До Вильгельма Завоевателя ни один герцог не обладал властью над столь обширными территориями. Летом 1067 года он был не только полновластным повелителем нормандцев, но и королем Англии, чья власть была признана подданными и освящена церковью. Однако его новое положение породило и новые проблемы. Вновь напомнили о себе недруги в Мене и Бретани, да и возмужавшего короля Франции явно тяготило чрезмерное усиление вассала. По другую сторону Ла-Манша нормандцы контролировали лишь часть завоеванного ими королевства. Ее границы не были четко определены, и вступить в спор по этому поводу собирались как уэльские принцы, так и шотландский король. Наконец, имелись еще и скандинавские владыки, которые в силу давних политических традиций должны были постараться воспрепятствовать распространению власти нормандского герцога на Англию. Поражение Гарольда Хардраады у Стэмфордского моста расчистило Вильгельму путь к победе, но одновременно усилило других северных правителей. Наивно было бы рассчитывать, что они легко откажутся от претензий на страну, которую считали частью скандинавского политического мира.
   Таким образом, проблема престолонаследия в Англии была решена в общем, но оставалась масса частностей. За окончательное признание того варианта ее решения, которое было предложено Вильгельмом Завоевателем, еще надо было побороться. Можно выделить три основных условия, от которых зависело выживание англо-нормандского королевства. Во-первых, Нормандия должна была оставаться достаточно сильной, чтобы сохранить особое положение среди провинций Северной Галлии. Во-вторых, было нужно как можно скорее завершить завоевание Англии и заставить признать новый порядок всех, кто еще этого не сделал. В-третьих, следовало находиться в постоянной готовности к отражению возможного нападения со стороны скандинавов. Все три задачи были тесно взаимосвязаны. Последовательность их решения зависела не только от планов Вильгельма Завоевателя, но и от внешних обстоятельств. Судьба распорядилась так, что с 1067-го по 1072 год основные усилия были направлены на подавление мятежей в Англии и утверждение там новой власти. С 1073-го по 1085 год большую часть времени Вильгельм находился в Нормандии, но в постоянной готовности к отражению атак скандинавов, ведь нападения случались и до его отъезда. Серьезная угроза со стороны викингов возникла в 1075 году, но ее устранение не потребовало присутствия короля. В 1085 году новая атака вынудила Вильгельма прибыть в Англию, где он оставался вплоть до сентября 1087 года. Пожалуй, именно в этот период он внес наибольший вклад в развитие этой части своего королевства. Однако последние дни жизни этот выдающийся человек провел все-таки в Нормандии и умер под звон колоколов Руанского собора.
   Но вернемся в год 1067-й. Ситуация в Англии была еще далека от стабильности. Вильгельм фиц Осберн и епископ Одо в качестве наместников короля столкнулись с серьезными проблемами. Самостоятельно они могли обеспечить надежный контроль только на юго-востоке страны. Обязательства поддерживать порядок в других регионах официально взяли на себя английские магнаты, присягнувшие на верность Вильгельму. Но это не означало, что подчиняться им и новому королю были готовы все остальные. Многие рассчитывали поймать в мутной воде рыбу покрупнее. Первыми заявили о себе магнаты с запада Эдрик и Уилд, владевшие довольно крупными земельными участками в Херефордшире. Там они организовали мятеж, призвав на помощь уэльских принцев Бледдина и Риваллона. Бунтовщики нанесли весьма ощутимый урон графству, но полностью захватить его не смогли. В конце концов они отступили с награбленной добычей в Уэльс и стали готовить новое нападение. Между тем еще более масштабное восстание вспыхнуло в Кенте. Тамошние заговорщики обратились за помощью к Юстасу, графу Булони. Факт, надо отметить, довольно странный. Ведь достоверно известно, что граф Юстас сражался на стороне герцога Вильгельма при Гастингсе. Возможно, смена политических ориентиров Юстаса связана со смертью его сеньора графа Фландрии Болдуина V, который старался поддерживать с герцогом Вильгельмом дружественные или, по крайней мере, нейтральные отношения. Юстас повторил то, что он уже проделал в 1051 году. С довольно большим отрядом воинов он пересек Ла-Манш и высадился в Кенте. Воспользовавшись тем, что оба наместника короля находились к северу от Темзы, Юстас вошел в Дувр. Однако взять недавно сооруженную дуврскую крепость ему не удалось. Вскоре гарнизон крепости произвел удачную вылазку, уничтожив почти весь отряд Юстаса. Сам граф бежал с места схватки на свой корабль, который тут же отплыл. Реальной угрозой для власти Вильгельма эти выступления не стали. Но на горизонте замаячила новая опасность. Согласно Вильгельму Пуатьескому, исходила она из Дейнса, где ожидали, что Свейн Эстритсон вот-вот вторгнется в Англию.
   В конце 1067 года Вильгельм Завоеватель вернулся в Англию. По прибытии король был вынужден первым делом заняться юго-западом страны, где горожане Эксетера отказались признать его власть и пытались привлечь на свою сторону жителей близлежащих городов. Вильгельм во главе войска, частично состоявшего из английских наемников, срочно двинулся в Девоншир. Большинство тэнов графства, судя по всему, согласились признать нового короля, но жители самого Экстера сопротивлялись восемнадцать дней и согласились сдаться только после того, как получили официальное заверение в том, что все их старинные привилегии будут сохранены. Вильгельм приказал построить в городе укрепленный замок, а сам направился к Корнуоллу, где через некоторое время обосновался его единоутробный брат граф Мортеня Роберт. Сопротивление на юго-западе Англии фактически было сломлено. Вскоре о готовности признать власть нового короля официально заявили Глостер и Бристоль. Причем жители Бристоля еще летом на деле доказали свою лояльность новой власти. Когда к городу подошел отряд во главе с незаконнорожденными сыновьями Гарольда Годвинсона, горожане отказались их принять и отогнали от стен. Такой же холодный прием оказали братьям и тэны северного Сомерсета. Дело закончилось тем, что братья ушли из Англии не солоно хлебавши. Сам Вильгельм, уверенный в успешном завершении своей скоротечной кампании на юго-западе, вернулся в столицу еще раньше. Пасху 1068 года он отмечал в Вестминстере. А на Троицу там же состоялась коронация его супруги Матильды. Церемония была пышной и прекрасно организованной. На ней присутствовала практически вся английская знать.
   Однако столь блестящим и многочисленным двор нового английского короля оставался весьма непродолжительное время. Первым его покинул принц Эдгар, нашедший убежище у короля Шотландии Малкольма, а вскоре в свои графства уехали Эдвин и Моркар. Последнее было тревожным предзнаменованием, поскольку положение нормандцев на севере Англии оставалось непрочным. Несмотря на все усилия архиепископа Алдреда, сопротивление новой власти там усиливалось. Сразу после коронации Вильгельма право на управление Нортумбрией оспаривали Осулф, которого поддерживал граф Моркар, и Копсиг, являвшийся в свое время одним из ближайших соратников Тости. Этот спор окончился открытым столкновением, в котором погибли оба претендента, и наступило затишье. Однако к 1068 году там образовались две новые группировки, оппозиционно настроенные по отношению к королю. Одна ориентировалась на самого графа Моркара, другая начала сплачиваться вокруг Госпатрика, потомка древних королей Нортумбрии. Призывы присоединиться к движению были направлены как к Моркару, так и к Свейну Эстритсону. Это уже было достаточно серьезно, и Вильгельм Завоеватель, наконец, решил совершить поход в Северную Англию. Первым делом он занял Уорвик, где оставил Генриха Бомонского, приказав срочно построить там новый замок. Затем королевские войска направились к Ноттингему, прошли Йоркшир и, не встретив сопротивления, достигли Йорка. Представители большинства местных владетельных семей официально заявили о признании нового короля. Более того, Вильгельму удалось заключить временное перемирие с Шотландией. Для закрепления успеха был построен замок (на его месте сейчас стоит знаменитая Клиффордская башня). После этого король повернул на юг и без особых усилий добился подчинения Линкольна, Хантингдона и Кембриджа.
   Можно понять авторов, восхищающихся энергией Вильгельма Завоевателя, проявленной им в тот период.
   В течение девяти месяцев 1068 года он провел целую серию удачных операций, добившись подчинения Эксетера, Уорвика, Йорка и значительной части Восточной Англии. Однако долго почивать на лаврах ему не пришлось. В конце 1068 года нормандец Роберт де Коммине был наделен королем правами графа и направлен для наведения порядка в район, расположенный севернее реки Тис. Однако 28 января 1069 года, когда новоиспеченный граф прибыл в Дарем, жители напали на него, а затем подожгли дом епископа, в котором он пытался укрыться. Весть о том, что в Дареме был заживо сожжен королевский посланник, послужила сигналом для недовольных горожан Йорка, которые напали на размещавшийся в городском замке нормандский гарнизон. Когда об этом узнал находившийся в Шотландии принц Эдгар, он начал готовиться к возвращению на родину. Обстоятельства требовали от короля скорейшего вмешательства, и он фактически повторил то, что в 1066 году сделал Гарольд Годвинсон. Собрав имевшихся в распоряжении воинов, Вильгельм поспешил в Йорк и с ходу рассеял не ожидавшие его появления отряды горожан, осаждавших городской замок. Скоро весь город был в руках короля. Захваченные в плен мятежники подверглись жестокому наказанию, а нормандский гарнизон был переведен в новую крепость, специально для этого сооруженную около Йорка. В качестве компромисса, направленного на умиротворение графства, Вильгельм назначил его правителем Госпатрика. Однако эта мера явно рассматривалась как временная и ненадежная. Не случайно уже к 12 апреля 1069 года король вернулся в Винчестер во главе довольно значительных сил.
   Самым удивительным во всем произошедшем в Англии с начала 1067-го и до осени 1069 года было то, что Вильгельму Завоевателю и его наместникам сравнительно легко удавалось подавлять очаги сопротивления. И это при том, что войск, которыми они располагали, было явно недостаточно для обеспечения контроля над всей территорией завоеванной страны. Частично это объясняется большими потерями, которые понесло английское воинское сословие в битвах 1066 года. На руку нормандцам играло и отсутствие у оппозиции единого руководящего центра. Мятежи вспыхивали в разных местах и в разное время, у их предводителей не было единой цели, поэтому справиться с ними можно было и небольшими силами. К этому надо добавить, что общественное мнение в то время во многом определялось священнослужителями. А позиция английской церкви не была враждебной по отношению к новому режиму. Некоторые церковные деятели изначально были лояльны к новому королю. Прежде всего это относится к епископу Уэльса Гизо, епископу Лондона Болдуину и аббату Сент-Эдмунда Бури, которые заняли свои должности при непосредственной поддержке Эдуарда Исповедника. Вильгельма Завоевателя открыто поддержали такие влиятельные прелаты, как Вулфстан Вустерский и Алдред Йоркский. Можно предположить, что и среди менее сановных лиц у нового короля оказалось достаточно много сторонников. Не исключено, что большинство из тех англичан, которые в 1068 году под руководством Вильгельма Завоевателя штурмовали Эксетер, были обычными наемниками. Однако известно, что о желании послужить королю верой и правдой без всякого на то принуждения заявили очень многие английские тэны и местные чиновники. Именно благодаря им административный аппарат королевства продолжал работать практически бесперебойно. Тэны Сомерсета сорвали попытку вторжения сыновей Гарольда, а местные шерифы сами испросили у епископов Гизо и Вулфстана благословения на действия, обеспечившие выполнение королевских указов.
   Так что в целом обстановка была достаточно благоприятной для Вильгельма. Он постарался воспользоваться этим для совершенствования своих вооруженных сил. Прекрасно подготовленные конные воины, которые сыграли решающую роль в победе при Гастингсе, были полезны в крупных сражениях, когда требовалось нанести удар по вражеской армии, а затем преследовать бегущего противника. Однако для штурма городов они были малопригодны, а для рутинной службы по поддержанию порядка в формально признающих центральную власть районах и того меньше. Большую пользу здесь могли принести укрепленные пункты с постоянными гарнизонами, подобные тем, что герцог Вильгельм и его соратники возводили во время междоусобной войны в Нормандии. Современники Вильгельма единодушно утверждают, что именно замки помогли ему добиться таких успехов в обеспечении контроля над Англией.
   В Нормандии задолго до 1066 года замки рассматривались в качестве ключевых пунктов обороны и тех объектов, которые желательно захватывать в первую очередь. В Англии же считали эти малые крепости «пустой континентальной выдумкой» и практически не строили. Исключением был разве что норманизированный Херефордшир. Между тем Ордерикус Виталис, а вслед за ним и Вильгельм Пуатьеский утверждают, что именно отсутствие замков не позволило противникам Вильгельма Завоевателя оказать ему достойное сопротивление. Став королем Англии, Вильгельм в корне изменил ситуацию. Он приказывал сооружать крепости практически во всех местах, которые, с его точки зрения, представляли стратегический интерес. Собственно, он действовал практически так же, как ранее у себя на родине, да и сами укрепления были почти такими же. Достаточно взглянуть на Байеский гобелен, чтобы убедиться, что крепость, сооруженная в 1066 году в Гастингсе, ничем не отличалась от замков Дола, Рене или Динана. Собственно, в этом нет ничего удивительного. Нормандцы воспроизводили в Англии то, к чему привыкли в своем герцогстве. Эти крепости, если их так можно назвать, представляли собой высокую деревянную башню, вокруг которой насыпался земляной вал с забором из бревен и камней. В ходе сооружения вала образовывался ров, который затем углублялся и становился дополнительным препятствием для нападающих. Построить такое укрепление можно было быстро, но в случае осады – оборонять долго. Подобные замки были сооружены в 1066 году в Превенси, Гастингсе и даже в Лондоне. В столице строительство велось в дни торжеств по случаю коронации Вильгельма. Известно, что для нового укрепления специально были привезены большие камни, и не исключено, что некоторые из них до сих пор находятся в основании лондонского Тауэра, который стоит на его месте. В наиболее полном варианте тактика сооружения укрепленных пунктов была применена нормандцами в кампаниях 1067-го и особенно 1068 годов. После взятия Эксетера там появился замок Рожемонт. По мере продвижения короля Вильгельма на север были построены укрепления в Уорвике и Ноттингеме. Вскоре свой первый замок обрел и Йорк. Обратный путь королевского войска отмечен появлением замков в Линкольне, Хантингдоне и Кембридже.
   О том, сколь важное значение придавал Вильгельм Завоеватель этим крепостным сооружениям, можно судить по значимости и знатности тех людей, которым он поручал их оборону. Первые такие назначения получили знатнейшие нормандские феодалы. Дувр был передан Гуго Монфор-сюр-Рилю. В гастингский замок сначала был назначен Хамфри Тильюль, а вскоре его сменил Роберт, граф О. Командующим эксетерской крепости стал Болдуин Мюлеский, брат Ричарда фиц Жильбера, впоследствии сеньора Кларе, и сын графа Жильбера Брионского. В Уорвик был назначен Генри Бомонский, брат Роберта и сын нормандского ветерана Роже Бомонского, одного из тех, кто замещал герцога во время его отсутствия в Нормандии. Первый замок Йорка передали под управление Вильгельма Малета, владетеля Гравиль-Сент-Онорина, а второй – самому Вильгельму фиц Осберну. Количество нормандских крепостей в Англии росло стремительно, и к 1068 году они стали неотъемлемой частью новой административной системы. К концу XI века на территории королевства было построено восемьдесят четыре замка, в некоторых из них деревянные укрепления позже были заменены каменными. Уже к началу 1069 года эти незатейливые с архитектурной точки зрения сооружения превращаются в инструмент эффективного контроля над прилегающими районами, с помощью которого можно было окончательно довершить завоевание Англии.
   Все происходившее требовало постоянного внимания самого Вильгельма Завоевателя, и нам остается только удивляться поразительной энергии этого человека, ухитрявшегося всегда оказываться в нужном месте в нужное время. Кстати, в рассматриваемый период он успел еще раз побывать в Нормандии. Поездка состоялась либо в конце 1068-го, либо летом 1069 года. Неизвестно, была ли она связана с тем, что в герцогстве возникли какие-то проблемы, решение которых требовало личного присутствия герцога. Но достоверным фактом является то, что именно в это время в Нормандию отправилась его супруга Матильда, и весьма вероятно, что Вильгельм поплыл вместе с ней, чтобы участвовать в церемонии ее представления в качестве королевы Англии. Именно эту причину в качестве основной называет Ордерикус Виталис. Вильгельм Завоеватель оставался на родине недолго, поскольку новый поворот событий потребовал его срочного возвращения в Англию. Летом 1069 года новый король мог считать себя хозяином всей территории Англии к югу от реки Хамбер. Однако именно в это время возникла опасность, которая могла перечеркнуть все ранее достигнутое нормандцами.
   Дело в том, что к середине 1069 года Свейн Эстритсон завершил приготовления к нападению на Англию. Собранные для вторжения силы были вполне сопоставимы с теми, которые три года назад привел из Норвегии Гарольд Хардраада. К берегам Англии направился флот из 240 судов, на которых плыли отлично подготовленные профессиональные воины, в том числе самые знатные рыцари Дании. Командовали армадой сыновья Свейна Гарольд и Кнут, а также его брат Осберн. Опасность усугублялась тем, что нападавшие могли рассчитывать на поддержку населения ряда английских территорий, заселенных потомками выходцев из Скандинавии. Армада Свейна подошла к Кенту и поплыла вдоль восточного побережья Англии на север. По пути производились пробные высадки десанта, но все они были отбиты. Но когда датский флот встал на якорную стоянку в устье Хамбера, это явилось сигналом к мятежу в Йоркшире. На этот раз принц Эдгар, Госпатрик и Уолтеоф выступили единым фронтом, а вскоре к ним присоединились и датчане. Объединенная армия направилась к Йорку и атаковала недавно созданный там замок. Оборонявший его гарнизон понимал, что не сможет долго продержаться, и 19 сентября предпринял отчаянную вылазку. Ставка была сделана на эффект неожиданности, для усиления которого нормандцы начали поджигать городские дома. Однако силы были слишком неравными. 20 сентября Йоркшир пал, практически все нормандские воины погибли. После этого датчане вновь погрузились на корабли, поплыли вдоль южного берега Хамбера, высадились на острове Аксхольм и превратили его в свою укрепленную базу. Оттуда часть воинов двинулась в Северный Линкольншир. Источники сообщают, что крестьяне этого графства встречали датчан как освободителей и празднования по случаю их прибытия были частым явлением в линкольн-ширских деревнях.
   Положение складывалось тревожное. Разрозненная до сих пор оппозиция объединилась. В Англии находилась сильная скандинавская армия, союзниками которой выступили влиятельные англосаксонские феодалы. Весть об этом быстро разнеслась по всему королевству, и заговорщики, потерявшие было надежду, воспрянули духом. Мятежи вспыхнули повсюду: в Дорсете, Сомерсете, Стаффордшире, Южном Чешире и в ряде других мест. Наибольшую тревогу вызывал север страны. Йоркшир уже был потерян, а огромный район к северу от Тиса, известный как «земля святого Кутберта», мог в любой момент выйти из-под контроля благодаря деятельности короля Шотландии. Малкольм уже не скрывал своих связей с оппозиционерами. Более того, как раз в это время был заключен брачный союз, который оказал огромное влияние на дальнейшую историю Англии: король Малкольм женился на сестре принца Эдгара Маргарет. Все это могло привести к непредсказуемым последствиям. Например, уже осенью 1069 года заговорили о возможности основания на севере Англии нового скандинавского королевства. Другим вариантом было создание королевства, королем которого бы стал Эдгар. Поддержку ему вполне могли оказать Малкольм и Свейн. Имелся даже шанс организовать официальную коронацию, поскольку епархию Йорка возглавлял независимый архиепископ.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация