А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чехо-Словакия" (страница 1)

   Аркадий Аверченко
   Чехо-Словакия

   Прага

   Недавно я прогуливался в сопровождении своего импресарио по улицам Праги, погруженный в тихое умиление.
   «О прекрасная старуха, милая сердцу каждого художника, – думал я, – сколько веков копила ты свои каменные сокровища, и как ты ревниво бережешь их, подобно скупому рыцарю…»
   – Очень недурной городишко, – прозаично перебил мои грезы импресарио – этот человек с книжкой театральных билетов вместо сердца и с идеалами, заключающимися в красиво отпечатанной афише.
   – По отношению к Праге вы могли бы выражаться почтительнее, – сурово заметил я.
   – Я восхищен Прагой. Чего ж вам еще нужно… – Я просветлел.
   – А-а, понимаю. Вам нравятся эти живописные серые дремлющие дома, многовековый сон которых…
   – При чем тут дома… Я восхищен тем, что здесь нет этой идиотской манеры – заклеивать чужие афиши.
   – Черт знает о чем вы говорите! Какие афиши?!
   – Обыкновенные, театральные. Я знал города, где только что наклеишь афишу, как другой импресарио уже бежит и наклеивает на вашу афишу свою.
   – Глупости вы говорите.
   – Нет-с, не глупости. Да вот вам наугад одна из многочисленных историй. Приехали в один город два гастролера, и выпустили их импресарио афиши. Вышел один импресарио погулять, полюбоваться на расклеенные афиши – глядь, а они уже сплошь заклеены его конкурентом… Побежал он домой, взял новые и пошел заклеивать афиши конкурента собственноручно. Только что кончил, видит, идет конкурент с пачкой афиш под мышкой и с ведром клею. Ходит и заклеивает только что наклеенные афиши. Побежал первый домой за свежими афишами – и давай восстанавливать свои нарушенные права. Около одного пункта оба сошлись. Стоят молча друг около друга и клеят. Один наклеивает, другой искоса взглянет на него да на свеженькую афишу свою и прилепит. Полчаса они так клеили одна на другую – прямо слоеный пирог на стене получился!
   – Чем же кончилось? – спросил я, не на шутку заинтересованный.
   – У первого афиши раньше кончились. Посмотрел он на свои пустые руки, вздохнул, снял пиджак, мазнул по нему кистью и залепил пиджаком афишу конкурента. Обиделся тот за такое нарушение театральной этики да хвать беспиджачного кистью по голове…
   – Убил?!
   – Не особенно. Тот два месяца в больнице пролежал, а этот два месяца в тюрьме просидел. Сенсационнейший процесс был, но в результате оба по хорошему сбору сорвали. Знаете, я запишу, чтоб не забыть.
   – Что запишете?
   – Что в Праге такое хорошее правило – афиши не заклеивать. Приеду в Россию – у себя введу.
   – Мне здесь другое нравится, – задумчиво сказал я. – Очень любят здесь старину и сохраняют ее. Есть дома, которые по пятьсот лет стоят, и их любовно берегут. А у нас в России на старину смотрят, как на рухлядь. Вернусь в Россию – буду пропагандировать сохранение старины. Запишите, чтобы не забыть.
   – Запишу. А потом тут хорошая манера: при пивных заводах есть такие садики – дают только пиво на стол, а сосиски и ветчину посетители с собой в бумажке приносят. У нас в России хозяин пивной за это огромный скандал закатил бы. Да и посетитель считал бы моветоном и верхом мещанства – прийти в ресторан со своими продуктами. А ведь – очень удобно. Запишу в книжку, чтоб не забыть, и потом в России введу.
   – А мне вот тоже нравится, что город просыпается с зарей и в шесть часов утра уже работа в полном ходу. Записать, а?..
   – Запишите.
   – А соколов видели? Какие молодцы! Тренированные, бодрые. Всегда с музыкой, и публика их приветствует кликами и аплодисментами. А наша русская молодежь… Я запишу, а?
   – Запишите. Кстати, вот трамвай идет. Ну-ка, кто ловчее вскочит на ходу…
   Я употребил ловкий, чисто сокольский прием и, как птица, взлетел на подножку трамвая. Импресарио – за мной.
   Но… тут случилось что-то непонятное… кто-то крикнул, кто-то свистнул, трамвай остановился, и молодцеватый полицейский вежливо отнесся ко мне:
   – С вас четыре кроны.
   – Так я их кондуктору уплачу, – бодро возразил я.
   – Нет, мне. Штраф. Нельзя вскакивать на ходу.
   – А у нас в России…
   – Вот вы в России и скачите.
   Дальше мы пошли пешком.
   – Записать? – спросил притихший импресарио.
   – Насчет чего?..
   – А вот насчет скакания. Когда в Россию вернемся, чтоб ввести.
   – Гм… запишите, пожалуй, только помельче… А вот на углу русские газеты. Купите. Интересно, как поживает Ленин.
   Мы развернули газеты и уткнулись в них носом с таким интересом, будто о болезни родного отца читали.
   – Жив еще!
   – Жив, но уже, как говорится, ни папа, ни мама не скажет.
   Сзади кто-то деликатно тронул меня за плечо. Я оглянулся.
   – Пожалуйте четыре кроны штрафа, – сказал полицейский.
   – За что?!
   – На улице читать запрещено.
   – Да я и не читал.
   – А что ж вы делали?
   – Жарко, я хотел лицо утереть газетой. Знаете, при нашем беженском положении, когда нет носовых платков…
   – Утираться газетой, на которой свежая краска! Тогда я вас оштрафую за нечистоплотность.
   Я разозлился.
   – Попробуйте! У меня родной дядя – Масарик.
   – Не завидую ему, что он имеет таких родственников.
   – Ну и насчет полиции ему тоже не повезло.
   – Объяснитесь.
   – Послушайте, вы меня лучше не задерживайте. Я спешу на завтрак к Бенешу и, если опоздаю…
   – Ничего. Вы ему покажете квитанцию в уплате штрафа…
   – Это вот такая квитанция? Могу я прочесть, что вы в ней написали?
   – Можете!
   Я ехидно улыбнулся:
   – Да, как же я могу читать ее, когда вы сами говорите, что на улице читать запрещено.
   Крупные капли пота выступили на честном полицейском лбу.
   – Тогда пожалуйте за мной в участок – там в закрытом помещении и прочтете.
   – Не беспокойтесь. Нате ваши четыре кроны. Кланяйтесь вашему начальнику полиции и скажите, что между нами все кончено…
   Мне недавно говорили, что пражская полиция отличается гениальным искусством открывать преступления и находить преступников. Мне говорили, что за все время существования полиции только одно преступление осталось не открытым и не наказанным.
   Теперь прибавилось еще другое преступление – не открытое и не наказанное: когда мы зашли за угол, я все-таки, озираясь по сторонам, дочитал газету на улице.
   Омраченный импресарио спросил меня:
   – Это записать? Насчет чтения на улице?
   – Не надо, – угрюмо сказал я. – Незачем портить записную книжку.

   Р. S. Если орган, в котором будет напечатан этот фельетон, опубликует мое второе преступление с газетой и полиция явится ко мне за штрафом – я запишу этот штраф на счет редакции. Записать?

   Чехи

   Нет на свете человека деликатнее и воспитаннее чеха…
   Он ласков. Он заботлив. Он внимателен. Невозмутим. Всегда прекрасное расположение духа. Исключительно любит нас, русских.
   Я никогда не видел, чтобы чех в обществе вышел из себя. А для меня нет ничего приятнее, как взвалить на свои плечи самую трудную задачу в мире… Поэтому я решил вывести чеха из себя…
* * *
   Трое чехов и я – мы сидели в углу ресторана и дружелюбно попивали пиво.
   Я подстерег паузу, обвел компанию хитрыми глазами и неожиданно сказал:
   – Мне ваше правительство не нравится.
   Будь я на месте чеха – я бы съязвил: «Зато у вас, у русских, хорошее правительство!» Вместо этого чех кротко возразил:
   – Видите ли, у нас правительство еще молодое. В будущем оно сделается старше, опытнее и, вероятно, не будет делать тех ошибок, которые вы имеете в виду.
   – И Прага мне ваша не нравится, – сказал я, втайне приготовив руку для защиты на случай удара по голове со стороны соседа.
   – А мне кажется – город красивый, – деликатно возразил мой сосед.
   – Что толку, что красивый! Трубочист! Если трубочист, покрытый сажей, будет Аполлоном Бельведерским – все равно сквозь слой сажи красоты не видно.
   – Прага – старый город.
   – И напрасно. Надо бы помоложе. И потом, господа! Как вам не стыдно? Как можно на спящего человека наваливать 5 пудов?!
   – Кто на вас навалил 5 пудов?! – испугался мой сосед с другой стороны.
   – Помилуйте! А перины, которыми вы накрываетесь?! Внизу перина, сверху перина; получается огромный пирог, в котором тоненькая прослойка фарша, – полураздавленный плоский человек. Мне всегда снится, что на меня обрушился глетчер и засыпал меня миллионом пудов снегу!.. Это не постель, а обвал в горах! Утром горничная долго должна искать маленькое сморщенное задохшееся существо, чтобы с помощью массажа и искусственного дыхания пробудить его к жизни!..
   – Зимой под периной теплее, – робко возразил чех. – Впрочем, действительно, с непривычки, может быть, неприятно…
   – Неприятно!.. Это даже не эстетично!! Вообразите молодую хорошо сложенную женщину под этой горой! Каковы получаются у нее контуры? А? А как у вас подают водку в ресторане? Вы видели хоть одного кельнера, который, несмотря на все ваши мольбы, подал бы вам водку перед обедом?! Он всегда норовит притащить водку к сладкому!! Это разве порядок?!
   – Это, вероятно, потому, что наш национальный напиток – пиво…
   Я кричал, жестикулировал, выдумывал самые тяжелые вещи – чехи были неизменно вежливы, кротки и безмятежны. Я головой бился об эту каменную стену деликатности, я охрип и, наконец, не найдя больше других недостатков, ворчливо сказал:
   – И потом мне совершенно не нравятся ваши…
   Я боюсь даже написать произнесенное мною слово, потому что едва это слово прозвучало – с моими компаньонами произошла разительная, волшебная перемена… Лица их налились кровью, глаза засверкали негодованием, и мужественные кулаки, как молоты, застучали по безвинному столу:
   – Вы у нас в Чехии гость! – загремели голоса. – И поэтому невежливо говорить в Чехии такие вещи! Если вам не нравится – уезжайте к себе в Россию!
   Господи! За что они так на меня напали? Ведь я только сказал, что мне не нравится такая простая вещь, как…
   Нет… страшно. Лучше я напишу это слово завтра.

   Кнедлики

   «Кнедлики»!!!!!
   Вот то слово, которое привело в возмущение и ярость моих друзей-чехов…
   – Позвольте, господа, – оправдывался я. – Ну что в них хорошего? Что такое – кнедлики?! Это вареный, тяжелый, как свинец, хлеб, который кирпичом ложится в желудке. Ведь если я буду есть кнедлики каждый день – у меня в желудке будет кирпичный дом!
   – У вас не в желудке кирпич, – кричал мой сосед по столу, – а в сердце у вас кирпич! Да ели ли вы когда-нибудь настоящие кнедлики?!
   А другой чех – самый деликатный – сказал:
   – Я и забыл, что мне нужно домой…
   – Позвольте! – забеспокоился я. – Вы же говорили, что у вас свободный вечер…
   – Да, но я не думал, что он так печально кончится.
   – Пойду и я, – встал другой.
   – И я!!
   Я остался в грустном одиночестве…
   Ничего не поделаешь – придется обедать одному:
   – Кельнер, дайте обед!
   На первое мне дали суп с кнедликом; на второе «вепшово печенье» с кнедликом; на десерт – кнедлик с яблоком внутри. Смотрел я на эти три невинные штучки, лежащие передо мною нетронутыми, и думал:
   «Неужели такой пустяк может повести к международным осложнениям и к разрыву дипломатических сношений?..»
* * *
   Забыл сказать: потребованную мною к предобеденной закуске водку кельнер подал вместе с кофе…
   Побрел я грустно домой, разделся и подполз под перину… Может быть, здесь людская ненависть не отыщет меня!
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация