А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Подозреваемый" (страница 29)

   Глава 54

   Митч вспомнил проулок, каким он был прошлым вечером, залитый алым светом заката, и дворового кота с ярко-зелеными глазами, и как кот, это ему, конечно, показалось, вдруг превратился в птицу.
   Тогда он позволил себе надеяться. Его надеждой был Энсон, и надежда эта оказалась ложной.
   Теперь небо напоминало замерзшую синеву, они словно находились под ледяным куполом, который позаимствовал цвет у океана, простирающегося на западе.
   Дворовый кот давно ушел, птица улетела, ничто живое не двигалось. Резкий солнечный свет, как ножом, очерчивал тени.
   – Где ваша жена? – повторил Таггарт.
   Деньги лежали в багажнике автомобиля. Время и место обмена определились. Часы отсчитывали оставшиеся минуты. До этого он со всем справлялся сам, выдержал все испытания, подобрался так близко к цели.
   Он не только узнал о существовании Зла, зла с большой буквы, но смог куда яснее и отчетливее увидеть мир, в котором жил. Увидел таинственное предназначение там, где раньше видел только живность и растения.
   Если все имело цель, то эта встреча, возможно, говорила о том, что ему не следовало игнорировать этого настойчивого детектива.
   «В богатстве и бедности. В болезни и добром здравии. Любить, уважать и лелеять. Пока смерть не разлучит нас».
   Обеты лежали на нем. Он дал слово их выполнять. Никто Холли ничего такого не обещал. Только он. Ее муж.
   Никто не стал бы убивать ради нее, умирать ради нее. Лелеять – означало делать все, что только возможно, ради благополучия и счастья второй своей половины, поддерживать, оберегать и защищать ее.
   Возможно, эта встреча с Таггартом состоялась с тем, чтобы предупредить: для защиты Холли он сделал все, что мог; дать знать, что остальное ему уже не под силу.
   – Митч, где ваша жена?
   – За кого вы меня принимаете?
   – В каком смысле? – спросил Таггарт.
   – Во всех смыслах. Какое у вас обо мне сложилось впечатление?
   – Люди говорят, что вы – человек честный и прямой.
   – Я спросил: что думаете вы?
   – Раньше я вас не знал. Но у вас железный характер, и вы очень расчетливы.
   – Всегда я таким не был.
   – Никто не может. Через неделю вы сломаетесь. И вы изменились.
   – Вы же знакомы со мной только один день.
   – И вы уже изменились.
   – Я – не плохой человек. Наверное, все плохие люди так говорят.
   – Не столь прямо.
   В небе, достаточно высоко, чтобы его не достал ветер, достаточно высоко, чтобы не отбрасывать тень на проулок, с юга на север летел сверкающий в лучах солнца самолет. В этот момент опасности мир, казалось, сжался до размеров автомобильного салона, но получалось, что мир вовсе и не сжался, и число маршрутов между двумя разными местами было бесконечным.
   – Прежде чем я скажу вам, где Холли, я хочу, чтобы вы мне кое-что пообещали.
   – Я всего лишь коп. И не могу идти на сделки.
   – Так вы думаете, что я навредил ей?
   – Нет, просто объясняю, что к чему.
   – Дело в том, что у нас мало времени. И обещание мне нужно следующее. Когда вы узнаете, в чем дело, вы будете действовать быстро, не теряя драгоценные минуты на выяснение подробностей.
   – Дьявол таится в подробностях, Митч.
   – Когда вы все узнаете, то поймете, где дьявол. Но времени так мало, что я не могу позволить себе тратить его на полицейских бюрократов.
   – Я всего лишь коп. И могу обещать только одно – сделаю все, что в моих силах.
   Митч глубоко вдохнул. Выдохнул. Сказал:
   – Холли похитили. Ее готовы отдать за выкуп.
   Таггарт вытаращился на него:
   – Я что-то упустил?
   – Они хотят два миллиона долларов или ее убьют.
   – Вы – садовник.
   – Как будто я этого не знаю.
   – И где вы сумели бы добыть два миллиона?
   – Они сказали, что я найду способ. А потом застрелили Джейсона Остина, чтобы показать мне серьезность своих намерений. Я думал, он просто какой-то человек, прогуливающий собаку, думал, что они убили случайного прохожего, чтобы я лучше осознал, какая опасность грозит Холли.
   Прочитать выражение глаз детектива Митч не мог. Они отталкивали его взгляд.
   – Джейсон, их сообщник, думал, что они собираются застрелить собаку. Вот так они добились от меня полного повиновения и при этом увеличили долю каждого, потому что теперь предстояло делить выкуп на четверых, а не на пятерых.
   – Продолжайте, – шевельнул губами Таггарт.
   – Добравшись домой, я увидел, что они все обставили так, будто я убил Холли. Сломив последние остатки моего сопротивления, они отправили меня к брату за выкупом.
   – Правда? У него есть такие деньги?
   – Энсон однажды провернул какую-то криминальную операцию с Джейсоном Остином, Джоном Ноксом, Джимми Наллом и еще двумя, чьи имена и фамилии я никогда не слышал.
   – Что за операцию?
   – Не знаю. Я в ней не участвовал. Вообще не знал, что Энсон занимается чем-то противозаконным. И даже если бы знал, эта одна из тех подробностей, которые сейчас вам совершенно не нужны.
   – Хорошо.
   – Главное в том, что Энсон обманул их при дележе прибыли, и они только гораздо позже выяснили, сколько им тогда удалось наварить.
   – Зачем похищать вашу жену? – спросил Таггарт. – Почему сразу не прийти к нему?
   – Он – неприкасаемый. Представляет слишком большую ценность для очень важных и очень крутых людей. Вот они и решили добраться до него через младшего брата. Меня. Они решили, что он не захочет лишать меня жены.
   Митч думал, что последнюю фразу произнес совершенно бесстрастно, но Таггарт, похоже, уловил подтекст.
   – Он не дал вам денег.
   – Хуже, он сдал меня другим людям.
   – Другим людям?
   – Чтобы они меня убили.
   – Ваш брат?
   – Мой брат.
   – Почему они вас не убили?
   Митч не отвел глаз. На кону стояло все, и он не мог рассчитывать на содействие, утаив слишком многое.
   – Что-то у них пошло не так.
   – Господи Иисусе, Митч!
   – Вот я и приехал сюда, чтобы повидаться с братом.
   – Встреча получилась та еще.
   – Без шампанского, но он передумал и решил мне помочь.
   – Дал вам деньги?
   – Да.
   – И где сейчас ваш брат?
   – Он жив, но ограничен в передвижении. Обмен назначен на три часа, и у меня есть основания верить, что один из похитителей убил остальных. Это Джимми Налл. Теперь только он держит Холли.
   – Как много вы еще не рассказали?
   – Большую часть, – честно признал Митч.
   Детектив через ветровое стекло смотрел в проулок.
   Из кармана пиджака он достал цилиндрическую упаковку карамелек. Вскрыл ее, достал одну. Подержал между зубами, пока закрывал упаковку. Все это походило на ритуал.
   – Так что? – спросил Митч. – Вы мне верите?
   – У меня детектор лжи, который больше моей простаты, – ответил Таггарт. – И он не звенит.
   Митч не знал, испытывать ему облегчение или нет.
   Если бы он поехал один, чтобы выкупить Холли, если бы они оба погибли, ему бы не пришлось жить, осознавая, что он ее подвел.
   А вот если власти взяли бы проведение операции на себя и Холли погибла, тогда совесть не дала бы ему покоя за то, что он переложил ответственность на других.
   Ему пришлось признать, что в одиночку ему не справиться, его напарницей выступала судьба. Он должен был сделать то, что казалось правильным, и надеяться, что все делает правильно.
   – Что теперь? – спросил он.
   – Митч, похищение – это федеральное преступление. Мы должны поставить в известность ФБР.
   – Я боюсь осложнений.
   – Они профессионалы. Такого опыта по части этих преступлений нет ни у кого. Да и потом. Поскольку у нас только два часа, они не смогут прислать команду специалистов. Скорее всего, захотят, чтобы мы взяли проведение операции на себя.
   – Я должен радоваться или огорчаться?
   – Мы тоже многое умеем. У нас отличный спецназ. И есть опытный переговорщик, который не раз вытаскивал заложников.
   – Слишком много людей, – обеспокоился Митч.
   – Руководить операцией буду я. Вы думаете, я люблю, когда вокруг много стреляют?
   – Нет.
   – И вы думаете, что я не могу обойтись без подробностей?
   – Я думаю, что у вас как раз все может получиться.
   Детектив улыбнулся.
   – Тогда мы вернем вашу жену.
   Он потянулся через консоль, повернул ключ и вытащил его из замка зажигания.
   – Зачем вы это сделали? – изумился Митч.
   – Я не хочу, чтобы вы передумали и решили спасать ее в одиночку. Это не лучший для нее вариант, Митч.
   – Я принял решение. Мне нужна ваша помощь. Вы можете доверить мне ключи от автомобиля.
   – Еще доверю. Я всего лишь искал вас здесь, вас и Холли. У меня тоже есть жена, которую я люблю, и две дочери, я рассказывал вам о дочерях, поэтому я понимаю, что сейчас творится у вас в голове. Доверьтесь мне.
   Ключи исчезли в кармане пиджака. Из другого кармана детектив достал мобильник.
   Включая телефон, раскусил то, что осталось от карамельки. Сладкий запах наполнил салон.
   Митч наблюдал, как детектив нажимает клавишу быстрого набора. И вдруг подумал, что вот это нажатие клавиши не только даст старт телефонному разговору, но и решит судьбу Холли.
   Пока Таггарт диктовал диспетчеру адрес Энсона, Митч искал взглядом еще один подсвеченный солнцем самолет. Но небо пустовало.
   Закончив разговор и убрав мобильник в карман, Таггарт спросил:
   – Так ваш брат в доме?
   Митч более не притворялся, что Энсон в Вегасе.
   – Да.
   – Где?
   – В комнате-прачечной.
   – Давайте с ним поговорим.
   – Зачем?
   – Он что-то там провернул с Джимми Наллом, так?
   – Да.
   – Значит, он достаточно хорошо его знает. И если мы хотим вырвать Холли из лап Налла, по возможности не подвергая ее жизнь опасности, нам нужно узнать о нем как можно больше.
   Когда Таггарт открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья, резкий порыв ветра принес в салон не пыль или мусор, а предвестье хаоса.
   Как бы то ни было, ситуацию Митч более не контролировал. И пока он не мог утверждать, что это к лучшему.
   Таггарт захлопнул дверцу, но Митч еще какое-то время посидел за рулем. Его мысли кружились, вертелись, сталкивались, голова работала, и не только голова, а потом он вышел из машины под хлещущий ветер.

   Глава 55

   Небо синело, свет резал глаза, ветер трепал волосы и одежду, над головой выли высоковольтные провода.
   Митч повел детектива к калитке. Ветер вырвал ее из его руки, когда он повернул щеколду, и ударил о дверь гаража.
   Несомненно, Джулиан Кэмпбелл тоже послал сюда людей, но угрозы они более не представляли, потому что не могли приехать раньше полиции. А до прибытия полиции оставались считаные минуты.
   Идя по выложенной кирпичами дорожке, которую соседние дома прикрывали от ветра, Митч набрел на дохлых жуков. Двух – размером с четвертак, одного – с десятицентовик. С желтыми брюшками и черными лапками, все они лежали на гладких панцирях, и легкий ветерок медленно их кружил.
   Прикованный к стулу, сидящий в луже собственной мочи, Энсон представлял собой жалкое зрелище, но он мог убедительно сыграть жертву с виртуозностью хитрого социопата.
   Пусть даже Таггарт и говорил, что услышал правду в истории Митча, он мог задаться вопросом: а не слишком ли крепко досталось Энсону? Не имея опыта общения с Энсоном, зная только очень сжатую версию случившегося, детектив мог подумать, что с ним обошлись очень уж жестоко.
   Пересекая двор, где на них снова набросился ветер, Митч чувствовал близкое присутствие детектива. И хотя они находились на открытой местности, ему явно не хватало простора, у него развивалась клаустрофобия.
   Он буквально услышал голос Энсона: «Он сказал мне, что убил наших отца и мать. Зарезал их садовыми инструментами. Он сказал, что вернется, чтобы убить и меня».
   Когда они подошли к двери кухни, руки Митча так дрожали, что он с трудом вставил ключ в замочную скважину.
   «Он убил Холли, детектив Таггарт. Придумал историю о ее похищении и пришел ко мне за деньгами, но потом признался, что убил ее».
   Таггарт знал, что Джейсон Остин зарабатывал на жизнь отнюдь не честным путем. Он знал от Лили Морхайм, что Остин участвовал в каком-то деле с Энсоном и последний его обманул. Поэтому он знал, что Энсон далеко не ангел.
   Тем не менее, если бы Энсон выдвинул версию, противоречащую версии Митча, детектив не мог не рассмотреть ее. Копы всегда имеют дело с разными, зачастую взаимоисключающими версиями. И обычно правда лежит где-то посередине.
   Поиски правды требовали времени, а времени-то и не хватало. Время было петлей, которая затягивалась на шее Холли.
   Ключ попал в замочную скважину. Поворот – замок щелкнул, дверь открылась.
   Переступив порог, Митч включил свет. В глаза сразу бросился длинный кровавый потек по полу, на который он не обращал внимания раньше. Теперь же потек этот очень его взволновал.
   Удар, нанесенный по голове, порвал Энсону ухо. И когда Митч тащил старшего брата в комнату-прачечную, на полу оставался кровавый след.
   Рана была незначительная. Но крови на полу хватало, и могло создаться впечатление, что травма Энсона посерьезнее порванного уха.
   Так что сомнения и подозрения в правдивости Митча такая улика могла только усилить.
   Неуверенность в том, что детектив и дальше будет ему верить, стремительное приближение назначенного для обмена срока привели к тому, что Митч, входя на кухню, расстегнул пуговицу рубашки, сунул под нее руку и достал тазер, который ранее засунул за пояс джинсов на животе. Он не сразу вышел из «Хонды», потому что забирал тазер из бокового кармана на водительской дверце и прятал под рубашку.
   – Комната-прачечная там. – Митч сделал несколько шагов к двери, прежде чем внезапно повернуться к Таггарту с тазером в руке.
   Детектив не шел за ним вплотную, как думал Митч. Держался в паре шагов.
   Некоторые тазеры выстреливали сидящими на проводах электродами, тем самым позволяя вывести человека из строя с небольшого расстояния. Другие требовали контакта неподвижных электродов с телом, то есть пускать тазер в ход приходилось с такого же близкого расстояния, что и нож.
   Митч держал в руке тазер именно этой модели, так что ему не оставалось ничего другого, как сократить до минимума расстояние, отделявшее его от детектива, и сократить быстро.
   Когда Митч выставил перед собой правую руку, Таггарт блокировал ее своей левой. И едва не вышиб тазер из пальцев Митча.
   Отступая, детектив сунул правую руку под пиджак спортивного покроя, несомненно, с тем, чтобы выхватить пистолет из плечевой кобуры.
   Таггарт наткнулся спиной на центральную стойку, Митч имитировал движение правой руки влево, нанес удар справа и наткнулся тазером на правую руку детектива, которая доставала пистолет. Митчу хотелось соприкосновения с голой кожей, он не знал, насколько материя, изолирующий материал, сможет смягчить разряд, и он ткнул тазер детективу в шею.
   С закатившимися глазами и отвисшей челюстью Таггарт успел один раз выстрелить, колени его подогнулись, и он упал.
   Выстрел прогремел очень уж громко. Выстрел сотряс весь дом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация