А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Подозреваемый" (страница 28)

   Глава 52

   Звонок проиграл первые аккорды «Оды к радости».
   Только несколько минут прошло с того момента, как Митч закончил телефонный разговор с Джулианом Кэмпбеллом. Пять миллиардов ежегодного дохода – большая сумма, и тот сделал бы все, чтобы не потерять такие деньги, но он не мог так быстро подослать новую пару киллеров к дому Энсона. Митч выключил воду, не вытирая лица, пытался решить, а не посмотреть ли в окно гостиной, чтобы узнать, кто стоит на крыльце. А кто мог прийти к Энсону, он не имел ни малейшего понятия.
   Только чувствовал: пора сматываться.
   Он схватил со стола пластиковый мешок и пистолет, направился к двери черного хода.
   Вновь неизвестный гость позвонил в дверь.
   – Кто это? – спросил Энсон из комнаты-прачечной.
   – Почтальон. А теперь заткнись.
   Уже у самой двери Митч вспомнил про мобильник старшего брата. Он лежал на столе рядом с пластиковым мешком, однако мешок с выкупом Митч взял, а мобильник оставил.
   Телефонный звонок Джулиана Кэмпбелла, мерзкие откровения Энсона, теперь вот звонок в дверь, буквально наложившиеся друг на друга, выбили его из равновесия.
   Забрав мобильник, Митч обернулся вокруг оси, оглядывая кухню. Вроде бы ничего не забыл.
   Выключил свет, вышел из дома, запер за собой дверь.
   Ветер по-прежнему играл в прятки сам с собой между папоротниками и стволами бамбука. Кожистые, порванные листья баньяна принесло с другого участка, и теперь они валялись во внутреннем дворике.
   Митч направился к первому из гаражей, вошел через выходящую во двор дверь. Здесь ждала его «Хонда», а тело Джона Нокса разлагалось в багажном отделении «Бьюика» модели 1947 года.
   В общих чертах он придумал, как повесить убийство Нокса на Энсона и при этом уберечься от обвинений в убийстве Дэниэля и Кэти, но очередное вмешательство Кэмпбелла добавило ему неуверенности, и теперь он понимал, что любой неопределенный план то же самое, что полное отсутствие плана.
   Сейчас все это не имело ровно никакого значения. После того как Холли окажется на свободе, Джон Нокс, тела в учебной комнате, Энсон в наручниках, запертый в прачечной, выйдут на первый план, но пока следовало сосредоточиться на главном.
   Чуть больше двух с половиной часов оставалось до назначенного времени обмена Холли на деньги. Митч открыл багажник «Хонды» и засунул мешок с деньгами в нишу для запасного колеса.
   На переднем сиденье «Бьюика» нашел дистанционный пульт управления воротами гаража. Прикрепил его к солнцезащитному щитку «Хонды», чтобы закрыть ворота, не выходя из автомобиля.
   Пистолет и тазер сунул в боковой карман на водительской дверце. Сидя за рулем, он мог посмотреть вниз и увидеть оружие, да и доставать его оттуда было проще, чем из-под сиденья.
   Нажав соответствующую кнопку на пульте дистанционного управления, в зеркало заднего обзора он наблюдал, как поднимаются ворота.
   Выкатив «Хонду» из гаража, он посмотрел направо, увидел, что в проулке ни души, и от неожиданности нажал на педаль тормоза, когда кто-то постучал в стекло водительской дверцы. Повернув голову, он оказался лицом к лицу с детективом Таггартом.

   Глава 53

   Приглушенный стеклом, до него донесся голос детектива:
   – Добрый день, мистер Рафферти.
   Митч слишком уж долго смотрел на детектива, прежде чем опустил стекло. Удивиться он, конечно, мог, но, скорее всего, на его лице отражались шок и страх.
   Теплый ветер играл полами пиджака и воротником желто-коричневой гавайской рубашки Таггарта, когда тот наклонился к окну.
   – У вас найдется для меня несколько минут?
   – Вообще-то, я еду к врачу.
   – Хорошо. Долго я вас не задержу. Можем мы поговорить в гараже, не на ветру?
   Тело Джона Нокса лежало в багажном отделении «Бьюика». Детектив отдела расследования убийств сразу бы учуял запах разлагающегося трупа. А если бы не учуял, то не смог бы удержаться и не подойти к реставрированному «Бьюику», чтобы полюбоваться им.
   – Забирайтесь в машину, – предложил Митч, поднимая стекло, и окончательно выехал из гаража.
   Закрыл ворота и припарковался параллельно им, чтобы не мешать проезду по проулку.
   Заняв переднее пассажирское сиденье, Таггарт спросил:
   – Вы уже договорились насчет уничтожения термитов?
   – Еще нет.
   – Не откладывайте этого дела.
   – Не буду.
   Митч сидел, глядя прямо перед собой, в проулок, решив, что к Таггарту он будет поворачиваться лишь время от времени, потому что помнил пробивную силу взгляда детектива.
   – Если вас тревожат пестициды, так их уже не используют.
   – Я знаю. Термитов теперь замораживают прямо в стенах.
   – Есть способ и получше. В стены закачивается концентрированный апельсиновый экстракт. При контакте термиты мгновенно погибают, а дом просто благоухает.
   – Апельсиновый, значит. Нужно с этим разобраться.
   – Как я понимаю, вы были слишком заняты, чтобы думать о термитах.
   Невиновный человек имел полное право задаться вопросом, а что все это значит, и проявить нетерпение, поскольку его ждали в другом месте.
   – Почему вы здесь оказались, лейтенант?
   – Пришел повидаться с вашим братом, но он не открыл дверь.
   – Он вернется только завтра.
   – И куда поехал?
   – В Вегас.
   – Вы знаете, в каком он остановился отеле?
   – Он не сказал.
   – Вы не слышали дверного звонка?
   – Я, должно быть, вышел из дома до того, как вы позвонили. Нужно было кое-что сделать в гараже.
   – Приглядываете за домом брата, когда он в отъезде?
   – Совершенно верно. А о чем вы хотели с ним поговорить?
   Детектив развернулся, чтобы смотреть на Митча.
   – В записной книжке Джейсона Остина были телефоны вашего брата.
   Митч порадовался тому, что на этот раз может сказать правду.
   – Он познакомился с Джейсоном, когда мы вместе снимали квартиру.
   – То есть вы не поддерживали отношений с Джейсоном, а ваш брат поддерживал?
   – Я не знаю. Возможно. Они и тогда хорошо ладили.
   Ночью и утром все оторванные листья и мусор ветром унесло в море. Теперь в воздухе ничего не вертелось, но невидимые порывы ветра покачивали «Хонду».
   – Джейсон поддерживал близкие отношения с одной женщиной. Зовут ее Лили Морхайм. Знаете ее?
   – Нет.
   – Лили говорит, что Джейсон ненавидел вашего брата. Говорит, что ваш брат обманул Джейсона в какой-то сделке.
   – Какой сделке?
   – Лили не знает. Но одно насчет Джейсона совершенно ясно – честная работа была не для него.
   Последняя фраза заставила Митча встретиться с детективом взглядом и изобразить недоумение.
   – Вы хотите сказать, что Энсон занимался чем-то противозаконным?
   – Вы думаете, такое возможно?
   – У него докторская степень по лингвистике, и он – компьютерный гений.
   – Я знаю профессора физики, который убил свою жену, и еще знаю священника, убившего ребенка.
   Учитывая события последнего времени, Митч более не верил, что Таггарт – один из похитителей.
   «Если бы ты раскололся, Митч, Холли уже была бы мертва».
   Мог он и не волноваться о том, что похитители держат его под наблюдением или записывают его разговоры. Да, к «Хонде» они могли прикрепить «маячок» и знать, где он находится, но теперь это не имело значения.
   Если Энсон был прав, Джимми Налл (мужчина с мягким голосом, которого заботило, оставалась ли у Митча надежда) убил своих сообщников. И теперь сам командовал парадом. Так что в последние часы перед завершением операции Налл наверняка не следил за местонахождением Митча, а готовился к обмену заложницы на выкуп.
   Но все это не означало, что Митч мог обратиться к Таггарту за помощью. Джон Нокс, который лежал в багажном отделении «Бьюика», словно в катафалке, трижды умерший от перелома шеи, разрыва пищевода и пули в сердце, требовал объяснений. Ни один детектив из отдела расследования убийств не поверил бы на слово, что смерть Нокса наступила в результате несчастного случая.
   И смерть Дэниэля с Кэти тоже требовала объяснений.
   Да и Энсона, после того как нашли бы в комнате-прачечной, скорее, приняли бы за жертву, а не за убийцу. И со свойственным ему умением манипулировать людьми он бы достаточно убедительно прикинулся невинным человеком, окончательно запутав полицию.
   До обмена заложницы на выкуп оставалось только два с половиной часа. Митч сомневался, что полиция, такое же бюрократическое ведомство, как и любая другая государственная организация, сможет быстро оценить ситуацию и принять необходимые меры для спасения Холли.
   Опять же, Джон Нокс умер на территории одного полицейского участка, Дэниэль и Кэти – другого, Джейсон Остин – третьего. Три разные юрисдикции. То есть Митчу предстояло иметь дело с тремя командами бюрократов.
   А поскольку речь шла о похищении, к делу, скорее всего, привлекли бы и ФБР.
   И стоило Митчу рассказать о том, что произошло, и попросить помощи, его свободу передвижения тут же бы ограничили. После чего ответственность за выживание Холли лежала бы уже не на нем, а на совершеннейших незнакомцах.
   Волна ужаса с головой накрыла его при мысли о том, что он будет сидеть сложа руки и ждать, пока правоохранительные органы, пусть и с лучшими намерениями, станут разбираться в текущей ситуации и событиях, которые к ней привели.
   – Как поживает миссис Рафферти?
   Митч чувствовал, что детектив уже завязал многие свободные концы и теперь только хотел услышать от него подтверждение своих догадок.
   Не получив ответа, Таггарт добавил:
   – Мигрень прошла?
   – Да, спасибо, – Митч явно не смог скрыть облегчения, поскольку Таггарта интересовала лишь мифическая мигрень. – Ей заметно полегчало.
   – Но совсем мигрень не прошла? Аспирин – не идеальное лекарство от мигрени.
   Митч почувствовал, что ему расставили ловушку, но не знал, какую именно, а потому, скорее всего, не мог в нее не угодить.
   – Тем не менее она считает, что для нее нет ничего лучше аспирина.
   – Но она и сегодня не вышла на работу, – указал Таггарт.
   Место работы Холли детектив мог узнать у Игги Барнса. Сам факт Митча не удивил, а вот мостик, переброшенный от мигрени к работе, настораживал.
   – Нэнси Фарасенд сказала, что миссис Рафферти крайне редко берет больничный.
   С Нэнси Фарасенд, вторым секретарем в риелторской конторе, Митч сам разговаривал вчера днем.
   – Вы знаете мисс Фарасенд, Митч?
   – Да.
   – Мне показалось, что она отличный специалист. Прекрасно знает свое дело. Очень любит вашу жену, высокого о ней мнения.
   – Холли тоже любит Нэнси.
   – И, по словам мисс Фарасенд, не было случая, чтобы Холли не предупредила о том, что не выходит на работу.
   Утром Митчу следовало позвонить в риелторскую контору и сказать, что Холли больна. Он забыл.
   Он также забыл позвонить Игги и отменить все сегодняшние выезды к клиентам.
   Одержав триумфальную победу над двумя профессиональными киллерами, он споткнулся, оставив без внимания тривиальные мелочи.
   – Вчера, – детектив Таггарт не унимался, – вы сказали мне, что разговаривали по телефону с женой в тот самый момент, когда увидели, как подстрелили Джейсона Остина.
   В салоне стало душно. Митчу хотелось опустить стекло.
   Комплекция у лейтенанта Таггарта была, как у Митча, но теперь он вроде бы стал больше Энсона. Митч чувствовал, что ему не хватает места, что его зажали в углу.
   – Митч, вы уверены в том, что в тот момент разговаривали с вашей женой?
   На самом деле он разговаривал с похитителями, и теперь выходило, что, солгав, он набросил себе на шею петлю, которую сейчас Таггарт и затягивал.
   – Да, я разговаривал по телефону с Холли.
   – Как я вас понял, она позвонила вам, чтобы сказать, что из-за мигрени пораньше уходит домой.
   – Совершенно верно.
   – И вы разговаривали с ней по телефону в тот момент, когда застрелили Остина.
   – Да.
   – Это произошло в одиннадцать сорок три. Вы сказали, что это произошло в одиннадцать сорок три.
   – Я посмотрел на часы сразу после выстрела.
   – Но Нэнси Фарасенд говорит мне, что миссис Рафферти вчера совсем не выходила на работу, потому что позвонила рано утром и предупредила об этом.
   Митч не ответил. Он уже чувствовал затянувшуюся петлю.
   – И миссис Фарасенд говорит, что вы позвонили ей вчера днем между четвертью и половиной первого.
   Салон «Хонды» вдруг сжался до размеров багажника «Крайслера».
   – В тот момент вы еще находились на месте преступления, дожидаясь, пока я задам вам вопросы, которые могли у меня возникнуть. Ваш помощник, мистер Барнс, продолжал сажать цветы. Вы помните?
   После паузы Митч спросил:
   – Помню что?
   – Что вы оставались на месте преступления, – сухо ответил Таггарт.
   – Помню. Конечно.
   – Мисс Фарасенд говорит, что вы, позвонив между четвертью и половиной первого, попросили передать трубку вашей жене.
   – У нее отменная память.
   – Вот я и не могу понять, почему вы позвонили в риелторскую контору и попросили передать трубку вашей жене через сорок пять минут после того, как, согласно вашим собственным показаниям, ваша жена уже позвонила вам, чтобы сказать, что она пораньше уходит с работы из-за мигрени.
   Ветер продолжал раскачивать «Хонду».
   Митч уставился на приборный щиток, не зная, что и делать.
   – Митч?
   – Что?
   – Посмотрите на меня.
   С неохотой он встретился с детективом взглядом.
   На этот раз взгляд Таггарта не пронзал насквозь, не пытался прочитать мысли, как раньше. Наоборот, в нем читалось сочувствие, такому взгляду хотелось довериться.
   – Митч, где ваша жена?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация