А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Подозреваемый" (страница 15)

   Глава 25

   Митч сдержал улыбку, ожидая завершения шутки, к примеру, он не удивился бы, если б пистолет оказался зажигалкой или хитроумным устройством, стреляющим мыльными пузырями.
   Если бы соленое море замерзло и сохранило цвет, то ничем не отличалось бы от глаз Энсона. Они оставались чистыми, как всегда, и взгляд по-прежнему был прям, но они приняли оттенок, которого Митч никогда не видел, наверное, даже представить себе не мог, что такое возможно.
   – Два миллиона. Если на то пошло, – в голосе Энсона слышалась только грусть, без толики злобы, – я бы не заплатил два миллиона для того, чтобы выкупить тебя, так что Холли умерла в тот самый момент, когда ее похитили.
   Лицо Митча превратилось в маску, а горло забила каменная крошка, которая не пропускала ни слова.
   – Некоторые люди, которых я консультировал, иной раз натыкались на варианты, способные принести им крохи, а мне – очень даже много. Не по моей основной работе, потому что эти проекты несли в себе немалую криминальную составляющую.
   Митч пытался сосредоточиться, услышать то, что говорил Энсон, но в голове стоял грохот: его представления об одном из самых близких ему людей рушились, как стены дома, съеденного термитами.
   – Люди, похитившие Холли, – это команда, которую я собрал для реализации одного из таких проектов. Они получили приличные деньги, но узнали, что моя доля оказалась больше, чем я им говорил, и теперь их обуяла жадность.
   Значит, Холли похитили не только потому, что у Энсона хватало денег для выкупа, но и по другой причине, главной причине: Энсон обманул ее похитителей.
   – Они боялись выйти прямо на меня. Я представляю собой немалую ценность для некоторых серьезных людей, которые разорвут любого, кто посмеет меня задеть.
   Митч предположил, что очень скоро встретится с одним из этих «серьезных людей», но, какую бы угрозу ни представлял для него этот человек, она была смехотворно мала по сравнению с предательством брата.
   – По телефону они сказали, что убьют Холли, если я не выкуплю ее, а потом застрелят тебя на улице, как застрелили Джейсона Остина. Тупоголовые младенцы. Они думают, что знают меня, но понятия не имеют, каков я на самом деле. Никто этого не знает.
   Митч дрожал всем телом, потому что внутри у него все похолодело, мысли напоминали снежный буран.
   – Джейсон, между прочим, входил в их команду. Безмозглый серфингист. Он думал, что его дружки намереваются застрелить собаку, чтобы ты понял серьезность их намерений. Застрелив его, они убедили тебя куда как больше, да еще увеличили долю, которая должна достаться каждому.
   Разумеется, Энсон знал Джейсона так же давно, как Митч. Только, в отличие от младшего брата, все эти годы поддерживал с ним отношения.
   – Ты хочешь мне что-нибудь сказать, Митч?
   Возможно, другой человек задал бы тысячу злых вопросов, высказал горькие упреки, но Митч сидел как истукан, слишком велико было эмоциональное и интеллектуальное потрясение: там, где раньше бурлила субтропическая природа, воцарилась арктическая пустыня. Новая реальность была для него Terra incognita[18], и этот человек, внешне неотличимый от его брата, был не братом, которого он знал всю жизнь, а полнейшим незнакомцем.
   Энсон, похоже, принял молчание брата за вызов, возможно, даже за оскорбление. Наклонился вперед, желая увидеть хоть какую-нибудь реакцию. Говорил он все тем же мягким голосом любящего брата, как будто его голосовые связки не могли перестроиться на более резкий тон.
   – Чтобы тебе не казалось, что ты значишь для меня меньше, чем Меган, Конни и Портия, я хочу кое-что прояснить. Я не помогал им деньгами. Все это вранье, братец. Я тобой манипулировал.
   Поскольку он слишком уж явно ждал ответа, Митч предпочел промолчать.
   Человека, заболевшего лихорадкой, может бить озноб, вот и взгляд Энсона оставался ледяным, хотя чувствовалось, что внутри у него все кипит.
   – Два миллиона не разорили бы меня, братец. По правде говоря, мое состояние приближается к восьми миллионам.
   Митч по-прежнему молчал.
   – Яхту я купил в марте. А с сентября я буду давать консультации в море, через спутниковую антенну. Свобода. Я ее заработал, и никому не получить от меня даже двух центов.
   Дверь библиотеки закрылась. Кто-то пришел и хотел, чтобы дальнейшее происходило без лишних свидетелей.
   Поднявшись с кресла, с пистолетом на изготовку, Энсон еще раз попытался добиться от Митча хоть какой-то реакции.
   – Надеюсь, ты найдешь хоть какое-то утешение в том, что для Холли все закончится раньше, чем в полночь с субботы на воскресенье.
   Уверенность в себе и грациозность высокого мужчины, который появился в библиотеке, определенно говорили за то, что в его роду были пантеры. Серо-стальные глаза сверкали любопытством, ноздри ловили какой-то ускользающий запах.
   Энсон же продолжал, обращаясь к Митчу:
   – Меня не будет дома, когда они позвонят завтра в полдень, они не смогут найти меня по мобильнику и поймут, что со мной у них ничего не вышло. Убьют ее, тело где-нибудь спрячут и смоются.
   Уверенный в себе мужчина был в элегантных кожаных туфлях, брюках из черного шелка и серой шелковой рубашке, под цвет глаз. Золотой «Ролекс» сиял на руке, поблескивали отполированные ногти.
   – Пытать ее они не будут, – Энсон все говорил. – Это блеф. Скоре всего, даже не изнасилуют перед тем, как убьют, хотя я на их месте, конечно же, изнасиловал бы.
   Двое крепких мужчин вышли из-за кресла Митча, взяли его в клещи. Каждый держал в руке пистолет с глушителем, а такие глаза, как у них, человек обычно видел в зоопарке, стоя у клетки с хищником.
   – У него оружие под пиджаком, на пояснице, – сказал им Энсон. Добавил, уже Митчу: – Я нащупал его, когда обнимал тебя, братец.
   Теперь Митч задался вопросом: а почему он сам ничего не сказал Энсону о пистолете, когда они ехали в «Экспедишн» и их не могли подслушать? Возможно, в самых глубоких катакомбах его подсознания таилось недоверие к старшему брату, в котором он не желал себе признаться.
   У одного из телохранителей кожа оставляла желать лучшего. Угри покрывали все лицо. Он приказал Митчу встать, и Митч поднялся с кресла.
   Другой телохранитель задрал полу пиджака и взял пистолет.
   Когда ему велели сесть, Митч повиновался.
   Наконец он обратился к Энсону, но сказал только одну фразу:
   – Мне тебя жалко.
   Сказал правду, но в жалости этой было только сострадание и ни капли нежности, жалость эта граничила с отвращением.
   Впрочем, какой бы ни была эта жалость, Энсону она не требовалась. Он сказал, что гордится Микки, потому что тот прошел через родительское горнило и остался самим собой, а вот он сам сломался. То была ложь, испытанный прием манипулятора.
   Он гордился свойственными ему хитростью и безжалостностью. Услышав, что Митч жалеет его, он разозлился донельзя, глаза сузились, губы разошлись в злобном оскале.
   Словно почувствовав, что Энсон сейчас выстрелит в брата, одетый в шелк мужчина поднял руку, «Ролекс» блеснул в свете ламп:
   – Только не здесь.
   После короткого колебания Энсон вернул пистолет в плечевую кобуру.
   А Митч вдруг вспомнил слова детектива Таггарта, произнесенные им восемью часами раньше. Он не знал, откуда эти слова, не было у него уверенности, что они в полной мере отражают сложившуюся ситуацию, но чувствовал, что обязан произнести их вслух:
   – Кровь вопиет ко мне от земли.
   На мгновение Энсон и вновь пришедшее трио застыли, как фигуры на картине, в библиотеке воцарилась мертвая тишина, ночь и та замерла за дверьми в сад, а потом Энсон вышел за дверь, телохранители отступили на пару шагов, по-прежнему контролируя каждое движение Митча, мужчина, одетый в шелк, устроился на подлокотнике кресла, в котором только что сидел Энсон.
   – Митч, – сказал он, – ты сильно разочаровал своего брата.

   Глава 26

   Такой золотистый загар Джулиан Кэмпбелл мог приобрести, лишь пользуясь собственным солярием. Рельефная мускулатура говорила о наличии домашнего тренажерного зала и персонального тренера, а гладкое лицо, все-таки Джулиану было за пятьдесят, – личного хирурга.
   Рану, которая оборвала его фэбээровскую карьеру, Митч не заметил, как и признаков инвалидности. Триумф Джулиана над физическими недостатками, должно быть, не уступал его экономическим успехам.
   – Митч, меня распирает любопытство.
   – Насчет чего?
   Вместо ответа Кэмпбелл продолжил:
   – Я – человек практичный. Если в моем бизнесе что-то нужно сделать, я это делаю, а потом не страдаю от болей в желудке.
   Митч расшифровал его слова просто: Кэмпбелл не позволяет себе мучиться угрызениями совести.
   – Я знаю многих, которые делают то, что должны. Практичных людей.
   Через тринадцать с половиной часов похитители намеревались позвонить в дом Энсона. Если он, Митч, не сможет снять трубку, Холли умрет.
   – Но впервые столкнулся с человеком, который готов пришить собственного брата, чтобы доказать, что здесь он – самый крутой.
   – Ради денег, – поправил его Митч.
   Кэмпбелл покачал головой:
   – Нет. Энсон мог попросить меня проучить этих щенков. Они только думают, что им все дозволено.
   Митч понял, что сюрпризы для него не закончились.
   – Через двенадцать часов они умоляли бы нас взять деньги за то, что вернут тебе жену в целости и сохранности.
   Митч ждал. Ему не оставалось ничего другого, как ждать.
   – У этих парней есть матери. Мы сожгли бы дом одной, возможно, разбили бы лицо другой, так, чтобы для восстановления того, что было, потребовался бы десяток пластических операций. Еще у одного есть дочь от бывшей жены. Она ему очень дорога. Мы остановили бы ребенка по пути из школы, раздели бы догола, сожгли одежду. Потом сказали бы папаше: в следующий раз мы сожжем одежду прямо на маленькой Сюзи.
   Раньше, по наивности, Митч хотел затянуть Игги в эту историю, чтобы оградить Энсона.
   Теперь задавался вопросом: хотел ли он, чтобы других невинных людей избивали, жгли, калечили ради спасения Холли? Может, нужно благодарить бога за то, что ему не предоставили право выбора.
   – Если бы за двенадцать часов мы пообщались с десятком их родственников, эти щенки привезли бы твою жену назад, рассыпаясь в извинениях, да еще подарили бы ей сертификат в «Нордстром»[19] на новый гардероб.
   Оба телохранителя не спускали глаз с Митча.
   – Но Энсон, – продолжил Кэмпбелл, – хочет поставить себя так, чтобы больше никто не недооценивал его. Пусть и не напрямую, он посылает сигнал и мне. Должен сказать… я впечатлен.
   Митч не мог позволить им увидеть всю глубину охватившего его ужаса. Они могли предположить, что предельный страх может толкнуть его на безрассудный поступок, и тогда будут наблюдать за ним еще более пристально, чем теперь.
   Он понимал, что должен выказывать страх, не просто страх – отчаяние, обреченность. Когда человек чувствует обреченность, он лишается воли к борьбе.
   – Вот меня и распирает любопытство, – повторил Кэмпбелл, вернувшись к тому, с чего начал. – Раз уж твой брат хочет так поступить с тобой: что ты ему сделал?
   – Любил его, – ответил Митч.
   Кэмпбелл посмотрел на него так, как застывшая цапля смотрит на подплывающую рыбу, потом улыбнулся:
   – Да, такое возможно. А что, если бы в один из дней он захотел ответить взаимностью?
   – Он всегда хотел пойти далеко и попасть туда быстро.
   – Сентиментальность – обуза, – вставил Кэмпбелл.
   Голосом, который сел от обреченности, Митч ответил:
   – Да, это цепь и якорь.
   С кофейного столика Кэмпбелл взял пистолет, который один из телохранителей вытащил из-за пояса Митча.
   – Ты когда-нибудь из него стрелял?
   Митч едва не ответил, что нет, тут же вспомнил, что в обойме недостает одного патрона: Нокс случайно нажал на спусковой крючок и пустил себе пулю в сердце.
   – Один раз. Чтобы понять, какие это вызывает ощущения.
   На губах Кэмпбелла заиграла улыбка:
   – И ощущения пугающие?
   – Не то слово.
   – Твой брат говорит, что оружие – это не твое.
   – Он знает меня лучше, чем я – его.
   – Где ты его взял?
   – Моя жена полагала, что в доме должен быть пистолет.
   – Не могу с ней не согласиться.
   – Он лежал в ящике прикроватного столика с того самого дня, как мы его купили, – солгал Митч.
   Кэмпбелл поднялся. Вытянув правую руку, нацелил пистолет в лицо Митчу:
   – Встать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация