А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вторжение" (страница 25)

   Часть 6


Но спиной, в порыве хладном ветра, мне слышен
Лязг костей и смеха, звон во все лицо.

Т. С. Элиот. Бесплодная земля

   Глава 43

   По пути от церкви Святой Перпетуи к таверне «Волчий хвост» Джонни и Эбби держались рядом с Нейлом, Вергилий трусил следом, держась начеку, готовый отразить атаку как сзади, так и с флангов. Собака, похоже, понимала, что на текущий момент ее главная задача – охранять, а не вести за собой.
   Молли, которая возглавляла маленькую колонну в компании близнецов и их сестры, узнала, что мальчиков зовут Эрик и Элрик Грудап, родились они первого января и в грядущий Новый год им должно исполниться по десять лет. Назвали их в честь знаменитых викингов, хотя никто из родителей не мог похвастаться скандинавскими предками.
   – Наши мама с папой любили «Абсолют» и пиво «Элефант», – пояснил Эрик. – Одно запивали другим.
   – Водку «Абсолют» и пиво «Элефант» производят в Скандинавии, – добавил Элрик.
   Их сестру (благодаря русым волосам внешность у нее была более скандинавской, чем у темноволосых братьев) все звали вторым именем, Бетани, потому что первое было Грендель.
   Мать и отец назвали ее Грендель, поскольку знали, что имя это имеет отношение к Скандинавии. Девочке было почти четыре года, когда ее родители выяснили, что Грендель – чудовище, которое убил Беовульф. В скандинавских мифах и английской литературе[30] они разбирались гораздо хуже, чем в лучших горячительных напитках Скандинавии.
   Ни один из двоих мужчин, погибших в церкви, не приходился родственником братьям и сестре. Толстяк (братья его знали, пусть и недостаточно хорошо), Фосберк, преподавал математику в шестом классе. Высокого мужчину впервые увидели в церкви.
   Эрик, Элрик и Бетани верили, что родители их живы, хотя они (и бабушка по материнской линии, которая жила с ними) «ушли сквозь потолок», ночью, оставив детей защищаться самостоятельно.
   Позже, когда отключилось электричество, все трое так перепугались, что более не могли находиться дома. Под дождем они пробежали три квартала, чтобы обрести защиту в церкви, где их поджидало зло.
   «…ушли сквозь потолок…»
   Под крышей лилового тумана, в скудном солнечном свете, который все-таки пробивался к земле, с троллями и созданиями иного мира, самой разной формы и в большом количестве, Молли шарахалась от каждой тени, которая могла быть как просто тенью, так и смертельной угрозой. На ходу, в спешке, она не имела возможности полностью сосредоточиться на разговоре с Эриком, Элриком и Бетани и получить от них более-менее связное объяснение, а что, собственно, подразумевали дети, говоря, что их родители и бабушка «ушли сквозь потолок».
   Дети не отставали от нее ни на шаг, спеша поделиться своими впечатлениями.
   – Они поднялись вверх прямо из гостиной, – сказала шестилетняя Бетани, которая, судя по всему, на удивление быстро пришла в себя после того, как едва не погибла, повиснув в дыре в полу над подвалом, оккупированным инопланетными насекомыми.
   – Всплыли вверх, словно астронавты в космосе, при нулевой гравитации, – уточнил Элрик.
   – Мы побежали на второй этаж, – добавил Эрик.
   – И нашли их в спальне, но они продолжали подниматься. – Элрик.
   – Я так испугалась. – Бетани.
   – Мы все испугались. – Близнецы.
   – Только не бабушка. Она не испугалась. – Бетани.
   – Она сошла с ума, – заявил Эрик.
   Бетани обиделась за бабушку.
   – Не сошла.
   – Полностью, абсолютно рехнулась, – настаивал Эрик. – Смеялась. Я слышал, что она смеялась.
   Из двора соседнего дома или из переулка донесся плач женщины, может, матери, скорбящей по своим детям, или безутешной вдовы, но Молли не поставила бы на эти варианты и цента.
   В обычное время она, скорее всего, пошла бы посмотреть, кто плачет и почему, предложила бы помощь, постаралась утешить. Теперь все свое сострадание решила тратить только на детей. Эти крики душевной боли и горя были приманкой, и ее жалость вознаградили бы, проткнув ей живот или отрубив голову.
   Она прибавила шагу, думая о Касси в таверне, предоставленной заботам пьяниц и колеблющихся. Трое Грудапов старались не отстать от нее.
   – В любом случае, рехнулась бабушка или нет, случилось это позже, – продолжил Элрик. – Сначала мы прибежали наверх и увидели, как все они поднимаются через пол из гостиной.
   – А потом они поднялись сквозь потолок спальни, – добавил Эрик.
   – Они пытались схватиться за нас, – вспомнила Бетани, – словно мы могли их удержать, но мы были такие испуганные, да и не могли они нас схватить.
   – Не могли ухватиться ни за нас, ни за что-то еще, – голос Эрика звучал сердито.
   – А когда это случилось снова, – сказал Эрик, – я попытался удержать бабушку, схватив ее за ногу.
   – А я держала Эрика, – воскликнула Бетани. – Боялась, что он улетит вместе с бабушкой.
   Сбитая с толку этим рассказом, который в любую другую ночь выглядел бы отчетом о кошмаре и галлюцинациях, а потому мог быть списан на слишком богатое воображение, Молли спросила:
   – Что значит – сквозь потолок?
   – Сквозь, – ответил Эрик. – Словно потолок был не твердым, а воображаемым. Скажем, из сна.
   – Так происходит, когда фокусник укладывает свою ассистентку в ящик и распиливает пополам, – привел Элрик другое сравнение. – Полотно пилы отрезает ей ноги, но она остается целой и невредимой, и полотно не гнется.
   – Мы думали, что тоже уплывем наверх, раз они уплыли, – вспомнила Бетани, – но с нами такого не случилось.
   – Мы забрались по лесенке на чердак, и они там кричали. – Эрик.
   – Только не бабушка, – указала ему Бетани.
   – Нет. Она готовилась сойти с ума.
   – Это неправда.
   – Правда.
   – Так или иначе, родители кричали, – уверенно заявил Элрик, – и пытались схватиться за что угодно, даже за стропила.
   – И еще выкрикивали слова, гораздо худшие, чем «мерзавец», – добавила Бетани. – Но мы давно уже уговорились никогда не произносить эти слова.
   – Нам нужно было что-то сделать, – вздохнул Эрик, – но мы ничего не могли, а у них не получалось за что-нибудь ухватиться, вот папа, мама и бабушка и прошли сквозь крышу…
   Они обогнули угол и очутились на улице, половину деревьев которой покрывал серый мох, словно попали в болота Луизианы и перенеслись в один из рассказов Эдгара По, которые он писал, накурившись опиума. Стволы покрывал светящийся лишайник и какие-то взламывающие кору наросты, увиденные Молли впервые.
   – Мы не могли вылезти на крышу, – сообщил Эрик Молли, – поэтому не видели, что произошло потом.
   – Но мы слышали их крики, которые доносились сверху, – очень серьезно добавила Бетани.
   – Вопли, – уточнил Эрик, – которые неслись из дождя над домом.
   – Мы испугались.
   – Действительно испугались.
   – Но очень быстро их голоса заглушил дождь. – Эрик.
   – Их подняли по лучу, – объяснила Бетани.
   – На корабль-матку, – хором добавили близнецы, насмотревшиеся технофантазий.
   – Корабль-матку. Так мы думаем, – согласилась Бетани. – Поэтому они вернутся. Людей, которых поднимают лучом, рано или поздно спускают таким же лучом, но иногда в других местах.
   Даже шагая по центру улицы, им предстояло пройти под сплетающимися кронами пораженных инопланетными растениями деревьев. Молли чуть не повернула назад, но они находились уже совсем близко от таверны.
   При полном отсутствии ветра Молли слышала какие-то шорохи наверху. Вглядываясь в переплетенье ветвей, которые в пятнадцати футах над головой исчезали в тумане, многого она увидеть не могла: мох покрывал и ветви с листьями, и ветви без листьев.
   Дети, испуганные еще больше, чем Молли, решили, что болтовня добавит им храбрости и они и не заметят, как вырвутся из-под зелено-серой крыши.
   – Когда мы поднялись на чердак следом за бабушкой, – сообщил Элрик Молли, – это чудовище было там, хотя сначала мы его не увидели.
   – Но мы сразу почувствовали его запах, – уточнил Эрик.
   – Да, оно пахло, как тухлые яйца и сгоревшие спички, – добавила Бетани.
   – Оно пахло, как говно, – прямо заявил Элрик.
   – Какашки, – поправила брата Бетани, употребление вульгарных слов она определенно не одобряла. – Тухлыми яйцами, сожженными спичками и какашками.
   Сквозь зазоры среди веток над головой, на лиловом фоне тумана, Молли уловила быстрое движение. Но рассмотрела слишком мало, чтобы судить о форме или размерах твари, которая следовала за ними, перепрыгивая с ветки на ветку.
   – Мы не увидели чудовища, пока бабушка не ушла сквозь крышу, – Элрик отвлек Молли от происходящего над головой.
   – И потом мы не смогли отчетливо разглядеть его, – вспомнила Бетани.
   – Электричество еще не отключили, – заметил Эрик, – так что на чердаке горел свет.
   – Но когда ты прямо смотрел на это чудище, то детали разглядеть не мог, только форму, – поделился своими впечатлениями Элрик.
   – А форма непрерывно менялась, – уточнила Бетани.
   – Яснее всего его можно было разглядеть уголком взгляда, – заметил Эрик. – Оно находилось между нами и лестницей вниз и направлялось к нам.
   – Вот тогда мы очень испугались, – призналась Бетани.
   – До усрачки, – кивнул Элрик и тут же извинился перед сестрой, хотя извинениям этим, пожалуй, не хватало искренности. – Извини, Грендель.
   – Козел.
   – Коза.
   – Пердун ходячий.
   Чем дальше они углублялись под сень деревьев, тем активнее становилось движение у них над головами, хотя Молли по-прежнему никого не видела. Подозревала, что их сопровождает уже не один инопланетный зверь, а целая стая.
   Посмотрев на Нейла, Эбби, Джонни и Вергилия, она поняла, что им тоже известно о прячущихся в тумане сопровождающих.
   Нейл держал помповое ружье обеими руками, направив ствол вверх, готовый, заметив что-то подозрительное, в любую секунду открыть огонь. Ее любимый мужчина, который все свои прожитые тридцать два года посвятил мирным занятиям (ученый, пастырь, краснодеревщик), в эту ночь доказал, что может быть и надежным защитником.
   – Чудовище на чердаке могло бы схватить нас, если бы она не заставила его отступить, – продолжил рассказ Элрик.
   – Наверняка схватило бы нас, – поправила его Бетани.
   – Она материализовалась из воздуха. Такая же, как тот парень в старом фильме, «Звездные войны», – добавил Эрик, – только она не была парнем и у нее не было светового меча… или какого-то другого меча.
   Прямо над головой Молли, пусть она и не почувствовала дуновения ветерка, листья заговорили с листьями, мох затрясся по ходу этого разговора, и появилась кисть руки одного из преследователей – только кисть, ухватилась за ветку, чтобы сохранить равновесие.
   – Оби-Ван Кеноби, – сказал Элрик.
   – Тот самый парень, – согласилась Бетани. – Старик.
   Появившаяся кисть, размером не больше, чем у Молли, возможно, с шестью пальцами, похоже, очень сильная, ярко-красная, в чешуе, определенно принадлежала рептилии.
   – Она не старая, – указал Эрик.
   – Довольно-таки старая, – не согласилась Бетани.
   – Не такая старая, как парень из «Звездных войн».
   – Да, не такая старая.
   С четырьмя фалангами на каждом пальце, с черными когтями, формой напоминающими шипы розы, темно-красная кисть отцепилась от ветки и исчезла в листве. Должно быть, неведомое существо умчалось вперед, обгоняя их.
   Эрик продолжал рассказ о случившемся на чердаке:
   – Я не знаю, как ей удалось не подпустить его к нам.
   – Она отогнала его чарами, – объяснила Бетани.
   Молли задалась вопросом, а каким образом существу размером с нее удается перебираться с дерева на дерево практически бесшумно, лишь чуть-чуть тревожа листья и мох. Задалась вопросом, сколько таких существ прыгает сейчас по веткам, надежно укрытых туманом от глаз идущих по улице людей.
   – Чарами она его не отгоняла, – нетерпеливо бросил Эрик.
   – Магическими словами, – настаивала Бетани. – «Сила будет с вами».
   Молли заставляла себя не сбавлять шагу. Интуиция подсказывала ей, что любое промедление будет истолковано как слабость, а любой признак слабости спровоцирует нападение.
   – Это глупо, – не соглашался с ней Эрик. – Она не говорила: «Сила будет с вами» – или что-то в этом роде.
   – А что она говорила?
   До следующего перекрестка оставалось пятьдесят футов. Впереди лежала Главная улица, с тремя широкими полосами движения вместо двух узких, как здесь. На Главной улице кроны деревьев не смыкались между собой, как на этой.
   – Я не помню, что она сказала, – признал Эрик.
   – Я тоже, – поддакнул его брат.
   – Но ведь она что-то сказала, – уверенно заявила Бетани.
   Тремя шагами ближе к перекрестку из листвы вновь появилась красная кисть, ухватилась за ветку.
   Молли подумала о том, чтобы выстрелить. Но даже если бы она попала в существо и убила его, это могло быть ошибочным решением. Инстинкт самосохранения вкупе с интуицией – только на них она и могла положиться – однозначно говорили о том, что такой выстрел мог спровоцировать атаку других тварей, которые путешествовали по древесным хайвеям у них над головами.
   Одновременно с этой рукой из листвы показался отросток длиной в четыре фута, тоже красный, толщиной в дюйм, похожий на хлыст. Наверное, хвост. Появился, лениво качнулся из стороны в сторону и исчез.
   Бетани и ее братья тоже увидели и кисть, и хвост. Должны были увидеть, потому что так и задумывалось. Для того, чтобы вызвать панику.
   Дети остановились, прижались друг к другу.
   – Не стойте на месте, – шепнула им Молли, – но и не бегите. Идите дальше. Как раньше.
   Страх добавил детям осторожности, но не замедление шага, а переход на бег, как и в случае с тигром, мог спровоцировать преследование. От таких быстрых тварей убежать они, конечно же, не смогли бы.
   До перекрестка оставалось уже тридцать футов.
   Все эти ужасы, похоже, кем-то организовывались, синхронизировались, потому что в этот самый момент раздался плач женщины, которому ответил далекий, но безошибочно угадываемый плач мужчины, а впереди и правее от Молли загремела об асфальт железная крышка канализационного люка, которую пыталось вытолкнуть из гнезда какое-то не знающее покоя существо – возможно, безголовое тело Кена Холлека.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация