А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вторжение" (страница 22)

   Глава 36

   Стоя под этим зависшим в небе загадочным объектом, купающимся в золотистом, но сулящем беду свете, чувствуя его зловещую силу, все четверо смотрели вверх, испуганные, но не в силах отвести глаз.
   Едва завидев приближающийся свет, Молли подумала о том, чтобы убежать с детьми, где-нибудь спрятаться, но тут же осознала: если пилот НЛО захочет их найти, то обязательно найдет. Конечно же, инопланетяне могли выслеживать наземные цели. Даже земная техника располагала подобными средствами: инфракрасными и тепловыми датчиками, детекторами звуков. А уж у инопланетян они были куда как совершеннее.
   Она чувствовала, что за нею наблюдают. Не просто наблюдают, а просвечивают насквозь и тело, и разум, снимают информацию и анализируют неведомыми ей средствами. И едва Молли осознала глубину анализа, ее охватил стыд, лицо просто залила краска стыда, будто она стояла голой перед незнакомцами. И когда она услышала, что бормочет покаянную молитву, то поняла, что готовится умереть прямо здесь, на улице, в эту минуту или следующую.
   Ни мощный источник света летающего объекта, ни эффект от работы его бесшумных двигателей не разгоняли туман. Наоборот, в непосредственной близости от «тарелки» он загустел, скрывая ее точные контуры и особенности конструкции.
   Молли ожидала, что ее сейчас сожгут, превратят в пылающий на асфальте факел, а то и просто распылят на атомы.
   С учетом альтернативы – «тарелка» могла спуститься на улицу или их могли поднять на борт НЛО, где они столкнулись бы с представителями инопланетян и подверглись бог знает каким экспериментам, – распыление на атомы представлялось даже желанным.
   Но вместо этого, и совершенно неожиданно, светящийся летающий объект продолжил свой путь, быстро исчезая из виду. В какие-то секунды золотистое сияние растворилось в нависшей над ними мгле.
   Густой туман вновь полиловел, на улице опять воцарились ложные сумерки.
   Снова прижав к себе Эбби, пожалуй, излишне крепко, Молли поднялась, пусть ноги и подгибались. Нейл стоял, положив руку на плечо Джонни. Встретился с женой взглядом.
   Их взаимное чувство облегчения было осязаемым, но ни один не сказал ни слова о том, что только-только произошло, словно упоминание «тарелки» могло привести к ее немедленному возвращению.
   На время контакта с НЛО Молли напрочь забыла про Вергилия. Если появление «тарелки» и испугало его, то он пришел в себя, как только корабль инопланетян скрылся в тумане. И теперь стоял, готовый продолжить путь, вести их к другим детям.
   Молли не терпелось последовать за ним. Она радовалась, что у нее появилась важная и достаточно сложная миссия, которая не позволяла ей раздумывать о враждебном новом мире, в котором им предстояло жить.
   Тем не менее, когда Вергилий повел их по улице на север, она заметила, что сверкающий изумрудами лишайник поселился на многих деревьях: пиниях, соснах Ламберта, кленах, одетых в желтую, осеннюю листву. Трансформация Земли продолжалась.
   На других кленах и тополях она видела бороды серого мха, который раньше в Черном Озере и его окрестностях не встречался. Некоторые из этих «украшений» просвечивали насквозь, как туман, другие были куда более плотными, создавая ощущение гниения и болезни.
   Два больших дерева упали, но к их столь незавидной судьбе агрессивные инопланетные растения отношения не имели. Просто дождь настолько пропитал землю, что корни деревьев не смогли удержать их в вертикальном положении. Одно дерево упало на улицу, практически перегородило ее. Второе – на дом, проломило крышу, выбило окна.
   Не рыская из стороны в сторону, не останавливаясь, чтобы понюхать воздух, Вергилий миновал еще один квартал, потом повернул на восток, вверх по холму, к Ореховой аллее.
   Молли предполагала, что он ведет к другому дому, в стенах которого поселилось бог весть кто или что. И, возможно, на этот раз им пришлось бы столкнуться с роем инопланетных насекомых.
   Но вместо этого овчарка направилась к церкви Святой Перпетуи, расположенной на углу Ореховой аллеи и Нагорной улицы. Шпиль и крышу церкви скрывал туман.
   Ее построили из камня, добытого в местных каменоломнях. Каменные ступени вели к двум дубовым дверям, над которыми фасад украшало круглое окно с витражом-розой.
   Высокие окна-витражи из цветного стекла тянулись как по северной, так и по южной стене. Два из них, ближе к алтарной части нефа, светились изнутри, недостаточно сильно, чтобы разглядеть рисунки, но свидетельствуя о том, что в церкви кто-то нашел убежище.
   Раньше, когда Молли и Нейл объезжали город в поисках места, где могли собраться горожане, чтобы организовать совместную оборону, до того, как попали в таверну «Волчий хвост», они проехали и мимо церкви Святой Перпетуи. Решили, что в ней никого нет, потому что внутри не горело ни одной свечи.
   Вергилий, однако, не поднялся по лестнице, а направился в открытые ворота железного кованого забора, огораживающего кладбище.
   Вот тут, пожалуй, пес впервые выказал признаки тревоги: задержал дыхание, поджал хвост. На загривке шерсть встала дыбом, задние лапы задрожали.
   Два древних дуба, какие редко встречаются так высоко в горах, высились в дальней части кладбища. Их верхушки и большую часть массивной кроны скрывал туман. Проходы между могилами и сами могилы, расположенные под их сенью, прятались в почти ночной тьме. Лиловый свет туда просто не проникал.
   А вот на открытых участках, между воротами и дубами, света более чем хватало, чтобы увидеть, что многие надгробные камни перевернуты какими-то вандалами. На земле валялись простые гранитные надгробия, изваяния ангелов, два латинских креста, одно распятие, один кельтский крест, кресты в форме трилистника…
   И могилы были разрыты. Не все. Малая часть. Может, дюжина, пятнадцать – из сотен.
   Юная Эбби нашла руку Молли и крепко сжала.
   Около разрытых могил лежали груды земли, разбитые в щепки крышки гробов.
   Сами могилы доверху заполняла грязная вода. На поверхности плавали клочки атласной обшивки гробов. Подушка из-под головы кого-то из покойников. Черная туфля. Клочки полусгнившей одежды. Несколько маленьких костей, чистых и белых, в основном фаланги пальцев рук и ног.
   Вергилий привел их сюда, чтобы они увидели все это варварство.
   Молли понятия не имела зачем.
   А может, знала, что все это означает, но ей не хватало духу выстроить до конца всю логическую цепочку.

   Глава 37

   В нартексе церкви было одно окно: большое, круглое, из красного с золотыми прожилками стекла, над дубовыми дверями. Пройдя через него, лиловый свет полностью утрачивал способность что-либо освещать.
   В нартексе и так всегда было темновато, в том числе и за счет стенных панелей из красного дерева. В воздухе пахло благовониями и плесенью.
   Пес дважды чихнул, фыркнул, чтобы прочистить нос.
   Фонарик Молли нашел в углу колонию грибов, на этот раз не черных в желтую крапинку, а чистейше-белых.
   В этом случае внеземную флору вроде бы представляли два вида. Один являл собой круглые пузыри всевозможных размеров. Раздутые до предела, готовые лопнуть в любой момент, они матово блестели. Второй напоминал мягкие мешки. Они медленно то надувались, то сдувались, совсем как легкие.
   Размеры грибной колонии производили впечатление: шесть футов в высоту, четыре – в ширину, три – в глубину. От колонии веяло злом. И грибы знали об их присутствии.
   С чего Молли взяла, что грибам это известно, она сказать не могла, ориентировалась скорее на воображение, чем на логику или даже интуицию. И тем не менее нисколько не сомневалась в разумности белых шаров, которых, похоже, обслуживали мешки-легкие.
   Она бы предпочла, чтобы Эбби и Джонни подождали снаружи. Но детей, конечно же, нельзя было оставить одних, а они с Нейлом дали слово никогда не расставаться и не собирались его нарушать.
   Вергилий стукнул лапой по двери между нартексом и нефом, стукнул настойчиво, как бы говоря, что времени у них мало и надо бы поспешить.
   Открыв дверь, Молли заметила справа чашу со святой водой, но ее внимание тут же привлекло множество свечей, которые горели в глубине церкви, у правой части ограждения алтаря.
   По привычке она окунула два пальца в маленький мраморный резервуар. Но вместо прохладной воды и чувства умиротворенности нашла в чаше что-то влажное, губчатое, мерзкое.
   Отдернув пальцы, направила на чашу луч фонаря и увидела отрубленную человеческую руку, лежащую в воде. Ладонью вверх. Пальцы напоминали ножки дохлого краба.
   Молли сумела подавить крик, так что он вырвался каким-то писком, который не мог напугать детей.
   Человеческая рука, оказавшаяся в столь необычном месте, шокировала безмерно, словно превратилась в инопланетное существо.
   Молли тут же увела луч от чаши, не хотела, чтобы дети увидели руку. И луч этот, заплясавший по деревянному полу центрального прохода, наглядно демонстрировал состояние ее нервов.
   – Держитесь подальше от чаши со святой водой, даже не смотрите на нее, – предупредила она, надеясь, что темнота скроет от детей это отвратительное зрелище, которое намертво впечаталось ей в память.
   Но воспоминания Молли, пусть руку она увидела только что, были неполными. Она подозревала, что упустила какой-то очень важный момент, связанный с этой рукой.
   Однако не повернулась к чаше со святой водой, не направила на нее фонарь, чтобы разобраться до конца. Потому что в юго-восточном углу нефа увидела двоих мужчин и троих детей, стоявших около ризницы. Свечи давали достаточно света, чтобы даже с такого расстояния заметить, как все они испуганы. Судя по пассивности их поведения, оружия у них не было и они ожидали появления не людей, таких же беженцев, как и они, а штурмовиков с другой планеты.
   И тут же Молли сообразила, что эти пятеро, стоящие среди свечей, не видят ни ее с Нейлом, ни двоих детей, ни Вергилия. Примыкающая к нартексу часть нефа куталась в темноте, поэтому они могли заподозрить, что в дверь вошли те самые штурмовики. Вот почему, двинувшись по центральному проходу, она дружески с ними поздоровалась, после чего назвалась сама и представила им Нейла.
   Но все пятеро продолжали молчать, парализованные страхом. Возможно, по собственному опыту, накопленному этой ночью, они знали, как легко можно нарваться на обман и доверять можно только собственным глазам, да и то не всегда.
   Свечи, даже в таком большом количестве, не могли разогнать темноту в той части нефа, где стояли скамьи для паствы. И лиловый свет, который проникал сквозь цветные окна-витражи, не мог стать серьезной угрозой темноте.
   Шагая по проходу следом за Вергилием, Молли услышала тихий голос, вроде бы произносящий молитву «Отче наш». Еще один голос вроде бы молился Деве Марии.
   Молли поняла, что и другие люди укрылись в церкви Святой Перпетуи, в критической ситуации обратившись за защитой к Богу. Направляясь в Черное Озеро, она полагала, что многие именно так и поступят. Прихожане сидели по одному и по двое, темные силуэты в темноте.
   Она не стала беспокоить их, отрывая от молитв и размышлений о вечном лучом фонаря, уважая их право побыть в церкви наедине с Богом.
   Когда она добралась до широкого поперечного прохода между первой скамьей и ограждением алтаря, пол под ногами содрогнулся, раздался треск, который они уже слышали в доме Эбби и Джонни.
   Молли направила луч фонаря в натертый пол. Описала широкую дугу. Нашла пару-тройку выгнувшихся досок, однозначно указывавших на давление снизу.
   Вергилий понюхал пол, держась подальше от деформированных досок.
   В церкви был подвал. Там хранились праздничные украшения, стояли печь и водяной котел. Возможно, теперь там поселилось какое-то чудище.
   Свечи в красных стаканчиках горели не только на стойках у алтаря. Они стояли и на полу, у статуи Девы Марии, и на парапете ограждения.
   В их мерцающем свете Молли увидела, что все дети веснушчатые и зеленоглазые. Да и другие черты лица указывали, что они из одной семьи.
   Щечки самой младшей, девочки со светлыми волосами, блестели от слез. Эбби сразу взяла ее за руку и встала рядом, может, потому, что они знали друг друга, но скорее по другой причине: поняла, что должна поддержать малышку.
   Двое других были мальчиками-близнецами, лет восьми-девяти. Волосы у них, в отличие от сестры, были темные, почти черные. И хотя выглядели мальчики испуганными, чувствовалось, что присутствие духа они не потеряли, в них просто кипела энергия. Они хотели что-то сделать, хотели действовать, пусть и понимали, что разрешить сложившуюся ситуацию не в их силах.
   Ни один из мужчин, похоже, не состоял с детьми в родстве.
   Первого, высокого и тощего, с выпирающим адамовым яблоком, отличал острый нос. А нижнюю губу он жевал так активно, что очень скоро мог прокусить кожу. Его маленькие глазки пребывали в непрерывном движении. Взгляд нервно перескакивал с Молли на Нейла, детей, прихожан на скамьях, темный алтарь, чтобы вернуться к Молли и снова пойти по кругу.
   Второй был коренастым толстяком с пухлыми ручками.
   – Я очень сожалею. Я очень сожалею, но другого выхода не было! – воскликнул он, жалобно глядя на Молли.
   – О чем вы сожалеете? – спросил Нейл.
   – У нас нет оружия, – продолжил толстяк. – Мы надеялись, что оно есть у вас… и так и вышло. Но теперь я думаю… а поможет ли оружие?
   – Я не очень силен в разгадывании загадок, – признался Нейл.
   – Нам следовало вас предупредить, но что тогда случилось бы с нами? Вот мы и позволили вам зайти в западню. Мне очень жаль.
   Вновь содрогнулся пол. На стойках сдвинулись с места красные стаканчики со свечами. Огоньки задрожали, похожие на яркие языки, дернувшиеся в безмолвном крике.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация