А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вторжение" (страница 21)

   Глава 34

   Те же звуки, доносящиеся из стен, может, и с потолка, они слышали и в коридоре, и в столовой. Бесчисленные крылья, то ли в перьях, то ли мембранные, терлись о твердую поверхность и друг о друга.
   Молли направляла луч фонаря на решетки, закрывающие вентиляционные каналы, но за прутьями ничего не трепыхалось, не старалось выбраться наружу. Туча, или стая, неведомо чего еще не проникла из пространства между стенами в систему вентиляции и обогрева.
   Впрочем, сам дом уже стал инкубатором, гнездом чего-то более отвратительного и наверняка куда более опасного, чем пауки или тараканы. Молли не хотела находиться в доме, когда легионы этой мерзости нашли бы выход из своей штукатурно-деревянной тюрьмы.
   Отважный Вергилий, конечно, боялся обитателей межстенного пространства, но, не собираясь бежать, вел их к двери в дальнем конце коридора. Она была закрыта, но открылась, как и входная, подчиняясь невидимой руке.
   За дверью находилась кухня, чуть освещенная пурпурным утром. С пистолетом в одной руке и фонарем в другой, Молли следом за псом переступила порог, даже осторожнее, чем входила в дом, а потом бросилась вперед (Нейл не отставал ни на шаг), потому что услышала детские крики.
   Мальчик девяти или десяти лет стоял у кухонного стола. Вергилий напугал его, и он замахнулся шваброй, словно бэттер, готовящийся отбить мяч. Этим же жалким оружием он собирался бороться и с теми тварями, которые могли вырваться из стен, пчелами, летучими мышами или какими-то другими чудищами с другого конца Галактики.
   За столом сидела девочка лет шести, подобрав ноги под себя, словно боялась, что эти гудящие орды вылезут через щели в полу. Лишних тридцать дюймов высоты могли хоть как-то ее защитить.
   – Кто вы? – спросил мальчик. Ему хотелось, чтобы голос звучал твердо, но, конечно же, он не смог изгнать из него дрожь.
   – Я – Молли. Это – Нейл. Мы…
   – Кто вы? – повторил он вопрос, потому что тоже видел все эти фильмы и опасался похитителей тел, паразитов, захватывающих контроль над мозгом.
   – Мы – те, кого ты видишь, – ответил Нейл. – Живем к северу от города, на дороге, которая проложена по гребню горы.
   – Мы узнали, что вы попали в беду, – пояснила Молли. – И пришли, чтобы помочь.
   – Как? – в голосе мальчика слышалась подозрительность. – Как вы узнали?
   – Пес, – Молли указала на Вергилия. – Он привел нас сюда.
   – Мы знали, что в городе есть дети, оставшиеся без взрослых. Вергилий находит их для нас, – объяснил Нейл. – Мы не понимаем как. Не понимаем почему.
   Возможно, прямота их ответов успокоила мальчика. А может, его убедил Вергилий, дружелюбным взглядом, вываленным языком, хвостом, мотающимся из стороны в сторону.
   Когда мальчик опустил швабру, приняв менее воинственную позу, Молли спросила:
   – Как тебя зовут?
   – Джонни. Это Эбби. Она – моя сестра. Я не допущу, чтобы с ней случилось что-то плохое.
   – Ничего плохого не случится ни с кем из вас, – заверила его Молли. Как же ей хотелось, чтобы они с Нейлом могли это гарантировать.
   Глаза у Эбби были такие же ярко-синие, как и у Джонни, и такие же испуганные.
   Боясь того, что могли открыть ее глаза, Молли заставила себя улыбнуться, поняла, что улыбка больше похожа на гримасу. И стерла ее с лица.
   – Где ваши родители? – спросил Нейл.
   – Старик набрался, – в голосе Джонни слышалось отвращение. – Текила и таблетки, все как обычно. До того, как телевизор перестал хоть что-то показывать, он свихнулся, пока смотрел новости, и даже не понял этого. Начал нести какую-то ахинею насчет превращения дома в крепость, пошел в гараж, чтобы взять инструменты, гвозди, уж не знаю что.
   – Мы слышали, что с ним случилось, – прошептала Эбби. – Мы слышали. Как он кричал, – она тревожно оглядела стены, потолок. – Существа в стенах добрались до него.
   Те, кто копошился за штукатуркой, похоже, услышали слова девочки, потому что ответили яростным шебуршанием.
   – Нет, – не согласился Джонни. – До него добралось что-то еще. Что-то более крупное, чем эти твари в стенах.
   – Он кричал и кричал. – Глаза Эбби широко раскрылись, она прижала ручонки к груди, словно они могли послужить броней.
   – То, что добралось до него, рычало и визжало, как кугуар, но это был не кугуар. Мы все хорошо слышали. Дверь из кухни в гараж оставалась открытой.
   Теперь дверь в гараж была закрыта.
   – А потом оно завопило. И таких воплей я никогда не слышал, – продолжил Джонни. – Вопли эти чем-то напоминали смех… и тут же… оно начало жевать.
   От этих воспоминаний мальчик содрогнулся, а девочка сказала:
   – Они собираются съесть нас живыми.
   Положив фонарик на разделочный стол, с пистолетом в руке, Молли подошла к Эбби, пододвинула стул к краю стола, обняла девочку.
   – Мы забираем вас отсюда, маленькая.
   – Где ваша мать? – спросил Нейл.
   – Бросила нас два года тому назад, – объяснил мальчик.
   Голос задрожал сильнее, словно уход матери из семьи, даже два года спустя, причинял ему гораздо больше боли, чем все эти внеземные существа, с которыми ему пришлось столкнуться в последние несколько часов.
   Джонни прикусил нижнюю губу, чтобы подавить слезы, повернулся к Молли.
   – Мы с Эбби пытались пару раз уйти. Двери не открывались.
   – Для нас они открылись, – напомнил ему Нейл.
   Мальчик покачал головой.
   – Может, открылись на вход. А как будет с выходом?
   Он схватил кастрюльку с плиты и запустил в окно. Она ударилась в стекло, а потом отскочила. Стекло не разбилось.
   – Что-то странное происходит с домом, – добавил мальчик. – Он изменяется. Такое ощущение… что он становится живым.

   Глава 35

   На выходе из кухни, в коридоре, в прихожей их сопровождал все возрастающий шум за стенами, словно орды копошащихся там тварей понимали, что легкая добыча может от них ускользнуть.
   – Они разговаривают, – доверительно сообщила Эбби Молли, когда они следом за Вергилием выходили из кухни.
   – Кто, маленькая?
   – Стены. Не так ли, Джонни? Они ведь разговаривают?
   – Иногда можно слышать голоса, – подтвердил мальчик, когда они добрались до стенного шкафа в прихожей.
   Пока Эбби и ее брат надевали куртки, Молли спросила:
   – Они что, говорят на английском?
   – Иногда на английском, – кивнул Джонни. – Бывает, и на другом языке. Я только не знаю на каком.
   По всему дому трещали половицы, стены, потолки. Все они словно перенеслись на корабль, застигнутый в открытом море жестоким штормом.
   Вергилий, который ранее только рычал, гавкнул. Один раз. Как бы говоря: «Пошли!»
   Трещащий дом затрещал еще сильнее. Трещало все – полы, потолки, стены, оконные рамы, дверные коробки. Задребезжали водяные трубы. Захрипели вентиляционные каналы. Внезапно дом застонал, как старый бегемот, пробудившийся после долгого сна.
   Когда Нейл попытался открыть входную дверь, у него ничего не вышло.
   – Я так и знал, – вырвалось у мальчика, а девочка испуганно прижалась к Молли.
   Нейл проверил, открыт ли замок, надавил на дверь, но она не поддавалась.
   В окружении стонов, вздохов и треска Молли почти поверила, что стены сейчас сожмут их, как пара челюстей, дом изжует их зубами изломанных балок, попробует на вкус языком-полом, придавит к нёбу-потолку и наконец отправит в желудок-подвал, где легионы тварей набросятся на них и сожрут без остатка, не оставив не только плоти, но и костей.
   Нейл отступил от двери.
   – Отойдите все, – приказал он и поднял помповое ружье. С намерением вышибить замок.
   Но тут Вергилий выступил вперед, цапнул лапой дверь, и она открылась, внутрь.
   Молли не стала задумываться над тем, что произошло: то ли Нейл, спокойный и уверенный в себе, никогда не теряющий самообладания, вдруг запаниковал и принялся бороться с незапертой дверью, пытаясь открыть ее в сторону, противоположную нужной, то ли овчарка обладала неведомым им могуществом. Прижимая Эбби к себе, она вышла на крыльцо следом за Вергилием и Джонни, спустилась по ступеням на плиты дорожки.
   Повернувшись, с облегчением увидела, что Нейл идет за ней, не остался пленником ожившего дома.
   Снаружи дом выглядел точно таким же, как прежде, когда они увидели его впервые. Одноэтажным, аккуратным, уютным. Не было в нем ничего демонического.
   Окутанная пурпурным туманом, Молли ожидала услышать, как дом трещит и стонет, готовясь повторить описанную Эдгаром По судьбу дома Ашеров, но ее ожидания не оправдались (в эту ночь далеко не впервые). За стены не проникало ни звука, дом стоял молчаливый, не вызывающий никаких подозрений, совсем как какой-нибудь особняк в рассказе о призраках Генри Джеймса[28].
   Входная дверь медленно закрылась, словно под действием пружины и на хорошо смазанных петлях. Но Молли подозревала, что никакой пружины нет и в помине и дверь закрыла другая сила, совсем не механическая, а разумная и жестокая.
   Лишайник на стволах пиний, поблескивающий изумрудами (но по сущности – раковая опухоль), добравшийся уже до ветвей, теперь казался мирным и где-то даже очаровательным представителем внеземной растительности в сравнении с теми дьявольскими созданиями, что вывелись и росли в стенах дома.
   Солнце, должно быть, не замедлило свой подъем, но туман над их головами, наверное, стал гуще, пусть и чуть рассеялся на уровне улицы, потому что аметистовый свет сменился лиловым. Светлее определенно не становилось, казалось, что вокруг балканские сумерки, а не калифорнийское утро.
   – Куда пойдем? – спросил Джонни.
   Молли посмотрела на Вергилия, который, похоже, ждал команды.
   – Куда поведет нас собака.
   И тут же овчарка развернулась и затрусила по выложенной каменными плитами дорожке к улице.
   Все четверо последовали за псом в туман, который редел и поднимался, так что даже в этих ложных сумерках зона прямой видимости увеличилась до двух кварталов.
   Интуитивная догадка Молли, что туман над головой становится все плотнее, пусть и рассеивается у земли, оказалась верной.
   И граница между густым и рассеянным туманом проходила в каких-то пятнадцати футах над землей, такая резкая, что создавалось впечатление, будто Черное Озеро накрыли колпаком из матового стекла. Все, что находилось выше границы: верхние этажи и крыши двухэтажных домов, верхние ветви деревьев – полностью растворялось в густой лиловизне.
   Молли физически чувствовала, как туман придавливает ее к земле. Это тяжелое лиловое «молоко» пропускало сквозь себя только малую часть светового спектра, и лиловизна только усиливала клаустрофобический эффект.
   Нависшее над самой землей небо тревожило Молли и чем-то еще, но пока она не могла четко указать на причину ее тревоги.
   Они прошли за Вергилием уже полквартала, прежде чем Молли поняла, что ее беспокоит: в этой лиловизне неведомые твари или механизмы могли перемещаться незаметно для людей.
   К западу от них в густом тумане появилось световое пятно. Туман рассеивал свет, разглядеть его источник с такого расстояния не представлялось возможным, но яркое световое пятно, появившееся над городом, двинулось к ним.
   С сокращением расстояния удалось определить и форму летающего объекта: диск или, возможно, сфера. Сам объект светился более ярко, чем окружающий его ореол, а размером, как показалось Молли, не превышал внедорожник, хотя она могла и ошибиться, не зная высоты, на которой он летел.
   В том, что это НЛО, сомнений у нее не было. Фильмы подготовили ее к такому зрелищу, как и десятилетия новостных выпусков о контактах с инопланетянами.
   Приближался НЛО бесшумно. Двигатели даже не мурлыкали, не гудел выбрасываемый из сопел воздух. Не ощущалась и пульсация, которая вызывала вибрацию крови и костей при прохождении над городом «горы» Нейла.
   Если недавно проследовавший над городом на юг летающий объект был кораблем-маткой, или одним из кораблей-маток, то приближающийся НЛО, скорее всего, отправили с него. Это мог быть и разведывательный зонд, и бомбардировщик, и десантный катер.
   А может, и что-то еще. Эта война в очень малой степени соответствовала земным конфликтам, скорее, совсем не соответствовала, поэтому привычная военная терминология не годилась для описания текущих событий.
   По мере приближения НЛО сбавлял скорость и скользил по небу с легкостью воздушного шара.
   И завис точно над маленькой группой людей, стоявшей на улице. По-прежнему бесшумно.
   Сердце Молли наполнил ужас.
   «Учить нас заботиться и не заботиться. Учить нас сидеть тихо», – процитировала она про себя Элиота, ища успокоения в его словах, черпая в них уверенность.
   Когда Эбби прижалась к ней, Молли опустилась на колено, чтобы их лица оказались на одном уровне. Обняла, чтобы помочь девочке справиться со страхом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация