А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вторжение" (страница 20)

   Глава 32

   Вероятно, во всей Вселенной нет ничего более растяжимого, чем человеческое воображение, вобравшее в себя миллионы надежд и грез за столетия непрекращающейся борьбы, имеющей целью построение человеческой цивилизации, впитавшее бесконечные сомнения, возникавшие в начале любого дела, и, конечно же, страхи, живущие в каждом человеческом сердце.
   Но Молли ранее и представить себе не могла многое из того, что тем не менее произошло у нее на глазах за последние часы. К примеру, отрубленную, но, судя по всему, очень даже живую голову, хотя к такой встрече ее могли бы подготовить лишившийся мозгов ходячий труп Гарри Корригана или изувечившая себя кукла.
   На какое-то мгновение глаза Кена Холлека парализовали ее. Жалостные. Полные боли. Демонические.
   Инопланетяне принесли на Землю какую-то отрицательную энергию, которая стерла различия между растениями и животными, органическим и неорганическим, живым и неживым. Она бурлила и в живых, и в мертвых, и в тех, кто никогда не жил.
   В голосе Кена звучали душевная боль и предчувствие дурного:
   – Где мой Бобби? Что они с ним сделали? Я хочу увидеть моего мальчика.
   Разум не только отшатывался, но бунтовал, не просто бунтовал, но отказывался признавать увиденное, отвергал само существование этой мерзости, пусть органы чувств и твердили обратное.
   Человек мог представить себе, каково это – выжить в совершенно чуждой окружающей среде, в максимальной степени повторяющей окружающую среду планеты на другом конце Галактики, среди странных, злобных растений и отвратительных, еще более злобных животных. Он мог представить себе маленький, но гостеприимный уголок, затерявшийся в далеком далеке, где оставалась возможность коротать дни и ночи, забившись в норку, довольствуясь скромной едой и маленькими радостями.
   Но Молли не хотела представлять себе, как выживет она в безумном мире, где мертвяки ходили, отрезанные головы разговаривали, куклы угрожали и все ужасы столь растяжимого человеческого сознания могли материализоваться. Такой мир не сулил ей ни минуты покоя, ни единого шанса на счастье.
   На этой самой улице, здесь и теперь, она могла расстаться с надеждой на выживание, после чего ей предлагалось бы на выбор или дождаться некоего кошмарного существа, которое найдет ее и разорвет на куски… или покончить с собой. Любой из вариантов предполагал самоуничтожение, однако самоубийство противоречило как ее жизненной философии, так и вере.
   А кроме того, предстояло найти детей. О том, что будет после того, как они вместе с Нейлом соберут детей, но не смогут обеспечить им адекватную защиту, Молли предпочитала не задумываться.
   – Я люблю тебя, мой мальчик, мой Бобби, – вещала голова Кена Холлека. – Где мой Бобби?
   Нейл поднял ружье, но Молли остановила его.
   – Это не Кен. Не нужно освобождать его от страданий. Кен умер, его уже нет.
   – Я просто хочу остановить эту тварь, – сердито ответил Нейл. – Заставить замолчать.
   – Ты не заставишь. От твоего выстрела она развалится на части, но по-прежнему будет говорить. Станет только хуже.
   К тому же она полагала, что патроны лучше беречь. Хотя несколько выстрелов из помповика двенадцатого калибра не помогли против другой твари, которая убила Гарри Корригана в собственном доме, в ближайшие часы им могли встретиться противники, не столь неуязвимые к заряду крупной дроби.
   Отступив от головы, они не сразу нашли в тумане Вергилия. Он коротко гавкнул, подзывая их к себе, а потом повел дальше.
   Не успели они пройти и десятка шагов, как из тумана донеслись металлическое дребезжание и лязг. Они осторожно двинулись на шум.
   На этот раз рассеявшийся туман показал им мужчину, который на коленях, спиной к ним, стоял на мостовой у бордюрного камня. В свете этой необычной зари они увидели, как он пытается вытащить из гнезда тяжелую канализационную решетку.
   Хотя дождь прекратился, вода продолжала бежать по ливневым канавам, таща с собой мусор. И теперь бурлила вокруг его рук.
   Низкое рычание Вергилия вновь призвало их к осторожности.
   Молли и Нейл остановились, не произнося ни слова, дожидаясь, что мужчина почувствует их присутствие.
   Он, однако, продолжал заниматься своим, как полагала Молли, совершенно ненужным делом. Чем-то он напоминал ей злобных троллей из сказок, которые вечно подстраивали людям какие-то гадости.
   Наконец со скрежетом металла об асфальт решетка поднялась. Тролль сдвинул ее в сторону.
   Мужчина поднял голову, да только головы у него не было. «Посмотрел» через плечо на Молли и Нейла, но, даже если он и знал, что они стоят у него за спиной, увидеть не мог, потому что был немезидой Ичабода Крейна[27], только без лошади.
   Быстрые удары сердца Молли могли также быть стуком кулака безумия в дверь ее разума.
   В это нереальное пурпурное утро, в городе, окутанном густым туманом, когда законы природы в чем-то не действовали совершенно, а в других случаях изменялись до неузнаваемости, Молли ожидала, что день не последует за зарей. Наоборот, вместо восхода солнца наступит закат, а следующая ночь будет бесконечной, беззвездной, наполненной предсмертными криками еще оставшихся в живых.
   И Молли, и Нейл едва сдержали желание пристрелить это безголовое уродство. Остановило их только одно: если нож гильотины не отправил это существо в страну мертвых, то уж пуля калибра 9 мм, пробившая сердце, точно не смогла бы уложить его на землю.
   Обезглавленное тело Кена Холлека, управляемое паразитом-кукловодом или какой-то внеземной силой, возможно, не слишком отличающейся от колдовства, спустилось в дыру, появившуюся на месте решетки, скрылось из виду. Из дыры донесся всплеск.
   Потом какие-то мгновения тишину нарушали только журчание воды да капель с деревьев.
   А чуть позже к ним добавились доносящиеся из-под земли звуки шагов. Безголовое чудо продолжило свой путь уже под улицами Черного Озера. Возможно, искало какой-нибудь уступ в стене тоннеля, чтобы улечься на него над бурлящими водами и стать пищей для какого-нибудь гриба или другой формы жизни, прибывшей на Землю неведомо откуда.

   Часть 5


Мы рождаемся с мертвыми:
Видите, они возвращаются и уводят нас с собой.

Т. С. Элиот. Легкое головокружение

   Глава 33

   Не виляя хвостом, по-деловому, быстро, насколько позволял туман, Вергилий привел их к дому на Ла-Креста-авеню, который стоял на полпути от озера до гребня горы. И эта улица с двумя полосами движения ничем не отличалась от других улиц города. Дом был одноэтажный, уютный и аккуратный, несмотря на то что дождь сбил все листья с вьющихся растений, которые оплетали решетку перед крыльцом, и превратил в красно-лиловое месиво клумбы с цикламенами.
   Когда они шли по выложенной плитами дорожке к крыльцу, Нейл внезапно остановился как вкопанный, потом свернул на залитую водой лужайку.
   – Посмотри.
   Его внимание привлекла пиния, даже не само дерево, а то, что угнездилось на потемневшем от воды стволе. Прищурившись, Молли увидела участки черных наслоений, на которых поблескивали зеленые точки.
   Они видела подобные лишайники, хотя ни один земной лишайник не мог похвастаться такими вот люминесцирующими вкраплениями. Каждая изумрудно-зеленая точка светилась изнутри. И свечение это пульсировало, скорее всего, подумала Молли, синхронно с пульсацией двигателей, которые поддерживали в небе и приводили в движение левиафана, недавно пролетевшего над городом.
   Периметр каждого наслоения двигался, расширялся во все стороны, лишайник захватывал все новые участки ствола. За ту минуту, которую Молли и Нейл наблюдали за деревом, каждое из наслоений раздвинулось как минимум на полдюйма.
   При такой скорости хватило бы нескольких часов, чтобы под сросшимися «полянами» лишайника исчез весь ствол.
   Лишайники представляли собой сложные симбиотические организмы, сочетание грибов и водорослей, которые обычно прекрасно уживались с деревом-хозяином.
   Но в этот момент Молли заподозрила, что пиния не переживет появления второй «коры». Или погибнет, или упадет, сожранная организмами, столь же чуждыми Земле, как и лишайник, который расползался по стволу, захватывая все новые и новые участки коры, а может, мутирует и превратится во что-то еще, примет образ растения из другого мира.
   Пульсирующие изумрудные вкрапления придавали черным наслоениям блеск, свойственный драгоценным изделиям. В других обстоятельствах могло бы показаться, что ствол волшебным образом инкрустирован драгоценными камнями.
   Однако пинию не окружала аура сказочного чуда. Наоборот, несмотря на изумрудный блеск, несмотря на то, что рост лишайника только начался, не вызывало сомнений, что дерево поражено раком и метастазы стремительно расползаются.
   Вергилий не подошел к пинии, остался на плитах дорожки, настороженно наблюдая за Молли и Нейлом.
   И Молли разделяла тревогу овчарки. Она не прикоснулась к лишайнику, опасаясь, что он перескочит на кончик пальца, а потом начнет колонизировать человеческое тело с той же эффективностью, что и ствол дерева.
   С другой стороны дорожки росла такая же пиния, и даже при столь тусклом освещении Молли видела изумрудное свечение лишайника и на том дереве.
   Вергилий повел их на крыльцо, к входной двери.
   В доме не горели ни свечи, ни масляные лампы, ни фонарики. В окнах отражался лишь пурпурный свет, пронизывающий густой туман.
   Войдя без стука, они могли стать мишенью, получить пулю или заряд дроби.
   Однако если детям, находящимся в доме, уже грозила опасность – со стороны Майкла Рендера или чего-то еще менее человеческого, – то, объявив о своем появлении, Молли и Нейл могли эту опасность только увеличить.
   Дилемма разрешилась, когда щелкнул, открываясь, замок входной двери.
   Инстинктивно они отступили на шаг и разошлись в стороны, чтобы их не увидели из глубины дома.
   Вергилий не сдвинулся с места.
   Дверь мягко распахнулась внутрь. Пусть света и катастрофически не хватало, Молли увидела, что в маленькой прихожей никого нет, словно дверь им открывал призрак.
   Но дальняя от двери половина прихожей оставалась темной, как змеиная нора.
   Чтобы предоставить Нейлу возможность держать помповик обеими руками, фонарик достала Молли.
   Впрочем, Вергилий смело вошел в прихожую еще до того, как Молли включила его.
   С крыльца она осветила темную часть прихожей. Узкий стол, на нем две вазы. Закрытая дверь в дальней стене. Угрозы она не увидела.
   Хотя все собаки в ту ночь вели себя на удивление странно, хотя Вергилий просто поразил ее, принеся розу и поняв, какую задачу поставила перед собой Молли, для того, чтобы войти в незнакомый дом без приглашения и не объявляя о своем приходе, требовались крепкие нервы и абсолютная уверенность в том, что на собаку можно положиться. На тот момент Молли одолевали сомнения и в первом, и во втором, колебался и Нейл.
   Словно реагируя на их заминку, Вергилий повернул голову, окинул Молли золотистым взглядом. Молли показалось, что это не обычный блеск глаз в темноте, характерный для животных, а еще один уникальный феномен этой ночи. Глаза светились не отраженным светом, нет, сияние шло изнутри, чудесное, сверхъестественное сияние.
   И, зачарованная этим собачьим взглядом, Молли отбросила все страхи и тревоги. Нет, сомнения, конечно, оставались, от них пересохло во рту, но она собрала слюну, сплюнула. А потом переступила порог, вошла в дом.
   Нейл последовал за ней, и когда они оба оказались в прихожей, перед закрытой дверью в дальней стене, входная дверь мягко закрылась. Без единого дуновения ветра.
   Молли охватил страх, но она не повернулась, не бросилась к входной двери, чтобы открыть ее и выбежать из дому. Она знала: именно этого от нее и ждут, именно этого и хотят от нее добиться, а кто или что, значения не имело. Если бы ей пришлось отступить, она хотела бы сама выбрать момент отступления, не могла допустить, чтобы момент этот выбирали за нее.
   Вергилий обнюхал закрытые двери и открытые арки по правую и левую руку.
   Стенной шкаф в прихожей подозрений у овчарки не вызвал. Молли тем не менее открыла дверь, а Нейл раздвинул висящие в шкафу пальто стволом помпового ружья.
   Хотя Вергилий не проявил интереса к кабинету (с задернутыми шторами там царила чернильная темнота), Молли включила фонарь и осмотрела комнату. Тени разбегались от луча, но только тени мебели.
   У арки, ведущей в гостиную, овчарка коротко взвизгнула, выказав признаки тревоги.
   Аметистовый свет туманного утра только прижимался к окнам, ничего не открывая, но Молли встревожила реакция собаки, потому что она тоже услышала посторонние звуки: шелест, шуршание, шорохи.
   Свет фонаря отразился от стекол, укрывавших от пыли картины на стенах, от керамических абажуров настенных ламп, хрустальной вазы, зеркала над каминной доской, потухшего экрана телевизора.
   Нейл вел ствол помповика за лучом фонаря, но так и не нашел, во что стрелять.
   Шуршание усилилось и доносилось уже со всех сторон.
   С ушами торчком, поджав хвост, пес завертелся на месте.
   – Стены, – догадался Нейл, и, посветив фонарем, Молли увидела, что он прильнул ухом к штукатурке.
   Она и Нейл стояли по обе стороны арки. И Молли тоже наклонилась к стене.
   Человек с острым слухом сразу бы понял, что слышит не шуршание, а скорее дребезжание, гудение, как будто туча обезумевших летающих насекомых или стая птиц колотится крылышками об стену с обратной стороны.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация