А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вторжение" (страница 12)

   Глава 18

   Со всех сторон, различными маршрутами, собаки двинулись к Молли. Не бежали радостно, всем своим видом выражая желание поиграть, не подходили медленно, поджав хвост, с опаской, словно реагируя на незнакомый и где-то тревожный запах.
   Уши стояли торчком. Хвосты неспешно рассекали воздух. К ней собак определенно влекло любопытство, словно увидели в ней нечто совершенно новое для себя… новое, но не угрожающее.
   Ее первый подсчет оказался неверным. Собак было девять, не восемь, и она заинтересовала всех до единой. Они окружили ее, деловито обнюхивали сапоги, джинсы, плащ.
   На мгновение она подумала, что они учуяли оставшийся на ней запах койотов. Потом вспомнила, что выходила на крыльцо, где столпились эти звери, в пижаме и халате, а не в той одежде, в которой приехала в таверну.
   А кроме того, большинство домашних собак не питает теплых чувств к своим диким кузенам. Обычно они реагируют на запах койота (и, конечно же, на его вой в ночи) вздыбленной шерстью и рычанием.
   Когда Молли наклонилась к собакам, они принялись тыкаться мордами ей в руки, лизать пальцы, даря ей любовь, которую собаки обычно приберегают для тех, с кем провели много приятных часов.
   – Что у тебя в карманах, Молли… гамбургеры? – спросил из-за стойки Рассел Тьюкс, хозяин таверны.
   Тон не соответствовал шутливости вопроса. В голосе слышался какой-то намек, но она не понимала, на что именно.
   Фигурой напоминая пивную бочку, с короткой стрижкой и веселым лицом выпивохи-монаха, Рассел на всю округу славился добродушием и сердечностью. Всегда выслушивал тех, кто хотел излить ему душу, дарил сочувствие нуждающимся в нем.
   Теперь же его глаза подозрительно щурились. Губы затвердели. На Молли он смотрел так, будто видел перед собой ангела ада с вытатуированным на каждом кулаке словом «НЕНАВИЖУ».
   Стоя в окружении обнюхивающих ее и лижущих руки собак, Молли поняла, что в своей реакции Рассел не одинок. Другие люди, сидевшие за стойкой, даже те, которые знали ее и минуту назад приветствовали, называя по имени или помахав рукой, теперь наблюдали за ней с нескрываемым подозрением.
   И внезапно она поняла, почему отношение к ней столь разительно изменилось. Эти люди видели те же фильмы о вторжении инопланетян, что и они с Нейлом, так что прекрасно знали все истории о том, что они-ходят-среди-нас-прикидываясь-людьми. К примеру, «Вторжение похитителей тел»[21] или «Тварь» Джона Карпентера[22].
   Необычное поведение собак однозначно указывало на то, что Молли отличается от всех прочих людей, собравшихся в таверне. И пусть даже все девять членов этой мохнатой свиты махали хвостами и лизали ей руки, то есть демонстрировали полнейшее расположение, большинство, если не все люди, собравшиеся в таверне, задавались вопросом, а не следует ли истолковать столь необычное поведение собак как предупреждение, что среди них в образе человеческом находится что-то неземное.
   Она без труда могла представить себе, что бы произошло, если бы собаки (или даже одна, наиболее злая) встретили ее рычанием, прижатыми к голове ушами, вздыбленной шерстью. Такую враждебность истолковали бы однозначно, и Молли оказалась бы в положении женщины, признанной виновной в колдовстве в Салеме семнадцатого века.
   По крайней мере в двух местах она видела винтовки и ружья, прислоненные к стене, на расстоянии вытянутой руки.
   Многие из этих будущих защитников планеты имели при себе пистолеты и револьверы, как и сама Молли. И некоторые из этих защитников, страшась неведомого, раздраженные собственным бессилием, с радостью стравили бы напряжение, воспользовавшись возможностью выстрелить во что-то, в кого-то, во что угодно.
   А учитывая степень всеобщей подозрительности, стрельба, начавшись, не прекратилась бы, пока не полегли бы все стреляющие.
   Молли посмотрела на кабинку, в которой сидели дети. Выглядели они испуганными. Увидев их, Молли сразу почувствовала, какие же они беззащитные, а теперь чувство это только усилилось.
   – Идите, – приказала она собакам. – Место, быстро.
   Их реакция на ее команду оказалась столь же удивительной, как и проявленное ими внимание к ней. Мгновенно, словно она выдрессировала их всех, собаки разошлись по тем местам, где лежали до ее прихода.
   Нейл разбил тревожную паузу, обратившись к Расселу Тьюксу:
   – Чертовски необычная ночь, одна странность громоздится на другую. Я бы с удовольствием выпил. Твой бар работает? Орешки у тебя есть?
   Рассел моргнул, покачал головой, словно выходя из транса подозрительности.
   – Сегодня я спиртным не торгую. Просто наливаю. Что ты будешь пить?
   – Спасибо, Расс. У тебя есть «Курс» в бутылке?
   – Я держу только бочковое и бутылочное пиво. Никаких чертовых банок. Алюминий вызывает болезнь Альцгеймера.
   – А что будешь ты, Молли? – спросил Нейл.
   Пить она ничего не хотела, потому что спиртное могло затуманить мозг и повлиять как на остроту восприятия, так и на правильность принимаемых решений. Конечно же, выживание зависело от трезвости.
   Однако, встретившись взглядом с Нейлом, она поняла: он хочет, чтобы она что-нибудь выпила. Не потому, что ей требовалось взбодриться, просто большинство людей, сидящих в эту ночь в таверне, скорее всего, думали, что при сложившихся обстоятельствах у нее должно возникнуть желание выпить… если она такой же человек, как и они.
   Выживание также зависело и от гибкости.
   – Мне возьми «Корону».
   Если Молли приходилось приглядываться к людям и размышлять над тем, кто есть кто, то есть проводить анализ, аналогичный тому, который она проводила, отбирая персонажей для очередного романа, то Нейл интуитивно давал человеку правильную оценку при первой же встрече. Его интуиция ни в чем не уступала ее интеллектуальному анализу, да еще и не требовала временных затрат.
   Она взяла бутылку «Короны» и поднесла ко рту, отдавая себе отчет, что находится в центре внимания. Собиралась сделать маленький глоток, но, удивившись себе, сразу выпила треть.
   Когда оторвалась от бутылки, уровень напряженности в таверне заметно снизился.
   Вдохновленные жаждой Молли, многие из сидящих в таверне взялись за стаканы. Во взглядах же трезвенников читались осуждение и тревога.
   Завоевав право находиться в таверне благодаря такому бессмысленному, если не сказать абсурдному, тесту на принадлежность к роду человеческому, Молли засомневалась в том, что человечество сумеет выжить даже в самом удаленном бункере, за самыми неприступными укреплениями, если захватчики действительно смогут принимать человеческий облик.
   Слишком много людей с трудом признавали существование чистого, стопроцентного зла. Они надеялись, что есть способы так или иначе разбавить его добром, то ли позитивным мышлением, то ли психотерапией, то ли состраданием. Если люди не могли признать наличие непримиримого, неукротимого зла в сердцах себе подобных, не могли понять, что повлиять на него абсолютно невозможно, они, скорее всего, не смогли бы вычислить инопланетян, способных замаскироваться под людей, копируя как их внешний вид, так и жизненные привычки.
   Со всех сторон, улегшись на прежние места, собаки наблюдали за ней. Одни открыто, другие исподтишка.
   Их неослабное внимание задело клавиши органа паранойи, который всегда занимает центральное место в театре человеческого разума: может, собаки и бросились приветствовать ее, радуясь человеческому контакту, потому что все остальные, кто сидел в таверне, даже дети, – те самые инопланетяне, замаскировавшиеся под друзей, под соседей.
   Нет. Собаки не отреагировали на Нейла так же, как на нее, хотя Нейл, безусловно, был Нейлом и никем больше. Следовательно, причина их интереса к Молли оставалась загадкой.
   Всем своим видом выказывая безразличие, собаки тем не менее следили за каждым ее движением. В их блестящих глазах читалось обожание, словно она была неподвижной осью вращающегося мира, где сходились прошлое и будущее, высшим существом, единственной, кого они считали достойной внимания.

   Глава 19

   Молли и Нейл прошлись по таверне, слушая рассказы других, собирая крупицы информации, которые помогли бы им более объективно оценить ситуацию, как в городе, так и в мире, окружающем Черное Озеро.
   Все собравшиеся в таверне «Волчий хвост» видели телевизионные репортажи об Апокалипсисе. Возможно, они стали последними представителями человечества, которые смогли засвидетельствовать гибель мира с помощью такой привычной для всех коммуникационной системы, как телевидение.
   После того как телевизионные каналы стали показывать только «снег» помех или загадочное пульсирующее многоцветье, некоторые люди переключились на радио и стали ловить обрывки передач по диапазонам АМ и FM из ближних и дальних городов. Репортеры сообщали о появлении на улицах наводящих ужас существ. Их называли монстрами, инопланетянами, чужими, демонами или просто тварями. Очень часто, охваченные ужасом, репортеры не могли описать то, что увидели, в других случаях репортажи обрывались криками ужаса и боли.
   Молли подумала о мужчине, голова которого, разваленная на две половинки, упала на мостовую в Берлине, и от этого воспоминания по ее телу пробежала дрожь.
   Кое-кто отправился на поиски информации в Интернет, где наткнулся на переплетенье слухов и безумных гипотез, которые не информировали, а только запутывали. Потом отключились телефоны, проводные и сотовые, за ними – кабельная сеть, и Интернет прекратил свое существование так же резко, как клуб дыма исчезает при порыве ветра.
   Многие из тех, кто сидел сейчас в таверне «Волчий хвост», видели, как Молли и Нейл, странное поведение часов, механических устройств вроде музыкальных шкатулок, которые начинали работать сами по себе, а также странные изображения в зеркалах. Ножи, оснащенные батарейками, неожиданно начинали жужжать и греметь на кухонных полках. Компьютеры сами включались, высвечивая на экранах непонятные иероглифы и символы. Из си-ди-плееров доносилась экзотическая неблагозвучная музыка, не имеющая никакого отношения к записанной на дисках, вставленных в плееры.
   Они тоже могли рассказать истории об удивительном поведении животных, похожем на то, с каким столкнулась Молли на крыльце собственного дома и они оба – в гараже. Кажется, вся фауна этого мира поняла, что источник настоящей угрозы находится не на Земле и она превосходит все прежние и знакомые опасности.
   Кроме того, в эту дождливую ночь все почувствовали присутствие над головами чего-то зловещего (по восприятию Нейла, «горы, падающей вниз»), массы колоссальных размеров и веса, которая сначала спускалась, потом застыла на какой-то высоте и наконец двинулась на восток.
   Норман Линг, которому принадлежал единственный в городе продовольственный магазин, рассказал, как жена, Ли, разбудила его, крича, что «падает Луна».
   – Теперь я даже хочу, чтобы это была Луна, – говорила Ли, и ее темные глаза переполняла душевная боль. – Все бы уже закончилось, если бы на нас упала Луна, мы бы ушли, и ничего худшего случиться с нами не могло.
   Тем не менее, пусть собравшиеся в таверне могли поделиться одинаковыми впечатлениями и пришли практически к одному выводу: человечество более не является самым разумным видом живых существ на планете и его право хозяйничать на Земле узурпировали другие, они не могли разработать единый план отражения нависшей над ними угрозы. Четыре предложенных варианта разделили людей на четыре группы.
   Пьяницы и те, кто усиленно накачивался спиртным, составляли самую маленькую. По их мнению, все блага цивилизации утеряны навсегда. Спасти мир они не смогут, зато у них оставалась возможность выпить за былые победы и достижения человечества. А еще они надеялись, что к тому моменту, когда их настигнет жестокая смерть, они успеют отключиться, спасибо «Джеку Дэниэлсу» и «Абсолюту».
   Пьяниц превосходили численностью миролюбцы, люди, которые позиционировали себя как осторожные и здравомыслящие. Они помнили такие фильмы, как «День, когда устояла Земля»[23], в котором доброжелательных инопланетян, пришедших к людям с дарами мира и любви, неправильно поняли и они стали жертвами безжалостного человеческого насилия.
   Для этой группы, под влиянием алкоголя или без оного, разворачивающаяся мировая катастрофа не являлась доказательством дурных намерений пришельцев, но трагическим последствием неудачной информационной политики, возможно даже результатом точно не установленных, но определенно необдуманных и, как обычно, невежественных человеческих действий. Эти осторожные, здравомыслящие горожане были убеждены (или прикидывались убежденными), что обрушившиеся на Землю ужасы со временем получат понятное всем объяснение, а все негативные последствия будут исправлены мирными послами инопланетной цивилизации.
   Однако у Молли сложившиеся обстоятельства вызывали в памяти не фильм «День, когда устояла Земля», а эпизод из «Сумеречной зоны», в котором инопланетяне прибыли с твердыми обещаниями удовлетворить все потребности землян и избавить их от страданий, поскольку в своих действиях руководствовались священной книгой, название которой переводилось как «To Serve Man»[24]. И слишком поздно развесившие уши люди поняли, что священной инопланетяне называли поваренную книгу.
   Из четырех групп более многочисленной, чем пьяницы и миролюбцы, вместе взятые, были колеблющиеся, которые не могли решить, как лучше реагировать на разразившийся кризис, то ли яростным отпором, то ли миролюбием и песнями о любви и дружбе… а может, даже потреблением крепких алкогольных напитков, приносящих забвение. Они заявляли, что имеющейся у них информации не хватает для того, чтобы принять решение. Создавалось ощущение, что они будут терпеливо ждать поступления столь необходимой им информации и в тот момент, когда гурман с Андромеды будет окунать их в масло перед тем, как поджарить.
   Молли опечалилась, увидев среди колеблющихся своих друзей. Она бы питала к ним куда большее уважение, окажись они среди пацифистов или пьяниц.
   Четвертая группа, чуть менее многочисленная, чем колеблющиеся, состояла из тех, кто предпочитал вступить в бой, несмотря на то что шансы на победу были невелики. Женщин в этой группе было никак не меньше, чем мужчин, в нее входили люди всех возрастов и разных вероисповеданий. Рассерженные, вибрирующие от переполнявшей их энергии, именно они принесли большую часть оружия, и им не терпелось нанести ответный удар.
   Они придвинули еще два стула и пригласили Молли и Нейла подсесть к ним: пистолет и помповик, по их мнению, говорили за то, что Молли и Нейл, как и они, настроены дать бой пришельцам. Эта группа составила столы буквой U, чтобы совместно обсудить возможные варианты действий, выявить плюсы и минусы каждого.
   Поскольку они практически ничего не знали о противнике, все их версии и планы в реальности не могли принести никакой пользы. Но дискуссия давала им ощущение цели, а наличие цели в определенной степени позволяло нейтрализовать страх.
   И пусть они боялись грядущей конфронтации, их также раздражало то обстоятельство, что пришельцы еще не объявились, во всяком случае в Черном Озере. Они хотели сражаться и полностью отдавали себе отчет в том, что бой этот может стать для них последним, но не могли воевать с невидимым противником.
   Среди них Молли чувствовала себя как дома и радовалась, что у нее и Нейла есть братья и сестры по духу.
   Неофициальным лидером группы «Свобода или смерть» был Такер Мэдисон, бывший морской пехотинец, а в настоящее время помощник шерифа округа Сан-Бернардино. Сдержанностью, спокойным голосом, прямым взглядом он напоминал Молли Нейла.
   – Больше всего меня волнует одно, – говорил Такер, похоже, прекрасно понимая, в чем проблема, – а появятся ли они там, где мы сможем их увидеть? Учитывая, что они могут контролировать погоду на всей планете, какой им смысл подставляться под наши винтовки, даже если винтовки эти примитивны по их стандартам?
   – Некоторые из этих безбожных мерзавцев, похоже, показывались в больших городах, – женщина лет шестидесяти с небольшим, с выдубленной солнцем кожей, напомнила Такеру о некоторых информационных сообщениях. – Так что со временем они придут и сюда.
   – Но пока никто из нас не видел пришельца, – резонно заметил Такер. – А в новостях могли показывать разведывательные машины, роботов, зонды.
   Винс Хойт, учитель истории и тренер футбольной команды региональной средней школы, чертами лица напоминал запечатленных в мраморных бюстах древних римских императоров, отличающихся железной волей. Его челюсти выглядели достаточно крепкими, чтобы разгрызать грецкие орехи, а когда он говорил, каждое слово весом могло соперничать с чугунным ядром.
   – Главный вопрос – что произойдет, если дождь будет продолжаться неделю, две, месяц? Наши дома не рассчитаны на такой потоп. В моем уже течет крыша, а починить ее, пока льет с такой силой, нет никакой возможности. Возможно, они думают, что смогут утопить нашу волю к сопротивлению, вымыть из нас желание сражаться.
   – Если дождь, почему не ветер? – спросил молодой мужчина с вьющимися светлыми волосами, с пухлыми алыми женскими губами, с золотой серьгой в левом ухе и татуировкой на шее. – Торнадо, ураганы.
   – Направленные молнии, – добавила загорелая женщина. – Такое возможно? Могут они это сделать?
   Молли подумала об огромных и, судя по всему, искусственно созданных водяных смерчах в Тихом океане, ежеминутно засасывающих в себя сотни тысяч галлонов воды. В таком ракурсе направленные молнии уже не казались фантастикой.
   – Может, даже землетрясения, – расширил список Винс Хойт. – Прежде чем это произойдет, мы должны определиться с местоположением нашей штаб-квартиры, где мы сможем создать запасы оружия, продовольствия, лекарств, средств оказания первой помощи…
   – В нашем магазине уже полно еды, – напомнил Норман Линг, – но он расположен слишком близко от озера. Если дождь будет продолжаться, к вечеру завтрашнего дня его может затопить.
   – А кроме того, – Такер Мэдисон вспомнил свой боевой опыт, – магазин – не оборонительное сооружение, со всеми его большущими витринами. Не хотелось бы об этом упоминать, но тревожиться мы должны не только из-за инопланетян. С коммуникационным коллапсом рушится и гражданская власть. Возможно, ее уже нет. Я не смог связаться с управлением шерифа в административном центре нашего округа. Полиции нет. Возможно, нет и Национальной гвардии, нет и командной структуры, которая может обеспечить использование армии…
   – Хаос, анархия, – прошептала Ли Линг.
   А Такер продолжил, более чем спокойно, хотя обсуждалось, как ни крути, крушение человеческой цивилизации:
   – Поверьте мне, есть множество плохих людей, которые воспользуются возникшим хаосом. И я говорю не о тех, кто может приехать в наш город издалека. У нас хватает своих грабителей и подонков, воров, насильников и наркоманов, которые подумают, что анархия – это рай. Они будут брать то, что хотят, делать с любым то, что хотят, и чем глубже они станут погружаться в свои фантазии, тем сильнее будет проявляться их жестокость. Если мы не подготовимся ко встрече с ними, они убьют нас и наших близких задолго до того, как нам удастся встретиться лицом к лицу с пришельцами с другого конца галактики.
   Над столами повисло тяжелое молчание, а Ли Линг выглядела так, словно вновь мечтала о падении Луны.
   Молли подумала о Рендере, убийце пятерых детей и отце одного, о маньяке, которого она недавно видела шагающим по горной дороге.
   Он не мог быть единственным монстром, освободившимся из заключения этой ночью. Когда сотрудники тюрем и закрытых психиатрических лечебниц покидали свои посты, они, возможно, сами открыли все двери, то ли из-за безалаберности, то ли из жалости к заключенным. А может, воспользовавшись хаосом, заключенные установили контроль над этими заведениями и освободились сами.
   Это был Хэллоуин Хэллоуинов, наступивший шестью неделями раньше календарного срока, и в эту жуткую ночь не было никакой необходимости ни в фонарях из тыкв, ни в маскарадных костюмах привидений, сшитых из простыней.
   – Банк, – предложил Нейл.
   Все взгляды сошлись на нем, словно его слова вырвали всех из кошмарного сна наяву, вернули к действительности.
   – Банк, – повторил Нейл, – это здание из монолитного железобетона, облицованное известняком, построенное в 1936 или 37-м году, когда в строительные нормы, действующие в штате, впервые ввели требования по сейсмоустойчивости.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация