А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Славный парень" (страница 25)

   Часть третья
   В неподходящем месте, не вовремя

   Глава 52

   Коридором Крайт прошел к кухне и остановился у открытой двери.
   У раковины, спиной к нему, стояла женщина. Она снимала кожицу с яблока и вычищала середину.
   «Эти глупые слова» удавались ей очень даже хорошо, пела она легко и медленно, словно выговаривая текст, отчего он приобретал столь необходимую меланхолическую нотку.
   Кухня и семейная гостиная плавно переходили одна в другую. Разделял их стол с приставленными к нему шестью стульями с высокими спинками.
   Крайт мог легко представить себе Тима, сидящего за этим столом. Мальчиком Тим, должно быть, ел за ним много-много раз, в силу своих габаритов напрягая семейный бюджет.
   Над столом висела красивая бронзовая люстра: стилизованные птицы, сцепленные друг с другом, кружили вокруг восьми ламп под медными резными абажурами.
   Закончив чистить яблоко, женщина взяла другой нож, разрезала им яблоко пополам и начала резать на дольки над миской, которая стояла на разделочном столике у раковины.
   Руки у нее были проворные, с длинными пальцами. Крайту они понравились.
   Когда женщина допела песню, Крайт ее позвал:
   – Мэри?
   Он ожидал, что она вздрогнет. Вместо этого она спокойно повернулась к нему, разве что глаза раскрылись чуть шире.
   Лет пятидесяти с небольшим, она могла бы быть его матерью, если у него когда-либо была мать, но оставалась стройной и привлекательной женщиной.
   – Вы знаете «А время проходит мимо» из «Касабланки»? – спросил он.
   Она не спросила: «Кто вы?» или «Что вы тут делаете?», продолжая лишь смотреть на него.
   – Я смотрел этот фильм сорок два раза, – продолжил Крайт. – Нравится мне смотреть одни и те же фильмы. Всегда знаешь, что тебя ждет.
   Он видел, что она думает о ноже, который держала в руке. И при этом прикидывает расстояние до кухонной двери, хотя и не смотрит на нее.
   Прежде чем она окончательно оценила ситуацию, Крайт выстрелил в нее. Пневматический пистолет, который он достал из матерчатой сумки, издал негромкий звук, и дротик-шприц вонзился в ее правую грудь.
   На ней была клетчатая желто-синяя блузка и, скорее всего, бюстгальтер. Два слоя материи не могли помешать поступлению препарата в кровь.
   Укол дротика заставил Мэри зашипеть от боли. Она выдернула его из груди и бросила на пол, но быстродействующий транквилизатор впрыскивался мгновенно.
   – Может, потом вы споете мне «А время проходит мимо», – сказал Крайт. – Я уверен, слова вы знаете.
   Она схватила нож, которым снимала кожуру и вычищала середину яблока, и швырнула в Крайта. Конечно же, промахнулась.
   Повернулась к кухонной двери со вторым ножом в руке, но ноги ее подогнулись. Свободной рукой схватилась за столик, чтобы не упасть.
   Крайт обошел центральную стойку, направляясь к ней.
   Голова женщины стала опускаться, но она вскинула ее. Глаза сверкнули.
   Нож выскользнул из пальцев, упал на пол.
   Крайт ногой отшвырнул его и подхватил потерявшую сознание Мэри до того, как та упала.
   Отнес ее к столу. Тело стало таким податливым, что чуть не соскользнуло со стула, на который он усадил Мэри.
   Крайту пришлось наклонить ее вперед, положить руки на стол, голову – на руки. В таком положении она вроде бы держалась на стуле.
   Закрыв парадную дверь на врезной замок, он вернулся на кухню. Положил матерчатую сумку на обеденный стол.
   На случай, если у Кэрриеров такие же соседи, как у Бетани и Джима, привыкшие заходить без стука, Крайт опустил жалюзи на кухне и сдвинул шторы в семейной гостиной.
   Вытащил из матерчатой сумки две пары полицейских наручников. Приковал левое запястье Мэри к левому подлокотнику стула.
   Она же, лежа головой на столе, начала похрапывать.
   Второй парой Крайт соединил ножки стула и стола. Быстро прошелся по дому, не для того, чтобы посмотреть, как жила эта семья: хотел убедиться, что в доме, кроме него и Мэри, никого нет.
   Увидел лишь свое отражение в нескольких зеркалах, больше никого. Подмигнул одному отражению, показал кулаки с вскинутыми вверх большими пальцами другому.
   У Кэрриеров было два автомобиля: шестилетний «Субербан» и более новый «Форд Экспедишн». Уолтер уехал на «Субербане» на работу, но «Экспедишн» стоял в гараже, готовый верой и правдой послужить Крайту.
   На кухне он взял дольку яблока из миски. Хрустящую и вкусную. Побаловал себя второй долькой.
   За столом в горле у Мэри что-то булькнуло, она перестала храпеть.
   В редких случаях аллергическая реакция на транквилизатор могла привести к анафилактическому шоку и смерти.
   Он подошел к Мэри. Она дышала. Пульс медленный и ровный.
   Он посадил ее прямо. На этот раз она не упала вперед. Только склонила голову набок.
   Сев на соседний стул, он отбросил волосы с ее лица. Кожа гладкая, лишь несколько морщинок в уголках глаз.
   Приподнял одно веко, другое. Радужки серые, с зелеными точками. Как только он отпускал веко, оно падало.
   Челюсть Мэри отвисла. Губы разошлись. Полные губы.
   Крайт прошелся по ним кончиками пальцев, она не отреагировала.
   Из матерчатой сумки он достал резиновый шланг и синюю пластиковую коробочку. В коробочке лежало два шприца и ампулы с янтарной жидкостью. Крайт снял упаковку с одного шприца, отломил кончик ампулы, набрал в шприц нужную дозу, выпустил из шприца короткую струйку, чтобы убедиться, что в игле не остались пузырьки воздуха.
   Повернул правую руку Мэри ладонью вверх, резиновым шлангом перетянул ее на бицепсе, чтобы набухла вена. Воткнул в вену иглу и, медленно нажимая на поршень, ослабил турникет. Наблюдал, как из шприца уходит янтарная жидкость.
   Место укола спиртом он не протер. Если б и началось заражение крови, критический момент для Мэри наступил бы дня через два. А к тому времени она бы уже не представляла для него никакой ценности.
   Когда он вытащил иглу, на месте укола появилась капелька крови. Он не мог оторвать от нее глаз.
   То была кровь матери самого серьезного противника, с которым довелось столкнуться Крайту. И он сомневался, что столкнется с таким в будущем.
   Вдыхая запах ее кожи, Крайт наклонился и слизнул кровь.
   Логика не могла объяснить, почему он счел необходимым попробовать эту алую субстанцию, но Крайт был уверен, что поступил правильно.
   Янтарная жидкость нейтрализовала действие транквилизатора, который находился в шприце-дротике. Предназначалась для того, чтобы человек проснулся быстро и с ясной головой.
   Крайт откинулся на спинку стула и наблюдал, как под веками Мэри начали подергиваться глаза.
   Появился язык, облизал губы.
   Когда ее глаза открылись, взгляд еще плавал. Она их закрыла. Открыла вновь, закрыла.
   – Не притворяйтесь, – сказал Крайт. – Я знаю, что вы в сознании.
   Мэри выпрямилась на стуле, посмотрела на наручник, который приковывал ее левую руку к подлокотнику, посмотрела на правую руку, в которую он сделал укол, на использованный шприц, лежащий на столе.
   Когда наконец встретилась с ним взглядом, Крайт ожидал вопроса, что он с ней сделал, но Мэри молчала. Смотрела на него, ожидая, что он скажет.
   Такая выдержка произвела на него впечатление, он улыбнулся.
   – Дорогая моя, должен признать, вы относитесь к другому виду животных.
   – Я – не животное, – ответила она.

   Глава 53

   Волны, набегая на черные камни, разлетались мириадами брызг. Ритмично сменявшие друг друга удары и шуршание убегающей воды напоминали шепот миллионов людей на разных языках, словно в голосе прибоя слились голоса всех тех, кого забрал к себе океан.
   Парк протянулся на несколько кварталов вдоль берега. Рабочие, пришедшие сюда в обеденный перерыв, ели за столиками для пикника, расставленными под пальмами. Любители бега трусцой отмеряли мили по дорожкам, мрачные и сосредоточенные.
   Тим и Линда прогуливались от одной смотровой площадки к другой, облокотившись на перила, наблюдали, как море напрыгивает на берег, чтобы потом скатиться с него.
   Они выпили слишком уж много натягивающего нервы кофеина, Тим пытался осмыслить сказанное ею, а она свыкалась с тем, что впервые за пятнадцать лет рассказала историю уничтожения ее семьи.
   – Забавно, – нарушила она тишину. – Именно когда я почувствовала, что готова жить, действительно жить, кто-то приходит, чтобы убить меня.
   – Он, возможно, и придет, но убить тебя ему не удастся.
   – Откуда такая уверенность?
   Тим поднял пакет с последним шоколадно-фисташковым пирожным. Они унесли их из кофейни и почти все съели.
   – Хочешь?
   – Я серьезно, Тим.
   Он смотрел на волны, она его не торопила, и наконец он заговорил:
   – Больше семи лет я знал, что все вернется и мне снова придется иметь с этим дело.
   – С чем?
   – Звучит возвышенно, но можно считать, что это судьба.
   – У нас всех есть судьба.
   – Это больше похоже на… что-то в крови.
   – И что у тебя в крови? – спросила Линда.
   – Гордиться тут мне нечем. Я не прикладывал никаких усилий. Это врожденное.
   Она ждала.
   – Я испугался, когда понял, что во мне есть, – продолжил он. – До сих пор боюсь. Да еще люди на это так реагируют. Раздражает, знаешь ли.
   По небу с громкими криками пролетели чайки. Одна вдруг спланировала вниз, исчезла.
   – Я говорил себе: каменщик – хорошая и честная профессия, быть каменщиком для меня лучше всего, и я в это верю.
   Чайка появилась, то ли из-под воды, то ли из впадины между двух волн, и улетела с пойманной рыбой.
   – Но рано или поздно та твоя часть, которую ты пытаешься придавить, проявляет себя, ты больше не можешь удержать ее. Она – в крови, а кровь, полагаю, всегда возьмет свое.
   На берегу, куда долетали брызги, но не волны, двое мужчин и женщина искали между камнями крабов и клали их в ярко-желтые пластиковые корзины.
   – И потом, иногда происходящее вокруг заставляет тебя быть тем, кто ты есть.
   Зазвонил одноразовый мобильник.
   – Не отвечай, – попросила она. – Договори.
   – Это Пит, – ответил он и не ошибся.
   – Купил себе одноразовый мобильник, – сообщил Пит. – Есть чем и на чём записать?
   – Карандаш и бумага? – переспросил Тим, Линда достала из сумочки все необходимое, и он добавил: – Говори.
   Продиктовав номер и повторив, Пит спросил:
   – Вы уже виделись с Лайли Вен-чинь?
   – Да. И кое-что узнали.
   – Я должен это услышать. Но не по телефону.
   – Чтобы удержать тебя от этой истории, придется сломать тебе ноги, так?
   – Не поможет. В школе я занимался акробатикой. Могу ходить на руках.
   – Где встретимся?
   Пит спросил, где они.
   – Я к вам подъеду. В течение получаса.
   – Мы будем за столом для пикника.
   Тим убрал одноразовый мобильник в карман и зашагал по тропинке над морем.
   – Эй, большая голова, ты должен мне кое-что рассказать.
   – Да, знаю, но со словами проблема.
   – Я разрушила свою стену.
   – И я знаю, каких усилий это стоило. Но в моей стене куда больше арматуры. Давай еще пройдемся, а я немного подумаю.
   Она шла рядом.
   – Я не хочу, чтобы твое мнение обо мне изменилось.
   Она шла и молчала. Солнце миновало зенит, тени деревьев начали увеличиваться, она шла рядом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация