А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Славный парень" (страница 16)

   Глава 30

   Старенький муниципальный автобус неспешно катил на юг по прибрежной автостраде, выдыхая в ночь продукты сгорания биотоплива. В этом месяце он мог ездить на этаноле, на ореховом масле, на переработанном масле из ресторанов быстрого обслуживания или на каком-то экстракте, полученном из генетически измененных гигантских соевых бобов.
   Тим обогнал этого бегемота, проехал еще пять кварталов, припарковался у ресторана и оставил там «Эксплорер», на этот раз, возможно, навсегда.
   Он проехал мимо трех остановок. Он и Линда пробежали два длинных квартала на север, к ближайшей остановке, где какое-то время и дожидались своего нового средства передвижения.
   Ветер задувал дождь под крышу остановки, бросая капли в их и без того мокрые лица.
   В этот предрассветный час автомобилей заметно прибавилось. Шуршание шин по мокрой мостовой напоминало звук, с которым санки несутся по снежному склону.
   Они поднялись в автобус в твердой уверенности, что он довезет их как минимум до Дана-Пойнт, и, роняя на пол капли воды, пошли по проходу, когда водитель вновь вырулил на трассу.
   Это был один из первых утренних автобусов, так что свободных мест хватало. Из немногочисленных пассажиров большинство составляли женщины: уборщицы, кухарки, посудомойки, чей рабочий день начинался затемно.
   У всех одежда была сухая. Все вышли из дома с зонтами. Некоторые смотрели на Тима и Линду сочувственно. Другие не могли подавить самодовольной, злорадной ухмылки.
   Она повела его в самый конец салона, где они и сели, отделенные несколькими рядами кресел от ближайшего пассажира, так что подслушать их разговор никто не мог.
   – И зачем?
   – Ты про что?
   – Мы не могли припарковаться ближе к автобусной остановке?
   – Нет.
   – Ты не хочешь, чтобы он узнал, что дальше мы поедем на автобусе?
   – Я не хочу, чтобы он сразу это понял. Он сообразит достаточно быстро.
   Ее подруга Тереза с двумя приятельницами улетела на неделю в Нью-Йорк. Они собирались лишь на короткое время заглянуть в ее дом в Дана-Пойнт.
   – Ты действительно думаешь, что они смогут вычислить автобус, допросить водителя?
   – Действительно думаю.
   – Он нас не запомнит.
   – Посмотри на нас. Мокрые кошки.
   – И что, идет дождь.
   – Он запомнит.
   – Когда он нас высадит, несколько кварталов до ее дома мы пройдем пешком. Они не смогут узнать, куда именно мы пошли. Дана-Пойнт, ничего больше.
   – Может, эти племянники-хакеры имеют мгновенный доступ к компьютерам телефонной компании. Когда ты в последний раз звонила Терезе?
   Она нахмурилась.
   – Ох. Так они могут узнать все номера, по которым я регулярно звонила в Дана-Пойнт.
   – Да.
   – А по номерам найти адреса.
   – Точно. И в следующий раз, когда он выйдет на нас, мы не сможем так легко избавиться от него.
   – Мне не показалось, что это было легко.
   – Ты права. Поэтому нам нельзя подпускать его к себе, пока мы не подготовимся к встрече.
   – И как мы будем готовиться?
   – Не знаю.
   – Я не понимаю, как можно подготовиться к встрече с таким, как он.
   Тим не ответил.
   Какое-то время они молчали.
   – Я все думаю… что же я такого сделала? – первой заговорила Линда. – Я же ничего не сделала.
   – Причина не в том, что ты сделала.
   – Тогда в чем?
   – Ты что-то знаешь.
   Эти зеленые глаза вновь всмотрелись в него, стараясь вскрыть, словно консервную банку.
   – Ты знаешь что-то такое, что может принести кому-то серьезный урон.
   – Я долгие годы писала эти убогие романы. Я ничего ни о ком не знаю.
   – Ты даже не знаешь, что ты знаешь.
   – Это точно.
   – Что-то ты услышала, что-то увидела. И тогда это ничего не значило.
   – Когда?
   Тим пожал плечами.
   – В прошлом месяце. Годом раньше. Когда угодно.
   – Слишком многое придется вспомнить.
   – Лучше и не пытаться. Тогда это представлялось сущей ерундой, не будет казаться чем-то другим и теперь.
   – Она хотят убить меня из-за какой-то ерунды, которую я даже не могу вспомнить?
   – Не ерунды. Это что-то важное. Важное для них, несущественное для тебя. Я практически уверен, что так оно и есть. Думал об этом с тех пор, как он появился в отеле.
   – Ты думал об этом с того момента, как я открыла дверь и впервые тебя увидела.
   – Ты сказала, что в такой большой голове, как моя, обязательно должны быть мозги. Ты замерзла?
   – Меня трясет. Но не от того, что я промокла. Узел затягивается все туже?
   – Знаешь, как бы туго ни затягивался узел, ты всегда можешь перерезать веревку.
   – Если все так серьезно, выхода может и не быть.
   – Выход есть всегда, – возразил Тим. – Просто о некоторых вариантах не хочется думать.
   Она нервно рассмеялась.
   Вновь они какое-то время молчали.
   Тим сидел, положив кулаки на колени, и, проехав милю или две, она положила левую руку на его правый кулак.
   Он повернул руку ладонью вверх, раскрыл, обхватил ее пальцы своими.
   Время от времени автобус останавливался, в салон заходили новые люди, иногда один-два человека выходили. Никто из новых пассажиров вроде бы не жаждал их смерти.

   Глава 31

   Пит Санто склонился над рулем «Меркури Мантинер» в квартале от собственного дома.
   Когда он заглушил двигатель и выключил наружное освещение, Зоя перебралась на переднее пассажирское сиденье.
   Вдвоем они наблюдали за улицей и ждали. Изредка он почесывал ей шею и за ушами.
   Ближайший уличный фонарь находился достаточно далеко, чтобы не подсвечивать салон внедорожника. Широкая крона пинии, под которой они расположились, укутывала бы их тенью и после восхода солнца.
   Лишь часом раньше Пит и представить себе не мог, что наступит день, когда он будет вести наблюдение за собственным домом. Стоило ли жить на свете, когда твое питье – паранойя, а пища – насилие?
   Пит предполагал, что они приедут еще до рассвета. Но фактически они нагрянули через десять минут после того, как он заступил на вахту под пинией.
   «Субербан» остановился перед домом, под фонарем. Вероятно, гости не считали нужным скрываться.
   Трое мужчин выбрались из кабины. Несмотря на расстояние и плащи, не возникало сомнений относительно рода их деятельности.
   Пит потерял их из виду, как только они направились к дому. С того места, где стоял его «Меркури», дом он видеть не мог, только улицу перед ним.
   Он предположил, что один из троицы сразу направился к заднему крыльцу.
   Пит не знал, удостоверения какого правоохранительного ведомства ему бы предъявили, но, конечно же, они бы перекрыли жетон полицейского детектива. Может, эти парни представились бы агентами ФБР или Агентства национальной безопасности. Может, Секретной службы или Министерства внутренней безопасности.
   Мысленным ухом он услышал дверной звонок.
   Скорее всего, их жетоны и удостоверения с фотографиями были такими же настоящими, как и многочисленные водительские удостоверения Кравета.
   Если бы Пит не убежал с Зоей, ему пришлось бы принимать этих мужчин за настоящих агентов. Потому что, возможно, они ими и были.
   Но при любом раскладе прибыли они с тем, чтобы сказать ему: оставь в покое этого улыбающегося парня со всеми его водительскими удостоверениями, забудь про убийства в «Сливках и сахаре».
   Они бы сказали, что он сует свой нос в некое особо важное расследование, которое ведется в масштабах всей страны. Или что речь идет о национальной безопасности. В любом случае расследование это никак не подпадало под юрисдикцию городского копа.
   Если бы Пит остался дома, эта компания, возможно, помешала бы ему и дальше помогать Тиму и Линде.
   Теперь они, должно быть, звонили второй раз и обсуждали свои дальнейшие действия.
   Зоя учащенно задышала.
   – Хорошая девочка, – прошептал он. – Милая, хорошая девочка.
   Он сомневался, что они позвонят в третий раз.
   Прошла минута. Две. Три.
   Они не относились к тем благовоспитанным людям, которые уселись бы в кресла-качалки на крыльце и принялись болтать о бейсболе, дожидаясь возвращения Пита.
   Они вошли в дом. Кем бы они себя ни выставляли, не были они федеральными агентами. Работали не на государство.
   Возможно, сейчас они вынимали из компьютера жесткий диск, чтобы посмотреть, что еще он нарыл до того, как его засекли на водительских удостоверениях Кравета.
   Они могли спрятать в доме наркотики так, что он не смог их найти. А потом, при необходимости, провести рейд и конфисковать достаточно кокаина, чтобы определить его в оптовые торговцы.
   – Милая девочка. Милая, милая, хорошая девочка.
   Он завел двигатель, развернулся и, отъезжая, включил фары.
   Дождь, словно масло в контейнере для жарки, скворчал на мостовой.
   Когда он проехал два квартала, зазвонил мобильник.
   Осторожность подсказывала, что звонок лучше проигнорировать. Пит отбросил крышку, потому что звонить мог Тим.
   Определитель указал, что звонит Хитч Ломбард. На этот раз начальник отдела расследований не смог бы прикрыться озабоченностью о здоровье одного из своих подчиненных.
   Пит захлопнул крышку, не приняв вызова.
   Дыхание Зои выровнялось. Она смотрела в окно пассажирской дверцы. Обожала поездки на автомобиле.
   Для нее ночь внезапно обернулась к лучшему.
   Помимо жесткого диска компьютера, незваные гости могли взять и печенье матери, предварительно его не попробовав. Пит очень надеялся, что кто-то из них сломает о печенье зуб.

   Глава 32

   Крайт кружил по округе в поисках дома. Ему не требовалась роскошь или великолепный вид из окон. Он удовлетворился бы любым скромным жилищем.
   Некоторые люди работали в Лос-Анджелесе, но предпочитали жить в куда более спокойном округе Орандж. У кого-то, возможно, рабочий день начинался рано, а потому выезжать приходилось в пять утра.
   Проезжая по ухоженной улочке, вдоль которой выстроились определенно богатые дома, он заметил модно одетую молодую пару. Укрывшись от дождя большими зонтами, они шли от небольшого, но очень красивого дома к стоящему на подъездной дорожке «Лексусу».
   И мужчина, и женщина несли по брифкейсу. И их решительный вид показывал, что они не позволят дождливой погоде охладить их энтузиазм. Им просто не терпелось с головой окунуться в авантюры делового дня.
   Он решил, что видит перед собой агрессивных сотрудников какой-нибудь корпорации, стремительно поднимающихся по ступенькам служебной лестницы, мечтающих об угловых кабинетах и опционах[22]. И пусть Крайт не одобрял их материализма и приоритетов, он счел возможным оказать им честь посещением их дома.
   Несколько кварталов проехал следом. Когда убедился, что они прямиком направляются к автостраде, вернулся к их дому, припарковался прямо перед ним.
   Ночь еще не начала уступать место дню, темнота пока не сдавала своих позиций, но в доме не светилось ни одного окна. По возрасту хозяева были слишком молоды, чтобы иметь детей-подростков, но даже самые жадные скряги в такой час не оставили бы маленьких детей дома без присмотра. Крайт решил, что они бездетные, и похвалил их за это.
   Он направился к парадной двери, вошел. Постояв с минуту в темной прихожей, прислушиваясь к тишине, нарушаемой только шумом дождя по крыше, понял, что в доме он один.
   Тем не менее, включив свет, обошел все комнаты. Действительно, детей у хозяев не было. И кровать в спальне для гостей стояла незастеленной: никто посторонний в доме не жил.
   Крайт разделся догола и засунул мокрую одежду в мешок для мусора, который нашел в одном из шкафчиков в ванной, примыкающей к большой спальне. Принял горячий душ и, пусть марку мыла он не одобрил, почувствовал себя посвежевшим.
   Из стенного шкафа с мужской одеждой достал кашемировый банный халат, который пришелся ему впору.
   В доме пахло лимонным освежителем воздуха, но не для того, чтобы скрыть какой-то неприятный запах. Во всяком случае, Крайт его не унюхал. Порядок и чистота, царящие в доме, не вызвали у него нареканий.
   Босиком и в халате он перенес пластиковый мешок с одеждой, пистолет-пулемет «Глок», «Локэйд» и другие вещи на кухню. Помимо мобильника и «Глока», все оставил на угловом столике.
   Сел за кухонный стол, «Глок» положил на соседний стул, чтобы был под рукой, набрал на мобильнике и отослал кодированное сообщение с просьбой прислать полный комплект одежды, включая и обувь. Они знали и его размеры, и предпочтения.
   Другой седан с новой электронной картой заказывать не стал. Кэрриер теперь знал о возможности спутниковой слежки и второй раз не попался бы на этот крючок.
   Крайт также попросил сообщить ему о месте, где «Эксплорер» в последний раз простоял больше пяти минут.
   Собрав всю нераспечатанную корреспонденцию, которая лежала на столике у двери, он перенес ее на кухонный стол и вскрыл все конверты, с тем чтобы побольше узнать о своих хозяевах.
   Звали их Бетани и Джеймс Вальдорадо, работали они, судя по всему, в инвестиционном банке «Лиуард кэпитал». «Лексус» взяли в лизинг, на их банковских счетах лежали приличные деньги, они выписывали журнал «О».
   Им пришла открытка от друзей, Джуди и Френки, которые в настоящий момент отдыхали во Франции. Какая-то фраза в тексте на открытке Крайту решительно не понравилась, но Джуди и Френки на какой-то период находились вне его досягаемости.
   Как только он закончил с почтой, ему захотелось горячего шоколада. Он нашел все необходимое, включая банку с какао-порошком высокого качества.
   Теперь он чувствовал себя совершенно спокойным. Ему требовалось побыть какое-то время в этом уютном доме, поразмышлять.
   Тостер Бетани и Джима с четырьмя широкими щелями годился и для оладий, и для блинов, но Крайт предпочел свежий белый хлеб с корицей и изюмом.
   Достал из холодильника масло и поставил на стол, чтобы оно чуть размякло.
   Когда аромат корично-изюмного гренка начал наполнять кухню, он налил в кастрюльку молока, поставил на маленький огонь.
   Дом. В мире, предлагавшем самые разные приключения и ощущения, все-таки оставалось место и для дома.
   И когда, окончательно разомлев, он начал напевать себе под нос что-то веселенькое, за спиной раздался женский голос:
   – Ох, извините, я и не знала, что у детей гость.
   Улыбаясь, но более не напевая, Крайт отвернулся от плиты.
   Незваной гостьей оказалась миловидная женщина лет шестидесяти с небольшим; ее мягкие седые волосы напоминали голубиные крылья. Ярко-синие глаза вопросительно смотрели на него.
   Она была в черных слаксах и синей, под цвет глаз, блузке, которую женщина заправила в слаксы, сшитые по фигуре, тщательно выглаженные.
   Должно быть, зонтик и плащ она оставила на переднем крыльце, прежде чем открыть дверь своим ключом.
   Ее улыбке в отличие от Крайта недоставало уверенности.
   – Я – Синтия Норвуд.
   – Мама Бетани! – воскликнул Крайт и сразу понял, что его догадка верна. – Как приятно познакомиться с вами. Я столько о вас слышал. Я – Ромул Кадлоу и так смущен. Вы словно сошли со страниц модного журнала, а я… – он указал на кашемировый банный халат, – …в таком виде! Вы, должно быть, подумали, как Бетани и Джим могли позволить спать под их крышей такому чудовищу!
   – Нет, нет, ну что вы! – поспешила заверить его Синтия. – Это мне нужно извиняться за то, что я так внезапно ворвалась сюда.
   – Вы не способны на то, чтобы ворваться, миссис Норвуд. Вы впорхнули, как танцовщица.
   – Я знала, что дети уехали на работу, и подумала, что они забыли погасить свет.
   – Готов спорить, не в первый раз.
   – И не в сотый, – кивнула она. – Остается только гадать, каким бы был их счет за электричество, если бы я не жила на другой стороне улицы.
   – У них очень трудная работа. Столько нужно держать в голове. Не знаю, как же они с этим справляются.
   – Я о них тревожусь, – кивнула Синтия. – Сплошная работа, никаких развлечений.
   – Но им нравится, знаете ли. Нравится отвечать на все новые вызовы.
   – Похоже на то, – согласилась она.
   – Это же счастье – заниматься работой, которую любишь. Так много людей всю жизнь занимаются ненавистным им делом, вот что ужасно.
   Гренок выскочил из тостера.
   – Я не хотела прерывать ваш завтрак.
   – Дорогая, я не уверен, что корично-изюмовый гренок с маслом и горячий шоколад можно считать завтраком. Специалист по питанию точно назовет меня невеждой. Вы составите мне компанию?
   – Ой, я не могу.
   – Еще не затеплилась заря. Вы не могли уже позавтракать в такую рань.
   – Я еще не ела, но…
   – Я не хочу упустить возможность услышать все эти истории о том, как плохо вела себя Бетани, когда была маленькой девочкой. Ей и Джиму много чего известно о моем глупом поведении, поэтому я должен им чем-то ответить.
   – Что ж, какао весьма кстати в дождливый день, но…
   – Составьте мне компанию, дорогая. Пожалуйста, – он указал на стул. – Присядьте. Давайте поболтаем.
   Она смягчилась.
   – Пока вы варите какао, я намажу маслом гренок.
   Если бы она обошла стол, то увидела бы лежащий на стуле пистолет-пулемет.
   – Присядьте, присядьте, – остановил он ее. – Я же появился вчера вечером, никого не предупредив заранее, а меня так радушно встретили. Они всегда славились радушием. Но я не прощу себе, если, помимо прочего, еще и заставлю маму Бетани готовить мне завтрак. Присядьте, присядьте, я настаиваю.
   Она села на указанный им стул.
   – Мне нравится, что вы называете ее Бетани. Она никому не позволяет называть себя полным именем.
   – Но это же прекрасное имя. – Он достал из ящика пластиковые подставки и салфетки.
   – Прекрасное, – согласилась она. – Мы с Малколмом так долго его выбирали. Отвергли тысячу других.
   – Я говорю ей, что Бет рифмуется со «стилет».
   – Она думает, что для деловой женщины больше подходит Бет.
   – Я говорю ей, что Бет рифмуется с «бред».
   Синтия рассмеялась.
   – Вы такой забавный, мистер Кадлоу.
   – Зовите меня Ромул или Ромми. Только мама зовет меня мистер Кадлоу.
   Она вновь рассмеялась.
   – Я так рада, что вы заехали к ним. Дети уже совсем забыли, как развлекаются люди.
   – Джим раньше любил поразвлечься.
   – И мне нравится, что вы называете его Джимом.
   – Высокопарного Джеймса мы оставим для инвесторов. Мы знакомы с тех времен, когда его звали Джим, и он всегда будет для меня Джимом.
   – Мы поступаем правильно, если не отрываемся от своих корней и ничего не усложняем, – покивала она.
   – Я понятия не имею, какие у меня корни, но насчет простоты вы абсолютно правы. И знаете что? Мне здесь нравится. Я чувствую, что это мой дом.
   – Как это мило.
   – Дом очень важен для меня, миссис Норвуд.
   – А где ваш дом, Ромми?
   – Дом, – ответил Крайт, – это такое место, где тебя обязательно примут, когда бы ты ни пришел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация