А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Славный парень" (страница 10)

   Часть вторая
   В неподходящем месте, но вовремя

   Глава 18

   Маленький пятиэтажный отель построили на обрыве над океаном давным-давно. Бугенвиллеи оплетали пурпурным и красным решетки у входа и расцвечивали мостовую конфетти лепестков.
   В четверть первого Тим написал в регистрационной книге: «Мистер и миссис Тимоти Кэрриер», расписался. Ночной портье тем временем пропустил его карточку «Виза» через свой терминал, установив ее подлинность и сняв положенную сумму.
   В их номере на третьем этаже сдвижные стеклянные двери вели на балкон, где стояли два металлических стула и столик для коктейлей. От каждого из соседних балконов их отделяло примерно три фута пустоты.
   Под угольно-черным небом лежало черное, как сажа, море. Словно серый дым, пена на низких волнах набегала на берег, исчезая на пепельном песке.
   К северу от них ветер громко шуршал кронами массивных пальм, заглушая мерный шум прибоя.
   Стоя у балконного поручня, глядя на западный горизонт, на невидимую ночью линию пересечения неба и моря, Линда вздохнула:
   – Им теперь без разницы.
   – Кому что без разницы? – спросил Тим.
   – Портье все равно, женаты мужчина и женщина, решившие остановиться в одном номере, или нет.
   – Да, я знаю. Но это нехорошо.
   – Оберегаешь мою честь, так?
   – Я думаю, с этим ты справляешься сама.
   Она перевела взгляд с затерянного в ночи горизонта на него.
   – Мне нравится твоя манера разговора.
   – И какая она?
   – Никак не могу подобрать наиболее подходящее слово.
   – И это говорит писательница.
   Оставив балкон ветру, они вернулись в номер, закрыли сдвижные двери.
   – Какую выбираешь кровать? – спросил он.
   – Вот эта пойдет. – Она стянула покрывало с одной.
   – Я в определенной степени уверен, что тут мы в безопасности.
   Она нахмурилась:
   – А почему нет?
   – Я все гадаю, как он нашел нас около ресторана-кафетерия.
   – Должно быть, он действительно живет где-то рядом с пустырем, на котором зарегистрирован его автомобиль. Вот случайно и увидел, как мы проверяли пустырь.
   – Такие случайности обычно не случаются.
   – Иногда такое возможно. Как говорится, не повезло.
   – В любом случае мы должны быть готовы к неожиданностям. Может, лучше спать в одежде.
   – Я все равно не собиралась раздеваться.
   – Ох. Да. Разумеется, не собиралась.
   – Не надо выглядеть таким разочарованным.
   – Я не просто разочарован. Я в отчаянии.
   Когда Линда ушла в спальню, Тим погасил верхний свет. На тумбочке между кроватями стояла лампа с трехпозиционным переключателем, и он включил наименьший накал.
   Сидя на краешке кровати, набрал номер таверны, где Руни еще продолжал работать.
   – Ты где? – спросил Руни.
   – На этой стороне рая.
   – И не надейся к нему приблизиться.
   – Этого-то я и боюсь. Послушай, Лайм, он говорил с кем-то еще, кроме тебя?
   – Акула в туфлях?
   – Да, он самый. Он говорил с кем-то из посетителей?
   – Нет. Только со мной.
   – Может, он пошел наверх, поговорить с Мишель?
   – Нет. Когда он вернулся, она стояла за стойкой, рядом со мной.
   – Кто-то назвал ему мое имя. И он заполучил номер моего мобильника.
   – Только не здесь. Но ведь твоего номера нет в справочнике.
   – Именно это мне и говорит телефонная компания.
   – Тим, кто этот парень?
   – Мне очень хочется это выяснить. Послушай, Лайм, я давно уже не общался с женщинами, поэтому ты должен мне помочь.
   – Чего-то я недопонял. С женщинами?
   – Подскажи мне, что будет приятно услышать женщине.
   – Приятно? Приятное о чем?
   – Не знаю. О ее волосах.
   – Ты можешь сказать: «Мне нравятся твои волосы».
   – Как ты уговорил Мишель выйти за тебя замуж?
   – Сказал, что покончу с собой, если она мне откажет.
   – В наших отношениях для этого рановато. Я насчет угрозы самоубийства. Должен закругляться.
   Выйдя из ванной, умытая и со схваченными заколкой волосами, она выглядела ослепительной. Собственно, такой же ослепительной она и уходила в ванну.
   – Мне нравятся твои волосы, – признался Тим.
   – Мои волосы? Я думаю их подстричь.
   – Они такие блестящие и такие темные, что кажутся черными.
   – Я их не крашу.
   – Нет, конечно же, нет. Я и не говорю, что ты их красишь или у тебя парик.
   – Парик? Они выглядят как парик?
   – Нет, нет. На что они не похожи, так это на парик.
   Он решил покинуть комнату. На пороге ванны допустил очередную ошибку – обернулся, чтобы сказать:
   – Хочу, чтобы ты знала, я не буду пользоваться твоей зубной щеткой.
   – Такая мысль не приходила мне в голову.
   – Я боялся, что могла прийти.
   – Вот теперь пришла.
   – Если позволишь мне взять чуть-чуть твоей зубной пасты, я воспользуюсь пальцем вместо зубной щетки.
   – Указательный сработает лучше большого, – посоветовала она.
   Через несколько минут, когда он вышел из спальни, она лежала на одеяле, закрыв глаза, сложив руки на животе.
   В приглушенном свете Тиму показалось, что она спит. Он прошел к своей кровати как можно тише, сел, привалившись спиной к изголовью.
   – А если Пит Санто не найдет среди всех этих фамилий настоящую?
   – Он найдет.
   – А если нет?
   – Попробуем что-нибудь еще.
   – И что это будет?
   – К утру я обязательно придумаю.
   – Ты всегда знаешь, что делать, не так ли? – спросила она после паузы.
   – Ты, должно быть, шутишь.
   – Только не держи меня за дуру.
   Помолчав, Тим признал:
   – Так уж вышло, что я обычно принимаю правильные решения, когда ситуация становится критической.
   – А у нас ситуация критическая?
   – Еще нет, но к этому идет.
   – А когда никакого кризиса нет?
   – Тогда я понятия не имею, что и делать.
   Зазвонил его мобильник. Тим взял его с тумбочки между кроватями, где он заряжался.
   – Забавная получается история, – сказал Пит Санто.
   – Хорошо. С удовольствием посмеюсь. Подожди, включу громкую связь, – Тим вернул мобильник на тумбочку. – Слушаю тебя.
   – Я прогоняю все эти имена через базы данных правоохранительных ведомств, чтобы найти хоть одного сотрудника с интересующими нас именем и фамилией. Звонит мой телефон. На проводе Хитч Ломбард. Начальник отдела расследований грабежей и убийств.
   – Твой босс? И когда… только что? После полуночи?
   – Я положил трубку и сразу позвонил тебе. Хитч услышал, что я заболел, завтра не выйду, и решил справиться о моем здоровье.
   – Для своих больных детективов он готовит куриный бульон?
   – Он счел, что это предлог для звонка. Я говорю, что прихватило живот, и тогда он спрашивает, каким я сейчас занимаюсь делом. Я отвечаю, что у меня их три, называю их ему, словно он не в курсе.
   – Он знает, какие ты ведешь расследования?
   – Безусловно. Но он говорит, ему известно, что я готов заниматься расследованиями двадцать четыре часа в сутки, вот он и уверен, что и сейчас, дома, больной, я сижу за компьютером.
   – Это странно.
   – Так странно, что я чуть не выпрыгнул из стула.
   – Каким образом кто-то узнал, что ты прочесываешь базы данных в поисках Кравета и его двойников?
   – Какой-нибудь сигнальный звоночек в программном обеспечении. Интерес к Кравету и его двойникам поднимает тревогу. Кого-то ставят в известность.
   – Кого? – спросила Линда.
   – Кого-то, кто стоит на служебной лестнице гораздо выше меня, – ответил Пит. – И куда как выше Хитча Ломбарда, если этот кто-то может приказать Ломбарду дать мне по рукам, на что тот отвечает: «Да, сэр, я незамедлительно это сделаю, или сначала позволите поцеловать вам зад?»
   – А что за человек этот Ломбард? – спросила Линда.
   – Не такой уж и плохой. Но, если ты работаешь на улице, остается только радоваться, что он сидит в кабинете, а не находится рядом с тобой. Он говорит, что у него есть для меня важное расследование, которым я должен буду заняться, когда поправлюсь и вернусь на работу, и он хочет, чтобы я занимался только им и больше ничем другим.
   – То есть он забирает у тебя все текущие дела? – спросил Тим.
   – Считаем, что уже забрал.
   – Он думает: одно из твоих расследований вывело тебя на Кравета.
   – Он этого не сказал, но да. Он не упомянул Кравета, но да.
   – Может, он даже не знает ни про Кравета, ни про другие фамилии этого парня, ни вообще ничего.
   Пит согласился.
   – Кто-то где-то зажал Ломбарта в щипцы для орехов и говорит, что сожмет ручки, если он не ударит меня по рукам. Хитч не сказал мне, почему от него этого хотят. Он уверен лишь в том, что его раздавят.
   В сумрачном свете настольной лампы, говоря и слушая, Тим изучал свои руки. Грубые и мозолистые.
   Думал о том, что они станут еще грубее, когда это дело закончится, неспособными на нежные прикосновения.
   – Ты здорово мне помог, Пит. Я это ценю.
   – Я еще не закончил.
   – Закончил, Пит, будь уверен. Ты у них на прицеле.
   – Мне придется всего лишь изменить тактику.
   – Я серьезно. Ты закончил. Незачем тебе прыгать с обрыва.
   – А зачем еще нужны обрывы? И потом, мне это важно не меньше, чем тебе.
   – Как такое может быть? Не говори ерунды.
   – Разве ты не помнишь, как мы росли вместе? – спросил Пит.
   – Это произошло так быстро, что и забывать-то особо нечего.
   – Неужели мы прошли этот путь зазря?
   – Мне бы не хотелось так думать.
   – Мы пришли оттуда сюда не для того, чтобы позволить всем этим сукиным детям править бал.
   – Но они обычно добиваются своего, – сказал Тим.
   – Да. По большей части. Но время от времени им приходится видеть, как один из них получает по заслугам, вот они и останавливаются, чтобы задуматься: а вдруг Бог все-таки есть?
   – Я это где-то слышал.
   – Ты сам это где-то сказал.
   – Что ж, я не собираюсь спорить с самим собой. Ладно, мы должны отдохнуть.
   – Может, завтра ты скажешь мне, в чем, собственно, дело.
   – Может, – ответил Тим и оборвал связь.
   Линда вновь вытянулась на кровати: голова на подушке, глаза закрыты, руки сложены на животе.
   – Поэзия, – произнесла она.
   – Какая поэзия? – переспросил Тим. Она не ответила, и он продолжил: – То, что случилось, то, что заставило тебя написать эти терзающие душу книги…
   – Книги, полные терзающей душу печали.
   – То, что случилось… не вдаваясь в подробности… ты абсолютно уверена, что та история не стала причиной того, что происходит сейчас?
   – Абсолютно. Я рассмотрела дюжину вариантов.
   – Может, остался один не рассмотренный, тринадцатый?
   Он достал из ее сумочки пистолет и положил на тумбочку между кроватями, где мог легко до него дотянуться.
   – Нам предстоит умереть здесь? – спросила она, не открывая глаз.
   – Мы постараемся этого избежать, – ответил Тим.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация