А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Слезы дракона" (страница 47)

   Глава 2

   Конни успела сдернуть с себя полыхающую куртку и затоптать огонь, когда до Гарри наконец дошло, что барабан пуст, и он тяжело встал с тела мертвого тролля и подошел к ней. Было удивительно, как быстро удалось Конни избежать серьезных ожогов, если учесть, что ей пришлось сбрасывать куртку со сломанным левым запястьем. Правда, одна рука ее все же оказалась немного обожженной, но это были единственные увечья, которые она получила.
   – Он мертв, – устало произнес Гарри, как будто сделанное им обязательно нуждалось еще и в том, чтобы быть выговоренным словами, затем обнял ее, но так, чтобы не причинить боли, и крепко прижал к себе.
   Она, в свою очередь, обняв его здоровой рукой, положила голову ему на плечо, и некоторое время они так и стояли, не в силах сказать ни слова, пока к ним не подковылял пес. Одну лапу, заднюю правую, он держал на весу, других очевидных повреждений на нем заметно не было.
   Гарри вдруг сообразил, что фактически вины Вуфера в том, что у них сначала ничего не заладилось с Тик-таком, не было. Наоборот, не рванись он вниз по лестнице и не свали того на спину, отвлекая тем самым на себя его внимание, то, как знать, чем бы все это закончилось, а скорее всего все это закончилось бы тем, что создатель големов был бы сейчас жив и невредим, а они отправлены к праотцам.
   От этой мысли Гарри весь съежился. Он отстранился от Конни и пошел к распростертому на полу кухни телу, чтобы лишний раз удостовериться, что Тик-так мертв.

   Глава 3

   В 40-е строили добротные дома с толстыми, звукопоглощающими и звуконепроницаемыми стенами, и именно этим обстоятельством можно было объяснить, что никто из соседей не прибежал на грохот выстрелов и почему в тумане не слышно было воя приближающихся полицейских сирен.
   Однако неожиданно Конни пришло в голову, что в последний миг своей жизни Тик-так успел наслать на мир очередную Паузу, изъяв из нее только собственный дом, чтобы, выведя из строя ее и Гарри, не спеша, имея в запасе сколько угодно времени, разделаться с ними по своему усмотрению. А если он умер, лишив до этого мир движения, то возобновится ли теперь вообще время? Или им с Гарри и собакой придется в полном одиночестве бродить по омертвелой земле среди миллионов манекенов, бывших когда-то живыми людьми?
   Она опрометью подскочила к двери и выбежала наружу. В лицо ей тотчас пахнул легкий прохладный ветерок, разлохматив волосы. Причудливые завитки тумана, не застывшие в виде пушистых облачков, как в акриловом пресс-папье. Мерный рокот прибоя, доносящийся далеко снизу. Прекрасные, чудесные живые звуки живого мира.

   Глава 4

   Они были хорошими полицейскими, обладали повышенным чувством долга и истинным чувством справедливости, но они были не настолько глупы, чтобы в данном случае неукоснительно следовать букве и духу закона. Никак не смогли бы они толком объяснить местным властям все перипетии действительно имевших место событий. Мертвый Брайан Дракман становился обычным, насильственно убитым двадцатилетним молодым человеком, и не было в нем ничего, что свидетельствовало бы о его удивительных психических способностях. А решись они рассказать правду, их в два счета упекут в психушку.
   Конечно, бутыли с плавающими в них глазами, стоящие на полках в спальне Тик-така, и сплошь отделанные зеркалами стены его дома могут стать убедительным свидетельством, что им пришлось иметь дело не с обыкновенным убийцей-психопатом, даже если никогда не удастся установить, кому конкретно принадлежали вырванные глаза. В качестве доказательства, что они столкнулись со страшным убийцей, можно было предъявить и тело несчастного Рикки Эстефана в Дана-Пойнт с вырванными глазами, с кишащими вокруг него змеями и тарантулами.
   – Придется нам, – задумчиво сказала Конни, когда они с Гарри стояли в кладовке, глядя на заваленные пачками денег полки, – придумать такой вариант оправдания, который позволит правильно расставить все акценты, заткнет все щели, сгладит все шероховатости, объяснит, что заставило нас преступить закон. Не можем же мы просто так взять и закрыть за собой дверь этого дома и уйти, будто ничего не произошло, слишком много людей в «Пэсифик Вью» знают, что мы там побывали сегодня ночью, беседовали с его матерью, пытались выяснить, где он живет.
   – Вариант оправдания? – обескураженно повторил Гарри. – Господи, какое там еще оправдание!
   – Не знаю, – ответила Конни, морщась от боли в запястье, – это уже по твоей части, ты же у нас мастак писать отчеты.
   – Я? Но почему опять я?
   – Ты любишь читать всякие легенды и сказки. Так возьми теперь и придумай сказочку сам. Но она обязательно должна объяснить, как и почему сгорела, например, твоя квартира, как и почему был убит Рикки Эстефан, почему нам пришлось самим пойти на убийство Дракмана. Это, так сказать, основные моменты. – Гарри как стоял, разинув рот, так и остался в этом положении, когда она деловито обвела рукой пачки банкнот на полках кладовой. – Все это несколько усложняет твою задачу. Поэтому самое лучшее – убрать отсюда деньги.
   – Но мне не нужны его деньги, – заартачился Гарри.
   – И мне не нужны. Ни единого доллара. Но мы ведь никогда не сможем выяснить, у кого он их украл, и поэтому они отойдут государству, тому самому государству, из-за которого все мы барахтаемся в этом дерьме, а я не желаю, чтобы эти деньги пошли на его поддержку. Кроме того, оба мы знаем, кому они совсем не помешали бы, а?
   – Господи, ведь они все еще сидят в фургоне, ждут и не знают, что произошло! – воскликнул он.
   – Давай-ка сложим все эти деньги в мешок и оттащим к ним. А Джанет увезет их отсюда и захватит заодно с собой и пса, чтобы никто из них не оказался замешанным в этом деле. А ты начнешь пока сочинять свою сказку. Когда же они уедут, мы позвоним в полицию.
   – Конни, я не могу…
   – Ты вот что, давай начинай думать, – бросила она, вытаскивая пакет для мусора из коробки, где их было множество.
   – Но это же полный идиотизм…
   – У нас мало времени, – предупредила его Конни, здоровой рукой открывая пакет.
   – Ладно, сам знаю, – сдаваясь, раздраженно пробормотал Гарри.
   – Я просто сгораю от нетерпения услышать, что ты там понапридумываешь, – сказала она, сгребая пачки банкнот, когда Гарри, в свою очередь, взял в руки такой же пакет. – Уверена, отличная получится сказка.

   Глава 5

   Хороший день, очень хороший день. Прекрасный. Солнце сияет, ветер треплет шерсть, в траве возятся интересные козявки, издалека из интересных мест доносятся интересные запахи человеческой обуви, и никаких кошек вокруг.
   Все там, все вместе. С самого утра Джанет что-то делает вкусненькое в той комнате, где люди готовят себе еду в доме, где живут люди, люди и собаки, в доме, где они живут все вместе. Сэмми в огороде, рвет помидоры, собирает морковку – интересно, видимо, когда-то, как собака кости, зарыл ее в землю, – затем тащит все это туда, где Джанет готовит что-то ужасно вкусно пахнущее. Потом Сэмми моет камни, которыми люди покрывают часть травы на заднем дворе. Поливает их из шланга, да, да, да, да, да, из шланга, и заодно поливает всех, кто попадает ему под руку, а вода холодная и вкусная, и все смеются, уворачиваясь от струй, да, да, да, да, да, да. А Дэнни бежит со скатертью, помогает стелить ее на стол, поставленный прямо на камни, расставлять стулья, раскладывать тарелки и все остальное. Джанет, Дэнни, Сэмми. Теперь он запомнил их имена, так как все вместе они живут уже достаточно долго, чтобы запомнить, как кого зовут. Джанет, и Дэнни, и Сэмми, все вместе в доме, в котором живут Джанет – и – Дэнни – и – Сэмми – и – Вуфер.
   Он помнит себя и Принцем, и Максом (благодаря коту, который мочился в его воду), и помнит себя Псиной, которым был довольно долго, но теперь он откликается только на кличку Вуфер.
   Приезжают и другие люди, имена которых ему известны почти так же хорошо, потому что они часто бывают в гостях друг у друга. Гарри, Конни и Элли. Элли ростом почти с Дэнни, и все они приезжают в гости из дома, в котором живут Гарри – и – Конни – и – Элли – и – Тото.
   Тото. Хороший пес, хороший друг.
   Они с Тото сразу же бегут в огород, но там им запрещено рыть ямы – плохая собака та, что роет ямы в огороде, очень плохая, – зато он покажет Тото, где в земле была зарыта морковка. Нюхай, нюхай, нюхай, нюхай. Там под землей еще много морковки. Интересно. Но рыть ямы запрещено.
   Хорошо играть с Тото, Дэнни и Элли, гоняться друг за другом, прыгать, валяться в траве, валяться в ней сколько душа пожелает.
   Хороший день. Самый лучший. Лучшего не бывает!
   А потом подадут еду! Вот ее уже выносят из комнаты, где ее готовят, кладут на стол, который стоит на камнях в тени деревьев. Нюхай, нюхай, нюхай, нюхай: ветчина, курятина, картофельный салат, горчица, сыр – сыр хоть и прилипает к зубам, но все равно очень вкусный – и еще какая-то еда, и еще, и все это лежит прямо на столе.
   Но прыгать на стол запрещено. Будь умницей! Хороший пес! Хорошие собаки и получают со стола больше, и не просто объедки, а большие, вкусные куски, да, да, да, да, да.
   Откуда-то выпрыгивает кузнечик. Кузнечик! Бегом за ним, вперед, ату его, взять, взять, надо обязательно его поймать, Тото рядом, тоже прыгает, тоже скачет за ним вслед, влево, вправо, влево, кузнечик…
   Стоп, как же это они совсем забыли о еде! Назад к столу. Садись! Грудь вперед. Головку вытянем. Хвостом подмахнем. Им это ужасно нравится. Облизнем-ка клыки, намекнем: мол, пора давать есть.
   А вот и еда. Что, что, что, что? Ветчина. Для начала. Хорошо, хорошо, хор… Кончилась. Неплохое начало, даже очень неплохое.
   Какой отличный день, день, который, он знал, обязательно наступит, и много-много таких дней, и теперь надолго, навсегда, потому что все свершилось, как он и мечтал, он свернул еще за один угол и заглянул в еще одно незнакомое, новое место… и обрел-таки свое счастье, то счастье, которое, он знал, всегда ждало его там. Счастьем, чудесным счастьем было и это место, и это время, и эти люди. А вот и курятина, ого, какой огромный кусок! А до чего вкусный!

   К читателям этой книги

   Все перечисленные здесь акты грубого произвола и дикого насилия, о которых вспоминают Конни и Гарри и которые входят в ее коллекцию зверств периода «свистопляски перед вторым пришествием», действительно имели место. Человек, подобный Тик-таку, конечно же, не живет на свете, но присущее ему свойство творить зло вокруг себя отнюдь не замыкается рамками литературного вымысла.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [47] 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация