А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Слезы дракона" (страница 16)

   Тело бродяги мелко дрожало, лицо потемнело от гнева и ненависти. Он уже больше не смотрел в сторону Гарри, а куда-то вверх, в потолок, изрыгая: «СЛЫШИШЬ МЕНЯ, СЛЫШИШЬ МЕНЯ…» – словно кипевшая в нем ярость была столь огромной, что одного человека уже было недостаточно, чтобы излить ее на него, и что для этого требовался целый мир и даже много миров, и голос его то гудел набатным басом, то срывался на пронзительный визг. Гарри, ухватившись за кровать, попытался встать на ноги.
   Бродяга поднял над головой правую руку, меж пальцев его с треском проскочила зеленая искра. Ладонь осветилась невесть откуда взявшимся светом, и неожиданно вся рука полыхнула огнем. Он тряхнул запястьем, и от ладони отделился огненный шар. Ударился о штору, и в мгновение ока та вспыхнула, как факел.
   Глаза его уже не были кровавыми озерами, а превратились в огнедышащие топки; языки пламени, вырываясь наружу, лизали его брови и лоб, словно он был пустотелой фигурой человека, сплетенного из сухой лозы, внутри которой бушевал огонь.
   Гарри уже вновь стоял на ногах. Колени его мелко дрожали.
   Ему хотелось поскорее убраться отсюда. Но охваченные пламенем шторы отрезали ему путь через окно. А в дверях неподвижно застыл бродяга. Бежать было некуда.
   Но вот бродяга повернулся и снова тряхнул запястьем, словно фокусник, достающий из рукава голубя, и другой добела раскаленный шар, описав дугу, врезался в зеркальный комод и взорвался, как бутылка с горючей смесью, распространяя вокруг себя пламя. Зеркало разлетелось на куски, и огонь перекинулся внутрь комода.
   Борода бродяги курилась дымом, из ноздрей вылетали искры. Его крючковатый нос вдруг покрылся пузырями и стал на глазах таять. Из открытого в крике рта раздавалось шипение, пощелкивание и потрескивание от неистово беснующегося огня. Из него вырвался целый каскад, сноп искр всех цветов и оттенков радуги, а вслед за ним показалось пламя. Губы его свернулись, как шкварки на сковороде, почернели и отслоились от тлеющих зубов.
   Гарри видел, как пламя, змеясь, ползло от комода вверх по стене, языки его уже лизали потолок. На полу в нескольких местах тлел ковер.
   Жара становилась нестерпимой. Вскоре комната наполнится удушливым дымом.
   Из трех пулевых отверстий в теле бродяги вместо крови сочилась яркая красно-желтая лава. Еще раз тряхнул он запястьем, и из его руки, разбрызгивая во все стороны искры, вырвался третий огненный шар.
   С шипением понесся он в сторону Гарри. И тому пришлось быстро присесть, чтобы шар пролетел над ним, но он пролетел так близко, что, прикрыв лицо рукой, Гарри закричал от боли, когда его обдало невыносимым жаром. Простыни враз полыхнули огнем, словно были обильно пропитаны бензином.
   Подхватив на бегу с пола револьвер, он выскочил в коридор, так как пламя ковра уже бушевало у него под ногами. Впервые он порадовался, что носки были насквозь мокрые.
   В коридоре также никого не оказалось, что уже само по себе было неплохо, так как ему совсем не хотелось вновь лицом к лицу столкнуться с… с тем, с кем, или, черт его знает, с чем он уже только что встречался, ибо знал, что встреча эта, если его противника не брали даже пули, ничего хорошего ему не сулила. Налево кухня. Немного помешкав, он подкрался к ведущей в нее двери, держа револьвер наготове. Кухня была объята огнем, горели шкафчики, и, словно платья танцовщиц в аду, хлопали и развевались охваченные пламенем занавески, по полу низко стелились клубы дыма. Он двинулся дальше. Прямо по ходу передняя, справа – гостиная, куда скорее всего и направился оборотень, конечно же, оборотень, а не бродяга. Идти дальше не хотелось, чудилось, что тот уже ждет его там, чтобы схватить своими добела раскаленными ручищами, но надо было быстрее уходить от огня, квартира стремительно наполнялась дымом, он и так уже задыхался и непрерывно кашлял, а чистого воздуха оставалось все меньше и меньше.
   Почти касаясь спиной стены коридора, лицом к арке, соединяющей коридор и гостиную, Гарри медленно, ощупью продвигался к передней, держа револьвер перед собой, но не потому, что верил в его эффективность, а по привычке, выработанной годами. Все равно в барабане оставался всего-навсего один патрон.
   Пламя уже перекинулось и на гостиную, и прямо посреди нее стояла объятая им фигура, широко раскинув в стороны руки, словно призывая обжигающий ураган к себе, пожираемая им, но не страшащаяся его, принимающая его даже с восторгом. Игриво обвивающие и ласкающие его языки пламени, видимо, доставляли оборотню необъяснимое удовольствие.
   Гарри был уверен, что, скрытый за огненным покрывалом, тот пристально наблюдает за каждым его шагом и вот-вот двинется в его сторону, чтобы снова причинить ему боль.
   Боком, как краб, он скользнул через арку в маленькую переднюю, и в этот момент черные клубы удушливого, застилающего глаза дыма со всех сторон обступили его. Последнее, что успел заметить Гарри, были насквозь промокшие туфли, и он схватил их той же рукой, какой держал револьвер. Дым был таким густым, что в передней ничего не было видно, и даже плясавшие за спиной в гостиной языки пламени не могли пробить эту сплошную темень. От дыма щипало глаза, и на них то и дело наворачивались слезы, так что в конце концов он вынужден был их плотно закрыть. В наступившем кромешном мраке тотчас возникла опасность потерять ориентировку даже в таком крохотном помещении, как передняя.
   Он старался не дышать. Любой, даже самый маленький, вдох теперь грозил ему отравлением газами, потерей сознания, удушьем. Но в легких уже почти не оставалось чистого воздуха. Вряд ли Гарри сможет долго продержаться в таком положении – пару секунд, не более. В тот момент, когда одной рукой поднимал с пола туфли, другой он попытался нащупать дверную ручку, промахнулся, запаниковал, стал лихорадочно шарить в темноте и наконец наткнулся на нее. Дверь была заперта изнутри на задвижку. Легкие полыхали, словно огонь уже проник внутрь его тела. Саднило грудь. Где же эта проклятая задвижка? Должна быть прямо над ручкой. Хотелось хоть раз полной грудью вдохнуть воздух, рука уже легла на задвижку, он должен хоть разок вдохнуть. Нет, нельзя. Отодвинул задвижку, чувствуя, как изнутри на него надвигается темнота, снова схватился за ручку, рванул дверь на себя, выскочил на воздух. Вытянутый вслед за ним сквозняком дым все еще со всех сторон клубился вокруг него, и ему пришлось резко отпрыгнуть в сторону, чтобы набрать полную грудь воздуха, и первый свежий глоток, как холодным ножом, полоснул по легким.
   Стоя во внутреннем дворе-парке, среди роскошных клумб с цветущими азалиями и английскими примулами, окруженных кустарниковыми изгородями, между которыми в разных направлениях разбегались пешеходные дорожки, Гарри неистово моргал, чтобы избавиться от рези в глазах. На протянувшуюся вдоль всего первого этажа крытую галерею выбегали соседи, и на такой же галерее второго этажа тоже уже маячили две фигуры. Видимо, всех их заставила выскочить наружу поднятая им пальба, ибо это был не тот район, где звуки выстрелов были заурядным явлением. Ошеломленные увиденным, они молча переводили изумленные взгляды с него на дверь его квартиры, из которой валили клубы густого маслянистого дыма, и, так как никто даже и не думал звать на помощь, он сам закричал: «Пожар! Горим!»
   Гарри со всех ног бросился к двум ближайшим будкам пожарного оповещения на крытой галерее первого этажа. Бросив на дорожку туфли и револьвер, рванул вниз рычаг, разбивший закрашенное стекло. Раздались резкие, частые удары колокола.
   Справа от него, лопнув, вылетело стекло из окна его собственной гостиной, выходившей во внутренний двор, обдав бетонный пол галереи дождем мелких осколков. Тотчас оттуда повалил густой дым, вслед за которым потянулись длинные, узкие языки пламени, и Гарри подумал, что сейчас из окна вылезет огненный человек и пустится за ним в погоню.
   В голове исступленно зазвучала строчка из вступительной песни к мультсериалу «Охотники за привидениями»: «Кого же звать на помощь? КОНЕЧНО ЖЕ, ОХОТНИКОВ!»
   А нынче он сам оказался действующим лицом одного из фильмов Дана Акройда. Скажи ему кто-нибудь о таком в другое время, он бы расхохотался прямо ему в лицо, но сейчас Гарри было совсем не до смеха, у него от страха тряслись поджилки и подгибались ноги.
   Вдалеке послышался быстро приближающийся вой сирен.
   Он стал перебегать от двери к двери, отчаянно колотя в каждую кулаками. Один за другим раздалось несколько каких-то мягких взрывов. Затем послышался металлический скрежет. Не умолкая, звонили колокола. Звон и треск лопающихся стекол напоминал резкие порывы то стихавшего, то вновь принимавшегося нещадно дуть штормового ветра.
   Гарри, не обращая внимания на эти звуки, продолжал перебегать от двери к двери.
   Когда вой сирен, заглушив все остальные звуки, уже слышался где-то совсем неподалеку, он наконец обрел уверенность, что все в доме были предупреждены об опасности и успели выскочить наружу. Люди толпились на всем пространстве внутреннего двора, глядя вверх на крышу или на улицу, ожидая приезда пожарных машин, ошеломленные, напуганные, плачущие или подавленные случившимся.
   Гарри бегом вернулся к сигнальной противопожарной будке и натянул на ноги оставленные там туфли. Схватив револьвер, перешагнул через азалии, росшие вдоль галереи, зашлепал прямо по лужам.
   Только сейчас Гарри сообразил, что за короткое время, что он находился у себя дома, дождь перестал идти. С фикусов, пальм и кустов на землю все еще стекали дождевые капли. Мокрые ветви и листья, словно драгоценными камнями, были усыпаны тысячами рубиновых отражений разраставшегося пожара.
   Он обернулся назад и, как и все во дворе, уставился на огонь, поражаясь, с какой быстротой пламя перепрыгивало с одного помещения на другое. Квартира второго этажа, помещавшаяся прямо над его собственной, уже горела вовсю. В лопнувшие от жара стекла окон высовывались кроваво-красные языки огня, облизывая торчащие в рамах остатки стекольных зубов. Клубился дым, и кровавый отсвет то вздымался, то опадал в ночной мгле.
   Взглянув в сторону улицы, Гарри облегченно вздохнул: пожарные машины уже сворачивали к их жилому комплексу. За квартал до этого они выключили сирены, но оставили включенными проблесковые маяки.
   Люди, заполонившие улицу, выскочив кто в чем из домов, быстро освободили ее для проезда пожарного кортежа.
   Мощная волна жара вновь привлекла внимание Гарри к собственному дому. Пламя уже полыхало на крыше.
   Словно в волшебной сказке, высоко над островерхой, обшитой гонтом крышей на фоне черного неба стоял огненный дракон, хлеща налево и направо желто-алым хвостом, расправляя огромные сердоликовые крылья, блестя чешуей, сверкая красными глазищами, громогласно бросая вызов любому рыцарю или храбрецу, который вздумал бы тягаться с ним в силе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация