А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Предсказание" (страница 19)

   Глава 27

   Высокий, широкоплечий, в дубленке, которая только увеличивала его и без того внушительные габариты, в шерстяной вязаной шапочке, закрывающей уши и низко надвинутой на лоб.
   Ничего другого я не заметил, потому что смотрел на винтовку, именно винтовку, с рожком-магазином, а не охотничье ружье, которую мужчина держал в руках. Встав перед «Хаммером», в каких-то пятнадцати футах от «Эксплорера», он поднял винтовку, с тем, чтобы попугать или убить.
   Ординарный пекарь при таком развитии событий растерялся бы или впал в прострацию, я же, наоборот, отреагировал мгновенно.
   Мужчина еще поднимал винтовку, а моя правая нога уже придавила педаль газа. Он начал первым, не я, так что угрызения совести меня не мучили. Я просто хотел размазать его по переднему бамперу и радиаторной решетке «Хаммера».
   Мгновенно осознав, что он может пустить мне пулю в лоб, но «Эксплорер» это не остановит, мужчина отбросил винтовку и вскарабкался на капот «Хаммера», с быстротой, заставляющей подумать о том, что среди его предков хватало обезьян.
   Когда он потянулся к кронштейну для дополнительных фар, установленных над лобовым стеклом, возможно, с тем чтобы залезть на крышу, я резко вывернул руль вправо, чтобы избежать теперь уже бесполезного столкновения. Бампер «Эксплорера» чирканул по «Хаммеру», оскорбленный металл возмущенно заскрежетал, в снежной пелене на мгновение сверкнули искры, и мы рванулись дальше. Земля вокруг подъездной дорожки успела промерзнуть и твердостью не уступала асфальту. Так что проблем не возникло.
   – Что это было? – спросила Лорри.
   – Понятия не имею.
   – Ты его знаешь?
   – Не думаю. Но я не успел как следует рассмотреть его лицо.
   – Я не хочу как следует рассматривать его лицо.
   Под тяжестью снега ветви большущего гималайского кедра согнулись чуть ли не до земли. И вообще белое на белом различалось плохо. Лишь в последний момент я успел вывернуть руль влево и разминуться со стволом.
   Я думал, «Эксплорер» занесет, но этого не произошло. Ветви заскребли по крыше, свалившимся с нее снегом завалило лобовое стекло, ослепив меня.
   Скорее всего, как только мы проскочили мимо «Хаммера», стрелок скатился с капота и подхватил со снега винтовку. Но, наверное, я бы не услышал выстрела, даже если бы пули разнесли заднее стекло, пробили подголовник и застряли бы в моем черепе. Или в черепе Лорри.
   Мое сердце сжалось в кулак и било в горло с такой силой, что мне с трудом удавалось дышать.
   Я включил «дворники», и они достаточно быстро справились со снегом, вернув царящую за окном ночь. «Эксплорер» тряхнуло, когда он пересекал сливную канаву, которая тянулась вдоль обочины, а потом мы повернули направо и поехали на юг, к Сноу-Виллидж.
   – Ты в порядке? – спросил я.
   – Следи за дорогой. Все у меня хорошо.
   – Ребенок?
   – Злится… кто-то хотел подстрелить его маму.
   Повернувшись на пассажирском сиденье, насколько позволяли ремни безопасности и живот, Лорри посмотрела на наш дом.
   Я видел в зеркала заднего обзора только пустынное шоссе да падающий снег, от которого отражались задние огни нашего автомобиля.
   – Видишь что-нибудь?
   – Он разворачивается.
   – Мы его обгоним.
   – А сможем?
   Двигатель «Хаммера» мощнее, чем у «Эксплорера». А поскольку в «Хаммере» не сидела беременная женщина, стрелок мог рисковать и разгоняться до максимальной скорости.
   – Позвони девятьсот одиннадцать, – сказал я.
   Сотовый телефон, подключенный к прикуривателю, лежал в одном из углублений консоли.
   Она взяла мобильник, включила, молча, лишь шевельнув губами, выругалась, дожидаясь, когда на экране начнет тускнеть логотип оператора.
   В зеркале заднего обзора появились фары. На большей высоте от дороги, в сравнении с обычным внедорожником. Нас преследовал «Хаммер».
   Лорри набрала 911. Подождала, послушала, разорвала связь, вновь набрала три цифры.
   В 1998 году сотовая связь во многих сельских районах не была столь хороша, как сейчас, через какие-то семь лет. Да и снегопад мешал прохождению сигнала.
   «Хаммер» доставал нас: расстояние сократилось уже до двадцати ярдов. Он напоминал грозного хищника, преследующего добычу.
   Мне пришлось решать, что более рискованно для матери и младенца: гнать «Эксплорер» быстрее в столь отвратительную погоду или ждать, что будет после того, как «Хаммер» нас догонит.
   Мы ехали уже со скоростью сорок миль в час, слишком быстро для таких погодных условий. Выпавший снег закрыл разметку. Я уже не мог точно сказать, где заканчивался асфальт и начиналась обочина.
   По этой дороге я ездил достаточно часто, чтобы знать, где обочина с западной стороны широкая, а где – поуже. Рельсы ограждали шоссе там, где обочина обрывалась слишком уж круто, но хватало и неогороженных склонов, выскочив на который, автомобиль переворачивался бы до самого низа. И для того, чтобы соскочить с дороги иной раз требовалось всего ничего: съехать с асфальта на какие-то два фута.
   Я ускорился до пятидесяти миль, превратив «Эксплорер» в корабль-призрак, несущийся сквозь густой туман, «Хаммер» начал отставать, пропадая в снежной пелене.
   – Чертов телефон, – пробормотала Лорри.
   – Все равно звони. Вдруг появится связь.
   Внезапно «Эксплорер» начало болтать. С востока к Хоксбилл-роуд подступала гористая территория. К дороге поочередно выходили то хребты, пусть и невысокие, то долины. И если ветер дул в определенном направлении, то в этих долинах он усиливался и, вырываясь на шоссе, все с него сметал.
   Автомобили с большой площадью бортов, скажем, трейлеры и дома на колесах, иногда просто сносило с шоссе, если они игнорировали предупреждения дорожной полиции. Нас, к счастью, эти порывы только трясли, создавая мне дополнительные проблемы. Мне со все большим трудом удавалось удерживать «Эксплорер» на, как я полагал, нашей полосе движения.
   Я пытался придумать более удачную стратегию, чем такое вот отчаянное бегство, но куда там.
   Лорри застонала громче, чем раньше, засосала воздух сквозь сцепленные зубы.
   – Малыш, – сказала она нашему еще не родившемуся первенцу, – пожалуйста, не спеши. Постарайся появиться на свет вовремя.
   Позади из белого мрака вновь возник «Хаммер», черный, огромный, словно автомобиль, в который вселился демон, из плохого фильма-ужастика.
   Мы еще не проехали и мили. До окраины Сноу-Вилллидж оставалось чуть больше четырех.
   Надетые на колеса цепи позвякивали на асфальте, с хрустом рвали наледь. Несмотря на цепи и привод на все четыре колеса, разгон свыше пятидесяти миль вел к катастрофе.
   Фары «Хаммера» слепили меня, отражаясь от зеркал заднего обзора.
   С телефоном у Лорри по-прежнему ничего не получалось. Она достаточно грубо отозвалась о нашем провайдере, но я, нужно отметить, полностью разделил ее чувства.
   Впервые за воем двигателя «Эксплорера» я различил куда более мощный рев двигателя «Хаммера». Речь, конечно же, шла о машине, лишенной сознания, неспособной в одиночку причинить зло, но рев этот нагонял страх.
   Несмотря на опасности, вызванные превышением скорости, я не мог допустить, чтобы стрелок врезался в нас сзади. На покрытом снегом и льдом асфальте после такого удара я бы не смог удержать «Эксплорер» под контролем, мы бы закружились волчком на дороге, а то и слетели бы с нее.
   Вот я и разогнал «Форд» до пятидесяти пяти миль. До шестидесяти. Когда мы добрались до очередного, уходящего вниз пологого участка шоссе, у меня создалось впечатление, что мы несемся по ледяному желобу для бобслея.
   «Хаммер» поначалу отстал, но тут же принялся уверенно сокращать расстояние.
   Во время таких сильных снегопадов помощники шерифов иногда выезжали на Хоксбилл-роуд на мощных «Субербанах», оснащенных грейдерными ножами, лебедками и с запасом кофе в термосах, в поисках автомобилистов, попавших в беду. Так что, при удаче, мы могли получить помощь прямо на шоссе, до приезда в город. Я взмолился Богу, прося его послать нам навстречу патрульную машину.
   У нас за спиной вспыхнули фары «Хаммера», установленные на крыше. Они осветили «Эксплорер» так ярко, будто внезапно мы перенеслись на сцену.
   Он не мог одновременно вести автомобиль и стрелять. И тем не менее волосы на моем затылке зашевелились.
   Скалы вдоль западной стороны шоссе образовали мощный заслон для воющего ветра, который налетал с востока. Снег прибивало к этому заслону, укладывало в сугроб, толщина которого уменьшалась с удалением от западных скал, тем не менее сугроб расползся практически на всю проезжую часть.
   При таком сильном снегопаде все вокруг становилось обманчивым. Густой падающий снег не только слепил, но заставлял видеть то, чего не было. Белое неотличимо на белом, вот мне и показалось, что я имею дело всего лишь с неровностью дороги, плавным утолщением асфальтового покрытия.
   Мягкая стена высотой в три фута встретила нас до того, как я успел затормозить, и мы врезались в нее, сразу потеряв треть скорости.
   Лорри вскрикнула, когда нас бросило вперед, и я надеялся, что основное усилие легло на плечевой ремень безопасности, а не на тот, что удерживал живот.
   Как только мы оказались в сугробе, передние колеса принялись подминать снег под себя, стараясь вытащить автомобиль. Пусть и быстро теряя скорость, мы продвигались вперед, одно колесо прокручивалось, три подминали снег. И я уже думал, что мы выберемся, когда заглох двигатель.

   Глава 28

   Двигатель никогда не заглохнет, если ты наслаждаешься неспешной поездкой и у тебя достаточно времени, чтобы решить ту или иную дорожную проблему. Нет, двигатель глохнет именно в тот момент, когда ты сквозь буран везешь беременную жену в больницу, а неведомый тебе стрелок преследует тебя на внедорожнике, размером с танк.
   Это что-то да доказывает. Возможно, тот факт, что у жизни есть некий замысел, понять который никому не дано. Возможно, однозначно свидетельствует о существовании судьбы. А может быть, предупреждает: если твоя жена на сносях, жить в это время лучше у самой больницы.
   Иной раз, когда я пишу о своей жизни, у меня возникает странное ощущение, что кто-то пишет мою жизнь, точно так же, как я пишу о ней.
   Если Бог – автор, а вселенная – самый большой роман, когда-либо написанный, я, возможно, чувствую себя главным героем истории, но, как каждый мужчина и каждая женщина на земле, я – персонаж второго плана в одной из миллиардов побочных сюжетных линий. А вы знаете, что происходит с персонажами второго плана. Слишком часто их убивают в третьей главе или в десятой, а то и в тридцать пятой. Персонаж второго плана постоянно должен оглядываться и ждать, как бы с ним чего не случилось.
   Когда я оглянулся, сидя на обочине Хоксбилл-роуд в автомобиле с заглохшим двигателем, то увидел, что «Хаммер» остановился в пятнадцати футах позади. Водитель сразу из кабины не выскочил.
   – Если мы выйдем из «Эксплорера», он нас пристрелит, – предрекла Лорри.
   – Скорее всего.
   Я повернул ключ зажигания, надавил на педаль газа. Стартер заскрежетал, но большего из двигателя выжать не удалось.
   – Если мы останемся в кабине, он нас пристрелит.
   – Скорее всего.
   – Мы по уши в дерьме.
   – Это точно, – согласился я.
   «Хаммер» подъехал ближе. Фары на крыше теперь светили поверх «Эксплорера», на дорогу.
   Из опасения, что я залью горючим цилиндры, я убрал руку с ключа зажигания.
   – Я забыла сумочку, – вздохнула Лорри.
   – Возвращаться за ней мы не будем.
   – Я просто хочу сказать… на этот раз у меня нет даже пилки для ногтей.
   Приближаясь, «Хаммер» одновременно объезжал нас, сдвинувшись на полосу встречного движения.
   Я вновь взялся за ключ зажигания, уставился на руку, которая держала его, вновь попытался завести двигатель. Не решался поднять голову, и не потому, что вид «Хаммера» вселял ужас. Меня тревожили миллионы падающих снежинок. Я чувствовал, что и меня, как их, несет ветром, бросает из стороны в сторону, и я, как и они, бессилен выбрать свой путь.
   – Что он делает? – спросила Лорри.
   Я не знал, что он делает, меня больше занимал ключ зажигания, и двигатель таки почти завелся.
   – Джимми, вытащи нас отсюда.
   «Не залей двигатель, – говорил я себе. – Не насилуй его. Пусть он сам найдет искру».
   – Джимми!
   Двигатель взревел.
   «Хаммер» уже находился рядом с нами, но стоял не параллельно, а под углом в сорок пять градусов. Его передний бампер поблескивал в нескольких дюймах от моей дверцы, на высоте нижнего торца окна, так что выбраться из машины я не мог.
   Вблизи «Хаммер» выглядел громадным, особенно на огромных шинах, которые точно добавляли автомобилю добрый фут высоты.
   «Эксплорер» двинулся вперед, не быстро, но уверенно, вгрызаясь в сугроб, забираясь на него, но и «Хаммер» не остался на месте, еще больше сблизился с нами, потом навалился на нас. Заскрежетал вминаемый металл.
   Имея ощутимое превосходство что в размерах, что в мощности двигателя, «Хаммер» начал прижимать «Эксплорер» к скалам, которые окаймляли западную обочину, пусть при этом оба автомобиля и продолжали двигаться вперед.
   Я повернулся к боковому окну, посмотрел вверх, рассчитывая увидеть лицо мерзавца за лобовым стеклом, словно надеялся по его выражению определить, в чем причина происходящего, но не сложилось. Меня только ослепили фары, как по бокам радиаторной решетки, так и на крыше.
   На одном из колес цепи оборвались, но еще держались на нем. Зато свободные концы бились об днище и подкрылки, издавая звуки, напоминающие автоматную стрельбу.
   Я не мог таранить снежную стену и одновременно пытаться набрать скорость, чтобы оторваться от «Хаммера».
   В этот самый момент резкое падение сопротивления подсказало мне, что сугроб пройден, и внезапно у меня вновь появилась надежда.
   Но стрелок, который сидел выше меня, наверняка раньше увидел, что мы вот-вот преодолеем сугроб, и тут же придавил педаль газа. Так что «Хаммер» прибавил скорости одновременно с нами и при этом усилил давление на мой борт.
   Скалы, окаймляющие западную обочину, закончились, уступив место склону, ведущему к лесу.
   Лорри сообщила плохую весть:
   – Оградительного рельса нет.
   «Эксплорер» сместился вправо достаточно далеко, чтобы уже оказаться на обочине. Если бы я и дальше пытался протиснуться мимо «Хаммера», чтобы вырваться на асфальт, нас бы все больше разворачивало против часовой стрелки, пока мы не покатились бы задом вниз по склону, неизвестно куда. Не хотелось и думать о том, к чему это могло привести.
   Лорри то ли пискнула, то ли всхлипнула. Или от сильной схватки, или от мысли о том, что нас ждет внизу, если «Хаммер» столкнет нас с дороги.
   Я отпустил педаль газа. В полном соответствии с законами физики нас начало разворачивать по часовой стрелке.
   Слишком поздно. Правое переднее колесо резко ушло вниз, и я понял, что мы на самом краю обочины. Поскольку «Хаммер» продолжал неумолимо давить на нас, «Эксплореру» не оставалось ничего другого, как свалиться с дороги боком и перекатываться по склону до самого низа.
   Не могу сказать, чем я руководствовался, логикой или инстинктом, но резко вывернул руль вправо. Лорри могла подумать, что я принял самоубийственное решение, но я надеялся использовать непрекращающийся нажим «Хаммера» нам на пользу, вместо того чтобы бороться с ним. И действительно, нас стало еще сильнее разворачивать по часовой стрелке, пока перед нами не оказался длинный, засыпанный снегом склон, не пологий, но и не очень крутой, ведущий к лесу, который прятался в темноте: лучи фар доставали лишь до первых сосен.
   Мы покатились вниз, но я тут же нажал на педаль газа, задержавшись в самой верхней части склона. Мы видели, куда собирались ехать, но мне совершенно не хотелось спускаться вниз.
   Водитель «Хаммера» дал задний ход, отъехал, несомненно, с тем чтобы ударить нам в задний борт. Учитывая положение «Эксплорера», удар этот мог привести к тому, что нас развернуло бы боком и мы покатились бы по склону не на колесах, а переворачиваясь снова и снова.
   Выбора у меня не было. Прежде чем он успел врезаться в нас сзади, я отпустил педаль тормоза.
   – Держись, – сказал я Лорри.
   Закон всемирного тяготения потащил нас вниз.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация