А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Очарованный кровью" (страница 39)

   Но он не выходил из машины, чтобы открыть створки. Значит, ворота открывались с помощью дистанционного управления.
   Вцепившись одной рукой в руль, Кот открыла крышку-лоток расположенной между сиденьями консоли и, порывшись там, обнаружила небольшой пульт дистанционного управления как раз к тому моменту, когда в свете фар показались створки ворот.
   Ворота были довольно внушительными. Они висели на врытых в землю стальных столбах и состояли из толстых трубчатых поперечин и перекрещивающихся распорок. Все это было опутано колючей проволокой. Слава богу, подумала Кот, ей не придется их таранить, потому что даже тяжелый фургон мог не пробиться сквозь это заграждение.
   Она направила пульт на ворота, нажала на соответствующую кнопку, а из груди ее вырвалось торжествующее: «Ага!» – когда створки начали открываться.
   Кот убрала ногу с педали акселератора и слегка притормозила, давая воротам возможность открыться полностью.
   Тяжелые створки еле ползли, и Кот вдруг испугалась, что в тот момент, когда они наконец отворятся, у выезда на шоссе появится машина Вехса, которая перекроет им путь к спасению. Она была почти уверена в этом, и страх заметался внутри ее, словно большая сильная птица с черными крыльями.
   Ворота открылись на всю ширину, и тяжелые створки застыли на месте.
   Кот нажала на газ и выехала с подъездной дороги на двухрядное шоссе.
   В обе стороны шоссе было пустым, насколько хватало глаз. На севере оно взбиралось на поросшие лесом ночные холмы, поднимаясь все выше, все ближе к посеребренным луной, изорванным облакам и прохладным звездам, напоминая собой наклонный трамплин, который – стоит только получше разогнаться – может швырнуть их прямо в открытый космос, подальше от этой планеты. К югу шоссе, наоборот, понижалось, петляло и терялось из вида среди полей и перелесков. Совсем далеко, примерно на расстоянии шести-семи миль, над темным ночным горизонтом вставало легкое золотисто-желтое зарево, отдаленно напоминающее японский веер, лежащий на черной бархатной скатерти. Похоже, в той стороне находился какой-то городок.
   Оставив ворота открытыми, Кот повернула на юг и прибавила скорость. Двадцать миль в час. Тридцать. На сорока милях в час она благоразумно притормозила, однако в своем воображении Кот мчалась куда быстрее любого реактивного самолета. Она летит, она – свободна!
   Душа ее ликовала, хотя тело страдало от боли и усталости, какой Кот не испытывала никогда прежде.
   – Котай Шеперд, живая и невредимая, – сказала она вслух. Это была не молитва, а просто адресованное богу телеграфное сообщение, чтобы он знал: у нее все хорошо.
   Фургон все еще ехал по каким-то сельскохозяйственным угодьям, и ни слева, ни справа от дороги не было ни домов, ни автозаправочных станций, ни придорожных лавочек или кафе. Ни одного огонька, кроме далекого зарева, она не видела, но буквально купалась в лучах света.
   Ариэль продолжала сжимать руками голову, а ее милое личико все еще искажала гримаса страданий.
   – Ариэль, живая и невредимая, – сказала ей Кот. – Живая и невредимая. Живая. Все хорошо, родная, все просто отлично…
   Она сверилась со спидометром.
   – Мы проехала уже три мили, и с каждой минутой, с каждой секундой уезжаем все дальше и дальше.
   Они въехали на небольшой пригорок, и Кот поморщилась, когда ей в глаза ударил свет фар. По встречной полосе шла какая-то машина.
   Кот напряглась. Это мог быть Вехс. Убийца.
   До полуночи оставалось три минуты.
   Но даже если это Вехс, который, несомненно, узнает свой дом на колесах, Кот не представляла себе, что он может им сделать. Фургон был больше и тяжелее любой легковушки, поэтому Вехсу не удастся столкнуть его с шоссе. Скорей уж это Кот расшибет его в лепешку, если дело до этого дойдет. Она не боится использовать фургон в качестве тарана, если убийца попытается блокировать дорогу.
   Но это был не Вехс. Когда чужая машина приблизилась, Кот заметила у нее на крыше что-то очень знакомое. Поначалу она решила, что это решетчатый лыжный багажник, и лишь чуть позже поняла, что это – разноцветные проблесковые огни и рожок сирены. Прошлой ночью, преследуя Вехса по шоссе 101, она готова была отдать полжизни за то, чтобы повстречаться именно с такой машиной, и только теперь она ей попалась.
   Кот несколько раз нажала на сигнал, несколько раз мигнула фарами и стала тормозить.
   – Копы! – радостно воскликнула она, обращаясь к Ариэль. – Что я тебе говорила? Видишь, как хорошо все кончилось? Мы нашли копов.
   Ариэль скорчилась так, словно у нее заболел живот.
   В ответ на ее сигналы полицейский включил проблесковые маяки, хотя и не воспользовался сиреной.
   Кот свернула к обочине и остановилась. «Они возьмут Вехса еще до того, как он вернется домой, увидит, что нас нет, и приготовится бежать», – билась в ее голове радостная мысль.
   Патрульная машина проскочила чуть дальше того места, где остановился фургон. На дверце водителя Кот заметила надпись крупными буквами «ДЕПАРТАМЕНТ ШЕРИФА». В тот момент эти два слова казались ей самыми лучшими в английском языке.
   В зеркальце заднего вида она видела, как машина шерифа круто развернулась и двинулась к ней по ее полосе. Обогнав фургон, она остановилась на засыпанной гравием обочине в тридцати футах впереди.
   Охваченная радостью, Кот облегченно вздохнула. Открыв дверь, она спрыгнула на землю и направилась к полицейской машине.
   Внутри она видела только одного офицера. Он был в широкополой шляпе. И почему-то совсем не спешил вылезать.
   Вращающиеся маяки на крыше машины отбрасывали на залитый лунным светом асфальт ползучие кроваво-красные отблески и расплескивали тревожный бледно-голубой свет, а близкие деревья по обочине то подступали вплотную к шоссе, то отшатывались назад. Тревожные огни словно вспугнули тишину и покой ночной дороги, и сразу же откуда-то налетел прохладный ветер, который зашуршал в кювете опавшей листвой и погнал по асфальту вихри мелкой, скрипящей на зубах пыли.
   Кот прошла уже почти половину расстояния, разделявшего две машины, а полицейский все еще сидел за рулем. Неожиданно ей вспомнились досье, найденные в кабинете Вехса. Теперь она поняла, откуда они там взялись и что означали. И что означали стальные наручники у нее на запястьях.
   Кот резко остановилась:
   – Господи!..
   Все встало на свои места.
   Она развернулась и со всех ног бросилась обратно к фургону. В красно-синих вспышках проблесковых огней и в мертвенном свете луны Кот казалось, что она как будто во сне движется еле-еле, с трудом раздвигая плотный, как желе, воздух.
   Добежав до фургона, она бросила взгляд назад через плечо. Коп вылезал из машины.
   Тихонько ахнув, Кот вскочила в кабину и захлопнула за собой дверь. Полицейский выбрался из патрульной машины. Это был Крейбенст Вехс. Кот рванула рычаг стояночного тормоза.
   Вехс открыл огонь.

   Глава 11

   Шериф Крейбенст Чангдомур Вехс – самый молодой шериф в истории округа – следил в боковое зеркальце за тем, как Котай Шеперд, торопясь, шагает по обочине шоссе к его патрульной машине, и думал о том, что эта женщина, пожалуй, и есть его лопнувшее колесо, досадная случайность, которая вторглась в его жизнь и теперь угрожает его безоблачному и светлому будущему. Когда она вдруг остановилась и, круто развернувшись через плечо, бросилась бежать обратно к дому на колесах, тревога Вехса возросла еще больше.
   И в то же время он почувствовал, как его любопытство вырастает до невероятных размеров. Нет, он положительно не мог сетовать на судьбу за то, что они встретились.
   – Какая ты умная, сучка, – громко сказал он.
   Выбравшись из своей черно-белой машины, он вытащил револьвер, намереваясь всадить пулю ей в ногу. Он все еще надеялся спасти ситуацию. Если он сумеет обездвижить Котай и засунуть ее в фургон прежде, чем на шоссе появится какая-нибудь машина, все остальное будет очень просто. С каким удовольствием он снова застегнет у нее на руках стальные «браслеты»! Что касается Ариэль, то она и пальцем не шевельнет, чтобы защитить эту женщину, а если попробует, то он сумеет добиться от нее послушания с помощью рукоятки револьвера. Это, правда, может нарушить все его планы, но, с другой стороны, не хватит ли любоваться на ее смазливое личико, не имея возможности превратить его в кровавую отбивную? Даже в теперешних, не слишком благоприятных обстоятельствах он способен проделать это с отменным удовольствием.
   Вехс умел действовать быстро, но Котай Шеперд оказалась проворнее. Когда он поднял револьвер, она уже сидела за баранкой его фургона и возилась с рычагами.
   Он больше не мог рисковать, пытаясь всего лишь ранить Котай, чтобы потом получить удовольствие, не спеша разрезая ее на куски. Ею придется пожертвовать ради собственной безопасности.
   Уверенно нажимая на спусковой крючок, Вехс послал в ветровое стекло фургона шесть пуль подряд.

   Увидев в руке Вехса револьвер, Кот закричала: «Ложись!» – и, бросившись телом на открытую консоль между сиденьями, заставила Ариэль наклониться. Она закрывала девушку как могла и, крепко зажмурив глаза, орала, чтобы Ариэль сделала то же.
   Выстрелы следовали один за другим, очень быстро, без пауз, и лобовое стекло взорвалось осколками. Безопасное стекло, проклеенное синтетической смолой, разлетелось на мелкие, словно ледяные, кубики, и, засыпав сиденья, засыпав Кот и Ариэль, с сухим шелестом упало на металлический пол. В глубине фургона – там, куда попадали пули, – тоже что-то билось и с треском ломалось.
   Кот пыталась считать выстрелы. Ей показалось, что она услышала шесть, но, может быть, она ошиблась, и их было только пять. Кот не была уверена на сто процентов. Потом ей пришло в голову, что это вообще не имеет значения, потому что она не разглядела толком, что за оружие держал в руке шериф Вехс. С чего она взяла, что это обязательно должен быть револьвер? В пистолете же могло быть и десять, и больше патронов – намного больше, потому что некоторые модели комплектовались магазинами повышенной емкости.
   Рискуя получить пулю в лицо, Кот выпрямилась и, стряхивая с рук и плечей колючие осколки, посмотрела вперед сквозь пустую раму лобового стекла. Она увидела Вехса, стоящего рядом с патрульной машиной в каких-нибудь тридцати футах. Он вытряхивал из барабана стреляные гильзы; следовательно, это был револьвер.
   Стояночный тормоз Кот уже освободила. Теперь она включила передачу.
   Вехс стоял, выпрямившись во весь свой рост, и казался спокойным и невозмутимым. Тем не менее он довольно ловко выудил из неглубокого кармашка на оружейном поясе ускоритель заряжания с новым комплектом патронов.
   Благодаря преступным дружкам своей матери Кот отлично знала, что такое ускоритель заряжания. Прежде чем Вехс успел перезарядить оружие, она убрала ногу с тормоза и вдавила до упора педаль газа.
   Вперед, только вперед!
   Переламывая ускоритель, чтобы освободить донышки вставленных в барабан патронов, Вехс услышал рев двигателя своего фургона и почти небрежно глянул в его сторону.
   Кот вырулила на мостовую, словно собираясь обогнуть патрульную машину и попытаться скрыться, однако на самом деле она хотела только одного – размазать по асфальту эту сволочь.
   Вехс бросил ускоритель на землю и со щелчком поставил барабан на место.
   Кот, боясь, что Ариэль может выпрямиться, закричала, чтобы она не смела вставать, и тут же пригнулась сама, когда новая пуля врезалась в металлическую раму окна и срикошетила куда-то в глубь фургона.
   И тут же Кот снова подняла голову, потому что фургон уже не стоял, а двигался и она должна была смотреть, куда едет. Когда расстояние показалось ей подходящим, она резко вывернула руль вправо, целясь в Вехса, стоявшего у распахнутой двери патрульной машины.
   Вехс снова выстрелил. Кот увидела короткую вспышку пламени, вырвавшуюся из ствола револьвера, который, казалось, был нацелен ей прямо в лоб. Потом возле уха что-то басовито вжикнуло, словно летним полднем мимо промчался быстрый как молния шмель, и запахло паленым, похоже на горящую шерсть.
   Чтобы убраться с ее пути, Bexc вынужден был плашмя броситься на переднее сиденье своей машины. Фургон зацепил распахнутую дверь и легко вывернул ее из петель. Впрочем, Кот надеялась, что заодно сумела оторвать ненавистному врагу одну или обе ноги.
   Запах пороховой гари всегда напоминал Вехсу запах секса; вероятно, потому, что и то и другое пахло чем-то горячим, а возможно, потому, что в аромате сгоревшего пороха присутствовал легкий аммиачный дух, которым так резко и сладко пахнет извергнутое семя. Но какова бы ни была причина, стрельба неизменно улучшала его настроение и мгновенно возбуждала до состояния эрекции. Вот и сейчас, прыгнув на сиденье машины, он издал довольное: «Уф-ф!» Рев мотора оглушал, он слышался со всех сторон и, кажется, даже сверху, а яркий свет фар болезненно полоснул по глазам. Шум, грохот, свет – впечатление было такое, что он попал в крупную автомобильную аварию.
   Прыгая в машину, чтобы увернуться от мчащегося на него фургона, Вехс подтянул ноги, зная, что фургон промчится близко, чертовски близко, но именно это доставляло ему удовольствие. Что-то рвануло за правую ногу, по кабине прошелестел порыв холодного ветра, а оторванная водительская дверца, кувыркаясь с ребра на ребро, покатилась по асфальту вслед за фургоном.
   Вехс почувствовал, что его правая нога совершенно онемела, и, хотя боли не было, он был уверен, что ступня раздроблена, может быть, даже оторвана. Тогда Вехс сел, убрал револьвер в кобуру и опустил руку, ожидая нащупать вздрагивающую, истекающую горячей кровью культю. К его удивлению, он нисколько не пострадал. Промчавшийся мимо фургон начисто срезал лишь каблук правого ботинка. Только каблук. Просто каучуковый каблук…
   Вехс по-прежнему не чувствовал ноги, только икру кололи тысячи невидимых иголочек, но он громко рассмеялся:
   – Придется тебе заплатить за ремонт, сука!
   Фургон был уже в двухстах футах впереди него. Набирая скорость, он мчался на юг.
   Вехс никогда не глушил двигатель, съезжая на обочину, поэтому ему нужно было только снять машину с ручного тормоза и включить передачу.
   Так он поступил и сейчас. Выброшенный колесами гравий загрохотал по днищу, и черно-белый патрульный автомобиль рванулся с места. Разогревшиеся покрышки завизжали, словно больной ребенок, вынесли машину на асфальт, и Вехс стрелой понесся в погоню за своим собственным фургоном.
   Занятый своей онемевшей ногой и увлеченный безрассудным желанием как можно скорее наложить лапу на тонкую шею Котай Шеперд, Вехс слишком поздно заметил, что огромный дом на колесах больше не удаляется по шоссе на юг. Каким-то образом, совершенно неожиданно и незаметно, он успел изменить направление движения и теперь мчался задним ходом прямо на него, мчался со скоростью около тридцати миль в час.
   Вехс ударил по тормозам, но, прежде чем он успел вывернуть руль влево и уйти от лобового столкновения, фургон врезался в его машину.
   Это было все равно что таранить гранитную скалу. Голова Вехса откинулась назад, и тут же сила инерции бросила его на руль с такой силой, что воздух с шумом вылетел из легких, а перед глазами заклубилась тьма.
   От удара сработал замок капота, и смятая крышка поднялась, так что он не видел ничего из того, что делалось впереди. Наконец Вехс уловил визг покрышек, продолжавших вращаться, и почувствовал запах горелой резины. Очевидно, фургон толкал патрульную машину назад, и хотя столкновение не могло не притормозить его, фургон снова наращивал скорость.
   Вехс схватился за рычаг коробки передач и попытался включить задний ход, чтобы оторваться от дома, который пер назад, словно бульдозер, но у него ничего не вышло. Рычаг только сердито трясся у него в руке, и тут же со щелчком выскакивал в нейтральное положение. Похоже, трансмиссии пришел конец.
   Кроме того, Вехс подозревал, что разбитый передок полицейской машины зацепился за что-то в задней части фургона.
   Она хочет столкнуть его с шоссе.
   В некоторых местах высота насыпи составляла восемь или десять футов и была достаточно крутой, чтобы патрульный автомобиль полетел с нее багажником вниз. А если две машины действительно сцепились между собой и если женщина не справится с управлением, то фургон свалится на него сверху и раздавит в лепешку.
   Проклятье, может быть, именно это она и задумала!
   Черт, в этой женщине столько необычного, индивидуального, яркого. В каком-то смысле она была даже чем-то похожа на него. И это Вехса восхищало.
   Вехс почувствовал резкий запах бензина. Пожалуй, оставаться в машине дальше становилось опасно.
   Справа от центральной консоли и полицейской рации (которую Вехс выключил, как только узнал собственный дом на колесах) стояло вертикально в пружинных зажимах помповое ружье двадцатого калибра, магазин которого вмещал пять патронов. Его шериф всегда держал заряженным.
   Схватив ружье за ствол, Вехс вырвал его из кронштейнов и, прижимая к груди обеими руками, выскользнул из кабины.
   Фургон и полицейская машина двигались задним ходом со скоростью около двадцати пяти миль в час, поскольку мотор последней работал на холостых оборотах и больше не тормозил фургон. Асфальт принял Вехса, как земля принимает парашютиста с большими прорехами в парашюте. Ударившись о покрытие, Вехс покатился в сторону, прижимая руки к груди в надежде, что ничего себе не сломает, и крепко держа ружье. Он остановился только у края засыпанной гравием обочины на встречной полосе шоссе. Когда он попытался поднять голову, в голове что-то ярко вспыхнуло, потом – еще раз и еще…
   Он приветствовал боль криком восторга, погружаясь в невероятную глубину этого ощущения.

   В зеркало заднего вида Кот видела, как Вехс вывалился из кабины и покатился по шоссе.
   – Черт! – вырвалось у нее.
   К тому времени, когда она, поскуливая от боли в прокушенной ноге, сумела затормозить, Вехс уже лежал у противоположной обочины, лежал лицом вниз и не шевелился. До него было около трехсот футов. Он был совершенно неподвижен, но Кот не верилось, что прыжок из машины убил его. Скорее всего он просто потерял сознание и находится в глубоком нокдауне.
   Кот не могла переехать Вехса, пока он валяется без чувств. Но и не собиралась дожидаться, когда он придет в себя и использует свой шанс.
   На всякий случай Кот застегнула ремни безопасности; почему-то ей казалось, что они ей понадобятся.
   Переключая передачу, чтобы ехать вперед, она почувствовала острую жалящую боль с правой стороны головы. Приложив руку к волосам и отняв ее, Кот увидела на ладони кровь. Басовито жужжащий шмель, пролетевший у самой ее головы, на самом деле был пулей, которая, задев ее по касательной, провела по коже царапину длиной в три и глубиной в одну шестнадцатую дюйма. Чуть-чуть в сторону – и она снесла бы Кот полчерепа. Кстати, получил свое объяснение и запах горелого, который она почувствовала: это был разогретый свинец и несколько опаленных волос.
   Ариэль по-прежнему сидела в сверкающей мантилье из осколков битого стекла. Она тоже смотрела в сторону Вехса, но лицо ее ничего не выражало. Руки ее кровоточили. При виде блестевшей крови сердце Кот екнуло, но уже в следующую минуту она поняла, что это были лишь неглубокие поверхностные царапины. Ничего серьезного. Специальное стекло не могло причинить смертельно опасных ранений, однако его осколки были достаточно острыми, чтобы проткнуть кожу.
   Когда Кот снова перевела взгляд на Вехса, он уже стоял на четвереньках. До него было двести футов. Рядом лежало ружье.
   Кот резко выжала педаль газа.
   Фургон словно кто-то дернул за хвост; сзади раздалось громкое «бамс», и дом на колесах содрогнулся. Потом Кот услышала еще один металлический «бамс», пронзительный скрежет и лязг железа, но фургон продолжал набирать скорость.
   Бросив взгляд в боковое зеркальце, Кот увидела снопы ярких искр, которые разбрасывала чиркающая об асфальт сталь.
   По пятам за фургоном с громом и скрежетом следовала разбитая патрульная машина. Вернее, это Кот ее тащила.

   Правое ухо Вехса было сильно расцарапано и кровоточило. Запах собственной крови показался ему похожим на запах январского ветра, что мчится высоко в горах над заснеженными склонами. Медный звон сразу в обоих ушах напомнил ему металлический вкус паука, которого он съел в доме Темплтонов, и Вехс позволил себе немного посмаковать это ощущение.
   Встав на ноги и убедившись, что все кости целы, он подавил чувство тошноты, подступавшее к горлу с необычной для Вехса настойчивостью, и подобрал ружье. По всем признакам, оно нисколько не пострадало во время его головокружительного прыжка, и Вехс был искренне этому рад.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация