А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Легенды о самураях. Традиции Старой Японии" (страница 35)

   Кайсяку бывает трое – главный секундант, помощник кайсяку и младший секундант. Когда приговор приводится в исполнение с надлежащей торжественностью, участвуют все трое, и все-таки кайсяку и помощника кайсяку вполне достаточно. Если секундантов трое, их обязанности следующие: главный секундант отрубает голову. Он – самое важное лицо в церемонии харакири. Помощник кайсяку приносит поднос, на который кладется кинжал кусунгобу или малый меч вакидзаси, – это его функция. Он должен выполнять свою роль таким образом, чтобы не помешать работе главного кайсяку. Помощником кайсяку при церемонии харакири является офицер ранга кайсяку. Третий, или младший секундант, подносит голову главному свидетелю для опознания, и, в случае если внезапно что-то воспрепятствует действиям обоих кайсяку, он должен быть готов выступить вместо них. Его роль очень велика, и для нее должен быть выбран подходящий человек.
   Хотя не существует более никаких церемоний, где выступает кайсяку (секундант), за исключением церемонии харакири, все же в древние времена охранников и людей, которые помогали другим, также называли кайсяку. Если приговоренный совершит какой-нибудь промах в роковой момент, это будет бесчестьем для его мертвого тела, и для того, чтобы предотвратить подобные ошибки, привлекаются один или несколько кайсяку. Именно эту обязанность кайсяку считает своим первейшим долгом.
   Когда человека назначают исполнять обязанности кайсяку по отношению к другому, что можно сказать о нем, если он принимает эту обязанность с улыбкой на лице? Однако не должен он надевать и маску огорчения. Это все равно что попытаться отговориться от исполнения этой обязанности. Нет никакого героизма в том, чтобы как положено отрубить человеку голову, и сделать это неумело – бесчестье. Тем не менее человек не должен ссылаться на отсутствие навыка в качестве предлога, чтобы уклониться от этой обязанности, ведь недостойно самурая, если ему требуются специальные навыки, чтобы обезглавить человека. Если имеются сторонники назначения для исполнения обязанностей кайсяку молодых людей, лучше сказать, что у них еще не натренирована рука. Не может быть и речи о том, чтобы струсить и передать свои обязанности другому человеку. Когда человеку поручают выступить в роли кайсяку, ему следует выразить готовность воспользоваться мечом (можно воспользоваться и кусунгобу, но меч – самое подходящее для этого случая оружие). Что же касается меча, кайсяку следует взять его у приговоренного, если же тот будет возражать, ему следует получить меч от своего господина, собственным мечом ему не следует пользоваться. Когда назначается помощник кайсяку, все трое должны держать совет по поводу деталей процедуры и места казни, после того как вышестоящие тщательно проинструктируют их относительно всех обычаев церемонии. И, предусмотрев все вопросы на случай, если что-то пойдет не так, им следует обратиться к вышестоящим за указаниями. Кайсяку надевают церемониальное платье, если преступник – человек, переданный под надзор правительством. Когда он представитель их клана, им достаточно только надеть самурайские штаны – нагабакама. Говорят, что в древние времена они были одеты точно так же, как и приговоренный, а некоторые знатоки утверждают, что на церемонии харакири дворянина высокого ранга кайсяку должны быть в белых одеждах, а рукоять меча – завернута в белый шелк. Если казнь происходит в доме, им следует частично подвернуть нагабакама, если в саду – нагабакама подвертывают полностью.
   Кайсяку должны обратиться к приговоренному со следующими словами: «Господин, мы назначены вашими кайсяку. Просим вас, успокойтесь», и так далее, но это зависит от ранга преступника. Если приговоренный хочет высказать свое последнее желание, выслушивать его должен кайсяку, при этом он обязан обходиться с приговоренным с надлежащим почтением, чтобы не давать повода к лишним волнениям. Он должен взять меч приговоренного, объяснив это следующим образом: «Так как я имею честь быть вашим секундантом, осмелюсь попросить ваш меч для этого случая. Возможно, погибнуть от собственного меча, который вам привычен, будет вам утешением». Если, однако, приговоренный отказывается и предпочитает расстаться с жизнью с помощью меча кайсяку, его желание должно быть исполнено. Если кайсяку нанесет неловкий удар собственным мечом, то для него это бесчестье, следовательно, ему следует взять чей-то меч, чтобы вину можно было списать на меч, а не на того, в чьих руках он был. Каждый самурай должен носить меч, подходящий для того, чтобы отрубить человеку голову, и все-таки, если приговоренный просит кайсяку лишить его жизни собственным мечом, должно быть сделано, как он того желает.
   Есть вероятность, что приговоренный будет расспрашивать своего кайсяку о сделанных приготовлениях, и тот должен быть готов ответить на все подобные вопросы. Давным-давно один приговоренный спросил своего кайсяку, отрубят ли ему голову в момент, когда он получит поднос с кинжалом кусунгобу. «Нет, – отвечал второй кайсяку, – вам отрубят голову в тот момент, когда вы ударите себя в живот кинжалом кусунгобу». При казни некоего Сано тот сказал своему кайсяку, что, когда будет вспарывать себе живот, непременно вскрикнет, и попросил его быть хладнокровным, когда тот будет отрубать ему голову. Кайсяку отвечал, что исполнит все, что тот пожелал, но попросил его тем временем взять поднос с кинжалом кусунгобу или малым мечом вакидзаси, чего требует обычай. Когда Сано протянул руку к подносу, секундант тотчас же отрубил ему голову. И хотя это было не совсем правильно, все-таки кайсяку поступил подобным образом, чтобы спасти самурая от бесчестья совершения харакири не так, как ему приличествует (закричав от боли), нет ничего зазорного в том, что кайсяку поступает милосердно. Если приговоренный настоятельно просит позволения вспороть себе живот, его желание может быть исполнено, в зависимости от обстоятельств, но в этом случае следует проявлять осторожность, чтобы не упустить момента, когда нужно будет отрубать голову. Обычай отрубать голову, когда приговоренный проходит лишь через подобие взрезания себе живота, восходит к периоду Эмпо (приблизительно около 1678 г.).
   Когда приговоренный занимает свое место, кайсяку обнажает правое плечо своего церемониального платья, которое позволяет спуститься ниже рукава, и вынимает свой меч, кладет ножны с осторожностью, чтобы его оружия не было видно приговоренному, затем занимает место слева от приговоренного и сразу за его спиной. Приговоренный должен сидеть лицом на запад, а кайсяку – лицом на север, и в таком положении он наносит удар. Когда кайсяку видит, как помощник секунданта вносит поднос, на котором лежит малый меч вакидзаси, он должен собраться с духом и поместить душу ниже пупка. Когда поднос ставят, кайся-ку должен принять исходное положение, чтобы нанести удар мечом. Он должен сделать шаг с левой ноги, а затем сменить ногу, так чтобы правая нога была впереди, – это позиция, с которой он наносит удар. Однако он может изменить положение ног. Когда приговоренный снимает свою верхнюю одежду, кайсяку должен поднять свой меч. Когда приговоренный потянется рукой, чтобы пододвинуть к себе поднос, и слегка наклонится вперед, именно в это мгновение кайсяку и следует нанести удар мечом. По этому поводу существуют всевозможные традиции. Некоторые говорят, что приговоренный должен взять поднос и уважительно поднять его над головой, а затем поставить на место, и именно в этот момент ему отрубают голову. Существуют три правила времени отрубания головы: первое – когда кинжал кусунгобу или малый меч вакидзаси кладется на поднос; второе – когда приговоренный смотрит на левую сторону своего живота, прежде чем вонзить кинжал кусунгобу или малый меч вакидзаси; третье – когда он вонзает в живот кинжал кусунгобу или малый меч вакидзаси. Если упустить все три эти момента, отрубать голову будет труднее, – так говорит традиция. Однако также запротоколировано четыре момента для отрубания головы: первый – когда помощник кайсяку удаляется после того, как установит подставку, на которой находится малый меч вакидзаси; второй – когда приговоренный пододвигает подставку к себе; третий – когда он берет кинжал кусунгобу или малый меч вакидзаси в руку; четвертый – когда он делает надрез в животе. Хотя одобрены все четыре способа, все же первый слишком поспешный; последние три – правильные и надлежащие. Короче говоря, удар следует наносить без промедления. Если кайсяку срубил голову одним ударом без промаха, то он осторожно, не поднимая меча вверх, держит его острием вниз, затем он должен немного отступить назад и вытереть свое оружие, встав на колени. У него должно быть приготовлено много белой бумаги либо за поясом, либо за пазухой, чтобы стереть кровь и протереть меч. Вложив меч в ножны, ему следует поправить верхнюю одежду и занять свое место сзади. Как только голова упала, должен войти младший секундант и, взяв голову, поднести ее свидетелю для освидетельствования. Когда тот ее опознает, церемония завершается. Если не имеется помощника или младшего кайсяку, главный кайсяку, как только срубит голову, неся свой меч за лезвие в левой руке, должен взять голову правой рукой, держа ее за пучок волос магэ, приблизиться к свидетелю, обойдя тело с правой стороны, и показать свидетелю правый профиль, положив подбородок отрубленной головы на рукоять меча и встав на левое колено. Затем, вернувшись и обойдя тело слева, встав на левое колено, взяв голову левой рукой и поместив ее на острие своего меча, он снова должен показать левый профиль отрубленной головы свидетелю. Также установлено в качестве еще одного правила, что кайсяку, отложив свой меч, должен вытащить бумагу из-за ворота своего кимоно и, положив голову на ладонь своей левой руки и взявшись за пучок волос магэ правой рукой, положить голову на бумагу и таким образом предоставить ее для освидетельствования. Оба способа считаются правильными.

   Примечание. То, что голову кладут на плотную бумагу, – это знак уважения, оказываемого ее владельцу, положить голову на острие меча – знак оскорбления. Что из этого выбирать, зависит от ранга приговоренного к казни. Если церемония должна быть сокращенной, она может закончиться отрубанием головы. Это нужно решить заранее, посоветовавшись со свидетелем. В случае если кайсяку не сможет отрубить голову одним ударом, кайсяку должен взяться за пучок волос магэ и, прижав голову, отрезать ее. Если он промахнется и по ошибке попадет в плечо, а приговоренный вскочит с криком до того, как начнет корчиться от боли, кайсяку должен удержать его и заколоть насмерть, а уж потом отрубить голову. Или же помощники кайсяку, которые сидят позади, должны выйти вперед и удерживать приговоренного, в то время как главный кайсяку отрубает ему голову. Не исключено, что у кайсяку после того как он отрубит голову, возникнет необходимость подтолкнуть тело, чтобы оно упало, а затем поднять голову для опознания. Если тело не падает в ту же минуту, что, как говорят, иногда случается, кайсяку следует потянуть его за ноги, чтобы заставить упасть. Есть некоторые, кто находит безукоризненным способ, когда кайсяку не рубит голову с плеч одним ударом, а оставляет на шее полоску кожи, и так как голова держится на этой полоске кожи, берется за пучок волос магэ и перерезает кожу, а уже тогда представляет голову для осмотра. Причина тому, чтобы, если голову срубают с плеч одним ударом, церемонию харакири не спутали с обыкновенной казнью. Судя по утверждениям специалистов по старине, это надлежащий и уважительный образ действий. После того как голову отрубают, бывает, что глаза продолжают моргать, а рот двигаться и кусать мелкие камешки и песок. Смотреть на это отвратительно, а поскольку харакири считается среди самураев чрезвычайно важным событием, никак нельзя потерять лицо, поэтому считается, что лучше всего не дать голове упасть, а слегка придерживать, когда наносят удар. Возможно, это правильно, однако очень непросто отрубить голову так, чтобы оставалась небольшая полоска кожи, на которой и висит голова. Здесь есть опасность промахнуться, а поскольку любая ошибка при обезглавливании – ужасное зрелище, лучше уж сразу нанести один верный удар. Другие говорят, что, даже когда голову отрубают одним ударом, следует изобразить некое подобие перерезания полоски кожи, однако это не обязательно.
* * *
   Различаются три способа ношения меча среди тех, кто искусен в умении владения мечом. Если чин приговоренного высокий, меч должен быть поднят вверх; если приговоренный и кайсяку относятся к одному сословию, меч носят по центру тела; если приговоренный низшего сословия, дозволяется носить меч острием вниз. Правильное положение кайсяку для нанесения смертельного удара – преклонив одно колено, но не произойдет ничего ужасного, если он будет стоять. Другие говорят, что если казнь происходит внутри дома, кайсяку следует преклонить колено, если в саду – ему следует стоять. На этих моментах не стоит упорно настаивать: человек должен наносить удар из того положения, в котором ему удобнее всего это делать.
   Главная обязанность помощника кайсяку, о которой он не должен забывать, – принести поднос с кинжалом кусунгобу очень тихо и спокойно, когда приговоренный занимает свое место, и поставить так, чтобы он находился на расстоянии вытянутой руки от приговоренного. Затем помощник кайсяку возвращается на свое место, но, если приговоренный проявляет признаки волнения, помощник кайсяку должен оказать ему поддержку.
   Был случай, когда приговоренный, получив поднос от помощника кайсяку, держал его долгое время, не выпуская из рук, а те, кто был с ним рядом, снова и снова настаивали, чтобы он поставил поднос рядом. Также бывает, что после того как поднос поставлен и помощник кайсяку удаляется, приговоренный не протягивает руку к подносу, чтобы взять его. Тогда помощник кайсяку должен заставить его взять поднос. Кроме того, приговоренный может попросить, чтобы поднос поставили чуть ближе к нему, в таком случае его желание должно быть исполнено. Также поднос ставится таким образом, что помощник кайсяку, держа его в левой руке, может протягивать кинжал кусунгобу приговоренному, который наклоняется вперед, чтобы взять его. Какой из двух этих способов лучше, неясно. Цель обоих – сделать так, чтобы приговоренный наклонился вперед, и произвести удар. Уйдет помощник кайсяку на свое место или нет, должно зависеть от поведения приговоренного.
   Если преступник – вспыльчивый человек буйного нрава, на поднос вместо кинжала кусунгобу кладут веер, а если тот возражает, на это ему отвечают, что замена кинжала веером – это древний обычай. Такое может иногда случиться. Говорят, что когда-то в одном из поместий даймё некая храбрая замужняя женщина убила мужчину, и, когда ей было дозволено умереть от харакири со всеми почестями, на поднос был положен веер, и ей отрубили голову. Такое может считаться правильным и своевременным. Если приговоренный проявляет непокорность, кайсяку, не проявляя никаких признаков тревоги, должны поторопиться к нему и, убеждая его приготовиться, быстро заставить совершить все приготовления и усадить на свое место. Затем главный кайсяку, обнажив свой меч, должен приготовиться к удару и, приказав приговоренному как можно быстрее приступить к церемонии получения подноса, должен исполнить свой долг, не показывая никакого испуга.
   Некий князь Като, приговорив одного из своих советников к смерти, участвовал в церемонии харакири, скрываясь за занавесом из бамбуковых побегов. Советник по имени Катаяма был связан и все это время бросал полные ярости взгляды на занавеси, не выказывая никаких признаков страха. Главным кайсяку был человек по имени Дзихэй, который всегда относился к Катаяме с большим уважением. И вот Дзихэй, держа меч в руке, сказал Катаяме: «Господин, пришел ваш смертный час: будьте добры повернитесь и держите голову прямо». Когда Катаяма услышал эти слова, он отвечал: «Парень, да ты наглец!», и, как только он оглянулся, Дзихэй нанес смертельный удар. Господин Като после этого спросил Дзихэя, что было тому причиной, и тот отвечал, что приговоренный явно что-то замышлял, он решился убить его тотчас же и положить конец его мятежному духу. Вот пример, который не должны упускать из виду другие секунданты.
   Когда голова отрублена, обязанность младшего кайся-ку – взять ее за пучок волос магэ и, положив на плотную бумагу, а затем на свою ладонь, отнести для осмотра свидетелю. Эта церемония подробно описана выше. Если голова лысая, кайсяку должен проткнуть левое ухо стилетом, который находится в ножнах его малого меча или кинжала, и так нести для опознания. Младший кайсяку должен иметь плотную бумагу за воротом своего кимоно. В эту бумагу он должен завернуть мешочек с рисовыми отрубями и золой, чтобы нести голову, не запачкавшись кровью. Когда опознание головы завершено, обязанность младшего секунданта – поместить ее в бадью.
   Если случается нечто служащее помехой главному кайсяку, помощник кайсяку должен занять его место. Подобное произошло однажды, когда перед самой казнью главный кайсяку лишился присутствия духа, однако безо всякого труда отрубил голову. Но когда дело дошло до того, чтобы поднести голову для освидетельствования, он никак не мог справиться со своей нервозностью. Именно этого и стоит опасаться людям, которые выступают в качестве секундантов.
* * *
   В качестве заключения к приведенным выше подробнейшим описаниям церемоний, надлежащим образом соблюдаемых при совершении харакири, здесь я могу описать случай такого приведения приговора в исполнение, который я был официально послан засвидетельствовать. Приговоренным был Таки Дзэндзабуро, офицер правителя Бидзэна, который отдал приказ открыть огонь по иностранному поселению в Хёго в феврале 1868 года, – нападение, на которое я сослался во вступлении к повести о девушке из сословия эта и хатамото. До сего времени ни одному иностранцу не приходилось быть свидетелем такой казни, которую считали скорее выдумками путешественников.
   Церемония, которая происходила по приказу самого микадо, имела место в 10.30 вечера в храме Сэйфукудзи, штабе войск Сацума в Хёго. От каждой иностранной дипломатической миссии был послан один свидетель. Всего нас было семь чужеземцев.
   Нас проводили в храм офицеры князей Сацума и Тёсю. Хотя церемония должна была проходить в самой приватной атмосфере, случайные обрывки разговоров, которые мы слышали на улицах, и толпа, окаймляющая главный вход в храм, говорили о том, что это дело представляло немалый интерес для народа. Внутренний двор храма представлял собой живописное зрелище: он был переполнен солдатами, стоящими группами вокруг больших костров, которые отбрасывали тусклый мерцающий свет на тяжелые свесы и причудливые коньки крыш священных построек. Нас проводили во внутреннее помещение, где мы должны были ждать, пока не завершатся приготовления к церемонии. В соседним с нашим помещении находились японские офицеры. После продолжительного перерыва, который показался нам вдвое дольше из-за воцарившейся тишины, к нам подошел Ито Сунсукэ, временный губернатор Хёго, переписал наши имена и сообщил нам, что с японской стороны будут присутствовать семь кэнси, надзирателей или свидетелей. Он и еще один офицер были представителями микадо; два капитана пехоты Сацума и два – Тёсю, с представителем князя Бидзэна, клана приговоренного, завершали их число, что, по-видимому, было специально устроено, чтобы соответствовать количеству присутствующих иноземцев. Ито Сунсукэ далее спросил, не желаем ли мы спросить о чем-то преступника. Мы ответили отрицательно.
   Произошла еще одна заминка, после чего нас пригласили проследовать за свидетелями с японской стороны в хондо, или главный храмовый зал, где должна была проводиться церемония. Это было впечатляющее зрелище. Большой зал с высоким сводом, опирающимся на темные деревянные колонны. С потолка спускалось множество позолоченных ламп и украшений, свойственных буддийским храмам. Перед высоким алтарем, там, где пол, покрытый красивыми белыми циновками, приподнимается над землей на несколько дюймов, было расстелено алое войлочное покрытие. Высокие свечи, расставленные на равных расстояниях друг от друга, давали призрачный и таинственный свет, которого едва хватало, чтобы видеть происходящее. Семеро японцев заняли свои места по левую сторону от возвышения перед алтарем, а семеро чужеземцев – по правую. Никаких других людей в храме не было.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация