А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Легенды о самураях. Традиции Старой Японии" (страница 27)

   БЛАГОДАРНЫЕ ЛИСИЦЫ

   Однажды весной в один прекрасный день два друга в сопровождении мальчика с бутылкой вина и коробкой провизии пошли на болота собирать папоротник. Пока они там бродили, увидели у подножия холма лисиц, которые вывели своих детенышей поиграть. И пока они смотрели, пораженные необычностью такой сцены, трое мальчиков из соседней деревни с корзинками в руках тоже пришли собирать папоротник. Как только дети увидели лис, они вооружились бамбуковыми палками и незаметно подкрались к животным сзади, а когда взрослые лисы бросились наутек, дети окружили лисят и принялись бить их палками, поэтому те стали удирать со всех ног, но двое мальчишек поймали одного лисенка и, схватив его за загривок, потащили прочь с радостными криками.
   Двое друзей некоторое время наблюдали за всем этим, потом один из них, повысив голос, прокричал:
   – Эй! Ребята! Что вы собираетесь делать с этим лисенком?
   Старший из мальчишек отвечал:
   – Ну, мы принесем его домой и продадим одному юноше из нашей деревни. Он заплатит за него, а потом сварит в горшке и съест.
   – Ну, – отвечал тот, основательно обдумав это дело, – думаю, вам все равно, кому его продать. Поэтому продайте его мне.
   – Но этот юноша из нашей деревни обещал нам кругленькую сумму, если мы сможем найти лисицу, и отправил нас за ней в холмы. Вот поэтому-то мы не можем продать лисенка вам ни за какую цену.
   – Да, полагаю, тут уж ничего не поделаешь. А сколько же этот юноша обещал вам за лисенка?
   – О, он даст нам самое меньшее три сотни монет.
   – Тогда я дам вам половину бу, и вы получите пять сотен монет от такой сделки.
   – О, тогда мы продадим его за эти деньги, господин. А как же мы вам его отдадим?
   – Просто свяжите его вот этим, – сказал мужчина и обвязал лисенку шею веревочкой, сделанной из салфетки, в которую была завернута коробка с обедом, и дал половину бу трем мальчишкам, которые, обрадовавшись, убежали.
   Друг этого человека сказал:
   – Ну, ничего не скажешь, чудной у тебя вкус. Скажи на милость, для чего тебе понадобилась лисица?
   – Да как ты смеешь говорить о моем вкусе в таком тоне?! Если бы мы сейчас не вмешались, лисенок лишился бы жизни. Разве я могу оставаться в стороне и смотреть, как живое существо лишают жизни? И потратил я немного – всего половину бу, – чтобы спасти лисенка, но если это стоило бы целое состояние, я бы и его не пожалел. Я думал, что мы достаточно хорошо знаем друг друга, но сегодня ты обозвал меня чудаком, я теперь понял, как сильно в тебе ошибался. С этого дня нашей дружбе конец!
   И когда он сказал это с твердой уверенностью, его друг, пятясь и кланяясь, держа руки у колен, отвечал:
   – Воистину, я преисполнен восхищения добротой твоего сердца. Когда я услышал твои слова, почувствовал более, чем обычно, как велика моя привязанность к тебе. Я думал, что ты, возможно, хочешь использовать лисенка как приманку, чтобы взрослые лисы пришли за ним, а ты попросил бы у них, чтобы они способствовали процветанию и добродетели твоего дома. Назвав тебя чудаком, я просто хотел тебя испытать, потому что у меня возникли определенные подозрения, но теперь мне действительно стыдно.
   И пока он говорил, все еще кланяясь, другой отвечал:
   – Неужели? Ты действительно так думал? Тогда прошу простить меня за вспыльчивость.
   Дружба была восстановлена, они сообща осмотрели лисенка и заметили у него легкую рану на лапе, отчего тот не мог ходить, и, пока они раздумывали, что же делать, заметили траву, которую называют «лекарь Накасэ», едва пробивавшуюся из земли. Они скатали пальцами траву в шарик и приложили ее к больной лапе лисенка. Потом вытащили немного вареного риса из своей коробки с обедом и предложили его лисенку, но тот не проявлял признаков голода, поэтому они гладили лисенка по спине и всячески ласкали его. Поскольку боль от раны, по-видимому, стала стихать, они не могли скрыть своего восхищения свойствами травы. Но тут прямо перед собой они увидели взрослых лисиц, которые наблюдали за ними, сидя возле скирды рисовой соломы.
   – Смотри-ка! Взрослые лисы вернулись из страха за жизнь своего лисенка. Давай же освободим его!
   С этими словами они развязали веревочку вокруг шеи лисенка и повернули его головой в направлении того места, где ждали взрослые лисы. Так как раненая лапа больше не болела, лисенок одним прыжком перебрался к родителям и от радости принялся облизывать их, в то время как взрослые лисы, казалось, кивали в знак благодарности, глядя в направлении двух друзей. Поэтому те со спокойным сердцем перешли в другое место, где распили бутылочку вина и съели свой обед. И после столь приятно проведенного дня они возвратились домой, и их дружба стала еще крепче прежнего.
   Так вот, человек, который спас лисенка, был преуспевающим торговцем: на него работали несколько торговых агентов и две служанки, кроме слуг-мужчин, и все они очень дружно жили вместе. Он был женат, и этот союз принес единственного сына, которому к тому времени шел десятый год. Но мальчика поразила странная болезнь, которая не поддавалась ни умениям лекарей, ни лекарственным средствам. В конце концов один знаменитый лекарь прописал печень, взятую у живой лисицы, которая, как он сказал, наверняка исцелит больного. Если же этого не произойдет, самое дорогое в мире лекарство не восстановит здоровья мальчика. Когда родители услышали об этом, они не знали, что делать. Тем не менее рассказали обстоятельства дела одному человеку, который жил в горах.
   – Даже если нашему ребенку суждено умереть, – сказали они, – мы сами не станем лишать жизни живое существо, но вы, так как живете среди холмов, наверняка узнаете, когда ваши соседи выйдут охотиться на лис. Нас не заботит, какую цену нам придется заплатить за лисью печень, купите ее для нас за любые деньги.
   Итак, они уговорили его постараться ради них, и он, честно пообещав исполнить поручение, ушел восвояси.
   Ночью на следующий день пришел посыльный, который назвался и сказал, что пришел от того самого человека, который взялся достать лисью печень, поэтому хозяин дома вышел, чтобы с ним повидаться.
   – Я пришел от господина такого-то. Вчера вечером лисья печень, которая вам нужна, попала ему в руки, поэтому он послал меня доставить ее вам.
   С этими словами посыльный предъявил небольшой кувшин, добавив:
   – Спустя несколько дней он сообщит вам о цене.
   После того как он передал то, за чем его послали, хозяин дома очень обрадовался и сказал:
   – Действительно, я очень благодарен за такую любезность. Теперь жизнь моего сына спасена.
   Вышла хозяйка дома и приняла кувшин с подобающей учтивостью.
   – Мы должны сделать подарок посыльному, принесшему добрую весть.
   – Право же, господин, мне уже заплатили за эту услугу.
   – Хорошо, но хотя бы остановитесь у нас на ночь.
   – Благодарю вас, господин. У меня есть родственник в соседней деревне, с которым я давно не виделся, и я проведу эту ночь у него. – И с этими словами, попрощавшись, он удалился.
   Родители, не теряя времени, послали лекарю весть о том, что им добыли лисью печень. Лекарь пришел на следующий же день и приготовил лекарство для больного, которое сразу произвело благоприятный эффект, и все домашние пережили немалую радость. По воле судьбы не прошло и трех дней, как тот самый человек, которому было поручено купить лисью печень, пришел в их дом, и хозяйка поспешила встретить его и поздороваться.
   – Как быстро вы исполнили нашу просьбу. И как мило было с вашей стороны послать нам лисью печень безотлагательно! Лекарь приготовил лекарство, и сейчас наш мальчик уже встает и может немного походить по комнате. И все благодаря вашей доброте.
   – Погодите-ка! – воскликнул гость, который никак не мог понять радости родителей. – Поручение, которое вы дали мне насчет лисьей печени, оказалось невыполнимым, поэтому я и пришел сегодня, чтобы принести свои извинения. А теперь я и в самом деле не могу понять, за что вы мне так благодарны.
   – Мы благодарим вас, господин, – отвечал хозяин дома, кланяясь до земли, – за лисью печень, которую мы просили достать для нас.
   – Я действительно не имею ни малейшего представления о том, кто послал вам лисью печень. Здесь, должно быть, какая-то ошибка. Прошу вас, выясните как следует, в чем тут дело.
   – Ну, это очень странно. Четыре дня назад мужчина лет тридцати пяти-шести пришел с устным посланием от вас и передал лисью печень, которую вам только что удалось раздобыть. И сказал, что на днях придет и сообщит нам цену. А когда мы пригласили его провести ночь у нас, он отвечал, что переночует у родственника в соседней деревне, и ушел.
   Удивление гостя все возрастало, и он, склонив голову набок в глубоких раздумьях, признался, что ничего не понимает. А муж с женой пришли в смущение оттого, что так тепло благодарили человека за одолжение, о котором тот ничего не знает, а гость тем временем распрощался и ушел восвояси.
   Той же ночью у подушки хозяина дома появилась женщина в возрасте примерно тридцати лет и заговорила:
   – Я – лисица и живу на такой-то горе. Прошлой весной, когда я вывела поиграть своих лисят, одного из них поймали какие-то мальчишки, и он спасся только благодаря вашей доброте. Желание отплатить за такую доброту не оставляло меня ни на минуту. Наконец, когда в ваш дом вошла беда, я подумала, что смогу воспользоваться этим. Болезнь вашего сына могла излечить лишь печень, взятая у живой лисы. Поэтому, чтобы отплатить за добро, я вынула печень у своего лисенка, тем самым убив его, а затем мой муж, приняв облик посыльного, принес ее в ваш дом.
   И когда лисица рассказывала это, у нее текли слезы, а хозяин дома, желая поблагодарить ее, пошевелился в постели, отчего проснулась его жена и спросила его, в чем дело. А он, к ее изумлению, кусал подушку и горько плакал.
   – Почему ты так горько плачешь? – спросила она.
   В конце концов он уселся на своем матрасе и сказал:
   – Прошлой весной, когда я наслаждался природой, мне пришлось спасти жизнь лисенку, как я тебе тогда и рассказывал. На днях я сказал господину такому-то, что, хотя мой сын и может умереть у меня на глазах, я не стану причиной намеренного убийства лисицы, но просил его, в случае если он услышит, что какой-нибудь охотник будет охотиться на лису, купить ее печень для меня. Как об этом стало известно лисам, я не знаю, но лиса, помня добро, вынула печень у своего лисенка, убив его, а ее муж, приняв облик посыльного от человека, к которому я обратился с просьбой, пришел сюда с печенью. Его жена только что побывала у моей подушки и рассказала мне все об этом. Вот почему помимо своей воли я и растрогался до слез.
   Глаза хозяйки дома, когда она это услышала, точно так же застилали слезы, и некоторое время они лежали, погруженные в раздумья, но в конечном итоге, придя в себя, они зажгли лампу на полке, где стояло семейное божество, и провели остаток ночи читая молитвы и вознося благодарности, а на следующий день поведали обо всем своим домашним и своим родственникам и друзьям. Тем не менее, хотя и бывали случаи, когда люди убивали своих детей, в благодарность за благодеяние, не существует другого примера, когда лисицы поступали бы так же, поэтому этот случай стал предметом разговоров по всей стране.
   И вот мальчик, который выздоровел благодаря эффективности такого лекарства, выбрал самое прекрасное место в усадьбе, чтобы возвести святилище в честь лисьего божества Инари Сама,[98] и совершил жертвоприношение двум лисицам, для которых купил самую высокую должность при дворе микадо.

   В этой легенде утверждение о том, что для лисиц была куплена должность при дворе микадо, конечно же чепуха. «Святые, почитаемые в Японии, – говорится в одном японском авторитетном источнике, – являются людьми, которые в давние времена, когда страна еще только развивалась, были мудрецами, заслужившими благодарность будущих поколений своими великими подвигами и добродетельными поступками, получили божественные почести после своей смерти. Как может Сын Небес, который для своего народа и отец и мать, стать торговцем чинами, должностями и почестями? Если чин был бы предметом торговли, он перестал бы быть наградой за добродетели».


   Все дела, связанные с синтоистскими святилищами или местной религией, находятся под надзором семейств Ёсида и Фусуми, кугэ, или дворян при дворе микадо в Киото. Дела, связанные с буддизмом или заимствованными религиями, поручены заботам семейства Кандзюдзи. Так как необходимо, чтобы те, кто в качестве священнослужителей отправляют обряды почитания и проводят богослужения, должны быть людьми определенного положения, определенный небольшой чин добывается для них по ходатайству представителей вышеупомянутых благородных семейств, которые, по получении требующейся жалованной грамоты, получают в качестве приработка определенную сумму, хотя саму по себе и незначительную, но все равно важную для бедных кугэ, чье безденежное положение составляет сильный контраст с состоятельностью представителей высшего ранга, даймё. Я полагаю, что это единственный случай, когда в Японии может покупаться или продаваться должность или чин. В Китае же, наоборот, несмотря на то что было написано Медоузом и другими почитателями экзаменационной системы, любой человек может стать тем, кем он хочет, заплатив за такую должность, и желаемый чин, который лишь номинально считается заслугой учености и выдающихся способностей, гораздо чаще становится наградой богатого невежды.
   Святым, о которых говорилось выше, поклоняются повсеместно на всей территории Японии, в отличие от тех, кого почитают за особые подвиги только в определенных местах. В этих легендах часто упоминаются их бессчетные представители.
   Что же касается лекарства из лисьей печени, прописанного больному в легенде, могу добавить, что это не покажется странным человеку, знакомому с китайской фармакопеей, которой японцы издавна только и следуют, хотя сейчас они с успехом осваивают европейское искусство врачевания. Когда я был в Пекине, видел, как китайский врач прописывает отвар из трех скорпионов для ребенка, заболевшего лихорадкой. А в другой раз я был свидетелем того, как моего грума, страдающего дизентерией, лечили акупунктурой языка. Искусство врачевания в настоящее время в Китае находится по большей мере в том состоянии, в котором оно пребывало в Европе в XVII веке, когда больным назначались экскременты и секреты всяческих животных, ископаемых ящеров, ядовитых змей и даже насекомых.
   «Некоторые врачеватели, – говорит Маттиоли, – используют пепел скорпионов, сожженных заживо, против задержки мочеиспускания, вызванного либо почечными камнями, либо камнями в мочевом пузыре. Но я лично испытал на себе действенность масла, которое приготовил собственноручно, в котором скорпионы составляли немалую порцию ингредиентов. Если только смазать им область сердца и все места пульсации на теле, оно освободит больного от воздействия ядов всех видов, принятых через рот, за исключением химических».
   Отвары египетских мумий нередко рекомендуются и зачастую прописываются с должной ученой важностью, а кости человеческого черепа, растертые и применяемые с маслом, использовались в качестве специфического средства в случаях камней.
   Эти пояснения были даны мне человеком, имеющим отношение к медицине, с которым я поделился своим удивлением, когда врач-китаец прописал мне чай со скорпионами, и они показались мне столь занимательными, что я включил их ради сравнения.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация