А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "До рая подать рукой" (страница 35)

   И черная эмоциональная дыра Эф отправила Микки в небытие.
   Может, инспекторша давала совет с самыми благими намерениями. Может, и нет. Возможно, Микки поблагодарила Эф. Возможно, и нет. Только что она стояла в кабинете, а мгновением позже оказалась в маленьком коридорчике, перед закрытой дверью, но не помнила, как переступала порог.
   Вне зависимости от того, сказала она что-то, уходя, или нет, Микки не сомневалась, что ее слова не могли еще больше настроить Эф против нее и повредить шансам Лайлани на получение помощи. Она ничего не могла изменить. Во всяком случае, здесь и сейчас.
   Как и прежде, в приемной стояли четыре стула. Только число ожидающих приема людей увеличилось до семи.
   В коридоре было жарче, чем в кабинете.
   В лифте воздух просто пузырился от жары. И давление по мере спуска нарастало, словно Микки находилась в батискафе, который погружался в океанские глубины. Она даже приложила руку к стене, ожидая, что металлическая панель начнет прогибаться под напором воды.
   Ей уже хотелось, чтобы скопившаяся в сердце злость выплеснулась наружу, раскаленная добела, и компенсировала летнюю жару внутренним огнем, потому что вместо ярости ее захлестнуло отчаяние.
   На первом этаже она нашла комнату отдыха. Теплая масляная тошнота ползла вверх по стенкам желудка, и Микки боялась, что ее сейчас вырвет.
   Дверцы кабинок открыты. В комнате никого. Наконец-то она одна.
   Яркий флуоресцентный свет отражался от белого кафеля, рикошетил от зеркал. Их холодные поверхности не охлаждали горячий воздух.
   Она пустила холодную воду, подставила ладони под струю воды, закрыла глаза. Несколько раз глубоко вздохнула. Вода из крана лилась теплая, но все равно помогала.
   Высушив руки, она повернулась к настенному зеркалу в рост человека. Уезжая из дома, она думала, что в этом наряде производит впечатление деловой, энергичной женщины. Думала, что в этом наряде она хорошо выглядит.
   Теперь отражение смеялось над ней. Юбка слишком короткая. И слишком обтягивающая. Вырез не шокирующе низкий, но все-таки низковат для собеседования с будущим работодателем. Может, и каблуки слишком высокие.
   Она действительно очень уж явно выставляла себя напоказ. Выглядела дешевкой. Женщиной, которой была, а не какой хотела стать. Она одевалась не для работы, а для мужчин, тех мужчин, которые никогда бы не отнеслись к ней с уважением, мужчин, которые губили ее жизнь.
   Она получила горькую пилюлю, а Ф. Бронсон постаралась, чтобы Микки вкусила всю горечь до последнего грана.
   Такие советы следует выслушивать от человека, который любит тебя, заботится о тебе, который постарается хоть как-то подсластить лекарство. Тут лекарство «подсластили» уксусом. Если бы Ф. Бронсон думала, что это лекарство, а не яд, наверное, она бы не разлепила губ.
   Долгие годы Микки видела в зеркалах красивую внешность и сексуальный магнетизм, который позволял ей получить все, что она хотела. Но теперь, когда у нее появились более высокие устремления, когда вечеринки и внимание плохишей ее больше не привлекали, зеркало показывало ей дешевую крикливость, нескладность, наивность… и отчаянное стремление получить то, что хочется. Ей стало тошно от того, что она видела перед собой.
   Микки подумала, что просто переросла потребность использовать собственную красоту в качестве средства или оружия для достижения поставленной цели, но с ней произошли более глубокие перемены. Полностью изменились ее понятия о красоте. Глядя в зеркало, она видела пугающе мало из того, что соответствовало ее новым устремлениям. Возможно, наступила зрелость, но ее это страшило. Раньше она знала, что красота никогда ее не подведет, послужит опорой в самые трудные времена. Теперь эта уверенность бесследно исчезла.
   Неудержимое желание разбить зеркало охватило ее. Но прошлое не раскалывалось так же легко, как стекло. А перед собой она видела свое прошлое, упрямое и безжалостное.

   Глава 38

   Собака и мальчик… Второй лучше переносит августовскую жару, чем первая, первая обладает более острым нюхом, чем второй, второй вновь думает о странном истерическом поведении Гэбби в момент исхода из «Маунтинира», первая – о сосисках, второй восторгается красотой лазурно-синей птички, сидящей на поломанной и покореженной изгороди, вторая вдыхает «ароматы» помета птички… Оба довольны компанией друг друга. Они идут в поисках будущего, сначала по лугу, потом по пустынной сельской дороге, огибают поворот, и внезапно она уже не пустынная.
   Тридцать или сорок домов на колесах, пятнадцать-двадцать пикапов и множество внедорожников стоят по обочинам двухполосной дороги и на соседнем лугу. Тенты, натянутые рядом с некоторыми домами на колесах, создают зоны общения. Помимо этого, на лугу разбиты с десяток ярких, больших палаток.
   Единственные постоянные сооружения виднеются вдали: дом владельца ранчо, амбар, конюшня.
   Зеленый трактор «Джон Дир» с прицепленной к нему тележкой для сена служит передвижным офисом. В кабине сидит ранчер в джинсах, футболке, с соломенным сомбреро на голове. Надпись от руки на щите извещает, что стоянка на лугу стоит двадцать долларов в день. Ниже два условия пребывания в здешних местах: «НИКАКИХ УСЛУГ НЕ ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ, ТРЕБУЕТСЯ ДОКУМЕНТ ОБ ОТКАЗЕ ОТ ПРЕТЕНЗИЙ».
   Встретив на пути столь оживленное поселение, Кертис решает миновать его быстро, с предельной осторожностью. Столь большое количество домов на колесах его тревожит. Насколько ему известно, он, возможно, попал на конгресс серийных убийц.
   Возможно, ему вновь придется столкнуться с зубными фетишистами. Кто знает, вдруг эта седовласая парочка находится где-то неподалеку, гордо демонстрируя свои трофеи и восхищаясь еще более отвратительными коллекциями других патологических убийц, собравшихся на ежегодное летнее сборище.
   Желтый Бок, однако, не унюхивает ничего опасного. По природе она – существо общительное и, естественно, хочет познакомиться с ситуацией поближе.
   Кертис доверяет ее инстинктам. Кроме того, в толпе легче укрыться, если плохие выродки вновь включили свою электронику в поисках особого энергетического сигнала, исходящего от мальчика.
   Луг огражден изгородью из побеленных досок, многие из которых требуют замены и все – свежей побелки. Трактор охраняет открытые ворота.
   Брезент, натянутый на четырех столбах, защищает тележку для сена от прямых солнечных лучей. Тележка – миниатюрный магазин. В ящиках-охладителях, наполненных льдом, банки с пивом и прохладительными напитками, которые ранчер и помогающий ему подросток продают всем желающим. Они предлагают также картофельные чипсы, домашние булочки, пирожки и баночки «знаменитой в местных краях бабушкиной» приправы из черных бобов и кукурузы, которая, как обещает рукописная реклама, «достаточно острая, чтобы чисто снести голову».
   Кертис не может представить себе, как можно чисто снести голову. Обезглавливание – грязный процесс.
   Он, разумеется, понимает, почему смертоносная бабушкина приправа знаменита в здешних краях, но ему совершенно неясно, с какой стати кому-то захочется ее покупать. Однако в рядах выставленных баночек имеются прорехи, а еще две покупают у него на глазах.
   Сие показывает, что у части собравшихся на лугу определенно наличествуют суицидальные тенденции. Собака отметает его теорию конгресса серийных убийц, поскольку не может уловить феромонов полновесного психоза, но Кертиса не радует и перспектива оказаться в компании самоубийц, какие бы причины ни толкали их к самоуничтожению.
   Помимо напитков, закусок и знаменитой приправы, с тележки для сена предлагаются также футболки со странными надписями. Одна утверждает: «РАНЧО НИАРИ – ЗВЕЗДОПОРТ США». На другой – изображение коровы и надпись: «КЛАРА, ПЕРВАЯ КОРОВА В КОСМОСЕ». На третьей только надпись в две строки: «МЫ НЕ ОДНИ» – и ниже: «РАНЧО НИАРИ». Четвертая предупреждает: «ДЕНЬ БЛИЗИТСЯ», есть на ней и неизменное название ранчо.
   Клара Кертиса очень даже интересует. Он хорошо знает историю НАСА и космическую программу бывшего Советского Союза, но не помнит попытки вывести корову на орбиту или отправить на Луну. Ни одна другая страна не располагает возможностями послать корову в космос и живой вернуть на Землю. Более того, мальчик совершенно не понимает, какой в этом смысл.
   Рядом с футболками на продажу выставлена книга «Ночь на ранчо Ниари: близкие контакты четвертого вида». По названию и иллюстрации на супере – летающая тарелка, зависшая над сельским домом, – Кертис начинает понимать, что ранчо Ниари – источник еще одной современной народной легенды, аналогичной тем, в которых фигурирует Розуэлл, штат Нью-Мексико.
   Заинтригованный, но все еще в тревоге из-за личностей с высокой степенью суицидального риска, которые составляют часть собравшихся на лугу, он тем не менее вновь доверяется Желтому Боку. Запаха сносимых голов она не чует, хотя тщательно принюхивается.
   Мальчик и собака проходят на луг. У открытых ворот их никто не останавливает. Очевидно, думают, что они прибыли с кем-то из тех, кто арендовал кусочек этого просторного луга.
   В праздничном настроении, с банками пива и прохладительных напитков в руках, жуя булочки, легко одетые по случаю жары люди фланируют по низко скошенной траве в проходах между стоянками, заводят новых друзей, приветствуют старых. Другие собираются под навесами, играют в карты и настольные игры, слушают радио… и говорят, говорят, говорят.
   Говорят все и везде, кто-то спокойно и серьезно, другие – громко, энергично жестикулируя. Из обрывков разговоров, которые улавливает Кертис, пока он и Желтый Бок идут по лугу, мальчик делает вывод, что все эти люди – фанаты НЛО. Съезжаются они сюда дважды в год, на даты знаменитых появлений летающих тарелок, но нынешнее сборище связано с новым и недавним событием, которое взволновало их до глубины души.
   Стоянки организованы в виде спиц, ступица которых – круг голой земли диаметром в двенадцать футов. В нем – черная, спекшаяся земля, на которой нет ни цветка, ни травинки. Должно быть, не растет ничего живого, совсем как на соляном озере.
   Высокий, крупный мужчина лет шестидесяти стоит в центре круга голой земли. В бушменских сапогах, белых носках, шортах цвета хаки, из-под которых видны колени, круглые и волосатые, будто кокосовые орехи, и в рубашке того же цвета, с короткими рукавами и эполетами, выглядит он так, словно отправляется в африканскую экспедицию, на поиски легендарного кладбища слонов.
   Восемнадцать или двадцать человек собрались вокруг мужчины. Ни один не решается ступить в мертвую зону, предпочитая оставаться на траве.
   Когда Кертис присоединяется к группе, один из только что подошедших объясняет другому: «Этот старик – сам Ниари. Он побывал наверху».
   Мистер Ниари рассказывает о Кларе, первой корове в космосе.
   – Она была хорошей коровой, старушка Клара. Давала ведро молока с низким содержанием жира и не доставляла никаких неприятностей.
   Корова как источник неприятностей – для Кертиса это в диковинку, но он не решается спросить, какие неприятности могут доставить коровы, если они не столь любезны, как Клара. Мать всегда говорила ему, что он не узнает ничего нового, если не научится слушать, так что Кертис слушать умеет и любит.
   – Коровы голштинской породы обычно глупы, – говорит Ниари. – Это мое мнение. Некоторые будут утверждать, что голштинки такие же умные, как джерсейки или херефорды. Откровенно говоря, тот, кто высказывает подобную точку зрения, просто не знает своих коров.
   – Олдернейки и галловейки – очень умные животные, – замечает кто-то из стоящих на границе мертвой зоны.
   – Мы можем стоять здесь весь день, споря о том, коровы какой породы самые умные, – говорит мистер Ниари, – и не приблизимся к Небесам. Так или иначе, мою Клару типичной голштинкой считать нельзя, в том смысле, что она была умной. Не такой умной, как вы и я, возможно, даже не такой, как эта собака, – он указывает на Желтого Бока, – но одной из тех, кто утром ведет остальных из коровника на пастбище, а вечером – обратно.
   – Линкольнширские красные – умные коровы, – говорит приземистая, курящая трубку женщина, волосы которой собраны в два конских хвоста, перевязанные желтыми ленточками.
   Мистер Ниари бросает на эту достаточно грозную даму нетерпеливый взгляд.
   – Тем не менее этих инопланетян линкольнширские красные не заинтересовали, не так ли? Они прилетели сюда и взяли Клару… и мое мнение – они знали, что она самая умная корова на поле. В общем, их корабль, напоминающий вращающуюся юлу из жидкого металла, завис над Кларой, а она стояла аккурат там, где сейчас стою я.
   Большинство собравшихся вокруг людей вскинули глаза к небу, одни – со страхом, другие – с благоговейным трепетом.
   Молодая женщина, такая же бледная, как молоко Клары с низким содержанием жира, спросила:
   – Их появление сопровождалось каким-то звуком? Над лугом летела какая-то мелодия?
   – Если вы спрашиваете, играл ли я или они на органе, как в кино, то нет, мэм. Ее забрали в полной тишине. Из корабля вырвался красный луч, словно вспыхнул прожектор, но это был левитационный луч. Клара поднялась с земли в колонне красного света диаметром в двенадцать футов.
   – Большой, однако, левитационный луч! – воскликнул длинноволосый молодой человек в джинсах и футболке с надписью «ФРОДО ЖИВ».
   – Моя старушка успела лишь раз что-то жалобно промычать, – говорит мистер Ниари, – и поднялась вверх, не протестуя, медленно поворачиваясь, покачиваясь, словно весила не больше пушинки. – Он пристально смотрит на курящую трубку женщину с конскими хвостами. – Будь она линкольнширской красной, наверняка бы начала лягаться, дергаться и задохнулась бы, подавившись собственной жвачкой.
   Прежде чем ответить, женщина выпустила струю дыма.
   – Жвачное животное просто не может задохнуться, подавившись жвачкой.
   – Обычно не может, согласен, – кивает мистер Ниари, – но когда вы толкуете о таких псевдоумных коровах, как линкольнширские красные, меня не удивит любая их глупость.
   Слушая эти разговоры, Кертис многое узнает о коровах, правда, не может понять, о чем, собственно, идет речь.
   – А зачем им понадобилась корова? – спрашивает молодой человек, верящий, что Фродо жив.
   – Молоко, – предполагает бледнолицая молодая женщина. – Возможно, на их планете разразилась экологическая катастрофа, вызванная исключительно природными причинами, сопровождающаяся разрывами биологической цепочки.
   – Нет-нет, они находятся на достаточно высоком уровне развития, чтобы клонировать представителей своего животного мира, – возражает мужчина профессорского типа, с трубкой больших размеров, чем у курящей женщины. – Каким бы ни был их эквивалент коровы, они бы воссоздали свои стада именно таким способом. И не стали бы привозить к себе инопланетных животных.
   – Может, они просто проголодались и захотели отведать хороший чизбургер, – вносит новую идею мужчина с красным лицом, который в одной руке держит банку с пивом, а во второй – недоеденный хот-дог.
   Некоторые смеются. А вот бледнолицая женщина, достойный кандидат на роль умирающий героини, обижается, и ее яростный взгляд стирает улыбку с лица мужчины.
   – Если они могут путешествовать по Галактике, значит, они – высокоразвитые существа, а следовательно, вегетарианцы.
   Вспомнив свои навыки общения, в дискуссию вступает Кертис:
   – Или они могут использовать корову в качестве животного-хозяина для создания биоинженерного оружия. Они могут имплантировать восемь или десять эмбрионов в тело коровы, вернуть ее на луг, и, пока эмбрионы будут расти, превращаясь в жизнеспособных существ, никто не поймет, что находится внутри Клары. А потом придет день, когда тело коровы расползется, как при поражении эбола-вирусом, и из него вылезут восемь или десять насекомоподобных солдат, каждый размером с немецкую овчарку, которые в течение двенадцати часов смогут уничтожить город с населением в тысячу человек.
   Все смотрят на Кертиса.
   Он тут же понимает, что ляпнул что-то не то, нарушил устав или нормы поведения, принятые фанатами НЛО, но не знает, в чем именно заключается это нарушение. Стараясь хоть как-то выкрутиться, продолжает:
   – Ладно, может, это будут рептилии, а не насекомые, в этом случае на уничтожение города с населением в тысячу человек им потребуется шестнадцать часов, поскольку рептилия – менее эффективная машина смерти в сравнении с насекомоподобной.
   Но и это уточнение не прибавляет ему друзей среди собравшихся у круга мертвой земли. На лицах читается недоумение и раздражение.
   А бледнолицая молодая женщина поворачивается к нему и сверлит его тем же яростным взглядом, которым стерла улыбку с лица мужчины, вооруженного банкой пива и недоеденным хот-догом.
   – Развитые существа лишены наших недостатков. Они не уничтожают экологию своей планеты. Они не воюют и не едят трупы животных. – Она бросает взгляд с температурой жидкого азота на мужчину и женщину, курящих трубки. – Они давно отказались от табака. – Бледнолицая вновь поворачивается к Кертису, глаза ее такие холодные, что он боится замерзнуть, если она будет долго смотреть на него. – Они лишены предрассудков, связанных с цветом кожи, полом или чем-то еще. Они не уничтожают свои тела продуктами с высоким содержанием жира, рафинированным сахаром, кофеином. Они не лгут и не обманывают, не воюют, как я уже говорила, и, уж конечно, не используют коров в качестве инкубаторов для выращивания гигантских насекомых-убийц.
   – Ну, Вселенная так велика, – отвечает Кертис, как ему кажется, в примиряющем тоне, – и, к счастью, самые худшие из тех, о ком я говорю, еще не добрались до этого ее края.
   Лицо молодой женщины еще больше бледнеет, глаза становятся еще холоднее, словно в ее голове включились дополнительные холодильные мощности.
   – Разумеется, это всего лишь предположение, – торопливо добавляет Кертис. – Фактов у меня не больше, чем у вас.
   Прежде чем эта Медуза, пусть и без змей вместо волос, успевает превратить Кертиса в глыбу льда, в разговор вмешивается мистер Ниари:
   – Сынок, тебе следовало бы поменьше играть в эти насаждающие насилие научно-фантастические компьютерные игры. От них у тебя голова и забивается всем этим вздором. Здесь мы говорим о реалиях, а не о кровавых фантазиях, которыми Голливуд развращает молодые умы вроде твоего.
   Собравшиеся вокруг мертвой зоны согласно кивают, а кто-то спрашивает:
   – Мистер Ниари, вы испугались, когда Ипы вновь прилетели, уже за вами?
   – Сэр, я, естественно, встревожился, но не испугался в полном смысле этого слова. Случилось это через шесть месяцев после того, как Клара поднялась в небо, поэтому ежегодно мы собираемся здесь дважды, в годовщины этих знаменательных событий. Между прочим, кое-кто говорит, что приезжает только для того, чтобы отведать булочек, которые печет моя жена, так что не упустите своего шанса. Разумеется, в этом году у нас три встречи, и нынешняя имеет самое прямое отношение к происходящему прямо сейчас вон там, – выпрямившись во весь свой немалый рост, этот исследователь Африки указывает на восток, на те земли, что лежат за деревьями. – Как мы все прекрасно знаем, развернувшиеся в Юте события не имеют никакого отношения к наркобаронам, что бы там ни утверждало государство.
   На заявление Ниари многие откликаются репликами, из которых становится понятно, что абсолютное большинство собравшихся вокруг мертвой зоны государству не доверяют.
   Кертис ухватывается за это единодушие, как за возможность реабилитироваться в глазах этих людей и отточить навыки общения. С травы он ступает на мертвую землю и, возвысив голос, заявляет:
   – Государство! Устанавливающая законы, жаждущая власти, ничего не знающая о реальной жизни свора трусливых скунсов в накрахмаленных рубашках!
   И тут же чувствует, что от его монолога сердца собравшихся не раскрываются ему навстречу.
   Более того, все вновь замолкают.
   Предположив, что молчание вызвано необходимостью переварить сказанное им, но отнюдь не несогласием со смыслом его слов, Кертис приводит еще один аргумент в пользу того, что фанаты НЛО должны принять его в свои стройные ряды:
   – Назовите меня свиньей и разрубите на отбивные, но только не убеждайте, что государство – не тиран, жаждущий заграбастать всю землю!
   Желтый Бок ложится на землю и перекатывается на спину, открывая живот толпе, поскольку думает, что попытка Кертиса наладить общение с людьми требует демонстрации смирения во избежание насилия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация