А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Казино Смерти" (страница 11)

   Глава 17

   Со временем я повернул на юго-восток, в другой тоннель. Темный.
   Однако света, поступающего из первого тоннеля, хватило, чтобы я нашел выключатель. Изготовленный из нержавеющей стали, он крепился к стене на высоте шести футов. Из этого следовало, что разработчики подземного комплекса полагали, что до такой высоты вода никогда не поднимется. Тем самым подтвердилась моя догадка о том, что размеры тоннелей были куда как больше, чем требовалось для того, чтобы пропустить водяной поток даже после самого мощного ливня.
   Я повернул выключатель. Тоннель впереди осветился, как, возможно, и все остальные, с ним связанные.
   Поскольку теперь я решил идти на юго-восток, тогда как гроза приближалась с севера, то воды в этом тоннеле не было.
   И бетон практически высох после последнего ливня. Дно тоннеля покрывал светло-серый осадок вперемежку с мелкими предметами, которые не унесла с собой вода.
   Я поискал на осадке следы, но не обнаружил ни одного. Если Дэнни и его похитители шли этим путем, они оставались на дорожке.
   Мое шестое чувство тянуло меня вперед. Я зашагал чуть быстрее, чем раньше… задаваясь вопросом…
   На улицах Пико-Мундо встречались люки ливневой канализации. Тяжелые чугунные диски, которые поднимались из гнезд с помощью специальных инструментов.
   Логика подсказывала, что водопровод и энергетические коммуникации, которыми ведал департамент водо– и электроснабжения, и система канализационных стоков, относящаяся к департаменту канализации, не должны соединяться со сливными тоннелями, которые намного превосходили их по размерам и протяженности. С другой стороны, в моем подземном путешествии я вроде бы должен был миновать множество шахт обслуживания тоннелей…
   Однако, пройдя много миль по первому тоннелю, я не встретил ни одного места, где мог бы подняться на поверхность, за исключением того, где и попал в тоннель. А в новом тоннеле, пройдя каких-то двести ярдов, поравнялся с железной дверью в стене.
   Психический магнетизм, который направлял меня к Дэнни Джессапу, к двери не потянул. Мною двигало исключительно любопытство.
   Такая же тяжелая и массивная, как первые две, эта дверь также открылась на удивление легко. За ней я нашел выключатель и Т-образный коридор. В торцах перекладины находились еще две двери.
   Одна открывалась на маленькую площадку, от которой спирально поднималась вверх металлическая лестница. Я не сомневался, что привела бы она еще в одну каменную будку, ничем не отличающуюся от той, в которую я вломился, и принадлежащую Службе контроля ливневых тоннелей округа Маравилья.
   За второй дверью оказалось более просторное помещение с высоким потолком и пролет обычных ступеней, которые поднимались на двадцать футов к двери с надписью на табличке «ДВиЭПМ».
   Я расшифровал надпись как «Департамент водо– и электроснабжения Пико-Мундо». Ниже, прямо на стали, черным маркером написали «16S-SW-V2453», но мне эта последовательность цифр и букв ничего не говорила.
   К двери я подходить не стал. Мне стало ясно, что подземные системы департамента водо– и электроснабжения и Службы контроля ливневых тоннелей пересекаются как минимум в нескольких местах.
   Я не знал, почему эта информация может оказаться полезной, но чувствовал, что она мне пригодится.
   Вернувшись в тоннель и убедившись, что похожий на змею, с закатившимися под веки зрачками мужчина меня не ждет, я продолжил путь на юго-восток.
   При пересечении еще с одним тоннелем пешеходная дорожка, поднятая над дном, оборвалась. И на покрывающем дно осадке появились следы, которые вели к тому месту, где дорожка начиналась вновь.
   Я спрыгнул на дно тоннеля и наклонился над следами.
   Следы Дэнни отличались от других. После многочисленных переломов (а кости у страдающих несовершенным остеогенезом далеко не всегда срастаются правильно) правая нога Дэнни стала на дюйм короче левой и вывернулась. Так что он прихрамывал и подволакивал правую ногу.
   «Будь я еще и горбуном, – как-то сказал он, – то получил бы пожизненную работу на колокольне собора Парижской Богоматери, с неплохими премиями, но, как обычно, мать-природа обошлась со мной несправедливо».
   При небольшом росточке он и размером стопы не отличался от двенадцатилетнего ребенка. И его правая нога была на размер больше левой.
   Никто другой такие следы оставить не мог.
   Когда я прикинул, как далеко ему пришлось идти, мне стало дурно. Я разозлился на похитителей и испугался за Дэнни.
   Он, конечно, мог пройти небольшое расстояние (несколько кварталов по торговому центру), не испытывая боли, иногда даже дискомфорта. Но столь дальняя прогулка наверняка была для него сущей мукой.
   Раньше я думал, что Дэнни увели с собой два человека: его биологический отец, Саймон Мейкпис, и безымянный, змееподобный мужчина, теперь покинувший этот мир. Однако по дну пересохшего тоннеля тянулись еще три цепочки следов.
   Две принадлежали взрослым мужчинам, у одного ноги были побольше, третья – мальчику или женщине.
   Следы оборвались у пешеходной дорожки. Далее мне вновь пришлось полагаться исключительно на мое уникальное шестое чувство.
   В этой сухой части лабиринта отсутствовал даже едва слышный шепот текущей воды. И тишина буквально оглушала.
   Походка у меня легкая. А при размеренном шаге дыхание остается практически бесшумным. Поэтому я и на ходу мог прислушиваться к тоннелю, точно зная, что уловлю любой звук, изданный теми, кого я преследовал. Но до меня не долетал ни шум шагов, ни голоса.
   Пару раз, однако, я останавливался, закрывал глаза и сосредотачивался только на звуках. Не слышал ничего.
   Столь глубокая тишина предполагала, что где-то впереди эта четверка покинула ливневые тоннели.
   Почему Саймон похитил сына, которого не хотел, не считал своим?
   Ответ: если он думал, что Дэнни – ребенок мужчины, с которым Кэрол ему изменила, Саймон испытал бы чувство глубокого удовлетворения, убив его. Он был социопатом. Ни логика, ни обычные эмоции не служили отправной точкой его действий. Власть (и наслаждение, которое он испытывал, пользуясь ею) и выживание были его единственными мотивами.
   Этот ответ до поры до времени устраивал меня, но теперь уже нет.
   Саймон мог убить Дэнни в его спальне. Или когда мое появление в доме Джессапа спутало ему карты. Он мог убить Дэнни в фургоне, потому что за рулем сидел человек-змея. Мог даже помучить его перед смертью, возникни у него такое желание.
   Привести Дэнни в тоннель, заставить идти долгие мили тоже тянуло на пытку, но едва ли такая пытка могла доставить удовольствие социопату-убийце, который предпочитал пускать своим жертвам кровь.
   Но для чего понадобился Дэнни Саймону (и двум его спутникам), я понять не мог.
   И этот путь они выбрали не для того, чтобы обойти блокпосты на дорогах или укрыться от вертолетов Управления шерифа. Они без труда могли бы найти укромное местечко на поверхности и затаиться там до прекращения их поисков.
   С нехорошим предчувствием я ускорил шаг, не потому, что психический магнетизм погнал меня вперед, не погнал, просто на пересечении с каждым тоннелем мне вновь и вновь встречались их следы на покрывавшем дно осадке.
   Бесконечные серые стены, монотонная череда полос тени и пятен света под потолочными лампами, тишина… все это могло бы послужить адом для безнадежного грешника, который более всего на свете боялся одиночества и скуки.
   После того как следы встретились мне в первый раз, я преследовал их по тоннелю еще тридцать минут, не бежал, но точно перешел на быстрый шаг, прежде чем добрался до того места, где они поднялись на поверхность.

   Глава 18

   Когда я прикоснулся к стальной двери в стене тоннеля, крючок психического магнетизма глубоко впился в меня, и я почувствовал, как меня тянет вперед, словно люди, по следу которых я шел, были рыбаками, а я – пойманной ими рыбой.
   За дверью оказался L-образный коридор. В конце L – дверь. Переступив через порог, я обнаружил небольшую площадку, спиральную лестницу, а наверху – стойку с инструментами в каменной будке.
   Хотя февральский день был теплый, а не обжигающе жаркий, воздух под металлической крышей сильно нагрелся. Пахло сухой гнилью. Должно быть, в деревянных стропилах завелся грибок.
   Похоже, Саймон открыл замок точно так же, как и в будке около кафе «Синяя луна». Уходя, они закрыли дверь за собой и защелкнули на собачку.
   С помощью ламинированого водительского удостоверения я обычно могу открыть простенькую собачку, но этот замок, пусть старый и дешевый, не поддался напору пластика. И мне вновь пришлось доставать клещи из рюкзака.
   Меня не волновало, что шум может услышать Саймон и его команда. Они наверняка прошли через эту дверь достаточно давно. И я не сомневался, что они не устроили за ней привал, а двинулись дальше.
   Я уже собирался взяться за личинку, когда зазвонил спутниковый телефон Терри, заставив меня вздрогнуть.
   Я достал его из кармана рюкзака и ответил на третьем гудке:
   – Да?
   – Привет.
   Одного слова хватило, чтобы я узнал чуть хрипловатый голос женщины, которая звонила, когда прошлой ночью я сидел под ветвями ядовитой бругманзии, растущей во дворе дома Янгов.
   – Опять вы.
   – Я.
   Она могла раздобыть этот номер, только позвонив на мой разрядившийся мобильник и поговорив с Терри.
   – Кто вы? – спросил я.
   – Ты по-прежнему думаешь, что я ошиблась номером?
   – Нет. Кто вы?
   – А тебе нужно задавать этот вопрос?
   – Разве нет?
   – Тебе совершенно незачем задавать этот вопрос.
   – Я не знаю вашего голоса.
   – А многие мужчины знают его очень даже хорошо.
   Если она и не говорила загадками, то легко увиливала от прямых ответов.
   – Мы с вами встречались? – спросил я.
   – Нет. Но разве ты не грезил обо мне?
   – Грезил?
   – Ты меня разочаровываешь.
   – Опять?
   – Все еще.
   Я подумал о следах на дне тоннеля. Одна цепочка принадлежала женщине или ребенку.
   Многого не понимая, я предпочел молчать.
   Молчала и она.
   Практически все пространство между стропилами пауки заплели паутиной, на которой и висели, блестящие и черные, среди бледных остовов мух и бабочек, которых уже сожрали.
   – Чего вы хотите? – первым нарушил молчание я.
   – Чудес.
   – И что вы под этим подразумеваете?
   – Потрясающее и невозможное.
   – Почему звоните мне?
   – А кому еще?
   – Я могу поджарить картофель.
   – Удиви меня.
   – Приготовить хаш[22]?
   – Ледяные пальцы, – раздалось в трубке.
   – Что?
   – Вот что мне нужно.
   – Вам нужны ледяные пальцы?
   – Пробегающиеся вверх-вниз по моему позвоночнику.
   – Найдите массажиста-эскимоса.
   – Массажиста?
   – С ледяными пальцами.
   Лишенные чувства юмора не могут обойтись без этого вопроса, и она спросила:
   – Это шутка?
   – Не слишком удачная, – признал я.
   – Ты думаешь, все так забавно? Такой ты у нас?
   – Не все.
   – Забавного как раз очень мало, говнюк. Ты сейчас смеешься?
   – Нет, сейчас нет.
   – А знаешь, что, по-моему, будет забавным?
   Я не ответил.
   – Ты думаешь, будет забавно, если я ударю молотком по руке этого урода?
   Над моей головой восьминогий арфист сдвинулся с места, и от бесшумных арпеджио завибрировали туго натянутые нити паучьего шелка.
   – И разбиваемые кости зазвенят, как стекло?
   Я ответил не сразу. Подумал перед тем, как открыть рот.
   – Извините.
   – За что это ты извиняешься?
   – Я извиняюсь за то, что обидел вас шуткой про эскимоса.
   – Беби, я не обиделась.
   – Рад это слышать.
   – Я просто разъярилась.
   – Извините. Я серьезно.
   – Не будь занудой.
   – Пожалуйста, не причиняйте ему вреда.
   – А почему нет?
   – А почему да?
   – Чтобы получить то, что мне нужно, – ответила она.
   – А что вам нужно?
   – Чудес.
   – Может, у меня плохо с головой, я точно знаю, что плохо, но я вас не понимаю.
   – Чудес, – повторила она.
   – Скажите мне, что я должен сделать.
   – Что-то удивительное.
   – Что я должен сделать, чтобы вы его не трогали?.
   – Ты меня разочаровываешь.
   – Я пытаюсь понять.
   – Он гордится своим лицом, не так ли? – спросила она.
   – Гордится? Не знаю.
   – Это единственная неизломанная его часть.
   Во рту у меня пересохло, и не из-за жары и духоты, которые царили в будке.
   – У него красивое лицо, – добавила она. – Пока.
   И разорвала связь.
   Я подумал о том, чтобы набрать «*69» и посмотреть, соединят ли меня с ней, пусть она и заблокировала свой номер и он не высветился на дисплее. Но не сделал этого, придя к выводу, что это решение не из лучших.
   Хотя короткие фразы, которыми она разговаривала, не рассеяли пелену ее загадочности, одно стало ясно. Она привыкла рулить и на любой брошенный ей вызов реагировала враждебно.
   Поскольку себе она отвела активную роль, то от меня ожидала пассивности. Если бы я отзвонился ей через звездочку-шесть-девять, она разъярилась бы еще больше.
   Я сунул телефон в карман.
   Паук спускался со своей паутины на шелковой нити, лениво вращаясь в застывшем воздухе, лапки подрагивали.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация