А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Банды Нью-Йорка" (страница 17)

   Между тем капитан Джордж Уоллинг, которого мы уже отмечали в связи с его атаками на банду «медового месяца» и головорезов прибрежных районов, со своим отрядом из 20-го участка, был весьма занят. Рано утром они вошли на Питт-стрит, где толпа окружила небольшую группу солдат; но не успели полицейские подойти ближе, как солдаты рассеяли толпу огнем. Затем капитан Уоллинг разогнал несколько больших толп на Бауэри, а через час получил приказ выступить на помощь солдатам, подвергшимся нападению обезоружившей их банды мятежников перед отелем Аллертона на Одиннадцатой авеню между Сороковой и Сорок первой улицами. Разбив толпу и отобрав обратно большую часть солдатских мушкетов, Уоллинг отправился через весь город на угол Пятой авеню и Сорок седьмой улицы, где мятежники ворвались в дома доктора Уорда и его соседей и занимались грабежом.

   Бой за «Юнион стим уоркс»

   В конце концов после многочасовых боев отряд прибыл в полицейский участок на Тридцать пятой улице и присоединился к силам, которые собирались на штурм баррикад на Девятой авеню.
   Что касается полиции, то к трем часам она уже была готова выступить, но прошло еще почти два часа, прежде чем подошли войска регулярной армии под командованием капитана Вессона. За это время мятежники укрепили свои позиции и сожгли дом Ферри на западе Сорок второй улицы за то, что этот владелец кабака отказался выдать им свои запасы спиртного. В шесть часов объединенные силы армии и полиции выступили на Девятую авеню, где за баррикадами собрались тысячи мятежников, вооруженных огнестрельным оружием, кирпичами и булыжниками. Капитаны Слотт и Уоллинг вели большой полицейский авангард, но толпа встретила их таким огнем из своих укреплений, что полиции пришлось отступить. Тогда солдаты выстроились в стрелковую цепь и дали по толпе несколько мушкетных залпов, убив от 20 до 30 человек. Полицейские опять бросились вперед и разломали топорами и дубинками первый ряд баррикад; сзади них стояли солдаты и постоянным огнем прикрывали их от контратаки. Потом таким же образом были разобраны и остальные укрепления, и в течение двух часов толпа была разогнана, а укрепления – расчищены, и Девятая авеню снова оказалась под контролем полиции.

   Штурм баррикад на Девятой авеню

   Пока шло это сражение, другая многочисленная толпа напала на дом Дж.С. Гиббонса, двоюродного брата Гораса Грили, по Ламартин-Плейс, 19. Мятежники уже ворвались в дом, когда с тыла на них напали полицейские, прибывшие из Бродвейского отделения, и резерв 32-го участка под командованием капитана Джеймса Богарта. Полчаса шел жаркий бой, посреди которого появились солдаты и дали мощный залп по сражающимся, перебив поровну мятежников и полицейских. Мародерствующие в доме Гиббонса женщины доставили полицейским больше хлопот, чем мужчины. Они не только яростнее сражались, но и крепко вцеплялись во все, до чего могли дотянуться. Их не удавалось выдворить из дома, пока полицейские не применили дубинки.

   2

   На протяжении всего вторника полицейские испытывали огромные трудности с поддержанием связи, поскольку лидеры мятежа разослали людей с приказом перерезать все телеграфные провода; на места аварий из штаба постоянно рассылались ремонтные бригады под армейской охраной. Мятежники повалили и железнодорожные телеграфные линии вдоль Одиннадцатой улицы, оставив без связи железную дорогу в Гарлеме и Нью-Хэйвене. Уцелевшие линии полицейской телеграфной сети были перегружены важными сообщениями, но, несмотря на это, исполняющий обязанности командующего Эктон отложил все деловые сообщения для того, чтобы в полицию 5-го участка в 1.12 пополудни была отправлена следующая телеграмма:
...
   «Послать за доктором Перплом. Адрес: Гудзон-стрит, 183. Как можно скорее привезти в дом инспектора Леонарда. Ребенку очень плохо».
   Врачу была обеспечена военная охрана, и, как гласят записи, ребенок выздоровел.
   К полудню во вторник опасность для арсеналов, складов оружия, судостроительного завода и других объектов государственной важности значительно уменьшилась. Арсенал 7-го полка охраняли 400 человек и две гаубицы, почти столь же значительные подразделения стояли в арсеналах в Центральном парке, на Седьмой авеню и Уорт-стрит. Государственное хранилище на Уолл-стрит находилось под охраной регулярной пехоты и батареи полевых орудий под командованием полковника Блисса из добровольческих частей. Прошли слухи о намечающемся нападении на судостроительный завод на Ист-Ривер. Когда эти слухи достигли штаба, все боевые корабли в гавани и на Гудзоне немедленно устремились вверх по реке; вскоре все подходы к заводу были прикрыты пушками подошедших судов – «Северной Каролины», корвета «Саванна» и канонерок «Гранит-Сити», «Гертруда», «Унадилла» и «Тюльпан». Броненосец «Пассаик» и паровая канонерка «Фучсия» заняли такую позицию, чтобы не дать мятежникам высадиться на остров Губернатора. Также военные корабли были поставлены и внизу Уолл-стрит и других важных улиц, и их орудия готовы были обрушить на мостовые град картечи при первом же признаке появления толп мятежников.
   Около двух часов дня мост над рекой Гарлем возле дамбы Макомба был разрушен, а вместе с ним – отель «Вашингтон» и большая ветряная мельница на углу Третьей авеню. В это время мятеж бушевал уже по всему Манхэттену, и полицейские и армейские подразделения яростно сражались с мятежниками, в подавляющем большинстве столкновений одерживая победу. К вечеру вторника особая добровольческая полиция, численностью около тысячи человек, получила значки, форму и дубинки и была выставлена на охрану объектов, предоставляя полисменам и солдатам возможность активных действий в городе. Особая полиция мало участвовала в боевых действиях против мятежников ввиду отсутствия опыта и дисциплины, хотя несколько отрядов, состоявших из мужчин, участвовавших в войне с конфедератами, и сослужили хорошую службу. На мятежников их вели те же офицеры, что и командовали ими на Юге.
   Разграбив конюшни, мятежники попытались сформировать кавалерийский отряд, но всадники не справились со своими лошадьми, и ничего у них не получилось. Другая толпа напала на негритянскую церковь на Тридцатой улице, и туда отправился капитан Уоллинг с большим отрядом патрульных. Когда появилась полиция, церковь уже горела и мятежники дрались с пожарными, которые пытались сбить пламя. Уоллинг и его люди рассеяли толпу, убив одного человека, который сидел верхом на крыше и рубил бревна топором. В это же время другие банды грабили оружейные лавки на Третьей авеню возле Тридцать седьмой улицы, а вынося оружие и боеприпасы, поджигали дома. Позже жители квартала на Второй улице, между Тридцать четвертой и Тридцать пятой улицами, получили предупреждение, что ночью их дома сожгут, но первый факел поднесли уже через десять минут, а негра, который выскочил из одного из домов, повесили. Всего сгорело десять домов.
   Всю ночь со вторника на среду по всему городу шли практически безостановочные кровавые бои. В четвертый уже раз толпа предприняла безуспешную атаку на здание «Трибюн» на площади Издательств, а между восемью и девятью часами патрульный Брайан из 4-го участка телеграфировал в штаб, что большая толпа угрожает сжечь магазин одежды братьев Брукс на Кэтрин-стрит[8].
   К зданию выдвинулось 50 человек под командованием сержантов Финни и Мэттьюса и старшины Фэрелла, но нападение началось до их появления. Патрульные Кеннеди, Платт и Дэвис, которые, переодевшись, затесались в ряды мятежников, на несколько мгновений задержали толпу, но вскоре их повалили и избили. Мятежники ворвалась в магазин, выбили стекла и подожгли газ, и, когда прибыла полиция, бандиты были заняты тем, что торопливо наряжались в новые костюмы и набивали карманы галстуками, рубашками и другими предметами одежды. Большие тюки одежды выбрасывали в окна.
   Полиция быстро разогнала толпу на улице, а затем ворвалась внутрь, избивая мятежников дубинками и преследуя их по всем этажам. Многие пытались убежать по веревке, которая вела через люк в подвал, но внизу их ждали полицейские и били до потери сознания, как только те появлялись. Во время боя несколько полицейских были убиты и тяжело ранены. Магазин полностью очистили, лишь когда подоспел инспектор Карпентер со своей командой. Всю ночь в здании оставалась усиленная охрана, а на следующий день, отправившись на патрулирование окрестностей, полицейские нашли одежды и другой собственности на сумму около 10 тысяч долларов. В одной хибаре, к примеру, они обнаружили 50 новых костюмов, а в другой – мешок, полный галстуков и носков.

   3

   Губернатор Сеймур во вторник вечером выпустил воззвание, где объявлял город взбунтовавшимся, а к полуночи мэр Опдайк получил телеграмму от Эдвина Стэнтена, военного секретаря, о том, что в Нью-Йорк для подавления мятежа направлены пять полков. Эта информация не разглашалась, но Эктон, приободренный перспективой близкого подкрепления и успехом операций предыдущего дня, объявил в среду через утренние газеты, что хребет мятежа сломан и город полностью под контролем полиции. Несмотря на это, следующие три дня продолжались ожесточенные бои, особенно в среду, когда было повешено еще пять негров, а солдаты опять стреляли по бушующим бандам мятежников из гаубиц и полевых орудий. Пять тысяч винных магазинов в охваченных мятежом районах работали, но почти вся остальная деловая активность остановилась, магазины и фабрики скрывали запасы своих товаров за запертыми дверями и закрытыми окнами. Все трамваи и омнибусы перестали ходить, и все подводы и телеги, постоянно громыхавшие по городу с торговыми грузами, были спрятаны от мятежников, чтобы те не смогли использовать их в строительстве баррикад. Дороги округа Вестчестер и дальше на север были заполнены мужчинами, женщинами и детьми, убегавшими из города, который казался обреченным на разрушение. Начиная с полудня вторника и вплоть до конца бунта железнодорожные станции и порты были забиты дюжими детинами, дравшимися за места в поездах и на судах.
   Среда 15 июля была самым жарким днем за весь год, и удушающая жара стала еще более невыносимой из-за клубов черного дыма, поднимавшихся над развалинами более 60 домов, подожженных мятежниками. Бои начались перед рассветом, но первое значительное столкновение произошло около девяти утра, когда отряд пехотинцев 8-го добровольческого полка под командованием генерала Доджа, усиленный кавалерией и батареей гаубиц полковника Мотта из регулярной армии, выступил из штаба, чтобы рассеять толпу, которая, как сообщалось, вешала негров на Тридцать второй улице и Восьмой авеню, в квартале от нынешнего отеля Пенсильвания, на месте, где теперь железнодорожная станция «Пенсильвания».
   Когда колонна вышла на Восьмую авеню, солдаты обнаружили трех негров висящими на фонарных столбах; вокруг качающихся тел бесновались женщины, кромсая тела ножами под воодушевляющие крики мужчин числом более тысячи человек. С приходом войск мятежники бежали, а полковник Мотт направил лошадь в гущу толпы и срезал одного из висящих негров шпагой, а опустил ее уже на бунтаря, который пытался стащить офицера с седла.
   Полковник Мотт едва успел вернуться к своим, когда толпа бросилась вперед и начала атаку градом камней и кирпичей и беглым огнем из мушкетов и пистолетов. Полковник Мотт приказал капитану Хауэллу привести две гаубицы в боевое положение на Седьмой авеню так, чтобы простреливалась Тридцать третья улица, и зарядить орудия картечью. Пехота же и кавалерия и погнали толпу обратно по Восьмой авеню. Но когда войска повернули назад, мятежники вернулись; капитан Хауэлл прокричал им, что, если они не разойдутся, он откроет огонь. Ответом ему были свист и крики, толпа ринулась вперед, человеческая масса покрыла всю мостовую от края до края. Капитан Хауэлл приказал своим артиллеристам открыть огонь, и десятки мятежников были убиты или ранены, когда раздался выстрел и снаряд разорвался в их тесных рядах. Но потребовалось еще пять выстрелов, чтобы толпа рассыпалась и разбежалась по Восьмой авеню, а оттуда на север. Солдаты разбились на небольшие подразделения и очистили переулки, затем сняли тела негров, после чего вернулись в штаб на Малберри-стрит. Через полчаса мятежники снова собрались на том же месте, забрали своих убитых и раненых и повесили негров обратно. Тела качались на столбах до позднего вечера, когда их сняли полицейские.
   Примерно через час после сражения на Восьмой авеню снова пришлось использовать артиллерию, теперь против мятежников, напавших на литейную Джексона на Двадцать восьмой улице, между Первой и Второй авеню. Будучи обращенными несколькими выстрелами картечи в бегство, мятежники просочились сквозь город, подожгли несколько домов на углу Двадцать седьмой улицы и Седьмой авеню и вновь собрались после отвода войск в Ист-Сайде. Они сожгли полдюжины домов на Второй авеню, возле Двадцать восьмой улицы, хотя повторных попыток напасть на литейную больше не предпринималось. Во второй половине дня отряд регулярной пехоты полковника Неверса отбил попытку разрушить броненосец «Дандерберг», строившийся на верфи Уэбба. Другое воинское подразделение, состоящее из 33 человек из «зуавов Хоукинса» и отряда регулярной кавалерии, накрыло дом на углу Бродвея и Тридцать третьей улицы, в котором мятежники прятали несколько тысяч мушкетов. Поддержкой этой бригады служила батарея карабинеров, которые появились в городе около полудня.
   В среду вечером бунтовщики захватили две гаубицы, перебив дубинками артиллеристов. Однако пользы орудия повстанцам не принесли, потому что при них не было снарядов. Но самое тяжелое поражение за день войска потерпели около шести часов вечера, когда полковник Кливленд Уинслоу выступил против большой толпы на Первой авеню, между Восемнадцатой и Девятнадцатой улицами, имея под своим началом 200 добровольцев майора Робинсона, около 50 солдат и две гаубицы полковника Е.Е. Джардайна. Пока солдаты сражались с мятежниками, полковник Джардайн установил свои орудия и приказал артиллеристам приготовиться очистить улицу, но не успели они выстрелить, как бандиты хлынули в дома по обе стороны улицы. Через несколько минут на войска со всех сторон из окон и с крыш обрушился страшный огонь. Более двух десятков солдат были убиты и ранены. Гаубицы выстрелили по улице без особого эффекта, а солдаты безуспешно попытались снять снайперов, но последние стреляли так точно, что через полчаса половина военных была выведена из строя. В их числе оказался и полковник Джардайн. Поняв, что, если сейчас мятежники пойдут в атаку, его отряд будет уничтожен, полковник Уинслоу приказал солдатам отступать, пока не подойдут полицейские с дубинками и не очистят дома, выгнав бандитов на улицу, где артиллерия будет против них эффективна. Но при первых же признаках отступления мятежники высыпали из домов и бросились в такую ожесточенную атаку, что солдаты побросали убитых и раненых, вместе с орудиями, и бросились наутек, причем убежать удалось немногим. Полковник Джардайн вместе с двумя офицерами, тоже раненными, укрылся в подвале дома на Второй авеню. Там две женщины спрятали их под большой кучей щепы, приготовленной на растопку, но вскоре в дом вломились мятежники и обнаружили офицеров. Товарищи Джардайна были тут же забиты до смерти, и самого полковника постигла бы та же судьба, если бы один из вожаков бандитов не опознал в нем своего старого знакомого и не убедил остальных сохранить полковнику жизнь. Через несколько часов, когда в районе наступило спокойствие, женщины отнесли Джардайна в дом хирурга.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация