А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Банды Нью-Йорка" (страница 16)

   5

   К ночи практически весь Нью-Йорк был в руках мятежников, отовсюду поступали доклады о том, что небольшие отряды полиции разгромлены и бежали, а армейские подразделения в количестве достаточном, чтобы что-то изменить, пока не подоспели. Темноту рассеивал огонь множества пылающих домов, и душная июльская ночь становилась еще душнее от густого черного дыма, окутавшего город. Вечером поступила информация о вспышках насилия в Гарлеме и верхней части Вест-Сайда, которые завершились сожжением чуть позже полуночи дома почтмейстера Авраама Уэйкмена на западе Восемьдесят шестой улицы. Около восьми часов вечера штаб полиции получил сообщение о том, что в верхней части города собралась большая толпа и что эта толпа движется вниз по Пятой авеню, не скрывая своего намерения повесить Гораса Грили и сжечь здание газеты «Трибюн» на площади Издательств, напротив муниципалитета. В начале Двадцатых улиц толпа под предводительством громилы с американским флагом в руках повернула на восток и проследовала вниз по Третьей авеню до Бауэри, затем – по Чэтэм-сквер и Парк-роу. Тысячи человек распевали во все горло:

Вздернем Грили-старика на старой яблоне,
Вздернем Грили-старика на старой яблоне,
Вздернем Грили-старика на старой яблоне,
И пусть себе катится в ад!

   Весь вечер толпа уже собиралась перед муниципалитетом и на площади Издательств, и, когда в нее влились людские массы из верхней части города, мятежники бросились на штурм. Сержант Девурсни попытался защитить здание в одиночку, голыми руками, и яростно сражался в дверях так, что вокруг него образовался завал из убитых и покалеченных, но в конце концов его одолели, и толпа ворвалась в здание, неся опустошение и поджигая в нескольких местах. Редакционный и технический персонал, с Горасом Грили во главе, бежал по черной лестнице, самого Грили загнали в ресторан на Парк-роу, где он спрятался под столом. Его не нашли, потому что официант закрыл журналиста скатертью.
   Капитан Уорлоу и отряд из 1-го полицейского участка возвращались в участок на Броад-стрит после тяжелых боев с мятежниками в районе набережной, когда по телеграфу им поступило предписание отправиться на спасение «Трибюн». Капитан Уорлоу повел своих людей вверх по Нассау-стрит, и на площади Издательств они соединились с бригадой из муниципалитета под командованием капитана Торна. Их объединенный отряд, общей численностью до 100 человек, напал на толпу сзади и вскоре очистил редакцию «Трибюн» от мятежников, потушив огонь до того, как пожар успел нанести значительный ущерб. Мятежники в панике бежали вверх по Парк-роу и по парку муниципалитета, где на них набросился большой отряд полиции во главе с инспектором Карпентером и инспектором Фолком из Бруклина, который привел с собой через Ист-Ривер сотню человек и доблестно выполнял свои обязанности в верхней части города.
   Карпентер выстроил своих людей широким фронтом, и они пронеслись по парку, как ураган, полностью рассеяв мятежников. Инспектор Фолк со своим отрядом вернулся после этого сражения в Бруклин, где тоже назревали беспорядки, хотя мятежа, как такового, не вспыхивало до вечера среды, когда было сожжено несколько зернохранилищ в бухте Атлантис.
   Два часа спустя на «Трибюн» выступила другая толпа, но ее рассеял отряд из 50 полицейских, выставленных охранять площадь Издательств, пока инспектор Карпентер и его люди наводили порядок в других частях города. В этом последнем сражении участвовали и работники газет; патрульный Блэкуэлл из полиции гавани принес из муниципальных хранилищ огнестрельное оружие и раздал его журналистам и техническим работникам. В окнах здания «Трибюн» были вывешены фонари, так ярко освещавшие площадь, что ни о каком внезапном нападении речи быть не могло. На следующий день полицейская охрана была усилена сотней морских пехотинцев и моряков, и место фонарей в окнах заняли пушки, а из главного входа в здание угрожающе торчала гаубица. Орудия обслуживались бригадой моряков.
   Около семи часов вечера начался мятеж в негритянских поселениях к северу и к востоку от Пяти Точек, и в течение пяти часов капитан Джон Джордан и 60 человек из 6-го полицейского участка патрулировали район, участвуя во множестве сражений. Вернувшись к муниципалитету, этот отряд присоединился к силам, которыми командовал инспектор Карпентер и которые предприняли рейд по прибрежному району Четвертого административного окруоа, где собралась толпа. Мятежники разграбили несколько известных кабаков, сожгли публичный дом на Уотер-стрит, обитательницы которого подверглись истязаниям за отказ выдать слугу-негра. В Нью-Бауэри, к востоку от Пяти Точек, трое негров пытались спастись на крыше; негодяи подожгли под ними дом, несчастные в конце концов повисли на коньке крыши, цепляясь за него пальцами, но в итоге обожгли руки и упали вниз, где их тут же затоптали до смерти.
   Между тем мятежники продолжали грабеж верхней части города, где всю ночь шли бои. Около 23 часов налетела сильная гроза с дождем, который потушил большинство пожаров. Некоторые историки считают, что, если бы не дождь, нижняя часть Нью-Йорка выгорела бы дотла, поскольку многие пожарные команды всем составом присоединились к мятежникам, а остальные просто не успевали тушить огонь. Приезжая на место событий, пожарные бригады всегда сталкивались с сопротивлением мятежников и часто вынуждены были убраться восвояси.

   6

   Когда утром в понедельник, 13 июля 1863 года, начался мятеж, в Манхэттене насчитывалось не более 800 полицейских, но к вечеру подтянулись те, кто не дежурил днем, и Эктон смог поставить под ружье около 1500 человек, хотя многие из них вскоре были выведены из строя мятежниками. Тяжесть положения стала очевидна и мэру Опдайку, и Эктону с самого утра, и, когда первая толпа только начала собираться на Третьей авеню, они уже обратились к генералу Сендфорду с просьбой выслать на подмогу все подразделения национальной гвардии, которые находились в городе. Просьбы о помощи поступили также к генералу Джону Е. Вулу, командующему восточным округом армии Соединенных Штатов, куда входил и Нью-Йорк. Генерал Сендфорд немедленно разослал посыльных и через листовки и объявления в вечерних газетах призвал всех офицеров и рядовых гвардии, равно как и вообще всех, кто служил в армии, явиться к арсеналу на углу Седьмой авеню и Тридцать пятой улицы. Генерал Вул послал корабль к окрестным фортам с приказом к их командующим выделить всех свободных от службы людей и как можно больше артиллерии. Он попросил также вице-адмирала Полдинга, коменданта судостроительного завода, отправить в Манхэттен всю морскую пехоту и матросов с завода и с пришвартованных в гавани кораблей. Командование всеми частями регулярной армии было возложено на бригадного генерала Харви Брауна, который устроил штаб в офисе Эктона. Мэр Опдайк весь день оставался в муниципалитете, а вечером переместился в отель Святого Николаса, где к нему во вторник присоединился губернатор Сеймур, спешно прибывший в Нью-Йорк из столицы штата. Поздно ночью в понедельник мэр Опдайк послал телеграммы в военное управление в Вашингтон с просьбой как можно быстрее перебросить в город нью-йоркские полки, сражавшиеся в Геттисбурге. Были отправлены также послания губернаторам Род-Айленда, Коннектикута, Нью-Джерси и Массачусетса с просьбой привести войска в готовность на случай необходимости.
   Первым армейским подразделением, выступавшим на подавление мятежников, помимо уже находившегося под ружьем корпуса инвалидов, оказался 10-й полк национальной гвардии, получивший в понедельник утром приказ занять позиции в арсенале. Хотя этот полк планировалось отправить на фронт, он был оставлен в городе и храбро сражался против мятежников. В первый день беспорядков на охрану арсенала на Элм-стрит было выставлено два отделения, усиленных батареей из трех шестифунтовых орудий. 50 человек из 10-го полка и 50 – из корпуса инвалидов вышли на подкрепление полиции, охранявшей арсенал на Седьмой авеню, где генерал Сендфорд устроил свой штаб и откуда координировал действия войск с действиями полиции. Еще два отряда из состава 10-го полка отправились к арсеналу в Центральном парке. Ближе к вечеру в сторону штаба полиции и арсеналов выдвинулось несколько небольших подразделений регулярной пехоты и около 200 высадившихся на берег морских пехотинцев и матросов. Два других отряда регулярной пехоты дошли до штаба в одиннадцать вечера в понедельник, и к полуночи в распоряжении властей было уже 2000 человек. Параллельно ускоренными темпами велась запись граждан в особую добровольческую полицию. Вскоре после полуночи полковник Генри Мур из 47-го добровольческого полка докладывал, что на охрану арсенала на Седьмой авеню выставлены следующие военные силы:
   «Несколько двенадцатифунтовых горных гаубиц с острова Губернатора с артиллеристами; отряд из 10-го полка государственной милиции Нью-Йорка под командованием майора Сили; отряд из 12-го регулярного пехотного полка из форта Гамильтон, командир-капитан Франклин; из 3-го регулярного пехотного полка с острова Губернатора, капитан Уилкинс; из корпуса инвалидов, добровольческие соединения, капитан Локвуд».
   Численность этих войск составляла около тысячи человек, все были хорошо вооружены и экипированы. Но только два отряда, пехота капитана Уилкинса и морская пехота, вступили в бой с мятежниками. Последние расстреляли толпу, которая пыталась остановить их продвижение к штабу, а первые пришли на помощь людям, охранявшим дом мэра Опдайка, разгромив банду, которая около полуночи предприняла вторую попытку напасть на него.

   Глава 8
   ПРИЗЫВНОЙ БУНТ
   (продолжение)

   1

   Второй день мятежа, 14 июля 1863 года, вторник, начался с двух убийств. Мужчины и женщины, числом более тысячи, всю ночь гулявшие в кабаках и танцевальных домах Бауэри и Пяти Точек, хлынули на Кларксон-стрит еще до рассвета и повесили на дереве негра Уильяма Джонса, когда тот попытался защитить жену и детей и помешать сжечь свой дом. Под ним развели огонь, и подонки плясали вокруг как сумасшедшие, вопя и бросая в горящее тело несчастного камнями и кирпичами. На Вашингтон-стрит нападению подвергся еще один негр, по имени Уильямс. Десяток человек прижали его к земле, а один головорез размозжил негру череп огромным камнем, уронив его несколько раз подряд жертве на голову. Женщины, сопровождавшие мятежников, истыкали тело негра ножами и залили в раны масло, но не успели поджечь его – помешали подоспевшие полицейские под командованием Коупленда и капитана Джона Диксона. Этот же отряд разогнал и толпу на Кларксон-стрит и снял тело Джонса.
   Вскоре стало ясно, что Нью-Йорку предстоят еще более суровые сражения, чем в понедельник, и что для спасения города от огня и разграбления потребуется напряжение всех сил армии и полиции. С 6 утра на улицы стали выходить люди, которые, собираясь в группы, преследовали и избивали негров, грабили и поджигали дома. Одна из первых за день толп стихийно собралась на востоке Восемьдесят шестой улицы и напала на здание 23-го полицейского участка, всю охрану которого составлял Дорман Эблинг. Здание было сожжено. Другая толпа провела демонстрацию перед домом мэра Опдайка, разбив окна и двери кирпичами и булыжниками, прежде чем ее разогнали полицейские и солдаты. Еще одна орущая толпа пронеслась по площади Издательств, чтобы напасть на здания «Таймс» и «Трибюн», но, увидев привезенные ночью пушки и гаубицу, в панике отступила на север. Третья банда сожгла дом полковника Роберта Наджента, помощника начальника военной полиции, на Восемьдесят шестой улице.

   Повешение и сожжение негра на Кларксон-стрит

   Большие массы людей собрались до рассвета на Девятой и Первой авеню и спешно воздвигали баррикады, которые позже, днем, сильно мешали работе полиции и войск. Мятежники срубали телеграфные и фонарные столбы и укладывали их поперек улицы, а между столбами сваливали тележки, бочки, ящики и обломки мебели, украденной из окрестных домов и магазинов. Укрепления на Пятой авеню тянулись от Одинадцатой до Четырнадцатой улицы, а на Девятой авеню – от Тридцать второй до Сорок третьей.
   Переулки между ними тоже были перегорожены. Весь день мятежники скрывались за этими укреплениями от натиска полиции и военных. Отогнать их и разобрать баррикады удалось только тогда, когда солдаты дали по толпе несколько мощных залпов из мушкетов.
   Инспектор Дэниел Карпентер собрал к шести утра в штабе 200 полицейских и отправил их в верхнюю часть города на подавление новых очагов мятежа на Второй авеню, представлявших угрозу для завода «Юнион стим уоркс» и Двадцать второй улицы, откуда полиция не смогла эвакуировать склад оружия. Отряд вошел на Вторую авеню и увидел толпу, заполнившую все свободное пространство к северу от Тридцать третьей улицы. Сотни мятежников, вооруженных мушкетами, саблями и пистолетами, смело вступили в бой с полицией, многие из них проникли в дома по обе стороны Второй авеню, на отрезке от Тридцать второй до Тридцать третьей улицы, и заняли позиции на крышах, запасясь в изобилии камнями и кирпичами. Повторяя стратегию боя на углу Бродвея и Эмити-стрит, инспектор Карпентер выстроил своих людей в две шеренги, которые медленно двинулись на север, не встречая особого сопротивления, кроме нескольких беспорядочных выстрелов, пули от которых просвистели у полицейских над головой или выщербили асфальт перед ними. Но на Тридцать второй улице мятежники, засевшие на крышах, внезапно обрушили на полицейских град кирпичей и камней, и многие стражи порядка были ранены. Толпа, которая постепенно окружала наступающий отряд, набросилась на него спереди и сзади, но люди Карпентера сражались так яростно и умело, что очистили улицу за пятнадцать минут. Отпугнув толпу, около 50 полицейских кинулись в дома, взобрались изнутри на крыши и набросились на засевших там бандитов. Те не могли противостоять косящим их дубинкам, многие прыгали вниз и разбивались. Оставшихся сбрасывали вниз сами полицейские, а тех, кто, упав на улицу, пытался убежать, валили люди Карпентера.
   Около полусотни мятежников заняли салун на углу Второй авеню и Тридцать первой улицы и открыли огонь из окон, но полицейские выбили их оттуда без потерь, хотя многие и были легко ранены. Один из бандитов прострелил полисмену фуражку, но тот схватил его поперек туловища и выбросил в окно, где мозги гангстера разлетелись по мостовой.
   Известия о суровых боях дошли до арсенала на Седьмой авеню, и генерал Сендфорд отправил на помощь полиции 150 пехотинцев из различных частей под командой полковника Х.Дж. О'Брайена из 11-го нью-йоркского добровольческого полка. Этот отряд был усилен двумя шестифунтовыми пушками и двадцатью пятью артиллеристами лейтенанта Иглсона. Инспектор Карпентер, увидев войска, подходящие по Второй авеню, тут же предпринял новую атаку на мятежников, но ярость бунтовщиков возросла, и они не сдавали позиций, швыряя в солдат и полицейских камнями и кирпичами и ведя плотный огонь из мушкетов и пистолетов.
   Полковник О'Брайен бросил вперед войска, и пехота дала несколько залпов, но натиск мятежников оставался все таким же свирепым. Тогда лейтенант Иглсон отдал приказ стрелять из орудий, и шестуфунтовые пушки обрушили на скученные ряды мятежников разрушительный град картечи. Потребовалось шесть залпов, чтобы мятежники дрогнули, отступили и разбежались, оставляя на мостовой и в переулках множество убитых и раненых. Среди убитых была женщина с ребенком на руках. Ее уложило первым же залпом, но ребенок, прикрытый ее телом, остался невредим, хотя мать практически была растоптана носившейся туда-сюда толпой.
   Когда на Второй авеню установилось относительное спокойствие, инспектор Карпентер отправился в восточную часть города, где разогнал еще несколько уличных толп. Полковник О'Брайен отвел солдат обратно в арсенал, но три часа спустя вернулся на место боя в одиночку, поскольку в тех краях находился его дом и он хотел убедиться в безопасности своей семьи. Полковник добрался домой без приключений и, выяснив, что миссис О'Брайен с детьми уехала в Бруклин к родным еще до начала боев, отправился обратно. Но когда он проезжал по Второй авеню, его узнали и несколько человек попытались стащить его с лошади; в него полетели камни. О'Брайен спешился и зашел в салун на углу Девятнадцатой улицы и Второй авеню. Когда он вышел оттуда, собралась большая толпа. Со шпагой в одной руке и револьвером в другой, полковник медленно пошел по улице к своей лошади. Но не прошел он и десяти шагов, как толпа бросилась на него, и чья-то дубинка сбила О'Брайена с ног. Полковника били и пинали, потом ему связали ноги и потащили по булыжникам. Вмешательство оказавшегося там католического священника ограничилось отправлением последних церковных обрядов, после чего святой отец отбыл, оставив О'Брайена на милость разъяренных мятежников. Более трех часов они мучили его, тыкая ножами и кинжалами, роняя камни ему на тело и на голову, волоча туда-сюда по улице под победные вопли.

   Убийство полковника О'Брайена

   Затем полковника бросили, и весь долгий душный июльский вечер он лежал на мостовой без сознания. Никто не осмелился спасти его или хотя бы принести ему воды. После захода солнца появилась еще одна озверевшая толпа, которая продолжила истязание О'Брайена, которого в конце концов оттащили на его собственный двор. Там им занялась банда гарпий из Пяти Точек, которые, изуродовав его ножами, принялись бить полковника камнями по голове, пока тот не умер.
   Свирепая атака сил под руководством инспектора Карпентера и полковника О'Брайена отвлекла внимание мятежников от «Юнион стим уоркс», но, когда полицейские и солдаты ушли, толпа вновь собралась и после короткого боя с немногочисленной охраной захватила завод. Но мятежники не только не принялись за раздачу оружия, но даже не взломали хранилище. Они оставили на заводе около 500 головорезов, очевидно намереваясь использовать его в качестве своего штаба и центра деятельности мятежников Ист-Сайда. Когда известия о захвате завода дошли до штаба, на Вторую авеню были направлены 200 полицейских под руководством инспектора Джорджа Дилкса, и в ходе ожесточенного сражения здание было освобождено. Множество мятежников было загнано на крышу и убито там; цеха, кабинеты и площадь перед зданием были завалены мертвыми и умирающими. Живший неподалеку врач рассказывал, что в течение часа ему пришлось осмотреть двадцать одно ранение в голову, все оказались смертельными.
   В жестокой битве, предшествовавшей освобождению «Юнион стим уоркс», мятежников возглавляли однорукий великан с огромной дубиной, которой он молотил весьма эффективно, и молодой человек в грязном комбинезоне, яростно сражавшийся ножом и дубинкой. Великана застрелили, а молодой человек получил такой мощный удар по голове, что рухнул на ограду, одно из звеньев которой вошло ему в горло под подбородком. Когда полисмен снял тело с ограды, оказалось, что у юноши аристократические черты лица, ухоженные руки и чистая, белая кожа. Явно это был не привыкший к физическому труду человек. «Хотя он и был одет как рабочий, в грязные комбинезон и рубашку, под ними обнаружились тонкие кашемировые панталоны, красивый, богатый жилет и тонкая нижняя рубашка», – писал историк того времени. Личность этого человека так и не была установлена, потому что после ухода полиции его тело, вместе с остальными, унесли мятежники. Считается, что его увезли в Пять Точек на телеге и похоронили в одном из домов Парадайз-сквер.
   Все оружие и боеприпасы, остававшиеся в «Юнион стим уоркс», погрузили в фургоны и отправили в штаб полиции под усиленной охраной. Вскоре после освобождения завода к полиции присоединилось и армейское подразделение, и эти совместные силы провели рейд по району, рассеяв несколько многочисленных толп. На Двадцать первой улице отряд попал под обстрел из окон и с крыш, и полиция отступила, а солдаты перешли в контратаку и утихомирили стрелков в несколько метких залпов. Одного мятежника, стрелявшего из-за угла дома, солдат убил, прострелив этот угол насквозь.
   В числе полицейских сил, находившихся под командованием инспектора Дилкса, были все резервы 18-го полицейского участка, и, пока они сражались на Первой и Второй авеню, другая банда напала на здание участка на востоке Двадцать второй улицы. В это время там находились сержант Берден и еще три человека; они достойно сопротивлялись в течение получаса, но не смогли удержать здание, и его сожгли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация