А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Альфред Йодль. Солдат без страха и упрека. Боевой путь начальника ОКВ Германии. 1933-1945" (страница 6)

   Частичная капитуляция вермахта

   Радиообращения и приказы по частям вермахта от 1 мая ясно показывают, в чем гросс-адмирал Дениц видел свою главную задачу. Он хотел спасти как можно больше того, что еще можно было спасти для немецкого народа при таком положении вещей. В первую очередь это относилось к миллионам людей в Восточной Германии и к солдатам Восточного фронта, но также и к важным транспортным сооружениям и предприятиям торговли и общественного питания в незанятых районах Германии.
   Чтобы усложнить, а лучше сделать невозможным для врага использование немецких производственных мощностей, Гитлер отдал приказ оставлять все военные объекты противнику только в разрушенном виде. Осенью 1944 года по военным соображениям это была прискорбная, но необходимая мера, применение которой, по мнению Деница и Йодля, следовало прекратить лишь весной 1945 года.
   После того как Кейтель и Йодль в начале апреля смягчили закон об уничтожении, Дениц и ОКВ стараются по возможности полностью отменить меры по уничтожению. В этом направлении его активно поддерживает Йодль. После принятия Деницем решения о капитуляции запрещаются полностью все разрушения. (Людде-Нейрат. Правительство Деница). Благодаря этому Гамбургский порт и Западный порт на Балтийском море остались целыми. Также и имперский министр Шпеер, который в Плёне и Фленсбурге входит в ближайшее окружение Деница, часто ратовал за сохранение экономически ценных сооружений.

   Плён, 2 мая 1945 года, 16 часов.
   В кабинете гросс-адмирала идет обсуждение сложившегося положения. Генерал-полковник Йодль вначале объясняет последствия самовольно проведенной капитуляции немецкой итальянской армии и затем переходит к положению в северных районах: «…англичане рано утром взяли плацдарм у Лауенбурга и проследовали дальше. Фельдмаршал Буш надеется, что ему удастся еще несколько дней удерживать собственный фронт…» В этот момент адъютант гросс-адмирала капитан 3-го ранга Людде-Нейрат, ведущий переговоры по телефону, собственными ушами слышит, что надежды фельдмаршала Буша не сбылись. Адъютант удивляется, почему его собеседник в Любеке вдруг начал орать в аппарат. На вопрос, что случилось, человек из Любека отвечает: «Я не могу ничего понять, на улице такой шум, здесь едут танки, один за другим – так точно, английские. Хотите послушать?» И затем Людде-Нейрат – как он позже напишет в своей книге «Правительство Деница» – слышит грохот английских танков.
   Также и американцы, пройдя через Эльбу, подошли к Балтийскому морю и добрались до Висмара.
   Как пишет Людде-Нейрат, тем самым «последние ворота между востоком и западом закрылись на двойной засов. Тем самым потеряла всякий смысл борьба на западе, где еще обеспечивали свободный доступ через эти ворота. Дениц тотчас сделал выводы и сразу после сообщения принял решения, которые на этот случай были заранее обдуманы и подробно рассмотрены:
   1. Немедленное начало переговоров о капитуляции по заранее разработанному плану.
   2. Перевод ставки в Фленсбург. Последняя мера необходима, чтобы как можно дольше сохранить свободу действия для правительства и ОКВ во время будущих переговоров. Сам по себе Плён является для этого неподходящим местом, так как находится всего лишь в часе езды на танке от Любека и здесь мы всегда должны считаться с прибытием англичан».
   Во время перевода ставки в Фленсбург около 21 часа на виадуке Левензау (канал кайзера Вильгельма) проходит встреча гросс-адмирала и только что назначенного главнокомандующего военно-морским флотом фон Фридебурга. Генерал-адмирал фон Фридебург получает указание провести частичную военную капитуляцию перед англичанами общего северонемецкого пространства, по возможности не препятствуя отходу с востока по воде и по земле. Между тем военный комендант Гамбурга получает по телефону от генерал-фельдмаршала Кейтеля приказ не защищать ганзейский город, вместе с войсками без борьбы перебраться через Эльбу и сообщить о прибытии делегации для переговоров фон Фридебурга с 21-й английской группой войск.

   Фленсбург, 3 мая, полночь.
   Возвращается генерал-адмирал фон Фридебург и докладывает гросс-адмиралу о встрече с Монтгомери и о переговорах.

   Фленсбург, 4 мая, 9 часов утра.
   Обсуждение положения на фронте и требуемых Монтгомери переговоров о капитуляции. Присутствуют: гросс-адмирал, его адъютант Людде-Нейрат, Шверин фон Крозиг, Кейтель, Йодль, фон Фридебург и Брудермюллер, адъютант Йодля.
   Людде-Нейрат: «Особые споры вызвало требование не уничтожать военные объекты. Это означало передачу противнику всех имеющихся в наличии орудий на этой территории. Особенно тяжело это ударило по гросс-адмиралу, так как основной частью обороноспособности страны был единый военно-морской флот. Кейтель и Йодль посчитали этот пункт несовместимым с честью немецкой армии и предложили тотчас же самостоятельно провести уничтожение. Шверин запротестовал, что тогда весь договор стал бы иллюзорным… Я возразил: договор должен вступить в силу лишь 5-го в 8 утра, до этого момента можно сражаться, до этого срока еще можно уничтожить оружие. Это опроверг фон Фридебург: буквальное рассмотрение договора оставляет открытой возможность для таких толкований, но они ясно противоречат смыслу соглашения, который составлен на основе устных переговоров. С тяжелым сердцем Дениц согласился на это требование… Фон Фридебург получил доверенность на подписание договора о достойном способе сдачи и честном поведении военнопленных и уехал».
   Немецкая капитуляция на северном пространстве (Голландия, северо-запад Германии, включая все острова, Дания) подписывается 4 мая, в 18.30 в ставке британского фельдмаршала Монтгомери около Солтау (Люнебургская пустошь). Тем же вечером в Фленсбург приходит радиограмма от фон Фридебурга об успешном подписании.
   Вопреки приказу в ночь на 5 мая моряки топят огромное количество подводных лодок. Часто члены экипажа взлетают на воздух вместе со своими лодками. По старой морской традиции они предпочли гибель вместе со своими судами капитуляции и передаче кораблей противнику. Им не придется пережить крах Германии и его последствия…

   Тяжелая миссия Йодля в Реймсе

   Фон Фридебург по указанию гросс-адмирала Деница из ставки Монтгомери отправился в Реймс. В ставке американского генерала Эйзенхауэра он должен подготовить частичную военную капитуляцию перед американскими войсками. Он сообщает через генерала Кинзеля, прибывшего в Фленсбург 6 мая в 9 утра, что Эйзенхауэр ни при каких обстоятельствах не соглашается на частичную капитуляцию. Эйзенхауэр требует одновременной и безоговорочной капитуляции немецких войск на всех фронтах…
   Оставляя без внимания некоторые «качества» своих советских друзей, которые уже перестали грабить и мародерствовать среди немецкого гражданского населения на востоке, «крестоносец» Эйзенхауэр требует («Вперед, христианские солдаты!»), чтобы немецкие войска на востоке оставались на своих прежних местах, а все оружие, корабли и самолеты должны быть переданы в целости Красной армии. Также он требует, угрожая репрессиями, чтобы ОКВ дало гарантию соблюдения этих условий.
   Для гросс-адмирала и всех, принимающих участие в обсуждении 6 мая во Фленсбург-Мюрвике, требуемые условия неприемлемы из-за того, что они означали передачу немецкого вооружения армии Советов. Кроме того, немецкие представители вообще не считают, что эти требования можно выполнить, так как ни один солдат Восточного фронта не станет подчиняться такому приказу – «сдать оружие и остаться на месте».
   Как пишет адъютант Деница в своей книге «Правительство Деница», было решено в связи с невозможностью найти выход из этой дилеммы «откровенно объяснить ситуацию Эйзенхауэру».
   Начальник штаба оперативного руководства генерал-полковник Йодль по приказу гросс-адмирала Деница отправляется в ставку союзников в Реймс. Его задание: подписать безоговорочную капитуляцию на Западном, но не на Восточном фронте.
   Так как было абсолютно неясно, будет ли его миссия успешной, Йодль получает от Деница еще и письменную доверенность. Она уполномочивает его, если не удастся найти другой выход, подписать безоговорочную капитуляцию на всех фронтах. Гросс-адмирал разрешает воспользоваться этими полномочиями лишь с собственного одобрения, которое Йодль должен получить по радио.
   Как фон Фридебург, так и Йодль терпит неудачу. Эйзенхауэр холодно настаивает – очевидно, по приказу Рузвельта – на полной капитуляции.
   Вечером 6 мая в Реймсе генерал-полковник Йодль с тяжелым сердцем отправляет Верховному главнокомандующему в Фленсбург-Мюрвик следующую радиограмму:
...
   «Генерал Эйзенхауэр настаивает на том, чтобы подписание состоялось сегодня. В противном случае он закроет весь фронт союзников и остановит поток беженцев и все переговоры будут прекращены. Я не вижу другого выхода, кроме хаоса или подписания. Прошу немедленного подтверждения по радио, имею ли я полномочия подписать капитуляцию. Тогда капитуляция вступит в силу. Военные действия прекратятся 9 мая в 00.00 по немецкому летнему времени.
Йодль».
   По радио Йодль получает от Деница полномочия подписать безоговорочную военную капитуляцию на всех театрах военных действий. Он подписывает ее 7 мая 1945 года в 2.41 в ставке Эйзенхауэра в Реймсе.
   После тяжелых и ловко проведенных переговоров, во время которых главным аргументом Йодля была «плохая связь», что мешало тут же сообщить о всеобщей капитуляции войскам, ему удалось получить 45-часовую отсрочку до вступления в силу договора о капитуляции. Это время использовалось многочисленными беженцами и солдатами Восточного фронта для спасения от русских.
   Всего за девять дней, прошедших между назначением Деница и капитуляцией, с востока спаслось около 3 миллионов человек. Большую часть из них составляют члены экипажей военного и торгового флотов, которых ввел в бой Дениц.

   Эйзенхауэр грозил массовыми убийствами

   После возвращения из Реймса Йодля, который 7 мая после полудня делает доклад гросс-адмиралу, становится известным подлый и гнусный шантаж, к которому прибег Эйзенхауэр в своей ставке.
   Главнокомандующий западных союзников, американский «солдат-христианин, крестоносец против Германии» генерал Рузвельт угрожал даже возобновлением бомбежек против гражданского населения в северных районах Германии, то есть массовыми убийствами, не обращая внимания на то, что на севере после частичной капитуляции, подписанной перед Монтгомери, уже 36 часов царило перемирие!
* * *
   8 мая 1945 года по распоряжению Эйзенхауэра, который исполняет желание советских друзей, повторяется процедура капитуляции Реймса перед русскими в Берлин-Карлсхорсте. Здесь еще больше, чем в Реймсе, вспышки фотокамер иностранных журналистов служат пропагандистским целям победителей.
   По распоряжению президента Германии Деница после представления документов и признания их полномочий генерал-фельдмаршал Кейтель, генерал-адмирал фон Фридебург, как представитель военно-морского флота, и генерал-полковник Штумпф из люфтваффе выполняют свой печальный долг – подписывают капитуляцию.
   8 мая через ОКВ вермахту и общественности сообщают о прекращении военных действий. Оповещение следующее:
...
   «Верховное главнокомандование вермахта сообщает: 9 мая 1945 года в 00.00 на всех фронтах все части вермахта, все вооруженные организации и лица должны прекратить военные действия против бывших противников.
   Любое разрушение или повреждение оружия, боеприпасов, самолетов, вооружения, приборов любого рода, так же как и повреждение или потопление кораблей противоречит условиям, принятым и подписанным Верховным главным командованием вермахта, и его всеми силами нужно стараться избегать в интересах германского народа. Это объявление для каждого считается приказом, который не должен был быть передан по военной команде.
   С 9 мая 1945 года, с 00.00 этот приказ должен передаваться по всем без исключения радиолиниям всех частей вермахта.
   По поручению гросс-адмирала
подписано генерал-полковником Йодлем».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация