А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Магия Древнего Египта. Тайны Книги мертвых" (страница 12)

   Предположим, что некое водяное чудовище хочет напасть на человека в лодке. Чтобы избежать этого, человек становился перед лодкой и, взяв в руку крутое яйцо, говорил: «О яйцо воды, растекшейся по всей земле, сущность божественных обезьян, великое в небесах наверху и под землей внизу, пребывающее в гнездах, что находятся в водах, я вышел с тобой из воды, я был с тобой в твоем гнезде, я – Амсу из Коптоса, я – Амсу, владыка Кебу». После произнесения этих слов человек представал перед животным в воде в облике бога Амсу, с которым он себя отождествлял, животное пугалось и уплывало прочь. В конце папируса мы находим ряд магических имен, которые могут читаться следующим образом: Атир-Атиса, Атиркаха-Атиса, Самуматнатму-Атиса, Самуанемуи-Атиса, Саму-текаари-Атиса, Самутека-баиу-Атиса, Самучака-реча-Атиса, Таууарехаса, Кина, Хама, Сененту-та-Батет-сатаиу, Анрехаката-сатаиу, Хаубаил-ра-Хаари. При взгляде на эти и подобные им магические имена становится понятно, откуда гностики и другие придерживавшиеся сходных взглядов секты взяли свои любимые имена, писавшиеся на их амулетах и так называемых магических папирусах. Последние, несомненно, содержат огромное количество магических идей, верований, заклинаний и т. п., которые существовали в Египте с птолемеевских времен до конца римского периода. Однако приблизительно со 150-х годов до н. э. до 200-х годов н. э. в папирусах начинает прослеживаться влияние греческих, иудейских, сирийских философов и магов. В доказательство этого можно привести следующий пример[26]:
   «Я взываю к тебе, лишенный головы, что создал небо и землю, ночь и день, тебя, творца света и тьмы! Ты – Осороннофрис, которого никогда не видел ни один человек; ты – Иабас, ты – Иапос, ты отделил справедливое от несправедливого, ты создал женщин и мужчин, зерно и фрукты, ты заставляешь людей любить и ненавидеть друг друга. Я – Моисей, твой пророк, которому ты вверил свои таинства, церемонии Израиля. Ты создал влагу и сушь и всевозможную еду. Выслушай меня: я – ангел Фапро Осороннофрис, это – твое истинное имя, переданное пророкам Израиля. Выслушай меня…»[27] В этом отрывке имя Осороннофрис – это явно искаженное древнеегипетское имя великого бога мертвых Усира Уннефера, а Фапро, по всей видимости, это египетское Пер-аа (буквально «Великий дом») или «фарао» с предшествующим определенным артиклем «па». Интересно отметить, что в тексте упоминается Моисей. Этот факт, вероятно, указывает на влияние иудаизма.
   Другое магическое заклинание гласит: «Я взываю к тебе, тому, кто создал землю и кости, и плоть и дух, кто сотворил море и потрясает небеса, кто отделил свет от тьмы, великий разум, что распоряжается всем, око мира, дух духов, бог богов, повелитель духов, непоколебимый Эон, Иаоуеи, услышь меня! Я взываю к тебе, владыка богов, громовержец Зевс, Зевс, царь, Адонаи, владыка, Иаоуее. Я тот, кто взывает к тебе на сирийском языке, великий бог, Заалаэр, Иффу, не пренебрегай иудейским именем Абланафаналб, Абрасилоа. Я – Силфахоух, Лайлам, Бласалоф, Иао, Иео, Небуф, Сабиофар, Боф, Арбафиао, Иаоф, Саваоф, Патуре, Загуре, Барух, Адонаи, Элоаи, Иабраам, Барбарауо, Hay, Сиф» и т. д. Заклинание завершается утверждением, что оно «освобождает от оков, слепоты, исполняет мечты, дает покровительство. Оно может применяться в любых целях». Выше мы уже говорили о семи гласных, которые образуют «имя, в котором содержатся все Имена, весь Свет, все Силы». Семь гласных конечно же имеют отношение к трем гласным «Iao», предназначавшимся для передачи одного из иудейских имен Всемогущего Бога «Jah». Имена «Адонаи» и «Элоаи» также происходят от иудейских и взяты из Библии. Саваоф – еще одно хорошо известное иудейское слово, означающее «войско, воинство». Некоторые из оставшихся имен можно объяснить, призвав на помощь еврейские и сирийские слова. На папирусах и амулетах гласные буквы в магических комбинациях пишутся так, чтобы из них формировались треугольники и другие фигуры. С ними часто встречаются имена семи архангелов Господа[28]. Вот примеры:
   № 1

   № 2

   № 3

   В сочетании с определенными знаками, предложенными гностиками, семь гласных букв иногда вырезались на пластинках или писались на папирусах, которые давали их владельцу власть над богами, демонами или своими ближними. Пример, приведенный ниже, взят из папируса, хранящегося в Британском музее. Это заклинание для защиты от злых умыслов врагов, страха и ночных кошмаров.
   Из всех имен, найденных на геммах гностиков, наиболее часто встречаются два: Хнубис (или Хнумис) и Абрасакс (или Абраксас). Первое обычно представлено в виде огромной змеи с головой льва, окруженной семью или двенадцатью лучами. У концов каждого из семи лучей нарисована одна из семи гласных греческого алфавита, что, по всей видимости, связано с семью небесами. На обратной стороне амулета, где изображен Хнумис, обычно находится знак SSS, или тройное S и полоса. Хнумис – это, разумеется, древнеегипетский бог Хнему, или обладающими магической силой, для защиты от злых умыслов врагов (Из Британского музея, греческий папирус, № CXXIV, IV–V века)

   Рис. 14. Амулет с начертанными на нем знаками и буквами,

   «Создатель» людей и зверей, бог, которому приписывались многие атрибуты Творца Вселенной. Однако Хнему часто изображался с головой барана, а в более поздние времена как «прекрасный баран Ра» он имел уже четыре головы. На египетских монументах его иногда изображали с головой сокола, но никогда с головой льва. У бога Абрасакса было человеческое тело, голова сокола или петуха и ноги, переходящие в змей. В одной руке он держал нож или кинжал, в другой – щит, на котором было начертано великое имя IAω или JAH. Не существует единого мнения относительно значения и происхождения имени Абрасакс, но, несомненно, прообразом бога, носившего это имя, был бог Солнца, и Абрасакс должен был представлять одну из ипостасей Творца мира. Считалось, что это имя обладало наивысшей магической силой, и, по мнению Василида[29], введшего его в обиход во II веке, оно было непобедимым. Однако точное значение этого имени было утрачено еще в древности, и скоро оно превратилось в простой магический символ, поскольку его часто писали на амулетах рядом со сценами и фигурками, к которым это имя не имело никакого отношения.
   Судя по некоторым гностическим геммам, хранящимся в Британском музее, Абрасакса можно отождествлять с политеистической фигурой, расположенной в верхней части «стелы Меттерниха» (см. главу 4). У этой фигуры два тела, одно из которых – человеческое, а другое – птичье, четыре крыла, ниже колен вместо ног – змеи. У него две пары рук; одна пара вытянута вдоль крыльев, каждая рука держит символы «жизни», «постоянства» и «власти», два ножа и две змеи; другая пара рук опущена, правая рука сжимает знак жизни, левая – скипетр. Лицо фигуры представляет собой гротеск и, по всей вероятности, символизирует лицо беса или солнца в образе старика. Головной убор выполнен в виде пилона с фигурками различных животных, выше – пара рогов, которые поддерживают восемь ножей, и фигуру бога с воздетыми руками, олицетворяющего «миллионы лет». Бог стоит на овале, в который вписаны фигуры различных «тифонических» животных, с каждой стороны его короны – символы огня. Однако нельзя утверждать с полной уверенностью, что Абрасакс вобрал в себя все имена и атрибуты этого бога, обладающего множеством обличий.

   Глава 6
   Магические церемонии

   Мы уже узнали, каким образом египтяне использовали магические камни, или амулеты, магические слова и магические рисунки, а также магические имена для добрых или злых дел. Теперь же обратим наше внимание на магические церемонии, в которых в полной мере проявлялось мастерство мага-жреца, используемое во благо, а именно для сохранения умершего в виде мумии, а также для восстановления его естественных функций. Считалось, что души благословенных умерших, пребывающих на небесах вместе с богами, ведут возвышенную жизнь, поэтому трудно понять, почему египтяне прилагали столько усилий, чтобы уберечь физическое тело от разложения. Ни один египтянин, доверявший священным текстам, не ожидал, будто его тленное тело вознесется на небеса и будет жить там среди богов, поскольку в текстах совершенно недвусмысленно говорилось, что тело остается на земле, в то время как душа пребывает на небесах. Однако должна же была существовать какая-то причина, по которой сохранение тела было совершенно необходимо, ведь искусство мумификации процветало в стране в течение нескольких тысячелетий. Вряд ли это происходило вследствие приверженности египтян старым обычаям и традициям. Будь это так, фараон и жрец, знатный человек и простолюдин, богатый и бедный никогда не стали бы обременять своих родственников и наследников довольно ощутимыми расходами на погребальные церемонии и бесполезные обряды. Также на первый взгляд представляется странным, что египтяне стремились обеспечить умершему регулярные погребальные жертвоприношения, поскольку мы видим: заботясь о благополучии умершего, египтяне не полагались на волю случая. Так, например, папирус должен был содержать несколько молитв и рисунков с соответствующими заклинаниями, целью которых было предоставить умершему еду и питье. Какой-нибудь одной из этих молитв или рисунков для этого было бы достаточно, но, по мнению египтян, в таком важном деле никак нельзя было допустить промашки, поэтому, если существовало хоть малейшее сомнение в эффективности какого-либо текста, к нему добавляли еще один или несколько текстов.
   Подобным же образом египтяне подходили к вопросу мумификации. Учитывая, что после смерти физическому телу свойственно разлагаться, мумификация различных его членов совершалась со всем тщанием – ни один из них не должен был быть позабыт, ни один не должен был подвергнуться разложению и тлению по причине небрежности при произнесении «слов власти» или при выполнении какой-либо церемонии. Египтянин утверждал, что он бессмертен, и верил, что будет наслаждаться вечной жизнью в духовном теле, пытаясь, тем не менее, посредством магических церемоний и «слов власти» обеспечить вечное существование также и для своего тленного тела. Он верил, что на небесах ему уготована божественная и вечная пища, но в то же время не жалел ни средств, ни усилий, чтобы обеспечить доставку в свою гробницу обычной еды в виде жертвоприношений рогатого скота, домашней птицы, лепешек с определенными интервалами в течение года. Умерших мумифицировали и пеленали, а затем проводили магические церемонии и произносили «слова власти», пытаясь вернуть им способность есть, пить, говорить, думать и двигаться по их желанию. Судя по всему, египтянам даже в голову не приходило, что боги могут обойтись без их помощи или что рисунки с изображением эпизодов из жизни и смерти, погребения и воскрешения Осириса, на которые они так безоговорочно полагались, могут оказаться не столь действенными, как сила самого бога.
   Исследование мумий позволяет нам с достаточной точностью узнать, как именно египтяне готовили тело к пеленанию и украшению, а информацию о средствах, применявшихся для сохранения наиболее незащищенных от тлена частей тела, можно почерпнуть из сочинений античных авторов. Однако для того, чтобы узнать о самом способе пеленания, перечне мазей и других материалов, применявшихся в процессе мумификации, а также «словах власти», произносимых при наложении каждого бинта на свое место, нам следует обратиться к очень интересному папирусу, переведенному и опубликованному Г. Масперо под названием «Ритуал бальзамирования»[30] («Le Rituel de I'Embaumement»).
   Первая часть папируса, в которой, по всей видимости, содержались указания по извлечению внутренностей из тела, к сожалению, отсутствует, лишь раздел, относящийся к пеленанию, сохранился полностью. Текст начинается с обращения к умершему: «Вот благовония из Аравии, чтобы сделать твой запах совершенным с помощью божественного аромата. Вот жидкости от Ра, чтобы благоухал ты в Чертоге [Суда]. О благоуханная душа великого бога, ты источаешь столь сладкий аромат, что лицо твое никогда не будет меняться и портиться… Твои члены станут юными в Аравии, а душа твоя появится над твоим телом в Танетер (то есть «божественной земле»)».
   После произнесения этих слов жрец или бальзамировщик должен был взять сосуд с жидкостью, состоявшей из десяти благовоний, и с головы до пят дважды намазать тело умершего, уделяя особое внимание его голове. Затем он должен был сказать: «Осирис (то есть умерший), ты получил благовония, которые защитят твои члены от тлена. Ты получаешь источник [жизни] и принимаешь форму великого Диска (то есть Атона), который соединяется с тобою, чтобы наделить бессмертием твои члены; ты воссоединишься с Осирисом в великом Зале. Мазь проникает в тебя, чтобы укрепить твои члены и развеселить твое сердце, и ты предстанешь в облике Ра. Эта мазь сделает тебя здоровым, когда вечернею порой воссядешь на небесах, и аромат твой разольется в номах Акерта… Ты получаешь кедровое масло в Амонтете, и кедр, что исходит от Осириса, входит в тебя; он избавит тебя от врагов твоих и защитит в номах. Душа твоя снисходит на священный сикомор. Ты взываешь к Исиде, и Осирис слышит твой голос, и Анубис приходит, чтобы призвать тебя. Ты получаешь масло страны Ману, пришедшее с Востока, и Ра восходит над тобой у врат горизонта, у священных дверей Нейт. Ты входишь, и душа твоя теперь в высших небесах, а тело – на нижних… О Осирис, пусть Око Гора одарит тебя и твое сердце тем, что проистекает из него!» После этих слов всю церемонию повторяли еще раз, затем извлеченные из тела внутренние органы помещали в «жидкость детей Гора», чтобы органы пропитались ею. В это время над ними читали соответствующие тексты и помещали органы в погребальные сосуды. После этого сосуды с внутренними органами пристраивали на теле умершего, причем позвоночник покойного погружали в священное масло, а лицо покойного обращали к небу. Затем на позвоночник накладывались бинты.
   В длинной речи, обращенной к умершему, говорилось, что это «тайная» жидкость, являющаяся порождением богов Шу и Себа, и что финикийская смола и битум Вавилона обеспечат ему достойное существование в загробном мире, дадут ему ноги, облегчат движения и освятят его шаги в Чертоге Себа. Затем умершему приносили золото, серебро, ляпис-лазурь и бирюзу, а также хрусталь, чтобы осветить его лицо, и сердолик, чтобы укрепить его поступь. Все эти амулеты должны были обеспечивать умершему беспрепятственное передвижение в загробном мире. Тем временем позвоночник по-прежнему оставался в масле, а лицо умершего было обращено к небу. Затем ногти на руках и ногах покрывались золотом. После этого каждый палец заворачивали в полотно из Саиса и обращались к покойному: «О Осирис, ты получаешь золотые ногти, твои пальцы из золота, а большой палец– из металла smu (или uasm); жидкость Ра проникает в тебя, так же как в божественные члены Осириса, и ты сможешь путешествовать по вечной обители на своих собственных ногах. Ты простер свои руки в дом вечности, ты прекрасен в золоте, ты ярко сияешь в металле smu, и твои пальцы сияют в жилище Осириса и в святилище самого Гора. О Осирис, золото гор вошло в тебя, это священный талисман богов в их обителях, и оно освещает твое лицо на нижних небесах. Ты – в золоте, ты являешься в металле smu… Те, кто находится в погребальных сосудах, возрадуются, что ты превратился в золотого сокола с помощью своих амулетов (или талисманов) из Города Золота…»
   После произнесения этих слов жрец, олицетворявший Анубиса, подходил к умершему, совершал над его головой определенные магические обряды и накладывал на нее бинты. Когда голова, рот и лицо как следует пропитывались маслом, на лоб накладывался бинт Нехеб, на лицо – бинт Хатхор, на уши – бинт Тота и на затылок – бинт Небт-Хетепа. Затем голову обматывали бинтами Сехет: оба уха, ноздри и щеки были закрыты бинтами или кусками льняного полотна. Четыре куска полотна закрывали лоб, макушку – два куска полотна, рот снаружи и внутри закрывался четырьмя кусками полотна, подбородок – двумя, затылок – четырьмя большими кусками. Лицо должны были закрывать двадцать два куска полотна, справа и слева поверх ушей. Далее обращались к Владычице Запада со следующими словами: «Позволь дыханию занять место в голове умершего в загробном мире, пусть он видит своими глазами и слышит своими ушами, дышит своим носом, произносит звуки своим ртом и говорит своим языком. Услышь его голос в Чертоге Маати и его речь в Чертоге Себа в присутствии Великого Бога, владыки Амонтета». Затем перечислялись наслаждения и удовольствия, которыми сможет наслаждаться умерший в будущей жизни благодаря маслам, мазям, а также магическим фигуркам, помещаемым на тело умершего. Также упоминались защитные свойства бирюзы и других драгоценных камней. После очередного смазывания маслом и умащения миррой и смолой умерший «получал свою голову», которая не должна была никогда отделяться от него.
   После всех этих церемоний умерший мог присоединиться к святым и совершенным духам, его имя прославлялось среди людей, обитатели небес встречали его душу, существа подземного мира склонялись перед его телом, живущие на земле поклонялись ему, а обитатели погребальной горы возвращали умершему его молодость. Анубис и Гор делали его бинты совершенными, а бог Тот защищал его члены своими «словами власти». Умерший узнавал магические заклинания, необходимые для того, чтобы проложить прямой путь в подземный мир, и то, как правильно произносить их. Все эти преимущества покойный приобретал благодаря бинтам и мазям, обладавшим магическими свойствами, «словам власти», произносимым жрецами во время бальзамирования тела, а также обрядам, которые жрец, олицетворявший Анубиса, совершал над его телом, имитируя то, что в незапамятные времена сделал Анубис для мертвого бога Осириса.
   Затем, в соответствии с правилами ритуала бальзамирования, мумифицировалась и пеленалась левая рука. Кисть расправляли на куске льняного полотна и наполняли ее тридцатью шестью (в соответствии с числом ипостасей Осириса) веществами, которые использовались при бальзамировании. После того как это было сделано, кисть в шесть слоев обматывали куском льняного полотна, на котором были нарисованы фигурки Исиды и Хапи. Кисть правой руки обрабатывали точно так же, только на бинтах изображались Ра и Амсу. После произнесения над кистями рук соответствующих заклинаний им обеспечивалась божественная защита. Завершив церемонии в отношении правой и левой руки, приступали к обработке ног: ступни, голени и бедра натирались священным маслом, пальцы оборачивали в льняное полотно, каждая голень закрывалась куском полотна с нарисованной фигуркой шакала, которая на правой голени олицетворяла Анубиса, а на левой – Гора. Церемония пеленания тела завершалась после того, как на голени и возле них клали цветы растения анхам и другие вещества, орошали их водой, настоянной на смоле черного дерева, и священным маслом и произносили соответствующие обращения. Все, что можно было сделать для сохранения тела, было сделано, все члены его были защищены на веки веков с помощью «слов власти», которые превращали бренное тело в нетленное. После возложения на тело последнего покрова из пурпурного или белого полотна оно было готово к погребению.
   Однако ритуал бальзамирования, краткое описание которого дано выше, по всей видимости, относится к позднему периоду египетской истории, и, хотя лежащие в его основе идеи и верования так же стары, как и египетская цивилизация, он, судя по всему, пришел на смену более древнему и сложному ритуалу времен строительства Большой пирамиды как составная часть других церемоний, многие из которых еще не вполне нам понятны. Вероятно, проведение всех церемоний занимало несколько дней, и только состоятельные люди могли позволить себе расходы, связанные со столь сложным погребальным обрядом. Бедные довольствовались в значительной степени усеченными церемониями. Наиболее важной из всех считалась церемония «отверзания уст и очей», совершавшаяся либо над самой мумией, либо над олицетворявшей ее статуей. Мы уже говорили о том, что в соответствии с верованиями египтян свойства человека могли передаваться его статуе, подобным же образом то, что делалось со статуей мумифицированного человека, относилось и к мумии. Использование статуи вместо мумии имело явные преимущества, ведь церемонию можно было провести в любое время и в любом месте, и сама мумия для этого не требовалась. Как правило, церемония проводилась в помещении у входа в гробницу или вне ее в освященном месте. В церемонии принимали участие: 1) Хер-хеб, или высшее духовное лицо, державший в руке свиток папируса; 2) жрец Сем; 3) Смер, по всей видимости, самый близкий друг покойного; 4) Са-мер-эф – сын умершего либо кто-то, действующий от его лица; 5) Черау-ур – женщина, представлявшая Исиду; 6) Черау-шера-ут – женщина, представлявшая Нефтиду; 7) Мен-ху – убийца; 8) Ам-аси – жрец; 9) Ам-хент – жрец; 10) люди, представлявшие вооруженную охрану Гора. Все они становились актерами и разыгрывали сцены событий, происходивших при погребении Осириса, с которым теперь отождествлялся умерший. Две женщины исполняли роли богинь Исиды и Нефтиды, а мужчины – роли богов, помогавших богиням выполнить их священный долг.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация