А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Политические ордена" (страница 7)


   Члены тайного общества называли себя «Giovanni d’onore» – «почтенные молодцы». Вступить в мафию было можно только после того, как руководители наводили справки о прошлой жизни кандидатов. Критерием отбора было отсутствие трусливых поступков и «неустрашимость в будущей борьбе». Карманные воры в мафию не принимались. Человек, осуществивший вендетту, принимался в мафию автоматически.
   Целью тайного общества стала независимость от властей и доминирование на своей территории. За обеспечение своей безопасности население платило мафии четко определенную сумму. Современник-иностранец писал: «Мафия имеет бесчисленное множество последователей в городах и деревнях. Своих членов и тех, кто находится под ее защитой, она снабжает условными словами для пропуска и отличительными знаками. Ее влияние отражается на всей общественной жизни Сицилии. Зажиточное население охотно платит требуемую мафией, по возможности не слишком обременительную дань и за это может быть спокойно, что его владения не подвергнутся разгрому и грабежу. Начальниками мафии в деревне бывают мелкие арендаторы и землевладельцы, в городах – большей частью ремесленники. Все они, в своем роде, честные люди и по мере сил защищают других от мелких разбоев. В своей среде они делают много хорошего. Порядок в своем обществе они поддерживают при помощи своих шпионов, собственной полиции и судилищ. Правда, есть среди мафии и опасные ножевщики, часто совершающие вопиющие злодейства только ради того, чтобы обеспечить себе неограниченную власть в округе. Из страха перед их местью никто не отваживается показать в суде против них и даже присяжные не решаются вынести им обвинительный приговор. Поэтому все усилия победить мафию оказались до сих пор бесплодными».
   Члены сицилийской мафии стали называть себя «рыцарями лупары». Так называли старинное охотничье ружье, почти мушкет, заряженное волчьей картечью. Из лупары исполнялись приговоры мафии – ее выстрел не давал шансов на спасение. При посвящении в рыцари лупары исполнялся мистический обряд. Кандидаты клялись в верности мафии собственной кровью: «Клянусь своей честью быть верным братству, как и братство будет верным мне. Как уходят капли моей крови, так и я при необходимости отдам свою кровь братству». «Почтенные молодцы» клялись, что они будут нерушимо следовать в своей жизни закону Омерты. Любого человека, выдавшего властям «членов братства», или даже случайно проговорившегося о его делах, ждал залп волчьей картечи. К 1880 году мафия была широко разветвленной организацией. Должностные мафиози Сицилии докладывали в столицу Италии: «Мафия имеет своих агентов повсюду, даже в Риме. Они интригуют, вмешиваются, когда затронуты интересы мафии. Это давление часто мешает государственным чиновникам принимать меры против преступников. Действие правительства против мафии не может и не должно ограничиваться отсечением ветвей дерева зла. Необходимо уничтожить его от корней и до верхушки. Тщетны будут надежды на какое-нибудь улучшение, если, преследуя крестьян, ремесленников и нищих, оставлять в покое участников мафии из высших слоев общества Сицилии. Благодаря влиятельным и богатым членам мафии коррупция и обман властвует всюду: в коммунальной администрации, судах и даже в полиции».
   В августе 1874 года в Палермо прошел процесс над несколькими мафиози. Впервые была приоткрыта завеса тайны над мафией. Обществу стали известны ее некоторые правила и обычаи: обязательно помогать друг другу в деле вендетты за оскорбление или убийство члена братства; делать все для освобождения любого «брата», попавшего в руки полиции и суда, используя все средства, включая лжесвидетельство и подкуп; справедливо распределять в обществе все доходы, полученные законными и незаконными путями; быть преданным своей клятве члена мафии, сохранять все ее секреты, зная и помня, что предательство карается смертью в течение суток. Мешающие мафии депутаты и чиновники гибли от рук наемных убийц «брави», гибли свидетели и убийцы, доказательства исчезали. Мафия всегда стремилась не оставлять следов, действовать в абсолютной тайне. Следы, оставляемые «почтенными молодцами», никуда не приводили. Призраки делали свое дело и растворялись в воздухе.

   К началу ХХ века почти все сицилийские дворяне сдавали свои земли в аренду арендаторам. Габелотто в свою очередь сдавали земли в субаренду кампьери, многие из которых вступали в мафию. Габелотто и кампьери руководили всеми приказчиками и надсмотрщиками. При проведении переговоров об установлении арендной платы между собственниками земли и габелотто начали использоваться средства давления для того, чтобы вынудить земледельца уменьшить плату за аренду. Кроме деревенской активизировалась и городская мафия, связанная с деревенской общностью происхождения. Членами городской мафии часто становились сыновья и племянники безграмотных габелотто и кампьери, решивших дать им хорошее образование. В городе в братство вступали адвокаты, врачи, строители, инженеры. Хотя основу тайного общества составляли крестьяне, наемные сельскохозяйственные рабочие, приказчики и надсмотрщики, они сильно зависели от сельской и городской буржуазии. На Сицилии с помощью мафии часть среднего класса боролась против господствующих в обществе каст, не пропускавших никого чужого на важные посты в государстве.

   Структура и иерархия мафии оформились в начале ХХ века. Она постоянно совершенствовалась. Мафии контролировали небольшие города или районы большого города, сельские округа. Они разделились в зависимости от сферы деятельности на сельскохозяйственные, земельные, строительные, водоснабженческие, садоводческие, овощные, рыночные, мясные, мельничные, портовые. Кучера наемных карет, дилижансов, тоже имели свою организацию. Сферы деятельности были четко определены и разделены. Между мафиями действовали очень сложные и надежные связи. Позднее их пытались перенимать некоторые политические и общественные организации.
   Низовая ячейка мафии называлась «десяткой» или «коской». Обычно в нее входило около пятнадцати человек. Во главе десятки стоял руководитель, кампьери, соблюдающий интересы, куратоло, телохранитель, гвардаспалле. Остальных называли солдатами, пехотой. Действия нескольких десяток контролировал вышестоящий, соврастанте. Десятки образовывали «семью», которую возглавлял «глава». Несколькими семьями, называемыми группой, управлял советник. Объединение нескольких мафиозных групп создавало областную, провинциальную мафию, которой руководил «дон». Это объединение называлось «высокой мафией». Во главе сицилийских мафий стояла мафия Палермо.
   У мафий никогда не было устава. Иерархия всегда возникала стихийно. Положение «почтенного молодца» зависело от отношения к нему остальных членов братства. Требования к дону были просты и сложны – смелость, хладнокровие, хитрость, жестокость, умение быстро действовать, умение молчать и слушать. Руководитель мафии прежде всего должен обладать широкими связями во всех слоях общества. Мафиози, лишенный связей, никогда не становился главой семьи. Он мог расти только профессионально.
   «Семейства» как правило состояли из родственников и близких людей. Сила «семьи» зависела от ее численности и количества высокопоставленных друзей главы. Если «семьи» не являлись конкурентами, они мирно уживались в одной местности. «Семьи» четко и строго разграничивали зоны своей деятельности, закрепившиеся устными договоренностями. Невыполнение хотя бы одного из пунктов соглашения становилось причиной длительной борьбы. Мафии какой-то области, действующие в одной отрасли, образовывали единую консортерию. Они очень редко конфликтовали, но если это происходило, то стрельба и убийства могли продолжаться годами и охватывать целые районы.
   Все консортерии составляли «онората сочиета» – «почтенное общество», солидарно связанные друг с другом.
   Самым гнусным делом мафиози считали предательство, всегда каравшееся смертью. У мафии выработался особый язык, непонятный никому, кроме посвященных. Речь мафиози сопровождалась подмигиванием, жестами, движениями головы, глаз, плеч, ног, живота. Они могли часами говорить не раскрывая рта, но никто, кроме собеседника ничего не понимал. Ни один глава семьи не мог допустить, чтобы в его зоне или сфере влияния без его ведома хоть что-то происходило. Это умаляло власть и престиж дона не только в глазах мафиози, но и в глазах государства.
   Нарушавшие обычаи и правила члены мафии примерно карались. Страшный рассказ о каре быстро распространялся среди населения, становился предостережением, даже передавался из поколения в поколение. Мафия никогда не хотела, чтобы ее отождествляли с бандитизмом, хотя в распоряжении дона могли иметься «пиччоти ди фикату» – «смелые молодцы», готовые к выполнению любых приказов. Положенная на грудь убитого отрезанная рука означала, что убитый был вором. Кактус на месте бумажника убитого означал, что мафия покарала своего члена, присвоившего деньги или имущество «почтенного общества». Убитый с кляпом во рту предостерегал болтливых. Соответствующую кару получали те, кто приставал к женам арестованных бандитов. Непослушным калечили скот, в лавках керосином обливали товары и продукты, организовывали демонстрационные взрывы, расстреливали стеклянные витрины. В случае смерти «главы семьи» или «дона» могла начаться жестокая и кровавая борьба за власть. Она заканчивалась быстро, или могла длиться годами, прекращаясь со смертью последнего представителя одной из сторон. Власть часто передавалась по наследству. Члены «семьи» ждали, когда наследники достигнут совершеннолетия и наберутся соответствующего опыта.

   В ХХ веке деятельность мафии переместилась в города, проникла в сферу строительства, индустрию развлечений, внедрилась в политическую жизнь. Ее могли использовать во время выборов для мобилизации голосов в пользу того или иного кандидата. Мафия могла иметь тесные связи с политическими и государственными кругами. В Сицилии «семьи» взимали налог за право заниматься любой коммерческой деятельностью. За это торговцы и предприниматели получали гарантии мафии, что в «закрепленных» за ними местах и районах не появятся конкуренты. Мафия защищала состоятельные слои общества от уголовного мира.

   Наивысшего могущества мафия достигла после Первой мировой войны 1914–1918 годов, когда ее ряды пополнили опытные профессиональные воины. В 1920–1926 годах сицилийскую мафию возглавлял дон Кало. Сицилийцы говорили: «У нас два короля, один в Риме, другой в Кальтанисетта», резиденции дона Кало, Калоджеро Виццини.

   После прихода к власти в Италии дуче Бенито Муссолини положение мафии изменилось. Фашистская диктатура проводила политику защиты интересов земельной аристократии и крупной буржуазии. Это вызвало оппозицию Муссолини со стороны средней и мелкой сельской буржуазии в Сицилии, продолжавшей защищать свои интересы проверенными методами мафии. На острове после войны появились целые вооруженные отряды из дезертиров, безработных, обнищавших крестьян. Мафия была опасна для диктатуры и Муссолини ввел на Сицилию войска. Тридцать тысяч сицилийцев были отправлены в тюрьмы. Целые деревни обезлюдели. Многие представители сельской и городской буржуазии были репрессированы. Власти не разбирались в методах и средствах, не очень различали виновных и невиновных. Современник писал, что «фашизм нанес всему народу Сицилии жестокое оскорбление».
   Мафия в Сицилии уцелела, хотя деятельность властей сузила поле их деятельности. Наиболее активные и опытные мафиози начали эмигрировать в Соединенные Штаты Америки. Вскоре сицилийские члены мафии возглавили гангстерский мир США. Происходил широкий обмен методами и формами мафиозной деятельности. После 1945 года американский опыт был применен и в Сицилии. К началу Второй мировой войны на острове действовали только самые старые, сильные и опытные «семьи». Они могли исчезнуть только в случае разрешения основных социальных проблем общества. Этого, конечно, сделано не было.

   Первые сицилийские эмигранты-мафиози появились в конце XIX века. Тайная уголовно-политическая организация «Черная рука» занималась вымогательством, ограблениями, шантажом. Членство в американской мафии ограничивалось только этническими итальянцами. Мафия быстро превратилась в «синдикат внеэкономического воздействия» с отделениями во многих американских городах – Бостоне, Буфало, Нью-Йорке, Кливленде, Филадельфии, Чикаго.
   Причины эмиграции сицилийских мафиози в США были различны – желание развернуться шире, уйти от вендетты, от давления властей. Мафиози приезжали в США с большим опытом жесткой дисциплины, конспирации, опыт работы в подполье. Преступный мир Америки с XIX века строился и по национальному принципу. Раньше сицилийцев в США начали действовать мексиканские и немецкие бандиты, однако такого многолетнего опыта не было ни у кого. Не было такого кровного родства, братства, организованности, традиций, не было закона Омерты. Сицилийских мафиози поддерживали все итальянские эмигранты. Современник писал: «Эмигранты из Италии воспринимают свое участие в мафии и подчинение ее законам, как нечто само собой разумеющееся». Бандиты дрались между собой за сферы влияния и американская полиция обратила свое внимание на связь «Черной руки» с Сицилией. Полицейские агенты, посланные на остров для сбора информации, были тут же убиты.
   Окончательно итальянская мафия в США с 1919 по 1933 год, в период действия «сухого закона». Создать организацию, охватившую всю Америку, позволила прибыль от контрабанды алкоголя. В 1929 году «семьи» создали «Сицилийский союз», который быстро перерос в организацию, получившую скандальную известность в США. «Cosa nostra» – «Наше дело» состояла почти исключительно из сицилийцев.
   Единую централизованную организацию создавал Дж. Массерия. В начавшейся борьбе за высшую власть участвовали С. Лучано, В. Дженевезе, С. Маранзино из Нью-Йорка, Аль Капоне из Чикаго. Массерия застрелили в ресторане, его сменил Маранзино, реорганизовавший «Коза Ностру» так, что именно в таком виде она действует до сих пор. Мафия была разделена на «семьи» по территориальному признаку, на зоны влияния. Маранзино застрелили и главой «Коза Ностры» стал «Счастливчик» Лаки Лучано. Современник-мафиози много позднее вспоминал: «Никто из высшей иерархии мафии не умер спокойно в своей постели, во всяком случае за двадцатилетний период между мировыми войнами. Все короли погибли от рук киллеров. Убивали, чтобы стать «кало», или чтобы сохранить за собой это место, или для того, чтобы исключить возможность вендетты, убрать с дороги возможного претендента, чтобы ликвидировать свидетеля совершенного преступления, наконец просто из антипатии. Правда, эту роскошь могли позволить себе только те, кто обладал абсолютной властью. Мафиози не знают спокойной жизни. Смерть всегда рядом с ними, когда они дома в постели и когда в гостях у своих «братьев» за банкетным столом. К этому привыкаешь. Мафия родилась не сегодня, и не завтра умрет. Потому что у нее везде корни, и она никому ничего не прощает. Справедливость и беспощадность в нашем деле необходимы».
   Лаки Лучано стал «боссом всех боссов». При нем был создан совет – «комиссия», в которую входили боссы крупных «семей». Всевозможные проблемы мафии разрешались на переговорах боссов, проживающих в разных городах, округах, штатах. Для других преступных организаций преступление было самоцелью. Для мафии конечной целью стало накопление богатства, и с его помощью достижение государственной власти. Мафия превратилась в государство в государстве и сосредоточила в своих руках различные виды монополий.
   Связи «Коза Ностры» и сицилийских мафиози стали всеобъемлющими в период Второй Мировой войны. Сидевший в американской тюрьме за неуплату налогов Лаки Лучиано был помилован президентом США Г. Труменом за организацию взаимодействия между определенными кругами США и Сицилии. Американцы и англичане открыли второй фронт против гитлеровцев и фашистов в Сицилии, все население которой ненавидело Муссолини. Когда в 1943 году в Сицилии высадились англо-американские войска, вместе с ними невидимо высадилась «Коза Ностра». На Сицилии возродилась уже другая мафия, достигшая в послевоенный период несравненного могущества и влияния.

   После Второй мировой войны экономические и социальные основы земельно-латифундистской системы в Сицилии были оставлены в неприкосновенности. Власти были откровенно слабы. Большое влияние получили американские гангстеры итальянского происхождения, высадившиеся на остров вместе с союзными войсками в годы войны. Послевоенная оккупация острова и последовавшее за этим медленное восстановление демократии привели к возрождению мафии, которая вновь стала политической силой. Стимул к возрождению был дан еще в 1943 году американскими гангстерами, установившими тайные связи со своими прежними друзьями на острове. Антигитлеровское подполье действовало более чем активно. Союзные войска во время высадки были мощно поддержаны изнутри Сицилии. Впоследствии, при восстановлении гражданской власти мэрами некоторых сицилийских городов стали мафиози. Известный сицилийский «почтенный молодец» С. Джулиано в 1945–1947 годах стоял во главе «Армии освобождения Сицилии», вооруженной американским оружием. Он возглавил сепаратистское движение за отделение Сицилии от Италии и провозглашение ее штатом Соединенных Штатов Америки. С. Джулиано писал президенту США Г. Трумену: «Я с детства был сторонником присоединения Сицилии к США, но в связи с фашистской диктатурой не мог открыто проявлять свои чувства. Чтобы воплотить мои идеалы в действительность, я присоединился к движению за независимость Сицилии. Мы мечтали отделить Сицилию от Италии, с тем, чтобы большинство городов Сицилии, включая Палермо, стали покрыты плакатами, на которых человек (там был изображен я сам) разрезает цепь, приковывающую Сицилаю к Италии. Другой человек в Америке держит конец цепи, идущей от Сицилии к Соединенным Штатам. Это изображение – символ моей надежды на присоединение Сицилии к США». Трумен не ответил.
   С. Джулиано действовал в Сицилии против Коммунистической партии Италии. В 1949 году он был убит.
   С 1950 года итальянское правительство под давлением общественного мнения создало специальную структуру «Антимафия». Новая волна мафии была уже другой, американизированной. Один из ее идеологов писал: «Мафия? Ну и что же в ней дурного? Мафия – это честь, мафия – это добро. Мафия выступает против сельскохозяйственной реформы, неправильного распределения земель, против вторжения профсоюзных руководителей, которым неплохо бы заняться собственными делами. Мафия трудится на благо народа». Никогда мафия не действовала так открыто. Столетие она была тайное. Теперь столкнулись две волны мафии – старая сицилийская и новая американская.

   К середине 50-х годов ХХ века Сицилия уже не была аграрным придатком Италии, на ней бурно развивалась промышленность. Мафия третьей волны была образована по гангстерскому образцу. Сицилийские гангстеры взимали дань со всех видов коммерческой деятельности, с торговых операций, со строительства, аренды помещений, с производства предметов повседневного спроса, с рынков. Старая мафия занималась землей, действовала в деревне. Их интересы и сферы влияния часто пересекались, чередой шли перестрелки и убийства. Гангстерская мафия оказалась динамичнее, безпринципнее старой. Только за послевоенное десятилетие было убито четверть тысячи известных мафиози старого «Почтенного общества». Теперь дело решали автоматы. Новая мафия даже попыталась рекетировать старую.

   В 1962 году по требованию общественности в Италии для расследования деятельности мафии была создана парламентская комиссия. Через год начались массовые аресты мафиози. Активность государства в Сицилии совпала с судебным процессом по «делу Валачи» в США, вскрывшем широкие связи «Коза Ностры» с американскими финансовыми и политическими кругами.
   Член «Коза Ностры» Джозеф Валачи попал в тюрьму за уголовное преступление. По стечению обстоятельств он был заподозрен в осведомительстве, в контактах с Федеральным бюро расследований США. Валачи сообщили о приговоре, вынесенном мафией. Во время прогулки в первом припадке он убил случайно подошедшего к нему заключенного, решив, что это киллер. Валачи был приговорен к смертной казни. Он объявил, что является членом «Коза Ностры» и вместо электрического стула получил тюремное заключение. В военном форте под усиленной охраной Валачи дал первые в Америке показания о «Коза Ностре», которая объявила о награде в миллион долларов тому, кто заставит его замолчать. Показания Валачи составили более тысячи страниц. Они позволили ФБР выяснить структуру и методы «Коза Ностры».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация