А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Политические ордена" (страница 5)

   Вента собиралась по инициативе великого мастера. Члены общества из рук в руки передавали друг другу ухват, шест, находящийся у очага. Заседание проходило не чаще одного раза в месяц. На каждом заседании могли принять или перевести в другую степень только одного брата. На собраниях великий избранник благодарил наиболее заслуженных братьев. Во время заседания проходила перекличка всех членов братства.
   Степень великого избранника присваивалась с величайшими предосторожностями такому карбонарию, который был известен своим умом, рассудительностью, мужеством, усердием, преданностью ордену. Ему должно быть не меньше тридцати трех лет и трех месяцев. При голосовании по его кандидатуре, достаточно было трех голосов против, чтобы избрание не состоялось. На избрании могли присутствовать только члены третьей степени, уже избранные ранее великие мастера.
   В треугольной хижине в трех углах висели лампы в виде солнца, луны и звезд. Двое стражей с мечами, называемые Пламя, стояли у входа. Все великие мастера располагались у стен. Председатель произносил речь об обществе карбонариев, о стремлении к уничтожению всех тиранов и стремлению ко всеобщей свободе, для которой пришло время. Каждый великий мастер отчитывался о сделанном в его венте. В конце все присутствующие преклоняли колени и прикладывали к груди меч. Новый великий мастер клялся: «Я, свободный гражданин Италии, клянусь перед Великим мастером Вселенной и великими избранниками, добрыми кузенами посвятить свою жизнь торжеству принципов свободы, равенства и прогресс, которые составляют душу всех тайных и гласных поступков карбонаризма. Я обещаю, что будет невозможно восстановить царство свободы без борьбы, я буду драться до самой смерти. Я соглашаюсь, если окажусь изменником присяге, чтобы меня убили мои добрые кузены. Чтобы великие избранники привязали, обнажили, увенчали терновым венцом, распороли мне живот, вырвали внутренности, сердце и разметали по ветру». При избрании великого мастера обычно разыгрывали целое представление. Описание одного из таких избраний дошло до нашего времени:
   «Когда добрые кузены соберутся в венте, туда вводили кандидата с завязанными глазами. Два брата, представляющие двух разбойников, несли крест, который твердо вбивался в землю. После этого к одному из двух мнимых разбойников обращались как к изменнику и объявляли ему о казни на кресте. Он безропотно покорялся своей участи, как вполне заслуженной, и его привязывали к кресту шелковыми веревками. Чтобы обмануть кандидата, глаза которого все еще завязаны, он громко стонал. Такой же приговор выносился другому разбойнику, но он, как нераскаявшийся восклицал: «Я подвергаюсь своей участи, проклиная вас и утешаясь мыслью, что буду отомщен и что чужеземцы и истребят вас до последнего карбонария! Узнайте, что я показал место вашего убежища начальникам вражеской армии и что вы скоро попадете к ним в руки!» Великий избранник говорит кандидату, что его также пригвоздить к кресту и ему нужно нанести на тело священные знаки великого мастера. Кандидата крепко привязывали к кресту, три раза укалывали в правую руку, семь раз в левую, три раза под левую грудь. По особому знаку с глаз кандидата снималась повязка. Братья становились вокруг кандидата, направляли свои кинжалы ему в груб и угрожали его убить, если он окажется изменником. Они смотрели, боится ли он. Потом все пили семь тостов в честь избранного. Великий избранник давал и объяснял бывшему кандидату его символы, которые можно только писать и ревностно хранить. Новоизбранный обещал скорее сжечь или проглотить их, чем отдать в другие руки. Великий избранник произносил речь о революции, которая уже началась, и возвещал о ее торжестве везде, где говорили по-итальянски. В это время злой разбойник восклицал: «Скоро все вы погибнете». Тут же снаружи пещеры слышался шум оружия и драки. Один из стражей объявлял, что сейчас выбьют двери, и тотчас после этого начинался приступ. Добрые кузены бросались к двери, находившейся позади креста, к которому был привязан новоизбранный, ему невидимой. Слышался громкий шум, крики австрийских солдат. Братья отступали в беспорядке, говорили несколько слов своему товарищу, привязанному к кресту, и исчезали под полом, который раскрывался под ними. Люди, одетые в ненавистные иностранные мундиры вбегали в хижину и искали карбонариев. Они видели людей на крестах и целились в них, собираясь выстрелить. Тут в хижину летели пули, мнимые солдаты падали на пол, как бы убитые. Добрые кузены через разные отверстия входили в пещеру и кричали: «Победа! Многие лета свободе. Многие лета карбонариям!» Мнимых солдат и разбойников быстро вынесли из хижины. Кандидата снимали с креста и Великий избранник, ударив семь раз топоров в обрубок дерева, провозглашал его великим мастерам. Все мастера носили псевдонимы, под которыми были известны в ордене. Эти псевдонимы были записаны в одной книге, а в другой содержались их настоящие имена. Обе книги были спрятаны в разных местах, чтобы полиция, нашедшая одну из книг не могла узнать личности заговорщиков. Высшие должностные лица назывались и великими светилами. Некоторые из посвященных, назначаемых для самых опасных предприятий, назывались «удальцами». Некоторых братьев называли «домоседами», по недостатку ума или мужества».

   Верность карбонариев ордену и друг другу была так велика, что обычные итальянцы давали «слово карбонария». Сложился особый, полный торжественности и символизма ритуал посвящения в карбонарии. Широко распространился ритуал carbonizzazione, ритуал выжигания древесного угля. Он символизировал превращение нового брата общества в духовно чистого и неподкупного человека. Карбонаризм уничтожил испорченные нравы, возвращала человека к равенству и истинной свободе.
   Три добрых родственника должны были рекомендовать к принятию нового члена ордена. Посвящение проходило в лесу, у хижины венты. На заседание собирались члены общества. На кандидата одевали мешок, и некоторое время держали в отдельном помещении, называемой «камерой размышлений». В сопровождении рекомендующих его в мешке ставили в круг перед хижиной. Сопровождающий мастер трижды топал ногой и громко возглашал: «Великий мастер, добрые родственники, мне нужна помощь». Добрые кузены становились у деревянного обрубка, били по нему своими поясами-веревками и делали знак рукой, с правого плеча на левое. Голос из хижины говорил «Я слышал призыв доброго кузена: ему нужна помощь. Принесет он дерево, чтобы подбросить его в костер?» в хижину вводили рекомендуемого. Председатель обращался к нему.
   – Мой добрый родственник, откуда ты явился?
   – Из леса.
   – Куда ты идешь?
   – В камеру чести, чтобы усмирить свои страсти, подчинить свою волю и получить наставление в учении угольщиков.
   – Что ты принес из леса?
   – Дерево, листья, землю.
   – Есть ли у тебя еще что-то с собой?
   – Да, вера, надежда, любовь.
   – Кого ты привел с собой?
   – Человека, который заблудился в лесу.
   – Что он ищет?
   – Вступления в наше братство.
   – Ну так веди его к нам.
   Кандидата в мешке вводили в хижину. Великий мастер задавал ему вопросы о морали, нравственности, религии. Затем разговор шел о символах карбонаризма.
   – Что означает деревянный обрубок?
   – Небо и округлость земли.
   – Что означает скатерть?
   – То, что скрывает свое рождение.
   – А вода?
   – То, что служит к отмыванию т очищению первородного греха.
   – Огонь?
   – Он показывает нам наши высокие обязанности.
   – Соль?
   – Что мы христиане.
   – Распятие?
   – Оно напоминает нам наше искупление.
   – Что напоминают нитки?
   – Матерь Божью, которая пряла их.
   – Что означает венок из терновника?
   – Испытания и борьбу добрых родственников.
   – Что такое очаг?
   – Школа добрых родственников.
   – Что означает дерево корнями кверху?
   – Если бы все деревья росли таким образом, в работе добрых кузенов не было бы надобности.
   Кандидата несколько раз обводили через лес вокруг хижины, заставляли перепрыгивать через костер и ручей. После этого он становился на колени и, держа в руках распятие, произносил клятву:
   «Я, угольщик, карбонарий, клянусь и обещаю во имя главных устоев ордена, во имя этого креста и этого жезла, отмщающего клятвопреступление, добросовестно сохранить тайну общества угольщиков и без особого разрешения не показывать этой тайны ни на бумаге, ни на полотне, ни на меди. Я клянусь во всех трудных случаях и по мере сил оказывать содействие своим добрым родственникам и беречь честь их семейств. Я клянусь в этом. В том случае, если я нарушу присягу, мое тело будет разорвано на куски и предано сожжению, а золу развеет ветер, для того, чтобы имя мое распространилось по всей земле между всеми добрыми родственниками и внушило им отвращение. И да поможет мне Господь!»
   После произнесения присяги кандидат окончательно считался братом общества. Его освобождали из мешка и поздравляли.

   При принятии ученика в степень мастера, главную роль играло изображение страданий Христа. Мученичество Спасителя мира, «Доброго брата всех людей», придавало ритуалу грустный характер, удивляло и пугало его, придавало более возвышенное, мистическое значение всей достаточно прозаической церемонии.
   Кандидата в мастера со скованными за спиной руками водили от одного из главных членов венты к другому, подражая терновой дороге Спасителя от верховного судьи к прокуратору, которого изображал великий избранник, облаченный в красную мантию. Остальные браться играли роль Каифы, Ирода, апостолов. Кандидата осуждали на распятие. Его водили в «масличную рощу» и там клали на него тяжелый крест. После этого кандидата освобождали и он приносил присягу, более суровую и жестокую, чем первый раз. Ему открывали тайны ордена, предназначенные для второй стадии посвящения.
   Посвящение в мастера носило суровый характер, рассчитанный на то, чтобы поразить и устрашить посвящаемого. Все символические изображения теперь объяснялись совершенно по-другому, связываясь со страданиями Спасителя. Костер означал священную могилу, сухая ветка – бичевание, которым подвергался «великий избранник вселенной». Пучок ниток напоминал о Матери Божьей, которая «скрутила нити». Считалось, что изменение и смешивание карбонарской символики вводило в заблуждение врагов и правительственных агентов, внедренных в братство. Поэтому мастерам еще не открывали конечных, политических целей общества карбонариев – подготовки заговора и политического переворота.
   Подробные задачи и цели ордена объявлялись только новым великим мастерам, после произнесения ими клятвы: «быть верными друзьями народной свободы и быть готовыми к борьбе с тираническим правительством, ненавистными властителями старой прекрасной Италии». Общество карбонариев объявляло, что оно добивается низвержения всех угнетателей Италии, и что время народного освобождения уже приблизилось. Все великие мастера преклоняли колени, направляли друг другу в грудь кинжалы и произносили священный обет «посвятить всю свою жизнь великому делу свободы, равенства и культурного развития, составляющему душу всех тайных и явных действий угольщиков».
   Символы для великих мастеров опять имели новое, особенное и ужасное значение. Распятие означало крестную казнь тиранов, к которой стремились карбонарии, головы которых украшал терновый венец. Нити изображали петлю виселицы. Листья стали гвоздями, которые могут вбить тиранам в руки и ноги. Топор должен отделить в случае казни их головы от туловища. Соль мешает тлению тел тиранов, которые должны остаться для вечного позора. Вода очищает совершивших казнь братьев от пролитой ими гнусной крови, а полотно сотрет все пятна.

   Национальную независимость требовали карбонарии всей Италии, по которой распространялись газеты и листовки, письма, изображавшие страдания народа под чужеземным игом. Все документы выражали твердую уверенность в грядущее освобождение.
   Главным центром карбонаризма было Неаполитанское королевство. Братья даже обращались с предложением о конституционной независимости к неаполитанскому королю Мюрату, ставленнику Наполеона. Получив отказ, они связались с Фердинандом I Бурбоном, находившимся в Сицилии под охраной английских эскадр. Деятельность карбонарских вент, направленная на свержение французского владычества, вызвала активные преследования властей. Многие венты ушли в горы Калабрии и Абруццо. Их руководитель Капо-Бьянко был схвачен и казнен. Процессы карбонариев шли по всей Италии. Власти понимали, что их подпольные газеты страшнее армейских дивизий.
   После поражения великой армии Наполеона в 1812 году в России и провала его политики в Испании, где железные когорты французского императора отступали перед вооружившимся испанским народом, в Европе качался подъем национально-освободительного движения. Все венты обсуждали испанскую конституцию 1812 года. Количество карбонариев быстро росло. В начале 1813 года в Неаполитанском королевстве было почти сто пятьдесят вент, в которых находилось не менее сорока тысяч карбонариев. Вожди братьев надеялись, что английская армия высадится на Сицилии, освободит Италию от французского и австрийского владычества и даст стране конституцию. Движение карбонариев распространилось по всему Апенинскому полуострову. Карбонарии попытались поднять восстания в армии. Несколько восстаний было жестоко подавлено.
   Преследования и казни не помешали быстрому росту популярности карбонариев. Во всей Италии их называли «европейскими рыцарями» и «защитниками отечества». После окончания наполеоновской эпохи Венский конгресс 1815 году утвердил на севере Италии власть Австрии. На юге австрийцы восстановили власть Бурбонов. Были восстановлены порядки конца XVIII века. Италия была раздроблена на восемь маленьких королевств и герцогств – Пьемонтско – Сардинское, Ломбардо – Венецианское королевства, Папская область, герцогства Тоскана, Парма, Модена, Лукка и Неаполитанское королевство Обеих Сицилий. Теперь объединению итальянских земель мешала Австрия. Деятельность карбонариев приобрела антиавстрийский характер.

   В общество карбонариев влились многие офицеры, уволенные из армии после падения Наполеона. По всей Италии «очищали лес от волков» около двухсот тысяч братьев. Для противодействия разраставшемуся движению властями было создано псевдокарбонарское общество, дискредитировавшего добрых родственников и переманивавшее к себе членов вент.
   В начале 1816 года министр полиции Неаполитанского королевства князь Каноза негласно создал в Палермо тайное «Общество котельщиков», в которое собрал всех маргиналов и заключенных из итальянских тюрем. Calderari – котельщики главной своей целью объявили освобождение Италии от Австрии. Под именем карбонариев котельщики стали убивать либералов, пользующихся уважением в обществе и наиболее активных добрых родственников, нападая ночью на их дома. В составленных Канозой проскрипционных списках была не одна сотня фамилий.
   Карбонарские венты строго законспирировались и ушли в глубокое подполье. Они приняли меры самозащиты. Была создана боевая организация «Decisi» – «Решительные». Карбонарии усилили контакты с другими тайными итальянскими обществами «Филадельфийские братья» и «Свободные европейские патриоты», фактическими ответвлениями карбонарских вент. Наиболее энергичные братья стали ударной силой, дававшей вооруженный отпор бандам Канозы. В карбонарские венты стали принимать бедных крестьян, поденных рабочих, ремесленников. За добрых родственников активно агитировали сельские и городские священники, рассказывавшие народу о деятельности карбонариев в духе идей раннего христианства. Кальдерарии были разгромлены. В карбонарские венты усилился приток новых членов.

   Деятельность карбонариев вновь активизировалась. Братья начали готовить заговор против Бурбонов. Подпольные газеты писали о ликвидации австрийского владычества и принятии конституции.
   Многие венты стали говорить об объединении всех итальянских земель в единое государство, с сохранением светской власти римского папы.
   К 1820 году карбонарские венты существовали в сотнях селений и городов по всей Италии. Под их влиянием, кроме двухсот тысяч активных братьев, находилось около семисот тысяч человек. Несмотря на то, что пять процентов всех итальянцев готовы были активно поддерживать карбонариев, подготовка политического заговора, а тем более открытого выступления с целью изгнания австрийцев и завоевания конституции сталкивались со значительными трудностями. На юге Италии так и не был создан единый авторитетный центр, провинциальные карбонарские венты сохраняли полную самостоятельность. Всеобщего плана выступления не было.
   В январе 1812 года революционные войска в Испании заставили короля восстановить ранее отмененную конституцию 1812 года. В июне в Авеллино прошла конференция руководителей всех неаполитанских карбонарских сект. Восстание было назначено на начало июля 1820 года. Заговор возглавил бывший офицер Мюрата Гульермо Пепе.

   В ночь на 2 июля по всему Неаполитанскому королевству на горных вершинах запылали огромные костры. Время мятежа пришло. Днем все карбонарии отметили день святого Теобальда. Ружья были заряжены, патроны в сумках. На рассвете 2 июля в тридцати километрах от Неаполя карбонарская вента города Нолы и местный гарнизон во главе с великим избранником венты «Муций Сцевола» Л. Миникини и офицерами М. Морелли и Дж. Сильвати подняли восстание. Отряд из ста пятидесяти человек вышел из Нолы и двинулся к городу Авеллино: «Да здравствует свобода и конституция!» Ура, граждане, смелее!» По пути к отряду присоединилось несколько сот вооруженных карбонариев. 3 июля отряд революции вступил в Авеллино, где к нему присоединился местный гарнизон.
   Известие о начавшемся походе на Неаполь быстро распространилось по королевству. По всему югу восстали карбонарские венты. Посланные на их усмирение правительственные войска переходили на сторону восставших. Неаполь был окружен карбонарскими отрядами и отрезан от провинции. 6 июля генерал Гульермо Пеле в столице поднял свой «Священный батальон», к которому присоединились два кавалерийских полка. В Неаполе укрепиться не удалось, и восставшие соединились у Авеллино. Король торжествовал, удержав столицу, но совсем недолго. Италия взорвалась и военно-карбонарский мятеж поддержал народ. Священники, дворянство, офицеры, купцы, предприниматели, рабочие и крестьяне атаковали королевскую власть. Неаполитанский король Фердинанд в течение десяти дней пообещал созвать парламент и подписать конституцию, подготовленную на основе испанской. О его свержении речи не было. 9 июля восставшие вступили в Неаполь, не пролив за неделю ни одной капли крови. Вся столица смотрела на парад конституционных сил. Перешедших на сторону военных возглавлял «Священный батальон». Во главе народного ополчения с ружьем и кинжалом шел Луиджи Маникини. Его одежда священника была украшена символами карбонариев. За ним грозно шли семь тысяч карбонариев, с ружьями и кинжалами. Все жители Неаполя держали в руках трехцветные ленты. 9 июля было сформировано новое правительство, а 14 июля король подписал конституцию Неаполитанского королевства.
   Управление государством не привело к власти главную силу, давшую толчок революции. Карбонарии не смогли выдвинуть опытных вождей, имевших опыт политического руководства государством. У них не было четкой программы развития Неаполитанского королевства. На волне народного восторга к власти пришли умеренные политики наполеоновской эпохи. В карбонарском движении образовались два течения, умеренное и радикальное. Умеренные карбонарии, как и мюратисты, были сторонниками конституционной монархии и доброго короля, который выполнит свои обещания. Радикальные карбонарии, уйдя в оппозицию, требовали свержение королевской власти и провозглашение республики. Новое Неаполитанское конституционное королевство признали только четыре европейские страны: Испания, Голландия, Швейцария и Швеция. Австрия готовила интервенцию.
   Восстала Сицилия и местные бароны потребовали независимости острова. Подавлять восстание из Неаполитанского королевства на Сицилию были отправлены все революционные войска. В октябре 1820 года начались заседания неаполитанского парламента, в котором преобладали умеренные карбонарии. С реформами никто не спешил. Австрия призвала к интервенции страны «Священного союза», созданного в 1815 году на Венском конгрессе. В ноябре 1820 года на конгрессе в Троппау Россия, Пруссия и Австрия торжественно подписали декларацию, провозгласившую принцип вооруженного вмешательства во внутренние дела европейских государств для подавления революции. Австрия получила разрешение послать в Неаполь пятидесятитысячную армию.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация