А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Политические ордена" (страница 1)

   Александр Андреев, Максим Андреев
   Политические ордена

   Введение

   Издание рассказывает о трех политических организациях, деятельность которых оставила значительный след в истории человечества – инквизиции, мафии, ку-клукс-клане.
   Тайные и секретные организации всегда существовали в обществах многих стран и народов. Они имели разные формы – политические, военные, религиозные, мистические, гражданские, даже научные. Их возникновение вызывалось конкретными причинами и обстоятельствами. Многие тайные общества, по традиции называемые орденами, выдвигали политические цели и задачи. Люди, их создававшие, руководствовались многими причинами – ненавистью к злу, стремлением к справедливости, несправедливости, рабству, они хотели сделать общество честным и справедливым, дать всем равные возможности. Но так поступали не все. Часто политические общества не достигали своих целей или добивались прямо противоположных результатов. Тайные ордена декларировали высокие политические цели, но выполняли волю их высшего руководства, их личные желания, не имевшие никакого отношения к официальным задачам орденов. Некоторые политические общества создавались из чувства мщения, как к конкретному государственному деятелю, так и к государственному органу. Ордена не только философствовали, но и активно действовали. Для их подавления государства создавали свои политические организации, самым известным из которых стала инквизиция.
   Созданная в начале XIII века инквизиция изменила ход развития человеческого общества. По всей Европе половину тысячелетия шли тысячи судилищ, от которых гибли десятки тысяч инакомыслящих людей, пытавшихся просто объяснить происходящее.
   Тайные организации в Италии существовали почти всегда. Работа рассказывает о карбонариях, каморре и мафии, чьи структуру и иерархию копировали мафии многих стран мира.
   Долгое время в Соединенных Штатах Америки действовал ку-клукс-клан, расистская организация. В борьбе с этим орденом американской демократии пришлось напрячь все силы и победить.
   Инквизиция, мафия, ку-клукс-клан появились в ответ на угрозы определенным группам и слоям общества в разные периоды истории человечества. Их цели и задачи менялись вместе с политической и экономической ситуацией в обществе и стране. В совершенном обществе невозможны проявления насилия. Для создания совершенного общества необходимо создание совершенного государства. В противном случае человечество не сможет жить в счастливом, благополучном обществе, где будут реализовываться желания и возможности людей.
   Последняя часть работы рассказывает о политической полиции Российской империи. Отдельный корпус жандармов и Охранные отделения Департамента полиции МВД России знали почти все о деятельности революционеров и террористов в государстве. Десятки раз они докладывали властям правду о ситуации в стране, о том, что в феврале 1917 года произойдет революция, «последствия которой ужасны и непоправимы», но все было бесполезно. Российская империя на всех парах неслась к своему краху и гражданской войне 1918–1921 годов.

   Инквизиция
   Timete Deum et date ille honorem, quia veniet hora judicii ejus

   С начала новой эры от рождества Христова в Европе велась полемика, касающаяся основ христианского учения, его догматов, таинств, обрядов. Десятки и сотни монахов и ученых по-своему толковали Священное Писание и распространяли свои учения среди верующих, пытаясь собрать как можно больше сторонников. Сторонники ортодоксального христианства сознательное и преднамеренное уклонение от ясно выраженного и четко сформулированного догмата христианской веры стали называть ересью, hairesis, учением. Догматами считались утвержденные высшими церковными инстанциями положения вероучения, объявленные церковью непреложными истинами, не подлежащими критике. Разработкой религиозных доктрин о сущности Бога занималось богословие – теология (theos – бог). Ересь сразу же стали отличать от раскола, от случайных, непреднамеренных ошибок в догматическом учении. Истины церковного учения вырабатывали в символах Вселенские церковные соборы. Источниками ересей объявляли желание соединить в одно целое старые философские доктрины еще античного мира с новыми христианскими. Сектой называли вероисповедание, которому следовало небольшое количество людей, организованных в группу. Ересью же было содержание самого учения. Секты делились на реалистические и мистические.
   Первые века христианства нельзя назвать гуманной эпохой, но самому христианству всегда было чуждо насилие в делах веры, хотя ереси и секты постоянно сменяли друг друга и были очень опасными для еще неокрепшей Церкви Христовой. В обязанности дьяконов входило разыскивать и исправлять заблуждавшихся в вере. Первые епископы, следуя заветам Господа и апостолов, увещевали, а не карали. Суд епископов был простой и не отличался жестокостью. Самым сильным наказанием в эпоху раннего христианства было отлучение от церкви. Один из отцов церкви Иоанн Златоуст писал и проповедовал: «Христианам не дозволено уничтожать заблуждения силой, они могут вести людей к спасению только убеждением, разумом и любовью».
   Со временем признания христианства государственной религией Римской империи, к церковным наказаниям добавились гражданские. В 316 году Константин Великий издал эдикт, присуждавший донатистов к конфискации имущества. Угроза смертной казнью впервые была применена императором Феодосием Великим по отношению к манихеям. и в 385 году уже казнили присциллиан. К V веку против еретиков действовали пятнадцать законов императора Феодосия, двенадцать – Аркадия, восемнадцать – Гонория и десять законов Феодосия II. У еретиков отнимали имущество, отбирали права наследства, запрещали торговать и заключать договоры. Им грозили огромными штрафами, наказанием плетью, ссылкой на пустынные острова, а в особо тяжких случаях смертной казнью по усмотрению местных властей. Еретиков увещевали и подвергали церковному покаянию.

   Борьбу с ересями, сектами, расколами обосновал один из отцов церкви блаженный Августин. Не все способны воспринимать слова убеждения, поэтому иногда необходимо прибегать к воздействию страхом и наказанием. Родители наказывают своих детей, и сама любовь часто действует строгостью. Удары друзей полезнее, чем льстивые поцелуи врагов. Принуждение – спасительное лекарство. Не прибегать к нему означает воздавать злом за зло. Если мы видим врага, бегущего к пропасти в припадке безумия, не следует ли удержать его силой, чем допустить его гибель? Нетерпимость – это акт человеколюбия, спасение погибающего. Августин предлагал при необходимости меры строгости и наказания.
   В начале VIII века в капитуляриях императора Карла Великого встречаются предписания, обязывающие епископов следить за нравами и правильным исповедованием веры в их епархиях, искоренять языческие традиции. В 884 году его сын Карл Лысый предписал епископам утверждать народ в вере с помощью проповедей, расследовать и исправлять его заблуждения. К еретикам все чаще и чаще вместо средств увещевания применялись насильственные меры. Наиболее строгими мерами стали конфискации имущества и сожжение на костре.
   Крестовые походы против неверных на Востоке, в защиту Гроба Господня укрепляли в европейских умах понятие о богоугодности преследований врагов религии и наэлектризовали народ. Повсюду быстро возникали монастыри с суровыми уставами, распространялись слухи о скором наступлении Страшного суда. Мысль о спасении витала в восторженных умах, мысль о подвигах во славу религии, для исцеления души и тела.
   В 1163 году на Турсксом церковном соборе впервые было произнесено слово «инквизиция». В 1185 году на Веронском соборе были изданы точные правила преследования еретиков, обязывающие епископов возможно чаще ревизовать свои епархии и выбирать зажиточных мирян, которые бы оказывали им содействие в розыске еретиков и предании их епископскому суду. Под страхом отлучения и других наказаний светским властям предписывалось оказывать поддержку епископам.

   Западнее правого берега Роны, во французском Лангедоке, находились владения Раймонда VI Тулузского. Под южным небом процветали самоуправляемые и богатые города во главе с Тулузой. Население представляло собой смешение различных вероисповеданий, царила веротерпимость. Все считались равноправными жителями, которым покровительствовал закон. На юге Франции совершенно спокойно проповедовали катары, альбигойцы, вальденсы, считавшие мир и природу человека сочетанием добра и зла. Сатана создал тело человека, Бог одарил его разумом. В этом причина двойственности человека, борьбы тела и души. Грех овладел человеческим родом. Чтобы спасти человечество, Иисус Христос сошел на землю под видом человека. Его предали смертной казни, но страдания Христа были только видимыми, указывающими дорогу к спасению посредством очищения от земных страстей и привязанностей. Полностью очиститься можно только водой на Луне в течение двух недель и в царстве Солнца небесным огнем. Очищение всех душ будет концом мира. Только невидимое и вечное дело рук доброго Бога. Римская церковь – «базилика и синагога сатаны». Ее таинства не священны. Тело Христово в причастии просто хлеб, крещение бесцельно. Церковная иерархия – собрание грешников, бессильное руководить человеческой совестью. Крест не заслуживает почитания, потому что он символ страданий Христа. Воскресения мертвых нет, души переселяются в другие тела, в животных, в растения. Браки не от Бога, а слабость человеческая. Рождение новых людей дает им возможность переселяться друг в друга. Владение любым имуществом греховно, это ржавчина души. Четыре раза в год катары и альбигойцы постились в течение сорока дней, три раза в неделю ели только хлеб и пили воду. Вальденсы верили в Троицу, признавали таинства крещения и причащения, но не признавали икон и ненавидели римскую церковь, называя ее «вавилонской блудницей, бесплодной смоковницей». Однако «вавилонская блудница» совсем не была погружена в суету этого мира, а «бесплодная смоковница» было цветущей и полной сил.

   В 1179 году папа Александр III созвал в Риме Третий Латеранский собор и отлучил еретиков Альби и Тулузы, заявив: «потому что эти еретики не скрываются уже и не остаются спокойными, но дерзко проповедуют свои заблуждения и совершают простых и слабых. Хотя церковь часто довольствуется одним первосвященническим судом и не принимает кровавых мер, этот суд может быть дополнен мирскими силами, чтобы страхом казни побудить людей следовать духовному врачеванию. А так как еретики, которых называют катарами, сделали великие успехи в земле Тулузской и иных местах, то мы придаем их анафеме с их покровителями и сообщниками и запрещаем всякому, кто бы ни был, иметь с ним общение. Если они умрут в грехе, то никогда их не поминать и не хоронить между христианами».
   В конце XII века учение катаров и альбигойцев стало угрожать католической церкви и папскому авторитету. В 1198 году папа Иннокентий III (1190–1216) призвал к борьбе с ересью, предлагая пользоваться только мерами в пределах духовно-церковной власти. Он снял анафему с Лангедока и в качестве двух папских легатов послал туда цистерцианских монахов Гюи и Ренье для искоренения ереси. Этим создавалась новая власть – духовная, имевшая свои специальные функции и почти независимая от епископов. В 1203 году Иннокентий III направил в Тулузу в качестве своих легатов цистерцианцев Петра Кастельно, Ральфа и Арнольда с группой монахов. В 1206 году к ним присоединился будущий святой Доминик де Гусман, основатель знаменитого доминиканского ордена. Данте Алигьери писал о нем в «Божественной комедии»:

«С железной волей, праведен и строг,
Он ринулся, как с гор крутых поток,
В открытую борьбу с еретиками,
Которые зловредны для других,
Которые над слабыми умами
Имели власть и развращали их.
И от него другие побежали
Ручьи и сад церковный орошали».

   Сохранилась грамота 1209 года, данная Домиником одному из раскаявшихся альбигойцев:
   «Всем верным христианам, к которым достигнет это послание, брат Доминик, каноник, малейший из проповедников, приветствие о Иисусе Христе.
   В силу данной Нам власти мы возвратили в лоно церкви предъявителя сей грамоты Понса Рожера, оставившего по милости Божьей секту еретиков. Так как он дал нам клятву исполнять наши приказания, то мы велели ему три следующие воскресенья являться в церковь, причем священник, обнажив его, будет бить его розгами на всем протяжении от городских ворот до церкви.
   Для покаяния мы налагаем на него на всю жизнь пост и запрещаем ему есть мясо, яйца, сыр и всякую животную пищу, исключая дней Пасхи, Троицы и Рождества, в которые он может есть все. В знак отвращения от своей прежней ереси три поста в году он должен воздержаться даже от рыбы, три раза в неделю, пока жив, воздерживаться от мяса, рыбы и вина, допуская облегчение только в случае болезни и изнурительных работ.
   Он должен носить церковное платье по покрою и по цвету, с двумя маленькими крестами, нашитыми на груди. Всякий день он будет слушать мессу, если то окажется возможным, а по праздникам и воскресеньям вечерню. Он в точности должен исполнять утренние и вечерние молитвы, читать «Отче наш» семь раз утром, десять раз вечером и двадцать раз в полночь, жить целомудренно и настоящую грамоту вручить своему приходскому священнику. Ему мы приказываем наблюдать за поведением Рожера, который должен исполнять в точности все, что ему предписано, пока господин легат, не изъявит своей воли.
   Если же означенный Понс того исполнять не будет, то мы приказываем смотреть на него, как на клятвопреступника, еретика, отлученного и удалять его от общества верных».

   Владетельные сеньоры не поддержали деятельность легатов. Король Франции, графы Тулузский, Фоа, Безье, Каркассон, Комменж были против гонений на спокойных и покорных подданных, изгнание которых было настоящим разорением для Лангедока.
   Фанатик – легат Петр Кастельно не проповедовал, а боролся. Современники говорили, что он искал себе смерти. Медленная, но верная победа над ересью, что делал Доминик, Кастельно не устраивала. Недовольный действиями Раймонда Тулузского по борьбе с ересью, он заявил графу в конце 1207 года:
   «Я объявляю тебя, граф, клятвопреступником, беззаконником. Гнев Божий да разразится над тобой. Я отлучаю тебя от церкви. На всех твоих землях отныне интердикт. С этого дня ты – враг Бога и людей. Подданные твои разрешаются от присяги, и тот, кто свергнет тебя, поступит справедливо, очистив престол, опозоренный еретиком».
   Через несколько дней Петра Кастельно, естественно, зарезали. Это послужило поводом к кровавым и опустошительным альбигойским войнам, продолжавшимся почти двадцать лет. В 1229 году в Париже Раймонд VII Тулузский присягнул на верность французскому королю и церкви, поклявшись до самой смерти сражаться с еретиками и их единомышленниками и укрывателями, не щадя ни родственников, ни друзей, ни вассалов: «Обещаю произвести без промедления должный суд над еретиками и приказать нашим бальи тщательно разыскивать их, единомышленников и укрывателей их». На Тулузском соборе 1229 года было постановлено, чтобы каждый епископ назначал одного священника и нескольких светских лиц для тайного розыска еретиков в пределах своей епархии. В 1233 году инквизиторские обязанности были изъяты из компетенции епископов и поручены монахам доминиканского ордена. Началась эпоха первой инквизиции.

   Инквизиция, Inquisitio haereticae pravitatis, Святая инквизиция, Святой Трибунал, Santum officium – учреждение церкви, главной целью которого были розыск, суд и наказание еретиков. При папе Гонории III (1216–1227) инквизиция распространилась почти по всей территории Италии. При папе Григории IX (1227–1241) инквизиторские трибуналы действовали в Италии, Франции. Испании, Германии, Португалии, Голландии, позже в Мексике, Бразилии, Перу. Члены инквизиторского трибунала, непосредственно подчинявшиеся римскому папе, обладали личной неприкосновенностью и неподсудностью местным светским и церковным властям. Позднее, в 1542 году в Риме папа Павел III учредил Центральный инквизиторский трибунал – Congregato sanct oficii.

   В XIII веке первые инквизиторы не сидели на месте. Прибывший на место службы инквизитор обращался к населению с призывом каяться и называть имена еретиков. Сделавшие это в течение тридцати «льготных дней» еретики подлежали церковному наказанию, остальные – тяжким карам.
   Судопроизводство было тайное, без участия сторон и подобия суда, sine figura judicii. Обвиняемый не знал имен свидетелей. Для получения от него признания прибегали к пыткам водой и огнем, различными механическим приспособлениями. Оправдательный приговор был редкостью. Отрицание вины в большинстве случаев признавалось упорством в ереси и обычно заканчивалось смертной казнью. Наиболее частым и мягким наказанием было «примирение» с церковью, сопровождавшееся конфискацией имущества, лишением прав и заключением в тюрьму. Упорствующих еретиков сжигали на кострах. Бежавших судили заочно и приговаривали к сожжению «в изображении» – in effigie. Трупы умерших еретиков выкапывали и сжигали.
   На решения инквизиции фактически нельзя было пожаловаться. Даже папский легат не имел права вмешиваться в ее дела. Инквизитор, личность которого была неприкосновенна, мог привлечь к суду и старших по положению. Он мог налагать интердикты на города и округа и за все свои действия отвечал только перед папой.
   Приговор инквизиции обычно объявлялся целым группам еретиков в торжественной обстановке на главной городской площади, на которой устраивались специальные подмостки и трибуны для публики. Такое публичное осуждение, сожжение, называлось ауто да фе. Роль инквизиции заканчивалась провозглашением отказа церкви от покровительства преступнику и выдачей его светской власти. Это означало смертную казнь, совершать которую, в виду «отвращения церкви к крови», должна была светская власть.
   Широкое распространение жестоких и изощренных пыток, вознаграждение доносчика частью имущества обвиняемого, материальная заинтересованность самой инквизиции и исполнявшей ее приговоры светской власти сделали инквизицию бичом католических стран Европы.
   Конфискованное имущество считалось собственностью государства и инквизиции, которые обычно делили его пополам. Возникали конфликты, которые привели к постепенному вытеснению инквизиции в XIV веке из большинства европейских стран. Ее функции, а особенно конфискации имущества, брали в свои руки государства.

   Установленные в 1233 году инквизиторские трибуналы вызвали народное возмущение в Нарбонне, в 1242 году – в Авиньоне. Несмотря на это, они продолжали действовать в Провансе и были распространены на северную Францию. По настоянию французского короля Людовика XI римский папа Александр IV назначил в 1255 году в Париж одного доминиканского и одного францисканского монахов на должность генеральных инквизиторов Франции. Начиная с XIV века французская инквизиция стала подвергаться ограничениям со стороны государственной власти и постепенно приходить в упадок. Вернуть инквизицию во Францию не смогли даже усилия ее королей, боровшихся с реформацией в XVI веке.
   В Германии инквизиция была направлена против племени стедингов, отстаивавших свою независимость от бременского епископа. Она вызвала всеобщий протест. Первый инквизитор Германии Конрад Марбургский в 1233 году был убит во время народного восстания. В следующем году убили двух его заместителей. Папа Урбан V, опираясь на поддержку императора Карла IV, назначил в Германию двух доминиканцев в качестве инквизиторов, но опять ничего не получилось – германцы не принимали инквизицию и не давали ей действовать.
   Инквизиторы попытались действовать в Англии, чтобы бороться с учением Винклефа и его последователями, но не смогли здесь укрепиться. В славянских государствах инквизиция недолго действовала в Польше.
   Наибольшего распространения инквизиция достигла в Италии и Испании, особенно в XVI веке, при папах Пие V и Сиксте V. Именно здесь начался период Второй инквизиции.

   На Пиренейском полуострове организация инквизиции в XIII веке не осуществилась из-за борьбы христиан с арабами за обладание Испанией, в которой существовали четыре христианские государства – Кастилья, Арагон, Наварра и Португалия, и три мусульманских – Севилья, Кордова и Хаена.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация