А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Политические ордена" (страница 14)

   Руководящих офицеров Охраны называли интеллигентами полиции. Эти знатоки революционного движения имели до двадцати секретных сотрудников каждой. Их знал в лицо только офицер-куратор, а они знали только его одного, встречаясь на конспиративных квартирах Охраны.

   В Корпусе жандармов имелись коллекции всех бомб, используемых революционерами, учебники и инструкции по производству обысков в лабораториях и обращению со взрывчатыми материалами – революционеры часто оставляли жандармам бомбы-ловушки. Регистрация дел и лиц в Охране была идеальной. Любой подозреваемый в политической или революционной деятельности попадал на особую регистрационную карточку, которых набралось более миллиона. На красные карточки заносились эсеры, на голубые – социал-демократы, на зеленые – анархисты, на желтые – студенты, на белые – деятели различных общественных групп и движений.
   Самыми ценными секретными сотрудниками считались проникавшие в партии под маской революционеров люди, с заранее намеченной целью освещать положение изнутри самой партии. Охрана никогда не жалела сил для того, чтобы ввести в политические партии своих агентов, никогда не знавших друг о друге, и почти всегда добивалась успеха, благодаря прекрасному знанию человеческого характера. Аресты происходили, за редкими исключениями, тогда, когда о подпольной группе уже было известно все, а ее связи установлены. Агенты – провокаторы действовали в подполье, революционных партиях, устраивали и проваливали покушения на представителей власти, направляли революционеров и им сочувствующих по ложному пути, искажали смысл революционного движения, подрывали его силу.
   Начальник Московского охранного отделения С. Зубатов решил легализовать рабочее движение, ввести в русло закона, оставив революционеров без их основной ударной силы. Революция вот-вот должна была быть обезврежена для царского строя. Экономические уступки и улучшение материального положения быстро отдаляли пролетариат от социалистического движения. Полковник Зубатов предлагал революционерам выйти из вечно опасного подполья и начать открытую и легальную борьбу за процветание России. Число его сторонников быстро увеличивалось. В день отмены крепостного права шестьдесят тысяч рабочих участвовали в манифестации в Санкт – Петербурге, возложив венки к памятнику Александру II.
   Революционеры поняли, какую опасность представляет деятельность С. Зубатова, и скомпрометировали его перед правительством, каким-то образом сообщив ему, что полковник приближает революцию. Власти боялись все усиливавшегося влияния Зубатова, арестовали и сослали последнюю надежду империи. Все как всегда.

   Очередную попытку спасти империю и династию в начале XX века предпринял П. Столыпин, глава правительства при «особе императора». В стране, сотрясаемой революционными событиями 1905–1097 годов, Столыпин выступил перед созданной, наконец, Государственной Думой: «Наше Отечество должно превратиться в правовое государство. Пока писанный закон не определит обязанностей и не оградит прав отдельных русских подданных, эти права и обязанности будут находиться в зависимости от толкования и воли отдельных лиц». Многие подданные империи уже хотели жить в правовом государстве.
   Ключевой проблемой России была земельная, и П. Столыпин нашел пути ее решения.
   Крестьяне имели общинную собственность на принадлежавшую им землю. Вековой уклад защищал крестьянина от неурожаев, засухи, стихийных бедствий, завистливых соседей с помощью круговой поруки и взаимопомощи. Община полусодержала семью умершего или погибшего крестьянина, платила недоимки, помогала строить крестьянские дома. В общине были все равны, в ней можно было работать хорошо, плохо, вообще не работать. Разбогатеть трудом было практически невозможно. Всем давали поровну хорошей и плохой земли. Чересполосица была чудовищной – один крестьянский надел мог находиться в десятках мест. Наделы менялись каждые несколько лет. Три года крестьянин удобрял, обихаживал землю, а потом получал страшный надел лентяя и бездельника. Обработанные покосы менялись на болота.
   9 ноября 1906 года П. Столыпин подписал у царя указ, дававший крестьянам, наконец, право выхода из общины и получение земельного надела в частную собственность. Личный надел были обязаны дать одним куском – отрубом. Теперь крестьяне могли строить собственные хутора. Столыпин заявил в Думе: «Я делаю ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных».
   Из крестьянских общин успели выйти около двух миллионов семей. Оставшиеся в общине большинство крестьян к выходившим из нее относились враждебно. В среднем за оформление документов на выход отрубник давал взятку в размере бочки водки. Часто новые хутора сжигали, скот калечили. Крестьяне – отрубники поехали за Урал, в Сибирь, на пустующие земли. Многие пополняли революционные организации.
   Правительство Столыпина сразу предоставляло уезжающим льготы – простило недоимки, на пять лет освободили от налогов, давало беспроцентный кредит. Было создано Переселенческое управление, помогавшее людям в дальней дороге. За Урал успело уехать несколько миллионов крестьян. После поездки в Сибирь Столыпин в восторге писал, что через несколько лет она станет главнейшим поставщиком зерна в мире.
   За время проведения аграрной реформы из крестьянских общин вышли двадцать процентов крестьянских хозяйств. Желающих уехать было намного больше. Сами крестьяне называли помогавшее им Управление землеустройства Управлением землерасстройства. По липовым отчетам за липовых переселенцев чиновники получали большие деньги, льготы, кредиты. Для отчетов имитировали «строительство» липовых деревень. При проверках чиновники за копейки на несколько дней соседних крестьян изображать счастливую жизнь за Уралом. Поддельные новые крестьяне успешно ездили по необъятной Сибири впереди проверяющих, которым, впрочем, все было хорошо известно. Настоящим переселенцам чиновники говорили, что денег не дал Столыпин. Жандармы и Охрана обо всем происходившем докладывали Столыпину, тот носил императору доклады, которые тот не читал. По обычаю никого не наказывали. Армия российских революционеров быстро росла.

   При арестах подпольщиков Охрана ликвидировала не только наиболее деятельных и опасных революционеров, но и давала ход своим секретным сотрудникам, убирая с их пути к верхам партийного руководства тех революционеров, которые были выше их по положению в партии.
   Особая служба Охраны контролировала все новейшие изобретения, следили за подачей патентов во всех странах мира, опасаясь, что революционеры могут использовать новое оружие и взрывчатые вещества против российской власти, прежде, чем жандармы придумают против них защиту. Охрана контролировала воздушное сообщение, опасаясь террористических актов. Инструкция Охраны об агентурной деятельности, казалось, предусмотрела все:
Общие указания
   Главным и единственным указанием политического розыска является внутренняя, совершенно секретная и постоянная агентура, и задача ее заключается в обследовании преступных революционных сообществ и уличения для привлечения судебным порядком их членов. Все остальные средства и силы розыскного органа являются лишь вспомогательными, к которым относятся:
   1. Жандармские унтер-офицеры и полицейские надзиратели в розыскных органах, которые, как официальные лица, производят выяснения и расспросы, но секретно, «под благовидным предлогом».
   2. Агенты наружного наблюдения, филеры, которые, ведя наружное наблюдение, развивают сведения внутренней агентуры и проверяют их.
   3. Случайные заявители, фабриканты, инженеры, чины МВД, фабричная инспекция, прочие.
   4. Анонимные доносы и народная молва.
   5. Материал, добытый при обысках, распространяемые прокламации, революционная и оппозиционная пресса.

   Следует всегда иметь в виду, что один, даже слабый секретный сотрудник, находящийся в обследуемой среде, несоизмеримо больше даст материала для обнаружения государственного преступления, чем общество, в котором официально могут вращаться заведующие розыском. То, что дает общество, всегда станет достоянием розыскного органа через губернатора, прокуратуру, полицейских чинов и других, с которыми постоянно соприкасаются заведующие розыском. Поэтому секретного сотрудника, находящегося в революционной среде, никто и ничто заменить не может.
Приобретение внутренней агентуры
   В среде арестованных можно приобретать сотрудников путем подсаживания к арестованному своего подходящего человека, который, войдя в доверие, может впоследствии склонить к откровенному показанию лицо, содержащееся с ним в одной камере. Этот способ давал крупные результаты, когда свои люди подсаживались к серьезным преступникам. Беседа должна вестись в виде серьезного разговора, всегда с глазу на глаз. К запугиванию прибегать не рекомендуется.
   Практика показала, что лицо можно склонить для работы в качестве секретного сотрудника на следующих основаниях:
   Заинтересовать полной реабилитацией, при наличии компрометирующего материала, добытого обысками или агентурными материалами;
   Воздействие убеждениями;
   Воспользоваться неладами в партии и ссорами между отдельными партийными лицами;
   Заинтересованность материально.
   Склоняя к совместной работе, не следует обещать больше исполнимого. С самого начала следует добиваться полного доверия, которое является крупным залогом успешной работы.
   Для заагентуривания больше всего соответствуют;
   уже привлекавшиеся или подозревавшиеся по политическим делам;
   одинокие, находящиеся в тяжелых материальных условиях;
   самовольно вернувшийся из ссылки;
   арестованные с уликами;
   предназначенные к высылке.
   Пока лицо окончательно не склонено к работе, ни в коем случае не следует его знакомить с имеющимися в распоряжении розыскного органа способами для предупреждения провала внутренней агентуры. Опыт показал, что полицейские чиновники и начальники тюрем часто с готовностью оказывают содействие секретному розыску, если дела, получаемые при их содействии, приписываются им и делаются впоследствии лестные представления их начальству. В деле политического розыска и приобретения внутренней агентуры лишь одна система поощрения дает лучшие результаты.
Введение внутренней агентуры
   Начиная работать с сотрудником, ему следует внушать для неуклонного исполнения, что:
   ни полиция и никто, кроме ведущего агентуру, не должен знать о том, что он работает по политическому розыску;
   сексот ни в коем случае не может приходить в учреждение, ведающее розыском, что всегда влечет за собой провал сотрудника, так как эти учреждения находятся под наблюдением революционеров;
   давая сведения, сотрудник должен точно указывать их источник;
   получаемую литературу сотрудник должен приносить на свидания, как и все партийные письма, печати, документы, находящиеся у него на хранении по доверию революционеров; последние предметы, по использовании, должны быть тотчас же возвращены сотруднику и так быстро, чтобы их возврат не отразился на его репутации в партии;
   сотруднику безусловно запрещается: переодеваться, гримироваться, прослеживать, расспрашивать, угощать товарищей, улучшать свою жизненную обстановку на деньги, получаемые от розыскного органа, вплоть до мелочей;
   сотрудник, находящийся в революционной среде для преследования ее по закону, сам не может совершать преступления и подстрекать с ним;
   всякая неправда и провокация, даже в слабой степени, повлекут за собой прекращение работы по розыску и, кроме того, сотрудник может ответить по закону;
   сотрудник не имеет права брать на хранение запрещенные предметы – бомбы, оружие, литературу, – без ведома заведовавшего розыском.
   Для соблюдения конспирации не следует пренебрегать никакими мелочами, так как рассеянность и небрежность очень часто давали весьма серьезные провалы. Объясняя сексоту приемы конспирации, отнюдь и никогда не следует знакомить его с организацией розыскного учреждения, его личным составом, всегда имея в виду, что отношения с сотрудником, всегда лишь временны».
   Сама Охрана считала, что секретный сотрудник эффективно может работать более трех лет.

   Перлюстрация писем Охраной велась в очень крупных размерах. По ее информации «черный кабинет почтамта» извлекал письма и направлял их «куда следует». Интересные для Охраны письма фотографировались. Существенным источником информации были допросы арестованных. Серьезным источником сведений были доносы частных лиц, анонимов, любителей сыска. Пресса использовалась как открытый способ получения сведений. Сведения поступали в Охрану со всех сторон, и при том мастерстве, которым обладали ее сотрудники, ей не трудно было разобраться в громадном объеме информации и знать все о ситуации в Российской империи.

   Все правительственные реформы Столыпина блокировались бюрократией. Современник писал: «Развертываются широкие и заманчивые программы будущих реформ, затем происходит какой-то маневр, поражение без боя, отступление без сражения, и из программы исчезнет значительная часть того, что недавно в ней красовалось».
   У Столыпина была разработана программа конституционной монархии. Враги реформатора – одиночки увеличивались чуть ли не в геометрической прогрессии и 11 сентября 1911 года он был убит в Оперном театре Киева секретным агентом Охраны при полном попустительстве и содействии высших сановников Российской империи. Что произошло с сексотом – убийцей, чтобы он выстрелил в председателя правительства, установить так и не удалось. Чтобы не разбираться, его быстро повесили.

   Дважды в год Охранные отделения предоставляли в Департамент полиции обзоры деятельности революционных партий – глубокие, объективные и исключительно полные. Делались также обзоры общественного, профсоюзного и студенческого движения, деятельность масонских лож, постоянно давалась информация о Г. Распутине, почти ежедневно безнаказанно позорившего царскую семью. Охрана составляла особые периодические бюллетени, в которых в сжатой форме в хронологическом порядке без цензуры перечисляла все наиболее значительные события в стране и за рубежом, докладывала о работе и настроениях биржи, о ходе различных выборов, о передвижениях иностранных флотов и армий, о дипломатических переменах в странах всего мира. Современник писал: «Охрана была всесильной, всезнающей и всемогущей. Она ловила и преследовала всех, не считаясь ни с полом, ни с возрастом, ни с положением и рангом. Ее организация была великолепна. Поистине, какой-то гениальный маньяк вложил в нее свою душу».

   Самое мощное петербургское Охранное отделение официально называлось «Отделение по охранению общественной безопасности и порядка». Его «Охранная команда» занималась охраной царя, императорской фамилии, правительства. Сыщики находились на всем пути следования царя, следили за толпой, сопровождали императора во всех его поездках. Во всех российских императорских театрах были особые места для Охранной команды. Сыщики, часть которых всегда находилась в оперативном резерве, всегда присутствовали на всех официальных мероприятиях. В Охранной команде служило около трехсот человек.
   Восемьдесят сыщиков Петербургской Охраны работали и в империи и за границей. Они знали множество революционеров в лицо, высматривая их на пути следования царя, часто выполняли его специальные поручения. Семьдесят сыщиков служили в каждом петербургском полицейском участке, проверяя паспорта лиц, показавшихся им подозрительными. О них доносили в Охрану и за ними устанавливали наблюдение. Следили за всеми собраниями, проходившими на территории участков, даже в квартирах, за студентами, за рабочими. Обо всем произошедшем за день сыщики – надзиратели доносили в петербургскую Охрану, которая сопоставляла и анализировала все сведения, принимая по ним меры в случае необходимости.
   Сорок филеров регистрационного бюро петербургской Охраны следили за всеми приезжими, которые останавливались в гостиницах и меблированных комнатах, проверяли паспорта всех приезжих, контролировали их временные регистрации в участках.
   Общая канцелярия петербургской Охраны занималась личным составом, отпусками, повышениями, дисциплинарными взысканиями, награждениями, жалованьем сотрудников – в столичной Охране без учета секретных сотрудников служило более шестисот человек. Канцелярия вела текущую переписку, выдавала свидетельства о политической благонадежности. Власти требовали эти свидетельства от всех, кто поступал в высшие и военные учебные заведения, от тех, кто выезжал за границу, для покупки личного оружия.
   Секретная канцелярия петербургской Охраны вела дела о революционерах – террористах, о бунтарях, о подозрительных общественных деятелях, о Григории Распутине, анализировала донесения сотрудников по внутреннему наблюдению, донесения филеров, контролировала донесения секретных сотрудников, передававшиеся ей офицерами. Секретная канцелярия вела картотеку лиц, которые в частных письмах писали что-нибудь неодобрительное о русских порядках. Увольнение со службы в Охране было почти невозможным. Знающего механизм ее работы сотрудника только за прошение об увольнении могли сослать в Сибирь под особый надзор полиции.

   Обычно после 1905 года ежемесячно в пять камер петербургской Охраны привозили более пятидесяти революционеров. Аресты производились офицерами Охранного отделения с помощью филеров, жандармского дивизиона, обычной полиции. Современник писал: «Не было ни одной партии, ни одной фабрики, завода, ни одной организации, ни одного общества, союза, комитета, клуба, университета, института, не было даже ни одной редакции газеты, в которых среди членов и сотрудников не было бы по несколько сексотов, или осведомителей. Охране были известны такие мелочи в жизни русских революционных партий, которые не были известны даже самым видным и старым революционерам. Она знала даже мелочи о разногласиях, возникавших между партийцами. Начинает казаться, что охрана писала историю русской революционной мысли и что только она одна имела возможность собирать все материалы о русском революционном движении».

   Несмотря на подробные донесения Охранных отделений руководству страны, никаких серьезных мер по борьбе с приближающейся революцией не принималось. Российские солдаты в начале Первой мировой войны ходили в атаки с деревянными винтовками, погибая сотнями тысяч, в столице кончающейся империи постоянно шла министерская чехарда, целью которой было активное участие различных властно-промышленных групп в распределении между собой денег из российского бюджета, а Охрана в сотый раз докладывала императору Николаю о ситуации в государстве осенью 1916 года:
   «К началу сентября сего года среди самых широких и различных слоев общества резко отметилось исключительное повышение оппозиционности и озлобленности настроений, достигшее таких исключительных размеров, каких не было в широких массах даже в период 1905–1906 годов. За последнее время все выражают уверенность в том, что мы накануне крупных событий, в сравнении с которыми 1905 год игрушка. Ввиду того, что подобного рода речи в настоящее время раздаются во всех слоях общества, даже в кругах гвардейского офицерства, – необходимо считать, что весьма близко события первостепенной важности, которые нисколько не предвидятся правительством, которые печальны, ужасны, но в то же время неизбежны». На папке, куда были вложены доклады за 26 и 27 февраля 1917 года, значилось – «Последние дни старого строя».

   С 28 февраля по 3 марта 1917 года перед зданиями Охранных отделений и Отдельного корпуса жандармов по всей Российской империи день и ночь горели костры из документов, дел, фотографий. 2 марта революционеры попытались захватить Московское охранное отделение, вместе с архивом и сотрудниками. В помещении, имевшем девять выходов, не было ни одного человека. Некоторые службы были уничтожены полностью, оставшиеся несожженными документы выброшены из шкафов, десятки тысяч регистрационных карточек, без которых найти что-либо в делах невозможно, были рассыпаны по всему зданию, двору и даже крыше, все залито водой и смерзлось, так как в начале марта мороз достигал пятнадцати градусов. Были уничтожены все списки служивших Охране секретных сотрудников. Погибла уникальная, полная и чрезвычайно ценная библиотека революционных изданий всех партий и направлений, как заграничных, так и нелегальных, изданных в России подпольно. Исчезли все личные дела служащих Охраны, материалы о конспиративных приемах ее работы. Все окрестности были покрыты пеплом от сгоревших бумаг.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация