А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Выход 493" (страница 30)

   Глава 14

   Тюремщик перемешивал колоду, тихо бормоча себе что-то под нос и хмуро поглядывая через зарешеченное стекло на дорогу. Два раза подряд ему выпадала пиковая семерка, потом – девятка пик, а поэтому сейчас, прежде чем вытянуть из потрепанной колоды очередную карту, он выждал пару секунд, мысленно приказав отчего-то гулко застучавшему сердцу успокоиться. Громко выдохнул и, отведя глаза, извлек один из плотных листков из середины колоды. Покрутил его в руках, постучал по нему указательным пальцем и только потом посмотрел на знак, который вложила ему в руки сама судьба.
   На покрасневшем от напряжения лице вояжера, которого, казалось, в эти минуты волновал только результат гадания, сначала возникло выражение крайнего замешательства, но уже спустя секунду на нем застыла гримаса ненависти. На старой карте, горделиво отвернувшись от Тюремщика, едва заметно прищурившись или даже усмехнувшись, вальяжно держала перед собой цветок греческая богиня мудрости и войны Афина Паллада, чей величественный профиль издавна принадлежал даме пик.
   – Да что ж это за дерьмо такое-то, а? – раздосадованно шлепнул себя по колену Тюремщик, усилием воли подавив нахлынувшее желание порвать все эти ехидно ухмыляющиеся рисованными лицами бумажки на мелкие клочки и выбросить в окно. – В колоде вообще, твою мать, есть другие масти?
   Беглым взглядом Бешеный окинул напарника с ног до головы и, не имея привычки входить в чье-то положение или хотя бы смолчать, когда нужно, довольно ощерился и, приглушив поющего что-то об опустевших стенах Сержа Танкяна, съехидничал:
   – Тюрьма, говорил же я тебе – дай рукам покой. К бабке вон лучше сходи, будешь знать тогда точно. А то к твоей деснице, о Великий Вещун, уже вторые сутки только одна масть липнет.
   Тюремщик одарил напарника ядовитым взглядом и с остервенением бросил карты в открытый бардачок.
   – Слышь, Беша, смотрел бы ты лучше на дорогу, а? – огрызнулся он. – А то ты же знаешь – керамика нынче дорогая, а тот, кто ее тебе ставил, уже почил в бозе. Рискуешь навсегда остаться шепелявым.
   – Э-э, ты на что намекаешь-то? – наморщил лоб Бешеный, делано округлив глаза и вскинув вверх брови. – Что ты сейчас возьмешь и стукнешь своим вот этим вот… – Он взглянул на сжатый кулак в обрезанной по костяшки пальцев перчатке, подбирая подходящее для него определение, но так как ничего остроумного в голову не пришло, продолжил: – Своего лучшего друга по зубам? Не боишься обрушить на себя проклятия пославших меня на вашу вероломную землю богов Тринадцати Небес и самой богини Ицамны?
   – На дорогу, говорю, смотри, посланец, – вздохнул Тюремщик. – А то ж я тебя и дальше могу послать.
   – Гляди-ка! – Бешеный подпрыгнул на сиденье и радостно ткнул пальцем в едва различимый на фоне ночного полотна контур «Разведчика». Тот стоял на выезде из города, повернувшись к ним передом и помигивая им дальним светом. – Ха, я же говорил – нашему кэпу по хрену, есть у него крыша или нет!
   – Молодец, Крысолов, – хмыкнул Тюремщик.
   Зашипела рация.
   – Первый, у меня движение за бортом, – настолько тихо, что его слова с трудом разобрали, сообщил Рыжий из «Базы-2». – Похоже, это люди.
   Бешеный интуитивно придавил на педаль тормоза, хотя до «Разведчика», замершего на перекрестке, будто для того, чтобы уступить право первоочередного движения идущему по магистрали «Монстру», оставалось всего сотня метров, и переглянулся с Тюремщиком.
   Боксер пригнул голову, без особого интереса выглянул через приоткрытое окно наружу.
   – Ты уверен, Одинокий-два? – настороженно водя глазами по обочинам, но так и не видя ничего, хоть отдаленно напоминающего форму человеческого тела, переспросил он у Саши.
   – У нас гости, – вместо Рыжего ответил кто-то незнакомым голосом, и лишь спустя несколько секунд замешательства Бешеный понял, что это был голос Арийца.
   – О чем ты говоришь?
   – Со стороны города движутся зомби, – ответил тот. – И их о-очень много.
   – Мать их! Эти еще какого черта здесь делают?! – выпалил Бешеный, когда ему удалось разглядеть мутные, медленные тени, кажущиеся просто бесформенными сгустками тьмы, то появляющиеся, то исчезающие по мере движения машины в придорожной полосе. Вот одна из теней вплотную приблизилась к дорожному полотну, и Бешеный тут же распознал в ней человеческую фигуру. Без мутаций. Без непомерно вытянутых рук или ног. В одежде. Это безо всякого сомнения был зомби.
   И словно в подтверждение догадки впереди, где все еще стоял на второстепенной дороге «Разведчик», послышались выстрелы…
* * *
   – Да какого хера они тянутся, как облученные?!! – закричал Лек, выбежав на середину дороги и замахав руками над головой. – Давайте быстрее!!!
   Волна зомби накрыла их внезапно. Когда уже начинало казаться, что они оторвались, что последний из бредущих, словно во сне, зомби остался далеко позади, сотни тел в оборванных одеждах вышли на них с той стороны автострады. Откуда они взялись, была ли там деревня или что-то еще, сталкерам не было известно, но ряды нежити стремительно пополнялись.
   Секач выпрыгнул из врезавшегося в толпу зомби и предательски заглохшего без капли топлива в баке «Разведчика» с такой прытью, будто там вот-вот должна была сдетонировать бомба. На ходу выстрелил в лицо мужчине в остатках милицейской формы, и тот отлетел, будто встретившись с гирей, которой раньше специальный экскаватор сносил дома. Следующая порция дроби досталась мужчине, такому же полунагому, как Бешеный, на теле которого сохранились даже татуировки: на груди две розы ветров, а на спине – многокупольная церковь, похожая на собор Василия Блаженного. Снова патроны проникают в стволы охотничьей двустволки. Снова подряд два выстрела. Кто-то упал, а кто-то продолжил свой бег. Ровно до тех пор, пока Крысолов не забежал ему за спину и, задрав одной рукой подбородок, не перерезал горло.
   У Крысолова оставались еще патроны в рожке, который ему бросил, похоже, напрочь отказавшийся от автоматического оружия Секач, но берег он их как последние крохи хлеба в неурожайный год. Жизнь научила понимать, что последние патроны – ценнее хлеба. Ведь голодая, можно прожить не один день, а если организм привыкший, то и не одну неделю, а вот безоружным в нынешнем мире… дал бы Бог хотя бы несколько часов.
   Лек, у которого патроны были на исходе, с досадой вспомнил о лежащей в багажном отделении «Разведчика» G-43, но даже при условии, что его за это повысят до командира экипажа, возвращаться за ней он бы не стал.
   – Бежим! – Кто-то схватил его за рукав и потащил за собой навстречу к неуверенно приближающимся машинам.
   Он оглянулся и увидел, как сзади, в тускнеющем свете фар «Разведчика» показались сразу три «быстрые» тени. К своему ужасу, Лек отметил, что эти передвигаются гораздо резвее тех «быстрых», что они видели еще двадцать минут назад. И если бы не тусклый желтый свет, можно было бы и вправду подумать, что это люди. Ведь ничего в их телодвижениях больше не напоминало о классических зомби – пустых телах, лишенных разума и души, передвигающихся медленно и не разбирая направления.
   «Они меня догонят! – вспыхивало в его голове. – Они меня сейчас догонят!..»
   Он вырвался из чьей-то мощной хватки, едва не оставив руке зомби кусок своего костюма, остановился, прицелился и выстрелил. Двое упали, хотя умершими назвать их не поворачивался язык, но третьего щелчки, обозначающие, что магазин пуст, не испугали. Он набросился на Лека и свалил его на землю, придавив своим телом.
   Холодные бледные руки даже успели сомкнуться на шее. Лек закричал как сумасшедший, отбиваясь рукой, ногами и оружием, и даже в то короткое мгновение он во всей мере ощутил силу, которой обладали эти гниющие тела. Ему повезло, что облаченного в оборванную рясу, с болтающимся на груди крестом зомби кто-то захватил сзади за шею в борцовский «замок» и с хрустом свернул ее, как курице. А кто-то снова схватил его за рукав, помог подняться, обматерил голосом Крысолова и потащил к гудящим уже так близко, но почему-то находящимся еще так далеко машинам экспедиции.
   А сзади слышался топот десятков старых ботинок, кто-то рычал, ревел, махал руками, и, оглянувшись, Лек едва удержался, чтобы не закричать самому, – «Разведчик» уже практически не был виден в толпе бегущих зомби. Среди них не было ни одного «медленного»…
   – Быстрее, клоун, твою мать!!! – заорал над ухом Крысолов.
   Наконец-то очнулись стражники. В несколько пулеметов, шквальным огнем. Пули журчали над головой, как злобные осы, впивались в мягкие тела, отстреливая им руки и ноги, дырявя грудные клетки, но лишь некоторые достигали главной цели – головы. Кто-то схватил Лека сзади за плечо – о боже, как же он хотел верить, что это был Крысолов! – но, оглянувшись, он вскрикнул, а в следующее мгновение уже снова пикировал над землей, протянув вперед руки и стирая об асфальт и без того дырявые перчатки. Бабахнул из двух стволов Секач, и Леков преследователь улегся рядом, забрызгав покрытый крупными трещинами асфальт темной жидкостью.
   – Подъем, боец!!! – закричал Крысолов, помогая ему подняться, схватив за шиворот. – Еще раз упадешь, и я своими руками тебя здесь урою! Ты меня понял, придурок?!
   – Последние… – сказал Секач, уже привычно проломив кому-то череп прикладом и зарядив последних два патрона в так ни разу и не давшее повода в себе усомниться ружье.
   А орда зомби уже дышала им в затылок. Они надвигались на троих сталкеров сплошной, плотной стеной, готовые их настичь, поглотить, сожрать, а остатки раздавить, втоптать в землю. И даже непрерывный огонь из двух машин не мог заставить их остановиться.
   Подбежав к открытым дверям в кабине «Монстра», Крысолов затолкнул внутрь Лека, а сам побежал дальше, к ярко освещающему дорогу тремя парами фар «Чистильщику». Но, едва заскочив внутрь и усевшись на почтительно уступленное Арийцем водительское место, он сразу же вынырнул наружу и на несколько секунд задержался на подножке, выискивая взволнованным взглядом Секача в нахлынувшей, затопившей стоящего впереди «Монстра» волне из сотен тел зомби. Но так и не разглядев в толпе своего товарища, раздосадованно хлопнул дверью, схватил рацию и отдал команду всем прекратить огонь. Пулеметы на крышах баз тотчас же стихли.
   – Почему так долго? – спросил он, просверлив взглядом молодого Арийца, тот растерянно захлопал ресницами и не сразу нашел, что ответить.
   – Да это… Тюремщик же вел… – выдавил он, не в силах оторвать взгляда от зомби, заполонивших собой пространство между кабиной «Чистильщика» и «Базой-2» «Монстра». Не мог не смотреть, как они пытались ухватиться за что-то, найти какой-нибудь выступ на гладких бортах, чтобы взобраться на крышу или для какой другой цели, но вместо этого они лишь безотчетно шарили по бортам, словно пытаясь прочесть написанное там шрифтом Брайля[4] послание.
   – А ты какого хрена здесь делаешь? Стахов где?
   – С-стахов? – интуитивно нащупав ручку двери, будто готовился безоговорочно выполнить следующий очевидный приказ, заикнулся Ариец. – Так он с Бородой остался, у них машина поломалась, и он там… для прикрытия…
   Сталкер чувствовал, знал, что в глазах начальника выглядит полным идиотом, но, как бы ни старался, не мог заставить вести себя как полагается мужчине, а не прыщавому хлюпику, отвечать на поставленные вопросы четко и ясно.
   – Остался для прикрытия… там, недалеко от Яготина… – лопотал он, с ужасом глядя, как зомби пытаются раскачать «Базу-2», а некоторые, самые смекалистые, уже взбираются на клин «Чистильщика»… – А еще Андрея, мелкого из погранцов, в Яготине крылач…
   – Черт бы вас всех! – ударил Крысолов ладонью по рулю, имея в виду то ли нахлынувших зомби, то ли свою команду. – Нельзя ни на минуту оставить, чертовы клоуны! «Бессонницу» просрали! Бойцов просрали! Себя еще надо было под колеса положить! Деятели, бл***ь!
   Зашипела рация, послышался обеспокоенный голос Тюремщика:
   – Валерьевич, так что делать будем? Парень тебе еще не говорил о новой записи?
   Крысолов взял в руку рацию, нажал на кнопку связи, чтобы ответить, но тут же ее отпустил, переведя вопросительный взгляд на Арийца:
   – О чем это он?
   – Я как раз хотел вам об этом сказать… – Ариец внезапно почувствовал себя более уверенно, протягивая начальнику старый проигрыватель лазерных дисков, который тот узнал бы из тысячи. – Еще один проклятый. С этой штуковиной. Он шел на Киев.
   Кирилл Валерьевич отложил рацию, бережно взял из рук голубоглазого сталкера потрепанный бумбокс, нажал кнопку пуска и, стараясь игнорировать становящееся все назойливей скобление пальцев по бортам «Форта», стараясь не слышать, как жутко барабанят по дверям, обшивке моторного отсека, по решетке бокового окна крупным дождем мертвые ладони, прислушался к голосу харьковчанина.
   К тому моменту, когда тот произносил дату записи, лицо Крысолова окаменело, стало как у человека, которому на пике его карьерного роста сообщили, что он уволен. Невыразимой гримасой на нем застыли и удивление, и злоба, и чувство одураченности, и желание смести в прах того, кто все это затеял.
   Ариец еще рассказывал о том, в каком состоянии был проклятый, когда его обнаружили, но Крысолов уже ничего не слышал. Он пытался найти ответ тому, что услышал, но все нужные мысли почему-то с трепетом ускользали, как живая рыба из рук, и лишь нелепые догадки и сомнительные домыслы туго обвивали его разум клубком ядовитых змей.
   Что делать? Возвращаться обратно в Киев? Или продолжить экспедицию, изначальная цель которой сбор разведданных? Узнать, что творится в Харькове, будь он неладен, или катить ко всем чертям от него подальше? Что будет, если мы вернемся в Киев? Судьба людей (выживших ли вообще?) из Харькова навсегда останется загадкой. Что ж, судьба людей из других городов, где есть метро, не более прозрачна. Тогда что нас держит? Страх перед угрызениями совести? Вот уж нет, не тот случай. В первой записи было сказано, что «…еще в прошлом году их было больше двух тысяч, сейчас же нас осталось всего шесть сотен». Теперь же было озвучено, что их осталась всего сотня. Стало быть, за первый год они потеряли почти полторы тысячи человек, за второй – четыреста человек. Если учитывать темпы их потерь, то существует ли хоть какая-нибудь надежда, что кто-то из них сумел дожить до сегодняшнего дня? Ноль-один процент вероятности, не больше. Тогда ради чего продолжать экспедицию? Поехать посмотреть, разобраться, в чем дело? Выяснить, кто это там такой умный отправляет проклятых с записями, сделанными еще при царе Горохе? Но это ведь даже не смешно. Пускай себе дальше шлет своих ходоков, пускай они дальше скребутся в занавесы подземки. Нам-то что с того? Мы-то уже знаем, что никакие это не люди, укрывшиеся в харьковской подземке, вопрошают о помощи, а кто-то другой для чего-то пытается приманить нас в Харьков. И зачем ему – нас теперь не волнует. Все, к дьяволу Харьков, нужно возвращаться!
   Крысолов отнял от баранки левую руку, бросил на нее полный негодования взгляд и несколько раз сжал ладонь в кулак. Но это не помогало – дрожь в пальцах, которую он ненавидел до такой степени, что готов был отсечь себе руку по самое плечо, как тот обувной торговец из «Твин Пикса», в руку которого вселялся злой дух карлика из Черного Вигвама, не прекращалась.
   – Все, Тюрьма, разворачиваемся, – устало проговорил он, взяв в руки рацию. – В Харькове больше ловить нечего.
   – Я знал, что ты примешь правильное решение, шеф, – с облегчением выдохнув, одобрил решение Тюремщик.
   – Полезай-ка в люк. – Крысолов посмотрел на Арийца, большим пальцем указав на люк в крыше, и тот нервно зашевелил кадыком. – Посиди пока в вагоне, я тебя потом если что позову.
   – Но… – Ариец переметнул взгляд на снующих вокруг машин зомби.
   – Они не достанут, – сказал Крысолов. – Давай, давай, тебя прикроют. – И, взяв в руки рацию, щелкнул по тумблеру «Внутренняя связь»: – Костыль, прими на время бойца. Отправляю тебе его через крышу, прикрой там если что.
   – Принимаем, – охотно ответил Костыль. – Пусть влезает.
   Взревели моторы. Оживились, заметались зомби, будто боясь не успеть на уходящий поезд. Некоторые «быстрые» начали предпринимать отчаянные попытки забраться на капот. «Медленные» же, раньше беспомощно размазывавшие грязь на бортах машин, теперь явно пытались опрокинуть их набок. Издавая короткие, нечленораздельные, но ритмичные мычания, зомби с каждой секундой все яростнее и все более налаженными движениями, так, будто кто-то задавал им такт неслышным басом: «И р-р-раз!», взялись раскачивать «Базу-2».
   Машины сдвинулись с места, давя попавшие под клин тела, развернулись на широком перекрестке с помигивающим (или нет?) светофором. Зомби не осталось ничего другого, как бежать вслед за ними, протянув вперед руки и мыча что-то на своем языке.
   Кирилл Валерьевич придавил педаль акселератора, и «Чистильщик», выбросив в ночное небо густое облако черной копоти, начал ускоряться. Стрелка спидометра наконец поползла вверх, пройдя отметку в 50.
   Сам же Крысолов вытянулся вперед, едва не доставая лбом ветрового стекла. Ухватившись за руль, словно за спасательный круг, не скрывал своего желания побыстрее свалить прочь из этого места. Ему хотелось опять зреть проклятую многими, но все же такую вожделенную сейчас пустую дорогу и такие же обочины. Хотелось не видеть эти гнилые лица, эти посиневшие тела, выстроившиеся вдоль дороги, как горожане, встречающие важных гостей.
   Машину сначала затрясло как в лихорадке, а позже и вовсе начало подбрасывать, как необъезженного жеребца, стремящегося скинуть неудачливого наездника. Причиной этому было то, что сбитых на скорости, затянутых под колеса полумертвых тел становилось все больше и больше. Сталкиваясь с широким клином «Чистильщика» и забрызгивая его своей чернеющей кровью – словно метя его каким-то магическим росчерком, – зомби либо разлетались в стороны, либо скатывались на дорогу и попадали под нещадно давящие все на своем пути огромные колеса, превращающие их завядшие тела в кровавое месиво.
   По обыкновению, идущему впереди кортежа клину «Чистильщика» доставалась львиная часть работы по очистке дороги. Еще бы – не зря ведь ему дали такое громкое имя! Но даже целому табуну лошадей под его капотом было нелегко справляться с неожиданным сопротивлением, которое оказывала безоружная, но от этого не менее опасная армия зомби. Ибо если поначалу ему приходилось принимать на клин по десять-двенадцать безумцев и делал он это с завидной легкостью, отбрасывая их тела, как профессиональный бэттер бейсбольные мячики, то с каждым десятком метров, с каждой набегающей волной атакующих он все глубже и глубже вторгался в море холодных, омертвелых тел. А те все плотнее и плотнее становились на пути у «Чистильщика». Шли ему навстречу. Если бы они могли кричать, казалось, они сейчас кричали бы нечто вроде: «Ну, давай, дави нас! Дави нас!!! Давай, сукин ты сын!» Но они не кричали. Они подтягивались к дороге, беспрекословно и даже без тени страха в помутневших глазах становились перед мощным клином «Чистильщика».
   А потом они вдруг покинули проезжую часть. Встали на обочинах, затоптались на месте, опустив руки и лишь всматриваясь в проезжающие мимо машины с нескрываемым интересом, как зрители циркового феерического шоу, терпеливо ожидающие финального выступления. Никто из них больше не пытался выйти на дорогу. Они просто провожали удаляющиеся бортовые огни, смотрели, затаив дыхание.
   Сначала Крысолов подумал, что ему это показалось, что выхваченная желтыми лучами света фар темная груда впереди всего лишь очередное скопление зомби на дороге, но когда расстояние сократилось, стало ясно, что это не совсем так.
   Возникшее на всю ширину дороги заграждение в виде ржавых каркасов больших грузовиков типа «Монстра», автобусов и легковушек вынудило его округлить глаза и что-то выкрикнуть в рацию.
   Тормозить было поздно, Крысолов понимал это, а поэтому он лишь сильнее прижал к полу педаль акселератора и, вскинув на мгновение глаза к небу, попросил у Бога, чтобы тот укрепил клин…
   На всей скорости «Чистильщик» врезался в это скопление, как потерявший управление корабль в морской причал. Первый ряд ржавчины с визгом и треском разлетелся во все стороны, словно от мощного взрыва. Следующие несколько легких грузовиков от удара клина продавило и смело назад, но плотно стоящим друг к другу тяжелым машинам типа Кразов и «Уралов» удалось погасить скорость «Чистильщика» почти полностью. Колеса начали пробуксовывать на асфальте, и после нескольких бесполезных попыток сорвать машину с места двигатель чихнул и заглох.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация