А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Выход 493" (страница 29)

   – Тридцать шесть, – ответил Кирилл Валерьевич.
   Штукатурка вокруг входной двери начала отпадать крупными кусками. Замки стонали и скрипели, красноречиво намекая, что, если ничего не предпринять, надолго их не хватит.
   – Тридцать шесть, – вдумчиво повторил старик, и глаза его вдруг прониклись болью и состраданием. – Вот что, мужики… Бегите-ка вы отсюда. Бегите к чертовой матери из этого города. Вам здесь не укрыться – они просыпаются. Они слышат ваш запах и просыпаются… Не все такие сознательные и беспомощные, как я… Их много. Очень много. Если они окружат дом, вам конец. Я уже чувствую, как дрожит земля под их ногами. Бегите в спальню, на балкон, спускайтесь по пожарной лестнице…
   Старик как раз договаривал последние слова, когда верхняя петля, удерживающая входные двери, вырвалась из стены, дверь покосилась и в щель просунулись бледные руки. Сталкеры рванули было к спальне, но старик что-то выкрикнул, и они остановились.
   – Пожалуйста… – Он посмотрел на Крысолова глазами нищего, просящего подаяние, и сомкнул веки. – Я больше не хочу ждать…
   – Покойся с миром, – сказал Крысолов и, спешно перекрестившись, кивнул напарнику.
   Секач упер приклад облюбованного им ружья в плечо, направил дуло на старика, отвернулся и спустил курок. Выстрелом двенадцатого калибра с расстояния одного метра седовласую голову легко сняло с плеч и раздробило на куски, но такого эффекта, как у девицы из кафе, не было – мозги не брызнули по стенам, они рассеялись как пыль.
   – На балкон! – выкрикнул Крысолов, и они заспешили прочь из комнаты с продолжающим сидеть, свесив ноги, стариком без головы.
   Входные двери в последний раз жалостливо скрипнули, затем, сорванные с петель, грохнулись на пол, и в квартиру ворвались обезумевшие зомби. Первым делом они бросились в зал, к старику, недовольно зарычали и ринулись в спальню. Лек с Крысоловом к тому времени уже были на балконе, потому только Секач встретил первых вбежавших зомби дробью из двух стволов. Мужчина в остатках пестрого костюма упал сразу, верхнюю часть его головы снесло выстрелом, а вот крупная гниющая женщина приняла сотню дробинок в свое пышное тело, даже не скривившись.
   – Правду он писал, – выбегая из комнаты на крик Крысолова, уже спустившегося на нижний этаж, сам себе сказал Секач. – Таки «иначе бесполезно»…
   Балкон снаружи все равно не запирался, а потому Секач оставил узкую дверь открытой, и сам, запрокинув ружье и автомат на плечо, прыгнул на пожарную лестницу, ведущую на крышу и обрывающуюся на уровне первого этажа.
   К тому времени Лек уже спрыгнул на землю, схватился за оружие, резко крутя головой, осмотрелся, оглядел заднюю часть дома с небольшим садом, детской площадкой, стоящими поодаль несколькими гаражами и разразился бранью.
   – Твою мать, да их тут…
   Со всех сторон на него наступали зомби. Некоторые шли не спеша, покачиваясь из стороны в сторону, будто кто-то вынудил их проснуться и шагать, другие же двигались хоть и прихрамывая, но все же достаточно бойко для оживших трупов. Но были среди них и те, что бежали…
   – По бегущим короткими очередями… – Крысолов прислонился щекой к прикладу автомата, – огонь!
   Первый, совсем когда-то молодой парень, успел подбежать достаточно близко. Еще бы пару шагов, и он точно смог бы на ходу прыгнуть на оцепеневшего в ужасе Лека, но Крысолов вовремя срезал гада.
   – Эй, не спи! – крикнул он, и Лек, прильнув к окуляру оптического прицела, выстрелил по бегущей за парнем девушке, дико визжащей что-то на непонятном языке.
   – Только в голову! – Секач громко шлепнулся на землю, словно упавший с неба мешок, перекатился, но резво вскочил на ноги и разрядил два ствола по тучному строителю – тому самому, которого Крысолов воспретил ему убить полчаса назад. – Только в голову стреляй, остальное без толку!
   – Уходим. – Короткими очередями Крысолов заставил выбежавшего из сада мужчину в синих вельветовых штанах отлететь назад, широко раскинув руки. За ним отправился и другой, в дырявом свитере и оборванных до колен брюках. – Двигаемся к машине!
   Они шли отовсюду. Они были везде. Выбирались из-за видневшихся вдали гаражей, продирались через сад, оставляя на покрученных, колючих ветвях последние клочья одежды. Словно призраки, сначала темные и черные, но по мере попадания на них бликов света все больше отчетливые и ужасные, они выходили и из подъездов соседнего дома, пересекая пустующую детскую площадку…
   Они выходили, будто дождавшись пришествия своего Иисуса, несшего им избавление от мучений. Шли, протягивая к нему, невидимому, руки. Шли на свет, шли на запах, шли на звук выстрелов и брани, не разбирая дороги. Спотыкаясь и падая, когда впереди идущий оступался на железных обломках или простреленный огнем из чьего-то оружия валился на дорогу, они поднимались и снова продолжали свой путь. Они не сбивались с намеченного маршрута.
   Их вид вызывал противоречивые чувства. Бледно-серые, обескровленные, покрытые множеством гниющих язв, их высохшие тела и лица, с застывшей в глубинах глазных ям неизвестной человечеству лютостью, заставляли сердца сталкеров биться с удвоенной скоростью, а кадыки ерзать, словно перезаряжая помповое ружье. Но в то же время примитивные, как дешевые игрушки, нелепые в своей анемичной походке, в своей безудержной злобе, тривиальные и предсказуемые, у них было что-то от тех мумий из детских анимационных фильмов.
   – Серега, выключи фонарь, – шепнул Крысолов, когда с «быстрыми» зомби на какое-то время было покончено. – И ты тоже. Три маяка для них – очень жирный ориентир.
   Лек послушно щелкнул выключателем, и темнота, теперь уже наполненная звуками шарканья старых подошв, причмокивания и голодного мычания, затянула его в себя, как зловещая воронка. Страх и непонимание приказа заставили его всматриваться в темноту, ожидая, что вот-вот его схватит чья-то холодная рука. Но Крысолов, двигающийся почему-то не бегом, а всего лишь быстрым шагом, вел его за собой, словно казак верного коня, и от этого ему было хоть ненамного, но все же спокойнее.
   – Секач? – замедлив на мгновение шаг, окликнул Кирилл Валерьевич, оглянувшись назад.
   – Здесь, – послышалось сзади, тут же дополненное тихим звуком, с которым патроны двенадцатого калибра проникают в стволы.
   – И хочется же тебе возиться с этой хреновиной… – скривился Кирилл Валерьевич и заглянул за угол дома, где в метрах двадцати светился габаритными огнями «Разведчик».
   – Ты чего, Кирюха, да это же такой кайф!
   – Ну-ну, охотник, блин. Пускай она заклинит в самый неподходящий момент, будешь тогда кайфовать. Так, ладно, давай бегом к машине, мы прикроем если что. Свет пока не включай.
   – Есть свет не включать, – ответил Секач и, покинув строй, побежал по направлению к машине.
   – Давай за ним, – приглушенно-хриплым голосом скомандовал Кирилл Валерьевич, и Лек, пригнув голову и дико озираясь по сторонам, понесся вслед за Секачом.
   Ненавидя быть замыкающим, Крысолов с нетерпением дождался, пока молодой доберется до «Разведчика», облегченно вздохнул и ринулся за ним. На полпути остановился, оглянулся. «Быстрые» фыркали, как лошади, на бегу отталкивали более медлительных зомби, встававших у них на пути, и неумолимо сокращали расстояние до машины. Они приближались со всех сторон, куда бы он ни направлял луч света. Лек отстреливался из своей новой винтовки сколько мог, а когда закончились патроны, Секач отдал ему свой автомат. Но даже после прицельного истребления ближайших быстрых и медленных целей из двух стволов, конца все возрастающему числу зомби видно не было.
   – Кирилл, давай! – выкрикнул Секач, когда уазик охотно завелся, вспыхнул кажущимся когда-то слабым и желтым, а теперь чуть ли не белым люминесцентом светом фар и шестеренки в коробке передач старой машины с дребезжанием сошлись в режиме первой передачи.
   Крысолов, за неимением времени на прицеливание, выстрелил догоняющей его молодой женщине по ногам, и та упала, громко треснувшись головой об бордюр. За ней с продырявленными коленными чашечками рухнул на землю мужчина в синем спортивном костюме. Но самым странным явлением была бабушка, едва ковыляющая. Она шла, опираясь на палку, будто в магазин за продуктами, и лишь приблизившись на достаточное расстояние, взревела, как голодный медведь, и запустила в Крысолова своей тростью.
   Спасибо, что не киркой, мысленно поблагодарил ее Крысолов, отмахнувшись от трости, и прострелил старушке левую часть лба.
   Даже в экономном режиме стрельбы два последних рожка когда-нибудь должны были бы закончиться. И слава богу, что это случилось в тот момент, когда борт «Разведчика» оказался у него за спиной.
   – Жми, Серега, жми! – закричал Крысолов, перепрыгивая через заднюю пассажирскую дверцу.

   – Гостеприимные тут жители, правда? – почесав затылок, удивленно произнес Секач. – И захотелось же тебе сюда ехать! Тоже мне, нашел, где скоротать время.
   – Слушай, ну не зуди, а? – недовольно скривился Крысолов, и сам понимая, что допустил ошибку. – Я-то откуда должен был знать, что у них такое развитое обоняние?
   – А я тебе говорил – надо было ехать сразу на Лубны.
   – Ага, ехать. Интересно, что ты запел бы, если бы закончилось топливо, а вокруг только голые поля и пара крылачей для разнообразия. Хотел я видеть, как сверкал бы твой зад к ближайшей деревеньке.
   – Ну и просверкал бы, так и что – впервые? – хохотнул тот. – А тут задержи нас дедок на минут десять больше, и пиши письма на тот свет! Ты видел, сколько их?
   Лек каждый раз, когда машину сотрясало на попавших под колеса изъеденных червями телах, жмурился и прикрывал ладонями уши, но потом понял, что хочет, чтобы это продолжалось как можно дольше. Это как давить больной прыщ – ощущения самые неприятные, но остановиться уже не можешь.
   – Слава богу, их становится меньше, – оглянувшись, выдохнул Крысолов.
   И действительно, с приближением к черте города численность зомби сразу же пошла на убыль. Они не исчезли полностью, но едва жилая зона с последними частными домами осталась позади, пошатывающиеся в темноте фигуры стали не более чем единичными явлениями. Да и брели они, казалось, вовсе не к машине, а просто на свет, как мотыльки. «Быстрых» среди них не было вообще, а «медленные» передвигались слишком неуверенно и шатко, для того чтобы представлять хоть какую-нибудь угрозу.
   – Ну, наконец-то! – оторвав руки от руля, довольно хлопнул перед собой в ладоши Секач, точно как подпевающий протестантский проповедник. – А я-то уж грешным делом думал, мы сами до Харькова добираться будем!
   Вдали, справа, в непроницаемой, казалось, темноте, забрезжили мерцающие огни движущихся по автостраде машин, и на лицах сталкеров появились широкие улыбки. Секач не сдержал эмоций, повернулся на сиденье и потрепал Леку волосы, шутливо обозвав его «дрейфлом». А тот, решив не спускать насмешку «старшаку», напомнил, что как раз-то он, в отличие от кое-кого, ни разу не спросил у Крысолова «Где они?» с выражением лица, как у малыша, которого забыли забрать из детсада. На что Секач отвечал ему несильными подзатыльниками и угрозой не спасать его больше от бросающих по нему кирками сумасшедших зомби-мадам. И лишь Крысолов оставался в стороне, с улыбкой прокручивая в уме, что он сейчас скажет Стахову.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация