А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Выход 493" (страница 18)

   Лек передернул затвор и отступил с пятна солнечного света в темноту. Изготовившись к стрельбе с колена, снайпер весь обратился в слух, пытаясь по звуку определить, где находился враг. Но хлюпающие шаги исчезли. Тишина. Звенящая от напряжения, опасная тишина заполнила подземелье, будто струны натягивая нервы стрелка. Нечто замерло, так и не выйдя на свет.
   «Хитрая тварюга, – с досадой подумал Лек. – А вдруг это человек?! – вспыхнула в мозгу неожиданная догадка. – Черт, как же я сразу-то не подумал об этом? Ну да, это кто-то из наших!»
   «Ага, как же, – пробасил гнусный внутренний голос. – Держи карман шире! Кто ж за тобой придет-то при плюс пятидесяти пяти в тени?»
   – Эй ты! – Лек вздрогнул, услышав свой собственный голос.
   В ответ, как он и предполагал, не было слышно ровным счетом ничего: ни хлюпанья, ни чавканья, ни дыхания.
   Сердце у него заколотилось, руки как-то нехорошо дрогнули, а во рту отчего-то стало сухо и противно.
   – Слушай, у меня есть оружие, – на всякий случай сказал он, решив больше не повышать голос. – Ты меня понимаешь? Подай какой-нибудь звук. Хлопни по воде! – скомандовал Лек, стремясь, чтобы его голос звучал как можно грознее. – Если ты даже не человек, но ты меня слышишь и понимаешь, хлопни по воде.
   Гулкая тишина. Только слышно, как колотится в груди сердце.
   Казалось, за это время снаружи стало еще темнее.
   – Хлопни! – почти умоляюще выкрикнул Лек, представляя, как пялится на него из темноты хищная, голодная тварь, выжидая подходящий момент, чтоб сделать свой смертельный прыжок и вцепиться ему в глотку.
   Никаких звуков. Страх медленно пробрался ему в душу, как пробирается холод внутрь подвешенной на крюк в морозильной камере свиной туши. Крепко сжимая в руках винтовку, Лек замер каменным изваянием. Замер, почти не дыша.
   Но не было видно абсолютно ничего. Взбудораженная фантазия рисовала в черной глотке тоннеля всевозможных химер: острозубых, клыкастых, громадных, как медведь, и тощих, с острыми руками-лезвиями. Даже таких, которых он не видел никогда и не слышал о их существовании. Картинки перед его глазами менялись с такой скоростью, что вскоре слились в одно мерцание, в какую-то бессмысленную анимацию, в которой нельзя было уже ничего разобрать. Существа стали похожи на головоломные геометрические фигуры, клубки проволоки или нитей, каракули, рисованные детской рукой… Пока не исчезли с воображаемого экрана полностью.
   «Боже мой, ведь он видит меня!» – резанула по живому очередная догадка. Сразу же припомнились слова Кирилла Валерьевича о том, что многие животные (будем хоть изредка называть их так) обладают превосходным ночным зрением, каким обладали раньше кошки и совы.
   «О-о, какой же я идиот! Мой шлем!» Ему был хорошо виден прикрепленный примерно на уровне правой брови, задорно подмигивающий красноватой линзой, бочоночек прибора ночного видения.
   Внезапно Леку показалось, что там, впереди, уже никого нет. И нет уже с тех пор, как затихли шаги. Он целится в пустоту, в растаявшую в воздухе дымку, говорит с пузырящейся грязью, уговаривая ее хлопнуть в ответ… в то время как тварь беззвучно подкралась к нему сзади. Волосы на голове у него зашевелились, по спине вниз пробежали тысячи маленьких лапок. Тактика! О господи, как я мог этого не учесть?! Один выполняет отвлекающий маневр, а другой тихо заходит с тыла…
   Перед глазами стало совсем темно, и им вдруг овладело непреодолимое желание оглянуться. Во что бы то ни стало, даже если ему придется столкнуться лицом к лицу со смертью.
   Нет, держись! Растеряешь бдительность, оглянешься – и все! Ведь оно только этого и ждет. И никого позади меня нет и быть не может. Ведь больше не было никаких волн! Да ну к черту все это!
   Он спустил курок, всецело полагаясь на удачу. Звук выстрела заставил его вздрогнуть и поежиться. Вошла ли пуля с характерным чмокающим звуком во что-то мягкое, живое или со звонким «бдын-н-нь» отрикошетила от стены, просыпав на жижу кирпичное крошево, Леку расслышать не удалось. Эхо выстрела все еще звенело у него в ушах, перекрывая все остальные звуки. Но для себя он решил, что раз еще не умер, значит, сзади у него и вправду никого не было.
   И тогда он, осененный надеждой, выстрелил еще раз.
   Тишина длилась, казалось, целую вечность. Потом были звук сползающего по стене тела и натужный, нечеловеческий кашель, будто нечто силилось исторгнуть заполнявшую легкие кровь.
   Секунды хватило Леку, чтоб добраться до своего шлема, вытряхнуть из него грязь и, кое-как протерев забрало с обеих сторон, напялить его себе на голову. Воняло в нем куда хуже, но возникшее с его появлением чувство защищенности, как у ребенка, сложившего над головой руки домиком, было бесценно.
   Щелкнув по бочоночку прибора ночного видения, он приготовился увидеть канализацию в зеленоватом свете, но… не произошло ровным счетом ничего. Всматриваясь в густую темень прищуренным глазом, он вскрикнул и несильно ударил по прибору. Ничего. Пощелкал еще кнопкой. Тот же результат. То ли отсырели батареи, то ли прибор повредился при падении – ведь нехило ему все же летать приходилось: и с крыши вагона, и с трехметровой высоты, – так или иначе работать он наотрез отказывался. Чувство защищенности у Лека тут же улетучилось.
   – Твою-то мать! – выкрикнул он. Затем снял с головы шлем, сделал несколько шагов назад и остановился как вкопанный. Ему почудилось, что позади него что-то зашипело. Резко обернувшись, он направил оружие туда, откуда послышался звук, и приготовился стрелять, всецело надеясь, что пуля, как и в первый раз, сама найдет цель. В этот раз предупреждать никого он не собирался. Вскинув винтовку к плечу, он без раздумий выстрелил, целясь невидимому противнику в грудь. Подождал, пока в ушах перестанет звенеть, прислушался. Нет, пуля ушла в стену. И лишь когда шипение повторилось, причем гораздо ближе, чем в прошлый раз, до него дошло, почему он не попал бы в преследователя, даже если бы высадил в центр тоннеля всю обойму… О боже, да потому что эта тварь может передвигаться по стенам!
   Закричав так безумно, что едва не остановилось сердце, он со всех ног бросился бежать в кромешную тьму. Настолько быстро, насколько это позволяла достающая до середины голени вязкая жижа. Острое лезвие-кость просвистело у него над головой, как раз когда он пригнулся, почувствовав нужный момент. Лек перепрыгнул через труп убитого им существа, темный контур которого ему удалось разглядеть вмиг обострившимся зрением. Он бежал, вздымая за собой целые фонтаны грязных брызг, прижав к себе винтовку, как родную мать, и молясь только о том, чтоб тоннель нигде не сворачивал, чтобы впереди не оказалось тупика. Господи Иисусе, только не тупик! Уж лучше сгореть на солнце, чем расшибить себе голову о стену.
   Бежать становилось все труднее. То ли болото делалось вязче, то ли ноги от усталости стали ватными и непослушными. Лек понял, что если сейчас не остановится, то через несколько шагов просто рухнет в эту вонючую грязь ничком, сдавшись своему преследователю без боя. Где именно тот находился – отстал далеко позади или постоянно был над головой, – Лек достоверно знать не мог. В ушах стучала и гудела кровь. Настолько громко, что даже порой заглушала его прерывистое дыхание и хлюпанье болота под ногами.
   Нужно стрелять! Стрелять, чтобы хоть в свете огня увидеть, что происходит и где находится бегущая по потолку когтистая мразь.
   Он остановился и, обернувшись назад, выстрелил в темноту. Счетчик в голове показал цифру 6. Осталось всего шесть патронов…
   Твари он не увидел, но за ту долю секунды, что огонь осветил пространство, удалось понять – он находится уже не в тоннеле, а в огромном помещении, примерно тридцати метров в диаметре и не меньше пяти в высоту. У стен стояли полусгнившие металлические контейнеры разных размеров, а на поверхности затопившей подземелье коричневатой жижи непотопляемыми кораблями застыли сотни ржавых бочек. Лек не был уверен, заметил ли он на них символику биоугрозы, – сейчас он не мог в полной мере доверять своей памяти, – но вот аббревиатуру СДЯВ МО СССР он распознал точно.
   – Ч-черт! – вырвалось у него. – Только химвеществ тут еще не хватало…
   Еще выстрел, теперь в противоположную сторону. Счетчик незамедлительно показал жирную пятерку.
   Бочки впереди казались почти нетронутыми ржавчиной – они стояли в несколько ярусов на высоких продольных стеллажах, и все до единой были выкрашены одинаковым «армейским» цветом, с той же аббревиатурой. Между стеллажами замер электрокар-развозчик с пустым полуприцепом, а немного поодаль покосился набок погрузчик с несколькими контейнерами на поднятой платформе. А позади него… Лек израсходовал еще один заряд, чтобы убедиться, что ему не померещилось, – с противоположной стороны помещения чернели двустворчатые двери.
   Какое-то время, даже забыв о преследующей его твари, расталкивая бочки, он продолжал путь, пытаясь сохранять заданную траекторию и больше не тратить патроны на освещение пути. Вот уже совсем рядом слышался тихий стук пустых бочек о борта электрокара и погрузчика; вот уже и эхо его шагов перестало быть таким четким – начались ряды заполненных под завязку стеллажей; вот уже добавилось и хлюпанье волн грязи о стену. Лек ощутил, как через приподнятое забрало шлема лица коснулся едва ощутимый сквозняк.
   С точностью самонаводящейся ракеты он вышел на цель, с первого же раза нащупав гнилую дощатую дверь. Она развалилась, как только он потянул на себя ржавую ручку. Под ногами возник небольшой выступ, потом еще один. Это были ступени, взойдя на которые Лек в несколько шагов полностью выбрался из грязи. Но чем выше он поднимался, прижимаясь спиной к стене, тем воздух становился жарче, а дышать труднее.
   Уж и не зная, не лучше было бы вместо слепых скитаний по подземелью просто расшибить голову при падении с «Форта», стрелок остановился на пятнадцатой ступени и пошарил рукой в темноте перед собой. Сам не зная, на что надеется, он пытался нащупать хоть что-нибудь в этом пространстве. Стену, выступ, поворот, спуск, дверь, которые вывели бы его в другую локацию, хоть немного освещенную. Но там было пусто. Зато позади него, вероятно, в том месте, где ступени уходили в жидкую грязь, послышались знакомое шипение и легкое скрежетание.
   Практически не чувствуя ног, Лек обернулся и выстрелил вниз. Увиденная им картина заставила невольно попятиться и прижаться спиной к кирпичной стене. По потолку из складского помещения, извиваясь, неспешно вползала в дверной проем огромная червеобразная тварь. Лоснящимся тучным телом она напоминала гигантского слизняка, но это было единственным сходством между беззащитным моллюском и этой тварью. В абсолютной давящей тишине она ползла к Леку, как к загнанному в тупик кролику. Раскрытая пасть усеяна множеством острых крючковидных зубов, из нее то и дело выскальзывает растроенный язык. Вдоль спины тянутся острые шипы, соединенные между собой полупрозрачной плевой, с острых зубов капает слизь. В инфернально-зеленых глазах нет страха перед изрыгающей огонь палкой в руках человека. Казалось, ее уже ничего не могло испугать.
   Спустя мгновение «слизняк» уже шипел у него над головой. Перевернувшись на спину, Лек выстрелил, ориентируясь на звук и доверившись инстинкту.
   Прислушался – тишина, которую нарушали лишь его громкое, частое, сбивчивое дыхание и сумасшедший стук в груди. Ничего не понимая, он опасливо поводил рукой в том месте, где, по его подсчетам, должно было находиться тело сползшего «слизняка». Но сквозь пальцы с засохшей на них кровью просачивалась лишь пустота.
   Тварь вела с ним непонятную игру. То, что она до сих пор его еще не убила, вовсе не значило, что этого не было в ее планах, но чего ради она медлила, Лек понять не мог. Конечно, он не исключал и тот вариант, что «слизняк» мог вообще оказаться плодом его воображения, подпитанного двумя ампулами обезболивающего. И тогда это скверно. Сумасшедшие сталкеры, призраками бродящие по столичным развалинам, – не ахти какое редкое явление в последние годы. А потому Лек, хоть у него от самой только мысли об этом стыла в жилах кровь, больше хотел верить, что тварь настоящая.
   И ждал ее появления.
   Он просидел, покачиваясь вперед-назад, обхватив руками голову, неведомо сколько, пока не ощутил, что воздух заметно охладел и повлажнел. Первое, что пришло в голову после длительного затишья, – приоткрытая дверь. Да-да, несомненно, это именно через приоткрытую дверь там, наверху. Должно быть, она где-то совсем близко. Возможно, в пяти – десяти ступенях отсюда…
   Чувство, что он близок к цели, придало ему сил куда больше, чем наркотик. Оно помогло превозмочь ноющую боль в суставах и уверенней перебирать ногами, подымаясь по ступеням. Палец так и ходил по курку, но использовать последний патрон для мимолетного освещения было глупо…
   Первый раскат грома он услышал аккурат в тот момент, когда прикоснулся к металлической двери. Да, он не ошибся, дверь здесь была. Но радость от многообещающей находки быстро иссякла – сколько бы Лек ни тужился потянуть дверь на себя или толкнуть вперед, она не сдвинулась ни на миллиметр. А сквозняк проходил всего лишь через щели в нижней части двери. Лек почувствовал, как в нем что-то оборвалось. Будто бы он сам начал падение с обрыва.
   – Нет! – выкрикнул он. – Нет, нет, нет…
   Снаружи снова грянул гром. Настолько мощно и раскатисто, что, казалось, могли треснуть стены.
   На миг Лека захлестнуло отчаяние. И где-то рядом эта ползучая мразь. «Не дать твари закончить игру, не дать себе свихнуться, не обрекать себя на вечные скитания по бесконечным тоннелям… – повторял про себя Лек. – Не дать ползучей твари…»
   И вдруг, рефлекторно шаря по стене рукой, он наткнулся на вогнанную в стену П-образную металлическую дугу.
   В мозг будто подали резервное питание. Ага, так и есть! Чуть повыше первой дуги он обнаружил еще одну, а выше – следующую. «Господи, это точно лестница!»
   Забросив на плечо винтовку, Лек принялся энергично карабкаться вверх. Мысли о суициде выветрились, как и не было. Добравшись до потолка, Лек нащупал в нем люк. Судьба улыбнулась стрелку еще раз – люк поддался на удивление легко.
   Помещение, куда выбрался Лек, не было залито лучами полуденного солнца, но свет все же проникал в него через небольшие запыленные окошки под потолком. Тут находились большие стеклянные емкости, формой напоминавшие лампы из старых телевизоров. Они стояли на тонких штырях по восемь-десять штук в два ряда, как пробирки для выращивания клонов, виденные Леком в каком-то фантастическом боевике. Кое-где между ними, соединенными целой паутиной проводов и тонких шлангов, стояли пультовые столы с множеством кнопок, регуляторов, рычагов и экранов. На них покоились пыльные колбы с засохшими на стенках разноцветными веществами и кипы журналов с записями.
   Лек быстро осмотрел цех в поисках признаков обжитости (не хватало еще после всего угодить в пасть медведю!) и уже подошел было к открытым настежь дверям в светлый коридор, над которыми было написано «Выход», когда распознал на фоне стука дождя по дырявой крыше четкие хлопки.
   Он посмотрел на огражденный невысокой решеткой выступ с люком, думая, что звук исходит оттуда. Но тот был наглухо заперт. А когда хлопки повторились, лицо Лека вдруг вытянулось, рот невольно раскрылся, а зрачок расширился до предела.
   Он догадался, что означали эти хлопки…
   Удержать его на месте в это мгновение не смогла бы никакая цепь.
* * *
   Стахов сидел в просторной, но неуютной кабине «Чистильщика». Курил, сбрасывая пепел через приоткрытое окно, и во все глаза высматривал усеянный валунами край берега, за которым скрылась поисковая группа. Настолько давно, что, казалось, он уже успел постареть лет на пятьдесят.
   Рядом нервно барабанил пальцами по рулю и беспокойно ерзал задницей высокий тощий сталкер по прозвищу Ариец. Белобрысый скуластый парень лет двадцати трех с квадратным подбородком и холодными голубыми глазами. Он больше думал, нежели говорил, и это Стахов в нем ценил.
   – Сколько уже? – нарушил повизгивавшую унылым ветром тишину Илья Никитич.
   – Час десять, – с готовностью ответил Ариец.
   Он хотел сказать что-то еще или спросить, но в последний момент передумал, вырвавшееся из его горла «а…» так и осталось звенеть в воздухе.
   С каждым щелчком секундной стрелки самолетных часов, прикрепленных несколькими болтами к приборной панели, затея по возвращению «Разведчика» Стахову казалась все более абсурдной. Да, сухое топливо не бензин и не взрывается при той температуре, что октан, но как же все остальное? Как же колеса? Ведь они еще до полудня могли лопнуть, как надувные шарики! Они же срежут крышу. Стало быть, окажутся открытыми. Впереди вечер, ночь. А если на них нападут крылачи? А если упавшее бревно повредило управление «Разведчика»? Что, если руль в какой-то момент заклинит, а тормоза – откажут? Или на полпути вырубится свет? Что они тогда будут делать? Пойдут пешком?.. А есть другой выход? Выход… Ах, как сладко это слово! Если он есть, за него стоит умереть, как бы сардонически это ни звучало.
   Стахов снял с радиомодема рацию, включил ее громким щелчком тумблера и поднес к пересохшим губам:
   – Ну, что скажешь, Борода?
   – Да уже заканчиваем, – ответил тот, стараясь перекричать рев пятисотсильного двигателя. – Пару минут прогреем, и можно будет сниматься.
   – Значит, слушай, как мы с тобой поступим, – вновь заговорил временно исполняющий обязанности начальника экспедиции. – «Монстра» оставим пока что здесь, на всякий случай, вдруг они сюда вернутся, а сами поедем посмотрим, есть ли метка на перекрестке, – я к тебе перебегу сейчас, Ариец тут сам, думаю, справится, – и если метки не будет, катнемся к точке, где остался «Разведчик». Идет?
   – Идет, командир, – браво ответил Борода. – Перебегай, я тебе уже люк открыл и чайник поставил.
   Дождь полностью стих. Но вместо него теперь по городу растягивался густой, клубящийся, простирающийся вправо и влево, но никуда не уплывающий желтый туман.
* * *
   Облезшая ушанка взмыла в воздух, а верхняя часть узкой головы с намеком на растительность вдруг разлетелась, как выпущенный из рук перезревший арбуз. Крысолов с Секачом всего и успели, что интуитивно пригнуться и зажмуриться.
   Выстрел отдался многократным эхом, вернувшим это громкое «Бдуууххх!» из дремлющего леса и пустых городских улиц. Обезглавленное тело безумца подалось вперед и упало к ногам сталкеров. Падающая с неба вода застучала по его плащу с особым грохотом, будто по расстеленному куску плотной сухой бумаги.
   – А ты вовремя, – расправив плечи, приветливо махнул рукой Крысолов появившейся из клубов тумана темной фигуре.
   Странной, неестественной походкой, будто у него в спине торчал топор, к ним вышел Лек. Он выглядел растерянным. Лицо его пожелтело от нахлынувшей дурноты, и, казалось, он еле сдерживался, чтобы не сблевать.
   Крысолов же вел себя так, будто ничто не угрожало его жизни ни мгновение назад, ни в этот день вообще. Рукавом стер с лица смешавшиеся с каплями дождя брызги крови, шмыгнул носом и обошел распластавшееся на земле тело горе-стрелка. Насвистывая какой-то мотив, поднял с земли винтовку, на секунду задержав взгляд на кривой надписи на плаще покойника.
   – Угу, стало быть, сам напросился, – сказал он и повернулся, чтобы поднять с земли свои автомат и шлем.
   – Я убил человека, – не сводя глаза со все ширящейся лужи крови вокруг трупа, проговорил Лек.
   Крысолов поднял на него глаза. Затем подошел к стрелку, взял его голову в обе руки, как баскетбольный мяч для броска, и заставил его взгляд встретиться со своим.
   – Послушай меня, сынок. Ты убил не человека, ты убил мразь, которая отстреливала всех, кто попадал в этот город. Мы с Секачом тебе за это очень признательны, ты нам жизнь спас. Лек, не думай о нем – он бы и тебя убил, если бы заметил. Ты ни под каким предлогом в мире не смог бы его убедить опустить оружие, я знаю таких людей – им все по херу, потому что у них есть гребаный прибор, который показывает где человек, а где мутант. Ты – хороший парень, я знал, что мы не зря шли за тобой. Вот, – он протянул ему израильскую винтовку, – это твой трофей. Ты заслужил, бери.
   Он похлопал по плечу угрюмо уставившегося в землю снайпера, неохотно взявшего из его рук забрызганную мелкими каплями крови винтовку, поднял с земли свои вещи и двинулся обратно. Прочь от озера, прочь от тумана, прочь от трупа первого человека, что не являлся жителем Укрытия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация