А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наперекор судьбе" (страница 23)

   Глава 24

   Аннабелл три дня бродила по дому как привидение. Отменила прием, не заходила в кабинет и всем сказала, что она больна. Так оно и было. От слов Антуана у нее болело сердце. Сен-Гри уничтожил все. Если бы он дал ей пощечину, ей было бы не так больно. Но его слова, его обвинения, его нежелание понять ее били Аннабелл в сердце.
   Сказавшись больной, она попросила Брижитт отвести Консуэло в школу и в парк. Но лишь Элен сердцем чувствовала, что случилось нечто ужасное, и поняла, что это как-то связано с Антуаном.
   Когда раздался звонок в дверь, Аннабелл была в постели. Она никого не хотела видеть. За эти дни она не раз снова и снова прокручивала в голове объяснение с Антуаном, пытаясь найти нужные слова и аргументы, чтобы убедить его поверить ей. Но что толку подбирать слова, если никогда больше она не увидит Антуана?!
   Звонок не умолкал. Наконец она надела халат и спустилась по лестнице. Может быть, кому-то из соседей потребовалась экстренная помощь? Аннабелл распахнула дверь и застыла на месте, увидев на пороге Антуана.
   – Можно войти? – мрачно спросил он.
   Аннабелл на мгновение замешкалась, не зная, впускать ли его, но потом сделала шаг в сторону. Приглашать гостя в комнату она не стала. Сен-Гри остановился у входной двери, а потом осторожно осведомился:
   – Может быть, присядем на минутку?
   – Думаю, не стоит, – безжизненным голосом ответила Аннабелл. – С меня вполне достаточно того, что ты сказал в парке. Вряд ли ты к этому можешь что-нибудь добавить. Ты выразился вполне определенно.
   – Аннабелл, извини, я был не в себе, но постарайся меня понять. У тебя был муж, но при этом внебрачный ребенок. Ты представлялась вдовой, на что не имела никакого права. Заразилась мерзкой болезнью, которой могла заразить и меня. Что я должен был думать, как мог верить тебе?!
   Слова Антуана вонзались в разбитое сердце Аннабелл как нож. Господи, ну почему же он снова мучает ее, зачем вообще он пришел, если не верит ей!
   – Я все сказала тебе, Антуан. У меня не было близких отношений с моим мужем. Я люблю тебя, Антуан, вернее, любила.
   – Верится с трудом. Ты была замужем два года.
   – Он спал со своим другом, – бесстрастно ответила Аннабелл. – Только я этого не знала, я не могла понять, что происходит. А потом он во всем признался, сказал, что больше не хочет обманывать себя и меня. – Она с отчаянием посмотрела ему в глаза.
   – А вот ты предпочла бы продолжать лгать мне, не так ли?
   – Нет! Именно поэтому я все тебе и рассказала. Но теперь вижу, что напрасно. Мне вообще не следовало встречаться с тобой.
   – Мы встречались, потому что любили друг друга, – патетически воскликнул Антуан.
   – Да, именно так – в прошедшем времени. Любимым обычно доверяют.
   – Я был потрясен, я очень расстроился.
   Аннабелл молчала. Антуан не рискнул приблизиться к ней – взгляд Аннабелл удерживал его на месте.
   – То, что ты сказал о Консуэло, чудовищно. Я никогда не позволю тебе подойти к ней. Она не виновата, что родилась вне брака. Виновата я, потому что решила родить ее вопреки всему. А ты осудил меня, вместо того чтобы поверить.
   – Именно этим и вызван мой приход. Я все как следует обдумал, – осторожно начал Антуан. – Признаюсь, такого признания от будущей жены я не ожидал. Но я люблю тебя и хочу забыть и простить совершенные тобой ошибки. Сделай анализ на сифилис и докажи, что ты не больна.
   – Это ни к чему. – Аннабелл распахнула дверь и вздрогнула от порыва ледяного январского ветра. – Не надо ничего забывать, не надо прощать меня. И мою дочь тоже. Ни я, ни Консуэло не представляем опасности для твоих родных, потому что больше вы нас не увидите. И делать анализ я тоже не буду, потому что общаться с тобой и что-либо доказывать я не собираюсь.
   – Это означает, что ты больна, – сделал вывод Сен-Гри.
   – Позволь напомнить, ты сам сказал, что больше и пальцем ко мне не притронешься. Я это прекрасно помню. Точнее, помню все твои слова и не забуду их никогда. Может быть, ты и сможешь простить меня, но я не прощу тебя. Ни за что.
   – Как ты смеешь так говорить после всего, что ты сделала? – взвился Антуан. – Тебе чертовски повезло, что я вообще соглашаюсь иметь с тобой дело! С женщиной, которая была замужем за сифилитиком, родила ублюдка и вообще занималась неизвестно чем! – Следовало залепить ему пощечину, но Аннабелл не хотелось пачкать руки. Он этого не стоил.
   – Антуан, все это я уже слышала и никогда не забуду. А теперь уходи из моего дома.
   Сен-Гри смотрел на нее, не веря тому, что услышал.
   – Ты шутишь? Кто теперь захочет иметь с тобой дело? – воскликнул он.
   Этот красивый элегантный мужчина, которым Аннабелл была так увлечена, больше для нее не существовал. Теперь, когда она смогла разглядеть его душу, она сама вычеркнула его из своей жизни.
   – Может быть, и никто, – ответила она на его вопрос. – Но меня это не волнует. Я живу одна уже десять лет, с тех пор, как от меня ушел муж. У меня есть дочь, которую ты называешь ублюдком. Больше мне никто не нужен. – Она показала на открытую дверь. – Спасибо за щедрое предложение, доктор, но я его отклоняю. А теперь, пожалуйста, уходи.
   Антуан понял, что Аннабелл не шутит.
   Сен-Гри смерил ее презрительным взглядом.
   – Ты – дура. Если я скажу людям правду, никто не подаст тебе руки.
   – Я к этому готова. Ты дал мне хороший урок, большое спасибо! Мне жаль, что моя история так огорчила тебя.
   – Я был готов простить тебя, – повторил Антуан. – Или, по крайней мере, постарался бы все забыть, если бы ты согласилась сделать анализ. Ты должна признать, что это справедливо.
   – Ничего справедливого в этом нет. И я не хочу, чтобы меня за что-то прощали. Я хочу, чтобы меня любили, и думала, что это так и есть. Но похоже, что мы оба совершили ошибку. На этом и закончим. Прощай!
   Антуан посмотрел на нее, покачал головой и молча вышел. Аннабелл закрыла за ним дверь и, обессиленная, прислонилась к ней спиной. Неужели все это происходит с ней?! Неужели она заслуживает осуждения в глазах людей? Что ж, она получила хороший урок…
   Когда Брижитт и Консуэло вернулись из парка, Аннабелл неподвижно сидела на диване в гостиной. Девочка забралась к ней на колени, встревоженно посмотрела на мать и обняла ее за шею. Ничего другого Аннабелл не требовалось. Дочь была единственным существом, которому она могла доверять.
   – Мама, я люблю тебя, – сказала Консуэло.
   Глаза Аннабелл наполнились слезами.
   – Я тоже люблю тебя, милая, – ответила она, крепко прижав девочку к себе.
   На следующий день Аннабелл чувствовала себя ужасно, выглядела плохо, но это не помешало ей вернуться к работе. Жизнь продолжалась. И опять Аннабелл пришлось, несмотря на новый удар судьбы, собираться с силами и двигаться дальше.
   Элен наблюдала за ней с озабоченностью. Антуан де Сен-Гри больше не появлялся в доме Аннабелл. А она не заговаривала о нем ни с кем. Элен поняла, что задавать вопросы не стоит, но в глубине души переживала за молодую женщину.
   Аннабелл сосредоточилась на своих пациентах и дочери и поклялась забыть Антуана. Поначалу она была молчалива и грустна, но в марте заметно повеселела. Она снова начала улыбаться и по воскресеньям гулять с Консуэло в парке. Сначала девочка была огорчена тем, что они больше не ходят в гости к Сен-Гри; ей нравилось играть с племянниками и племянницами Антуана. Но Аннабелл сказала, что они с Антуаном больше не дружат. Когда стало пригревать солнце, подсохла земля в парке и зазвучали звонкие детские голоса, у Консуэло появились новые подружки и приятели, с которыми она с удовольствием играла. Глядя на дочь, оживленную и смеющуюся, Аннабелл говорила себе, что она счастлива и этим, и запретила надеяться на счастливые перемены в своей жизни. Аннабелл была убеждена: отныне, что бы она ни сказала, что бы ни делала, никто не поверит в ее невиновность и не сможет отнестись к ней с любовью и доверием. Антуан сделал все, чтобы она поверила в это.

   Глава 25

   В начале весны Аннабелл получила два письма. Оба дали ей пищу для размышлений. Первое письмо было от леди Уиншир. Она приглашала их с Консуэло в гости на несколько дней, считала, что девочке следует увидеть и узнать страну, в которой жили и живут ее родственники, выражала надежду, что они приедут в самом скором времени. Аннабелл не была уверена, стоит ли это делать. Гарри Уиншир был для нее ужасным воспоминанием. Но леди Уиншир была права – дело было не в Гарри, а в Консуэло и ее бабушке, с которой девочка наконец познакомилась. В том, что Консуэло навестит ее с громадным удовольствием, сомневаться не приходилось.
   Автором второго письма был сотрудник банка, который вел ее дела. Переводы из Нью-Йорка она получала регулярно, но львиная доля состояния Аннабелл оставалась в Штатах. Этот человек впервые за долгие годы спрашивал, что делать с домом в Ньюпорте. Она не была там десять лет, но не решалась расстаться с коттеджем – с этим домом было связано много воспоминаний. И все же она не думала, что сможет вернуться туда даже на время. Это тоже была часть наследства Консуэло, куда бóльшая, чем наследство леди Уиншир, поскольку формально Гарри Уиншир не был ни мужем Аннабелл, ни отцом ее ребенка.
   Человек из банка писал, что он получил очень выгодное предложение. Бланш и Уильям, слуги, по-прежнему жили в Ньюпорте, ухаживали за домом, но потеряли всякую надежду на то, что снова увидят хозяйку. И правы – все эти годы у Аннабелл не было желания вернуться. Она скучала по родине, но прекрасно понимала, что люди не забыли ее скандального развода. В Америке у нее не осталось никого, а возвращение разбередило бы старые раны. Она стала бы тосковать по всем, кого потеряла. Даже по Джосайе. Ей не хотелось снова испытать эту боль. Но продать коттедж Аннабелл тоже не была готова, хотя банковский служащий был прав: предложение действительно было весьма выгодное. Она сама не знала, что ей предпринять.
   Сначала она задумалась над предложением леди Уиншир, а вечером поговорила с Консуэло. Малышка пришла в восторг и сказала, что хочет поехать к бабушке. Как ни странно, Аннабелл хотелось того же. Может быть, им действительно стоило на время уехать. Консуэло с удовольствием вспомнила их поездку в Довиль, но это место напоминало Аннабелл об Антуане. Эти воспоминания до сих пор были слишком болезненными.
   Как только решение было принято, Аннабелл написала леди Уиншир и сообщила, что они с радостью принимают приглашение. Леди Уиншир ответила немедленно и предложила на выбор несколько дат. В конце концов они выбрали уик-энд, совпадавший с днем рождения Консуэло; девочке должно было исполниться семь лет. К тому времени погода должна была улучшиться. Аннабелл поручила Элен купить билеты. Им предстояло доехать на поезде до Кале, пересечь Ла-Манш и высадиться в Дувре; леди Уиншир сообщила, что там их непременно встретят. Оттуда до имения Уинширов было всего два часа езды.
   Девочка с нетерпением ждала этого уик-энда, не находя себе места. Брижитт осталась в Париже; девушка собиралась провести время со своим новым дружком. Аннабелл и Консуэло с двумя чемоданами сели в забронированное Элен купе первого класса. Это было одно из самых значительных событий в жизни Консуэло. До этого главным в ее воспоминаниях было переселение в Париж, состоявшееся два года назад, и уик-энд, проведенный в Довиле. Об Антуане Сен-Гри она никогда не спрашивала. Юный возраст не мешал Консуэло понимать, что эта тема матери неприятна, и она молчала. Однажды Аннабелл мельком увидела Антуана в больнице, но тут же свернула и поднялась к своему пациенту по боковой лестнице. Ей не хотелось видеть его.
   Поезд отошел от перрона Северного вокзала, и Консуэло прилипла к вагонному окну, все вокруг изумляло девочку. Аннабелл смотрела на дочь и радовалась. Они сходили на ланч в вагон-ресторан – по выражению Консуэло, «как важные леди», – а потом следили за проплывавшими за окном пейзажами, пока девочка не уснула на коленях у матери. Аннабелл откинула голову на спинку сиденья и погрузилась в свои невеселые мысли.
   Ее всегда будут наказывать за прошлое. Она всегда будет оставаться жертвой мнения, слабостей и лжи окружающих. Мысль о том, что она никогда не сможет обелить себя, мучила Аннабелл. Ее наказывали за чужие грехи, и никакие ее дела, никакие успехи не смогут ничего изменить. Аннабелл была хорошей матерью, неплохим врачом и порядочным человеком, но шлейф ее прошлого по-прежнему тянулся за ней. А Консуэло, возможно, придется еще хуже. Правда, пока что назвать девочку ублюдком посмел только Антуан. Такой жестокости по отношению к невинному ребенку она и представить себе не могла.
   Через три часа они добрались до Кале и сели на пароход. От морской болезни Аннабелл не страдала, но в Ла-Манше всегда штормило, и она боялась, что Консуэло будет нехорошо. Плавание и в самом деле оказалось нелегким, но чем выше пароход-парóм поднимался на волнах, тем громче хихикала и пищала Консуэло. Когда на горизонте показался Дувр, девочка была вне себя от счастья. Она вприпрыжку сбежала по сходням, держа в одной руке руку матери, а в другой – любимую куклу.
   Как и обещала леди Уиншир, на пристани их ждал старомодный «Роллс-Ройс» с шофером. Два часа ехали они по холмистой местности с фермами, огромными имениями и редкими старинными замками. Консуэло увиденное привело в неописуемый восторг. Аннабелл тоже с интересом смотрела по сторонам.
   Но она никак не ожидала, что поместье Уинширов окажется таким впечатляющим, а огромный дом – таким роскошным. Вдоль длинной подъездной аллеи росли большие старые деревья. Внушительное состояние леди Уиншир позволяло содержать дом, построенный в шестнадцатом веке, в идеальном образцовом порядке. Конюшни выделялись на фоне других построек. В молодости хозяйка была прекрасной наездницей и продолжала держать лошадей, за которыми ухаживали несколько конюхов.
   Леди Уиншир встречала гостей на крыльце, еще более величественная, чем прежде. На ней было темно-синее платье, туфли на низком каблуке, фамильные жемчуга и шляпа с широкими полями. Она размахивала своей тростью, указывая на их чемоданы и распорядившись отнести багаж в комнаты. Потом старая дама улыбнулась, обняла Аннабелл и ошеломленно озиравшуюся по сторонам Консуэло и повела их в дом.
   Они миновали длинный коридор с портретами предков по стенам, прошли через огромную гостиную с великолепной люстрой, библиотеку с целыми милями старинных книг, музыкальную гостиную с двумя арфами и роялем, а также столовую с длинным столом, за которым могло уместиться человек сорок. Наконец они оказались в небольшой уютной гостиной. Это была любимая комната Уинширов. Глядя на эту роскошь, было невозможно поверить, что выросший в этой обстановке юноша способен на агрессию и насилие. Что могло сделать молодого виконта тем человеком, каким увидела его Аннабелл? На каминной полке стояли фотографии двух сыновей леди Уиншир.
   Леди Уиншир пригласила гостей к чаю, а потом попросила одну из горничных показать Консуэло конюшни, чтобы девочка могла выбрать себе пони и покататься на нем. Малышку тут же как ветром сдуло. Аннабелл поблагодарила леди Уиншир за приглашение и теплый прием.
   – Я перед вами в долгу, – ответила ей хозяйка дома.
   Аннабелл была не в силах обижаться на леди Уиншир, оставшуюся в одиночестве на старости лет. Леди Уиншир не была перед ней виновата. А вина ее сына привела к рождению Консуэло – единственного дорогого существа в жизни Аннабелл. Она сказала об этом леди Уиншир, и та поблагодарила Аннабелл за душевную щедрость. Мать любила Гарри, тосковала по нему, но простить так и не смогла.
   Женщины поговорили еще немного и вышли прогуляться в сад. Вскоре один из конюхов привел пони, на котором восседала Консуэло. Девочка была абсолютно счастлива. Было ясно, что бабушка сумела угодить ей. Леди Уиншир спросила, не хочет ли Аннабелл тоже покататься верхом. Та ответила, что не садилась на лошадь с юности, но завтра непременно попробует. После отъезда из Штатов ей было не до верховых прогулок, хотя летом в Ньюпорте ей часто удавалось ездить верхом.
   Консуэло на пони и конюх вернулись на конюшню, а Аннабелл рассказала леди Уиншир, что собирается продать ньюпортский коттедж.
   – Зачем? – с неодобрением спросила та. – Вы говорили, что он принадлежал нескольким поколениям ваших предков. Его нужно сохранять как часть вашей семейной истории. Не продавайте, милочка, подумайте хорошенько!
   – Я не уверена, что когда-нибудь вернусь домой. Я не была там десять лет, дом стоит пустой под присмотром нескольких слуг.
   – Вы должны вернуться, – решительно заявила леди Уиншир. – Дом в Ньюпорте принадлежит и вашей дочери. Она имеет право на ваше и наше наследство. Эта собственность будет присутствовать и в ее жизни, да и в вашей тоже.
   «Гарри это не помогло», – невольно подумала Аннабелл, но промолчала. Впрочем, леди Уиншир все поняла сама.
   – Аннабелл, от себя не убежишь. Вы должны поехать на родину и взять с собой Консуэло.
   – Мне там нечего делать, – упрямо ответила Аннабелл. Леди Уиншир покачала головой.
   – Я же вижу, вас это не отпускает, да и девочка должна знать, где жила и росла ее мама, увидеть дом своих бабушки и дедушки. Это очень важно. Нужно соединить истории наших семей и преподнести ей.
   – Мне сделали очень хорошее предложение. На эти деньги я смогу приобрести собственность во Франции. Ведь сейчас я снимаю дом в Париже – тот, в котором вы были. А как было бы чудесно иметь небольшой домик на Лазурном берегу. Дочка была бы счастлива.
   – Думаю, вы и так можете это сделать, – предположила леди Уиншир.
   И она не ошибалась. Отец оставил Аннабелл значительное наследство; наследство ее матери было лишь немногим меньше. Аннабелл же последние годы жила очень скромно. Ей не пришлось вести светскую жизнь, Аннабелл сама сторонилась этого все десять лет жизни во Франции. Сейчас ей было почти тридцать два, и менять свой образ жизни у нее не было ни малейшей охоты.
   Леди Уиншир с улыбкой продолжала:
   – Надеюсь, теперь вы обе будете часто бывать у меня. Иногда я езжу в Лондон, но бóльшую часть времени провожу здесь. – Леди Уиншир поделилась с Аннабелл некоторыми соображениями. Возможно, говорить об этом было преждевременно, но дело было слишком важное. – Я долго думала о том, в каком положении оказалась Консуэло из-за того, что вы не состояли в законном браке с моим сыном. Девочка становится старше, и вы не сможете вечно скрывать от нее правду. Рано или поздно все выйдет наружу. Я поговорила со своими адвокатами. Удочерить ее я не могу, потому что у нее есть мать. К несчастью, Гарри не может жениться на вас задним числом, потому что он мертв. Но я могу признать ее. Это улучшит дело, поскольку она сможет добавить к вашей фамилии нашу... Конечно, если это для вас приемлемо, – осторожно добавила пожилая дама. Она не хотела обижать мать ребенка, которая мужественно взяла всю ответственность на себя.
   Аннабелл ответила ей широкой улыбкой. После неслыханного оскорбления Антуана, назвавшего Консуэло ублюдком, происхождение дочери стало ее больным местом. Воспоминание об этом все еще вызывало у Аннабелл гнев и обиду.
   – Мысль просто замечательная, – с благодарностью сказала она. – Со временем это может облегчить ей жизнь.
   – Значит, вы не возражаете? – с надеждой спросила леди Уиншир.
   – Что вы! Эта мысль мне очень по душе. – Теперь фамилия «Уиншир» вызывала у Аннабелл ассоциацию не с Гарри, а с его матерью. – Консуэло Уортингтон-Уиншир. Или наоборот. Решать вам.
   – Думаю, «Уортингтон-Уиншир» звучит лучше. Раз вы не возражаете, я попрошу адвокатов оформить все нужные документы. – Леди Уиншир широко улыбнулась.
   Растроганная Аннабелл обняла ее и сказала:
   – Вы так добры к нам.
   – А почему бы и нет? – проворчала в ответ ее собеседница. – Вы – хорошая женщина. Я вижу, что вы чудесная мать. И несмотря на все, сумели стать доктором. Причем, судя по отзывам, отличным. – У ее личного врача были хорошие связи во Франции. – То, что сделал с вами мой сын, не заставило вас возненавидеть его ребенка. И меня тоже. По-моему, вы не испытываете ненависти даже к Гарри. Сомневаюсь, что я смогла бы так же вести себя на вашем месте. Вы – ответственная, достойная и трудолюбивая женщина. Во время войны вы работали как героиня. У вас не было семьи, вы всего добились сами, безо всякой помощи со стороны. Вам хватило смелости родить внебрачного ребенка и хорошо воспитать дочь. Все, что я о вас знаю, мне нравится и вызывает уважение. Честно говоря, я считаю вас замечательной женщиной и горжусь знакомством с вами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация