А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "3000 метров ниже уровня моря" (страница 4)

   Время, которое до обеда едва тянулось, к вечеру понеслось вприпрыжку.
   Олег перебросился парой фраз по телефону с Ильей и тот опять подтвердил, что юный вологодский хакер уже на связи и ждет отмашки. С Семеновым на этот раз трений не возникло. Почти сразу они договорились, что Алдын будет камлать на дальней кустовой. Именно там, где наибольшее количество эксплуатационных скважин. Семенов, как заметил Олег, вообще стал соглашаться с предложениями Олега на удивление быстро. То ли просто устал сопротивляться, то ли в его материалистическом мировоззрении действительно образовалась трещина. Немного смутил Семенова только открытый огонь, но Олег настоял, что разведение костра – это важная и совершенно необходимая часть шаманского ритуала. В итоге Семенов смирился и с откровенным нарушением правил техники безопасности. Только предупредил, что его присутствие в таком случае обязательно. И еще потребовал, чтобы на все время проведения ритуала в непосредственной близости от кустовой площадки дежурил пожарный расчет. Олег посопротивлялся для виду, а потом великодушно согласился на пожарных. На том и расстались.
   Кайрат съел с видимым аппетитом ужин, что Олега тоже порадовало. Значит, к ночи шаман точно будет в полной боевой готовности. Пошла на пользу и их прогулка по территории промысла. И хотя она вышла короткой, но Карат, просидевший двое суток взаперти, был рад и недолгой свободе. Лицо у шамана посвежело, и взгляд стал более осмысленным. Олег успел подбодрить и Кулька, сыграв с ним несколько партий в бильярд. На предложение «погонять вместе шары», Кулек откликнулся с таким азартом, что сразу забыл обо всех прошлых обидах. На кон они поставили пятьсот рублей, и Кулек бился за них как ягуар. В итоге, выиграл три партии подряд и с довольной улыбкой, уже без всяких напоминаний, отправился к себе. Вот только вздремнуть Олегу не удалось. Как только он прилег на кровать, сонливость мгновенно улетучилась. Не помогли и прохладный душ, и стихи…
   На кустовую выехали, когда стало темнеть. Впереди двигался пожарный расчет. С пожарниками сел и Семенов. «Газель», где разместилась команда Олега, замыкала колонну. На тряскую дорогу уже никто не обращал внимания. Кулек делал вид, что спит. Кайрат смотрел в одну точку – куда-то слева от затылка водителя Миши. Помимо ежедневного шаманского наряда на нем был внушительного вида металлический нагрудник. В одной руке шаман держал бубен с колотушкой, а в другой сжимал ритуальную плеть – ташуур. На голове была традиционная шапка бурят и тувинцев – малхэ, украшенная символами тотема. В свою малхэ Кайрат густо натыкал куриных перьев, покрашенных черной тушью, что должно было символизировать древнюю мудрость рода Ворона…
   Промежутки между столетними деревьями, мелькавшими вдоль дороги в узких клиньях света, стали уменьшаться. Серыми хлопьями заклубился по обочинам туман. Пока они добрались до места, почти совсем стемнело, и от вида сплошной черной стены, нависающей над кустовой, Олег непроизвольно поежился. Смутное беспокойство засело в голове, как заноза. Чтобы хоть как-то развеяться, он затеял спор с командиром пожарного расчета. Тот настаивал на ста метрах от забора кустовой, Олег – на двадцати. Пока Кулек собирал хворост, сошлись на отметке в пятьдесят метров. Пожарный покосился на невозмутимого Семенова и, не получив у него поддержки, огорченно махнул рукой: «а-а, да делайте вы, что хотите», после чего сорвал злость на подчиненных:
   – Вам тут чё – цирк? Подгоняйте, елки зеленые, аппарат. Или оглохли!
   Кулек тем временем аккуратно сложил костровище, сунул в середину хворост и хвою, плеснул сверху бензином и щелкнул зажигалкой. Огненный вихрь разобрался с сучьями и очень быстро взялся за поленья, постреливая в ночной воздух длинными искрами. Темнота постепенно отступила на дальние позиции – к лесу. Кулек, не зная чем бы себя занять, попытался еще подбросить веток в огонь, но эту попытку жестко пресек Семенов. Хватит, мол, и так уже огня достаточно. И словно в подтверждение его слов, Кайрат вскочил на ноги, поднял лицо к небу и затянул неожиданно низко:
   – Хэ-э-эй-я-аа хэ-э-эй-аас ой-йа ой-йха!
   Потом он несколько раз с силой ударил колотушкой в бубен и замер, словно дожидаясь, пока его песня долетит до неба. Олег непроизвольно поднял глаза вверх и отступил на несколько шагов. Именно в эту минуту где-то на далекой орбите разворачивала свои излучатели боевая спутниковая система «Тарантул», нацеливая их на маленький пятачок сибирской тайги. Паша, конечно, обещал сфокусировать луч, чтобы электромагнитное поле никого из присутствующих не зацепило, но все же Олегу не хотелось проверять воздействие излучателей новейшего спутника на себе…
* * *
   Когда Кайрат несчетное количество раз обошел вокруг костра, звеня колокольчиками и напевая что-то неразборчивое, Олег почувствовал, как в животе стала разрастаться холодящая пустота. На какой-то миг ему даже страшновато стало. Властным выражением состарившегося лица, скупой пластикой движений, неожиданно тяжелой походкой шаман совсем не походил на молодого оренбургского актера Кайрата Абилева. Олег не сразу и сообразил, что произошло, когда шаман вдруг захрипел, крепко прижал к груди бубен и рухнул лицом в песок как подрубленное дерево. Да и никто, собственно, не успел сообразить. Почти целую минуту над кустовой провисела ватная тишина. И только всполошившаяся ночная птица вывела Олега из странного оцепенения.
   Он попытался перевернуть шамана вверх лицом, но вялое тело никак не поддавалось.
   – Да помогите же мне, мать вашу! – закричал Олег. – Он не дышит!
   Первым подскочил Семенов. За ним Кулек.
   Глаза Кайрата были закрыты, а лицо перекошено гримасой. Но в этот момент не растерялся Семенов. Одной рукой он ухватил шамана за запястье, а второй почти профессионально оттянул веко. После чего облегченно произнес:
   – Без паники, жив ваш покоритель Нижнего Мира.
   – Точно? – не сразу поверил Олег. – А почему не дышит?
   – Дышит, – успокоительно проворчал Семенов. – Только тихо. И пульс есть, хотя и слабый… Врач нужен…
   Семенов отошел в сторонку, и что-то забормотал в свою рацию. Почти сразу завелась и с ревом унеслась в ночь «Газель».
   – Я Мишу за нашим лекарем отправил, – пояснил Семенов, заметив, каким взглядом Олег провожал машину. – Знал бы, сразу его с собой захватил. Может, у вашего шамана эпилепсия?
   – Да откуда же я могу знать?! – пробормотал Олег и взглянул на Кулька. Тот сразу сжался.
   Пока ждали помощи, Олег не отходил от Кайрата ни на шаг. А руку постоянно держал на запястье, считая пульс. Кулек, не зная чем помочь, громко вздыхал и ходил кругами. Семенов хмурился и периодически посматривал на часы. Заслышав шум приближающейся машины, все трое облегченно вздохнули.
   Впрочем, врач тоже ничего определенного сказать не смог. Лишь подтвердил, что сердечный ритм хоть и слабый, но ровный.
   – Вероятнее всего обморок. А теперь у него, похоже, очень глубокий сон. Вы от меня чего хотите? Могу только дать нашатырь. А анамнез без клиники – это нереально. Нужно хотя бы томографию сделать. И не мешало бы узнать, бывали ли у него такие обмороки раньше…
   – Значит, тащим вашего шамана в «Газель», – принял решение Семенов. – А на месте уже разберемся. В худшем случае, завтра на «вертушке» отправим его в Туру, в районную больницу.
   От запаха нашатыря Кайрат очнулся сразу. Ничего не понимающим взглядом посмотрел на врача. Хотел что-то сказать, но Олег с Кульком быстро схватили его с двух сторон под руки и помогли подняться. До машины Кайрат добирался уже вполне самостоятельно. Правда, как только он оказался в своей кровати, то уснул опять. Когда ушел врач, Олег отправил отдыхать и Кулька. А сам пристроился с книгой под настольной лампой. Спать ему расхотелось. Правда, усталость все же взяла свое. Вроде бы только на секунду закрыл глаза, а когда открыл, через шторы уже пробивалось солнце.
   Кайрат сидел с ногами на кровати, завернувшись в одеяло, и прижимал к груди бубен. Олег отдернул штору, посмотрел в окно, с кряхтением поднялся со стула. Позвоночник громко хрустнул.
   – Олег Викторович, нам надо поговорить…
   – Поговори, – с улыбкой разрешил Олег и потянулся. – Только не хлопайся больше в обморок. На какую тему базар будет?
   – Только не думайте, что у меня планка упала… Я это… Первый раз я тоже думал, что мне почудилось. Но несколько раз подряд не могло… Я не знаю, что мы сделали, но он сказал, что мы нарушили договор. Был у него договор с людьми, а мы нарушили…
   – Что еще за бред? – искренне удивился Олег. – Какой договор? Кто нарушил? Кто тебе сказал? Ты можешь говорить понятнее?
   Кайрат отрицательно замотал головой, еще крепче прижимая к себе бубен.
   – Не можешь понятнее, тогда рассказывай хотя бы по порядку, – мягко попросил Олег. – Он – это кто? И о каком договоре вообще идет речь?
   – У него много имен. Хара Эдзен, Даин Дерхе. Еще какие-то есть, я просто не запомнил все. И про договор я тоже толком ничего не понял. Он твердит постоянно, что мы его нарушили…
   Олег опять почувствовал тот же пугающий холодок пустоты. Только теперь эта пустота была не в животе, а растекалась по всей спине…
   – И где ты повстречался с этим Даин Дерхе?
   – Трудно объяснить, – Кайрат смутился. – Он и нигде, и всегда рядом. Вы мне не верите?
   – Понимаешь, Даин Дерхе в мифологии степняков – это дух, который живет в Нижнем мире и охраняет земные недра. Довольно трудно в такое поверить…
   Олег постарался изобразить на лице улыбку, но она вышла не слишком ободряющей.
   – Еще он говорил, что мы все умрем…
   – Понятное дело, – кивнул Олег. – Все люди смертны.
   – Нет, он говорил, мы умрем очень скоро. За то, что нарушили договор… Вы правда не думаете, у меня крышу снесло?
   – Не думаю. – Олег опустил взгляд и вздохнул. – Просто ты устал. Отдохнешь, и все само пройдет. Главное, не грузись. Вспоминай про гонорар. Со вчерашнего дня – это пятьдесят тысяч американских рублей. Вот и напряги мозги, как их все потратить. Это не простое дело. У тебя есть девушка?
   – Нет, – неохотно признался Кайрат.
   – Значит, скоро появится, – успокоил его Олег. – Девушки – они такие. Деньги сразу чувствуют…
   Кайрат заметил, что Олег собирается уходить, и поинтересовался:
   – Вы далеко?
   – Скоро вернусь, – пообещал Олег. – А вы пока с Кульковым пообщайтесь. Только ничего ему не рассказывай про этого Даин Дерхе. Договорились?
   – Не надо Кулькова. Мне и с бубном не страшно. Только вы сами далеко не уходите, Олег Викторович. И от леса старайтесь держаться подальше…
   Семенова Олег нашел в операторской. Дебет скважин рос. К утру объем добычи увеличился почти вдвое и упорно не хотел останавливаться. За процессом наблюдали почти все, кто был свободен от вахты. Но сам Олег отчего-то не смог в полной мере насладиться триумфом. Хотя пластиковый стаканчик с шампанским взял и честно пригубил.
   – Я же вам говорил: если Алдын возьмется, то у вас будет нефть, – не удержался Олег от шпильки в адрес Семенова.
   Тот развел руками и участливо поинтересовался:
   – Как он, кстати, ваш шаман? Сегодня «вертушка» свободна. Если нужно, отправим в Туру.
   – В Туру? – Олег задумался. – Пожалуй, это хорошая мысль… А мы можем сейчас отойти в более тихое место. Нужно уточнить пару вопросов…
   Кабинет Семенова снова был завален бумагами. Еще сильнее, чем в прошлый раз. Какие-то распечатки лежали даже на стульях. Перед тем, как присесть, Олег аккуратно переложил их на край стола.
   – Что-то мне лицо ваше сегодня не нравится, – рассмеялся Семенов.
   – Мне оно и самому не нравится, – признался Олег. – Никак не могу вспомнить, кто здесь вел разведку в 1969 году, когда было открыто Сизое. Не напомните?
   – Омский филиал Новосибирскнефтегазгеологии.
   – А как фамилия геолога, кто непосредственно открыл месторождение?
   Семенов поднял глаза к потолку.
   – Вообще-то, главным геологом управления был тогда, если не ошибаюсь, Александр Данилович Петренко. Он руководил бурением поисковых скважин. Сначала было Ситзое, а потом Игл-Яхское, Туманное, Речное, Восточно-Крапивинское. А вам это зачем?
   – Не отвлекайтесь, – попросил Олег. – Расскажите мне про Петренко. Это что, тот самый, который сейчас академик? Это его институту вы заказывали проект уточнения предварительной оценки Сизого? Он и экспертное заключение давал, когда стал снижаться дебет скважин?
   – Тот самый, да… – Семенов почувствовал, что вопросы Олег задает не из праздного любопытства. – Только я не понимаю…
   – Сергей Сергеевич, не отвлекайтесь от темы. Если Сизое было открыто в 1969 году, то почему его разработка началась тридцать лет спустя?
   – По многим причинам, как я думаю. Хотя, если говорить реально, в то время уже отрыли Самотлор. А это сотни богатейших месторождений буквально в пятистах километрах севернее. Видимо, в Госплане решили, что разработку здешних запасов нефти вести не так рентабельно. Для них была сделана предварительная оценка, а потом все поисковые скважины геологи законсервировали.
   – А сейчас?
   – Сейчас условия изменились. Не геологические, естественно, а экономические.
   – Так, так… – Олег побарабанил пальцами по крышке стола. – Во всем, значит, виноват Госплан…
   – У вас какие-то проблемы возникли?
   – Надеюсь, что нет. Просто собираю информацию… А ваш вертолет можно вызвать прямо сейчас? Хотелось бы уже сегодня оказаться в Омске.
   – Можно, но «вертушка» будет на Сизом через пару часов, не раньше…
   – Нас устроит, – кивнул Олег. – Спасибо за понимание. Я пошел собираться. И последняя просьба: напишите мне на бумажке название того института, который возглавляет сейчас академик Петренко. Боюсь забыть…
   На обратной дороге Олег разбудил Кулька, потом заглянул в комнату к Кайрату. Тот так и замер в одной позе.
   – Я скоро, – пообещал Олег. – Только еще один звонок сделаю.
   Илья на том конце ответил сразу и облегченно выдохнул:
   – Наконец-то. Ты куда пропал? Как мама?
   – Не волнуйся, мама собрала вещи. – У Олега совершенно вылетело из головы, что нужно было позвонить сразу. Видимо, Илья так и просидел всю ночь у телефона.
   – Папа мне уже всю плешку проел…
   – Передай папе, что в его возрасте нужно беречь нервы, – проворчал Олег. – Мы скоро будем дома. А теперь бери бумагу, ручку и записывай фамилию: Петренко Александр Данилович. Возглавляет НИИ нефтегазгеологоразведки Сибирского отделения РАН. Записал? Только не перебивай и ничего не спрашивай. Эта контора находится в Новосибирске. Мне срочно нужен мобильный телефон этого человека. Как найдешь, сразу позвони…
   Минуты шли. Мысли все больше путались. В голове Олега, как в тигле, медленно перемешивались и ничего не понимающий, но очень напуганный Кайрат Абилев, и Павел Львович Герц, который в своей Москве досматривает сейчас третий сон, и Илья, и вся прошлая жизнь Олега с множеством маленьких радостей и больших огорчений. Трубку Олег отодвинул в самый дальний угол стола. И на часы старался не смотреть. Он и так знал, что Илья сделает все возможное. И даже невозможное…
   Сигнал вызова раздался на двадцать второй минуте. Ничего неожиданного Олег не услышал. Илья лишь подтвердил его догадки. Академик слыл большим любителем «дикого» отдыха, лодок и таежных рек, что для геолога неудивительно, впрочем. И надо же такому случиться, что неделю назад директор института взял отпуск и отправился с тремя друзьями в Томскую область, чтобы спуститься вниз по речке Шишка. Так что в данный момент мобильный Петренко Александра Даниловича, увы, недоступен…
   – А спутниковый? – на всякий случай спросил Олег. – Такие люди никогда не уезжают без аппарата. Не поверю, что с ними вообще нет связи.
   – Это вторая часть моего сообщения, – пояснил Илья. – Телефон есть. И номер я узнал, хотя это было очень трудно. Сам понимаешь – академик. Вот только на связь с Большой землей эти сплавщики не выходили со вчерашнего дня. Родные и близкие, с которыми он созванивался каждый день по два раза, уже начинают сильно беспокоиться. Они оповестили все руководство института, и если к вечеру академик не отзовется, будут бить тревогу. Но ты запиши номер на всякий случай…
   Олег послушно нацарапал обломанным карандашом цепочку цифр, продиктованную Ильей, но он уже знал, что этот номер ему не понадобится. Звонить на него бесполезно. Академик не ответит…
   – А что хоть случилось? – не выдержал Илья.
   – Не по телефону, – жестко отрезал Олег. – Кстати, ты за грибами не собирался на днях?
   – Собирался, – подтвердил Илья несколько удивленно. – На завтра поездку планировал. Такие белые пошли – чисто звери. Грузовиками люди привозят…
   – Ни в коем случае, – предупредил Олег. – Дождись меня. Понял? Подтверди, что понял. Код: «красный». Из города – ни ногой!
   – Понял, – сказал Илья после недолгого молчания. – Код: «красный»…
   Оставшийся час все просидели в комнате Кайрата. Было душно. Они почти не разговаривали. О чем думал Кайрат, догадаться было трудно. А Олег перебирал мысленно все странные совпадения последнего года. Хотел позвонить Герцу, но не смог себя пересилить. Воспоминания о заработанных пяти миллионах если и всплывали, то на периферии сознания. Больше всех мучился Кулек. Он вообще ничего не понимал и все время пытался сбежать к бильярдному столу, но Олег каждый раз усаживал его на место тяжелым взглядом. «Нет, так нет», – бормотал Кулек, падал обратно на стул и опять отворачивался к окну. Он первым и увидел МИ-8, заходящий на посадку над промыслом…
   – Подъем, – скомандовал Олег.
   Из жилого блока они выходили по очереди. Впереди Кайрат с бубном. Последним – Олег.
   Вертолет нетерпеливо подпрыгивал, готовый оторваться от земли по первому сигналу и нещадно гнул воздушной волной кроны чахлых берез. И только в этот момент Олег сообразил, что посадочная площадка находится слишком близко к лесу.
   – Быстро, быстро, – начал торопить он всех, отплевываясь от колючего ветра, перемешанного с песком.
   На краю бетонного пятачка нарисовался Семенов в своей неизменной сине-желтой каске, и Олег успел крикнуть:
   – Увидимся, Сергей Сергеевич!
   Семенов взмахнул в ответ рукой.
   С грохотом закрылся люк. Рокот вращающихся лопастей перешел в свист. Возле бетонного пятачка взметнулись песчаные смерчики. Железная машина клюнула носом и стала тяжело набирать высоту. Олег проводил взглядом удаляющийся факел и тут вспомнил, что забыл в комнате свои темные очки. Но мысль о потере сразу ушла на задний план. Олег понял, наконец, что именно его смутило во время посадки. Слишком длинные тени были у деревьев. Неправдоподобно длинные. В такой час тени никак не могли дотянуться до вертолета…
   Олег с подозрением вслушался в звук вращающегося ротора. Потом заглянул в приоткрытую дверь кабины пилотов и подергал за ногу Кулька. Тот открыл глаза и насупился в ожидании очередного подвоха.
   – Странное дело, Кульков, но мне никогда не хватало времени поговорить с тобой по душам, – посетовал Олег. – Вот скажи, ты истинно верующий?
   – Ну, – смутился Кулек. – Верующий…
   – Тогда помолись за нас, Кульков. Хорошо помолись. Прямо сейчас. Очень тебя прошу…
Чтение онлайн



1 2 3 [4]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация