А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последнее прости" (страница 7)

   Глава 12

   Игорь приехал в редакцию, шел по коридорам, пожимал всем руки, шутил, улыбался… Никому бы в голову не пришло, что сердце его дрожит, как будто в него стреляли, что он на самом деле не способен ни на чем сосредоточиться: отвечает на вопросы и говорит на автопилоте. Он вошел в свой кабинет, растерянно оглянулся по сторонам, затем зачем-то закрыл дверь на ключ. Он не знал, сколько времени простоял рядом со своим столом, опустив руки, беспомощно расслабив плечи. Он видел себя со стороны и пугался. Крупный, серьезный мужик, который не знает, в какую щель забиться, чтобы раны зализать. Ну, есть у него эти раны. Их жизнь с Катей никогда не была безоблачной. Она очень чувствительна, ранима, он вспыльчив, в запале не выбирает слов… Ссоры возникали периодически. Просто сейчас дело не в самом факте ссоры. Они лишь пунктирно обозначили свою проблему. Всего лишь слегка коснулись больного места. Настолько больного, что он не мог об этом думать, прятался от этой мысли, заваливал ее работой и прочей ерундой. Да, сейчас вся его жизнь за пределами отношений с Катей кажется ему ерундой. Ничего не весит по сравнению с этой тяжестью. Неужели это несчастье случилось на самом деле? У Кати другой мужчина? Такое возможно? У них с Катей была общая «фишка»: Игорь очень ревнив, он постоянно что-то придумывает, а Катя – верная и порядочная. И оба они об этом знают. Но сколько можно морочить голову самому себе. Он все почувствовал сегодня рядом с ней. Он все понял. И этот звонок. И ее голос. Как встревоженно, озабоченно и, главное, интимно звучал ее голос…
   Игорь рванулся с места, открыл дверь, почти влетел в кабинет приятеля – ответственного секретаря – Дмитрия Орлова.
   – Привет, – улыбнулся тот, скосив глаз от монитора. – Приехал? Потом расскажешь. А лучше сразу пиши. Слушай, я фигею от этой Крымкиной. Послали ее брать интервью у нового мэра. Суть в том, что он пришел бороться с коррупцией, созданной предыдущим. Он всех оставил, чуть местами поменял. Она его спрашивает: «Ваша внутренняя задача, ваша политическая миссия на этом историческом этапе – какие они?» Он ей говорит: с коррупцией покончить, блин. Ты что, не поняла, мол, дура? Она опять: «Сегодня произошла отставка прежнего правительства, но мы видим в новом те же лица – это сознательный шаг доверия или первый шаг поэтапного движения?» Он говорит: мы так с коррупцией покончим, блин…
   – Дима, ты мне эту галиматью до конца перескажешь? Ты считаешь, что я шедевр Крымкиной сам не могу вообразить? Я к чему. А не послать ли нам все к такой-то бабушке на пару часиков… Ну, поправить настроение надо. Знаешь, Москва меня встретила такой унылой порой, перестроиться трудно, не работается. Может, я того, в магазин? Ты прервешься?
   – Нет. Ни за что! Ты с ума сошел! Номер надо сдавать.
   – Да куда он денется, твой номер. Сядем вдвоем, поднажмем, Крымкину на первую полосу, портрет мэра на три колонки. Кстати, кого назначили?
   – Ты чего, правда, не знаешь? Счастливый человек. Слушай, а если действительно – ты в магазин? Зачах я тут без тебя. У главного то ли климакс, то ли осеннее обострение, зарплату по-хамски урезали… Точно. Иди на задание. Деньги есть?
   – Конечно.
   …Номер они делали весело, только журналист может смеяться до упаду от того, что получается, если два заголовка прочитать вместе. Если постараться, чтобы вышло что-то совсем нелепое или неприличное. Они старались. Сидели допоздна. Уже все ушли из редакции, когда они решили, что поработали здорово. Дима закрыл дверь, они пошли к машине Игоря, рассказывая другу другу новости, перебивая, не дослушивая, теряя нить…
   – Слушай, ты как, ничего? – посмотрел Дмитрий на друга, у которого, блестели глаза, движения были далеко не точными, короче, выглядел Игорь здорово пьяным.
   – Ничего хорошего, конечно, – рассмеялся Игорь. – Но куда-то доедем. Куда, кстати, поедем?
   – Я думал, к тебе, – удивился Дима. – У меня дома даже хлеба нет, а тебе Катя, наверное, даже что-то сварила.
   – Нет, – нахмурился Игорь. – К тебе поедем. По дороге купим пожрать.
   Он резко рванул с места, было достаточно поздно, пробки рассосались. Они продолжили начатый в редакции треп. Вдруг их обогнал мотоциклист в шлеме. Метнулся прямо перед носом машины и помчался обгонять следующую.
   – Ах ты, паршивец! – Игорь завелся. – Слушай, вот догоню его, по ушам прокачусь.
   Он поехал быстрее, потом скорость так подскочила, что Дима, взглянув на спидометр, схватил друга за локоть.
   – Ты это брось. Что за дела! Мы сейчас вмажемся в кого-нибудь. Ты свихнулся: за рокером гоняться?
   – Подожди, – пробормотал Игорь, ему казалось, что он просто сядет на хвост парнишке, так и было, тот вильнул, метнулся налево… Игорь не вписался в поворот. Они врубились в бетонный забор стройки…
* * *
   – Сережа, я тебя разбудила? – голос Кати ничего хорошего не сулил.
   – Ну, это стало доброй традицией. Шесть утра, самое время поболтать. Докладывай быстро: что еще случилось?
   – Сережа, извини, но происходят ужасные вещи. Во-первых, отравили сына Олега. Во-вторых, Игорь попал в аварию, он в больнице.
   – По правде говоря, начинать тебе следовало со второго. Что с ним? Он в реанимации?
   – Нет. В хирургии. Мне недавно оттуда позвонили, я туда поеду. Я не поняла, ты что, знаешь про сына Олега?
   – Да, конечно. Он сам мне позвонил. Дело заведено. Катя, с аварией Игоря нужно тоже разбираться. Вы все попали в круг беды. Кто-то за кем-то охотится, а понять пока ничего не возможно. Я к девяти подъеду к Славе, узнаем подробности аварии, ты звони из больницы. Или я тебе. Будь на связи, поняла?
   – Да.
   – Еще один совет. Веди себя правильно. Ну, как тебе объяснить…
   – Прямо скажи.
   – В общем, занимайся здоровьем мужа. Давай пока ничего ни с чем не связывать.
   – Нет, ты не это хотел сказать.
   – Ну, подозреваемая ты. Как любовница Олега. В том, что произошло с его женой и сыном.
   – Ты что, так шутишь?
   – Да нет! Просто все у нас кондово. И, несмотря на это, подозрения часто оказываются оправданными. Вы с Олегом заинтересованы в том, чтобы вам никто не мешал. Это мотив. Только не надо мне рассказывать, что вы никого не хотели убивать и тем более не убивали. Это совершенно другая история. Я про тебя, допустим, все знаю… Правда, то, что вы любовники, узнал не от тебя. Но это так?
   – Да.
   – Понятно. И тут еще Игорь. В общем, все выяснится, будь уверена, постарайся не сильно нервничать. Я с тобой.
   Слава посмотрел на Сергея, который ждал его у кабинета, как на призрака.
   – Мы что, договаривались встретиться?
   – Нет. Муж Кати в больнице, попал в аварию. Ты вроде чего-то подобного ожидал? Давай проверять.
   – Ну, ни фига себе. Мне очень жаль, конечно, но я собой горжусь. Экстрасенс, елки-палки. А с другой стороны – чтой-то все у них как по нотам.
   – У кого «у них»? Слава! Проснись и пой. Открывай кабинет и звони.
   Через двадцать минут Слава утомленно откинулся на спинку стула.
   – Хотел по дороге пива купить. Почему-то воздержался. Видимо, предчувствие было, что день начнется с тяжелой работы. Говорить с дэпээсниками и людьми в белых или каких там сейчас халатах – это горы нервных клеток загубить.
   – Предчувствие насчет пива было не напрасным. Я тоже так думаю. А как насчет Игоря?
   – Ну, как. Может, это с чем-то и связано, то есть наверняка. Но… Был довольно сильно нажрамшись наш журналист. С ним в машине ехал еще один, ответственный секретарь его газеты – Орлов. Игорь Смирнов, муж Кати, погнался за каким-то рокером. В общем, врубился в бетонный забор. Оба в больнице, состояние не критичное. Жить будут. Как – вот в чем вопрос?
   – Эй, ты про что?
   – Про то, что кровь из этого Игоря нужно срочно брать на экспертизу. К Александру Васильевичу. Допрашивать гонщиков придется с пристрастием. С кем пили, где? Ты не считаешь, что им могли чего-то подмешать? Ну, это ж надо так с катушек слететь – по московской дороге на машине за рокером гоняться. В пьяном виде.
   – Я согласен насчет экспертизы и допроса… Я вот за твоей мыслью слежу. Ты уверен, что Катя или Олег им что-то подмешали? Но они никак не могли с ними пить. Нигде. Мужики с работы возвращались, я полагаю.
   – Я ни в чем не уверен. Просто помню случай, когда жена выпила утром дома чашку кофе с большой дозой транквилизатора, подсыпанного мужем, села за руль и попала в аварию. В том эпизоде с концами.
   – Так они вечером ехали, после работы! Какой кофе с утра?
   – А вдруг опять недостаточная доза?

   Глава 13

   Молодая женщина, броско и вульгарно одетая – много лака, блестящих пряжек, резких цветовых сочетаний: оранжевый, синий, белый, – вышла из супермаркета, толкая перед собой тележку с пакетами, остановилась, проверила содержимое бумажника и направилась к машине – серебристой «Тойоте Лэнд Крузер». Загрузила покупки в багажник, небрежно оттолкнула в сторону тележку, села за руль. Долго ждала, нетерпеливо покусывая губы. Выехать со стоянки было невозможно. Наконец место освободилось, женщина выехала, стала лавировать между другими машинами, постоянно оглядываясь по сторонам, временами раздраженно бормоча ругательства. Вроде выбралась. Она рванула вперед… И на мгновение просто ослепла от удара, грохота, вдруг наступившей тишины. Когда она с трудом открыла дверцу и вышла из машины, ей стало по-настоящему плохо. Нос ее «Тойоты» смял заднюю часть новенького черного «Мерседеса». Вокруг мгновенно образовалась толпа. Женщина стояла в полном смятении, ловила обрывочные фразы: «А где водитель «мерса»?» – «В магазине, наверное. Ну, попала дамочка серьезно». – «Да, попадос не хилый». Охранник стоянки уже звонил, машина ДПС приехала быстро. Женщина достала права. Щуплый инспектор долго их изучал. Она хрипло сказала:
   – Мне нужно в школу за ребенком.
   – Позвоните кому-нибудь, Светлана Петровна Крюкова, – бесцветно произнес он, не отрывая глаз от удостоверения.
   – Мне некому звонить.
   – Что значит, некому. Позвоните ребенку в школу. Нам надо свою работу делать.
   – Это долго?
   – Сейчас найдут водителя поврежденного транспортного средства, потом будем ждать экспертов, решать… В смысле – долго.
   Светлана отошла в сторону, достала телефон, позвонила.
   – Рита, это я. Слушай, у меня тут возникла проблема небольшая. Или большая. В общем, я не могу за тобой заехать. Ты добирайся на троллейбусе, ладно? Или пешком прогуляйся. Только такси не бери, слышишь? Ни в коем случае. Потом все расскажу. Давай, пока. Поешь дома.
   Охранник подошел к инспектору:
   – Я не могу владельца этой тачки найти. Может, он в «Седьмой континент» через дорогу перешел? Не нашел у нас…
   Подъехала машина с экспертами, ходили, рассматривали, заглядывали в тонированные стекла «Мерседеса». Один из них вдруг встревоженно что-то произнес, все сгрудились, потом Светлане сказали:
   – Садитесь за руль, дайте задний ход.
   Она чуть отогнала свою машину, дальше начался кошмар. Все забегали, принесли лом, стали взламывать смятую дверцу «Мерседеса», потом звонить, «Скорую» она увидела как в тумане. У нее не было сил приблизиться и заглянуть за сломанную дверь машины. К ней подошел инспектор, который проверял ее права.
   – Плохо дело. Очень плохо. Ребенок там был. В общем, он мертв.
   Когда Светлана увидела маленькое тельце в руках врача «Скорой», ее с силой оттолкнул со своего пути бегущий коренастый мужчина. Он подлетел к врачу, склонился над ребенком, коснулся лица, безжизненной ручки и взревел:
   – Нет!!! Где эта падла! Убью!!!
   И тут же с безумной надеждой схватил за руку другого врача:
   – Но вы попробуете что-то сделать? Скажите да! Я заплачу. Я сколько угодно заплачу. Ее можно спасти? Я спрашиваю! Вы что, глухие?
   – Нельзя, – тихо сказала ему на ухо девушка с чемоданчиком «Скорой» в руке. – Девочка умерла мгновенно. Мы пробовали запустить сердечко… Простите. Мне очень жаль.
* * *
   Юля с утра договорилась с Николаем, что они в ее перерыв встретятся на обычном месте в парке, потом пойдут куда-нибудь пообедать. Или просто купят бутербродов с колой и в парке же перекусят. Как тогда, во время свиданий. Она пришла раньше, нервно ходила, поглядывая на часы. Коля задерживался. Неожиданно к Юле подошел незнакомый человек в старомодной шляпе и с бородкой.
   – Прошу прощения, девушка, это, конечно, бестактно с моей стороны. Но вы не знаете, с тем парнем, с которым подрался второй ваш ухажер, – с ним все в порядке?
   – Я не понимаю, почему вы меня об этом спрашиваете. Я совсем не знаю того парня. Тогда произошло недоразумение. Мой жених, то есть муж, ошибся. Больше я того типа не видела.
   – Вот и я тоже не видел. Дело в том, что мы с ним часто встречались в этом парке. Он знает, что я здесь продаю редкие книги, принимаю заказы. Он ко мне приходил, кое-что заказал. Я никогда не беру ничьи телефоны. У меня даже нет мобильного… Я подумал, может, вы знаете. Он тогда уехал на такси, ну, сами помните, в каком состоянии. И вот я много дней его здесь ищу… Ну, раз вы не в курсе… Еще раз прошу прощения.
   Юля растерянно посмотрела ему вслед. Вспомнила слова Николая: «Ничего не могло случиться. Я боксер мирового уровня…» А если все-таки случилось? Она стала лихорадочно вспоминать. Парень настойчиво спрашивал ее номер телефона. Она отказывалась его дать, потом спросила зачем. Он рассмеялся: «Да ни за чем. Просто я болтун большой. Иногда очень хочется кому-нибудь эсэмэснуть… А чего вы боитесь? Если буду навязчивым, вы внесете мой номер в «черный список», и нет проблем». Она сказала телефон.
   – О! – обрадовался он. – У меня как раз приступ мобильной коммуникабельности. Я вам пишу, чего же боле… – Он что-то напечатал, в кармане Юли раздался звонок входящего сообщения, она хотела его прочитать, но тут увидела Николая….
   Юля не знала номера того парня, имени, но она очень редко удаляла сообщения, ей почти никто не писал. Коля всегда звонил. Юля достала телефон, стала проверять старые входящие sms. Вот, наверное. «Я так же беден, как природа, и так же прост, как небеса, и призрачна моя свобода, как птиц полночных голоса». Это Мандельштам, я Валера. А вы кто?» Она хотела позвонить по этому телефону, но тут же передумала. Потом. Не хватало еще, чтобы Коля увидел, что она кому-то звонит.
   Он опоздал на полчаса, увидев ее, не ускорил шага. Он шел как-то тяжело, неохотно. Юля улыбнулась, но лицо Коли осталось хмурым.
   – Что-то случилось? – взволнованно спросила она.
   – Да так, всякие проблемы. Не обращай внимания. Я опоздал, у тебя осталось мало времени. Давай вон там съедим по гамбургеру, может, выпьем кофе или воды какой-то.
   Они молча дошли до маленького открытого кафе, Коля купил два гамбургера, две чашки кофе, бутылку колы. Пару кусков проглотил, положил на тарелку, кофе выпил залпом, он явно хотел побыстрее уйти. Юле есть давно расхотелось. Еще меньше хотелось расспрашивать мужа о чем-либо. Когда он такой, это бесполезно. Он может что-то рассказать, только когда сам захочет. Они молча дошли до его машины, он довез Юлю до банка, где она работала секретаршей, высадил и сразу уехал. Он даже не поцеловал ее на прощание.
   У Юли было плохое настроение до конца рабочего дня. Она пару раз подумала, что надо позвонить этому Валере, но не хотелось ни с кем говорить. Ушла пораньше, сразу поехала домой. Мечтала, чтобы Коля оказался дома. Открывая дверь своим ключом, услышала его голос:
   – Я сказал тебе: так получилось. Это беда. Ну, подумай, где можно взять деньги. У кого я могу занять такую сумму?
   – Какую сумму? – ровным голосом спросила мать.
   – Большую. Скорее всего, очень большую.
   – Ты что говоришь? Кто нам даст большие деньги? Под что?
   – Под проценты хотя бы.
   – И чем ты собираешься отдавать?
   – Ну, ты, в общем, знаешь, чем я собираюсь отдавать.
   – Господи, о чем ты думаешь? О том, чего нет?
   – Мама, ситуация безвыходная. Свету вообще посадить могут. Там моя дочь.
   – Когда ты покупал ей машину за полмиллиона, надо было думать, что она на ней может влететь в какую угодно беду. У нее мозги бешеные.
   – Слушай, не надо. Нормальные у нее мозги, ты вообще ее видела хоть три раза за все эти годы? Ты велела – не надо жениться, я не женился. Я сказал, что дочь не оставлю, – и не оставил.
   – Юля, – подняла голову Лидия. – И давно ты там стоишь, слушаешь нас?
   – Не хотела вас перебивать. Что это было, Коля?
   – Дочка у него есть на стороне, – ответила за сына Лидия. – Мамашка ее сегодня чужую машину разбила и убила чужого ребенка. Вот сынок и пришел ко мне деньги просить, чтоб эту убийцу не посадили. Он думает, я миллионы под полом прячу.
   – Ты знаешь, что я думаю, – Коля вскочил, с силой оттолкнул стул и вылетел из комнаты.
   Юля почувствовала, что у нее немеют ноги и руки.
   – Да ладно, дочка, – искоса взглянула на нее Лидия. – Ты прям вся позеленела. Ну, что необычного. Взрослый мужик. Пыталась одна его подловить. Родила. Он не женился, она из него деньги продолжает качать. Типа на ребенка. А сейчас больших бед натворила. При чем тут мы, если подумать… Пусть расхлебывает сама.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация