А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последнее прости" (страница 13)

   Он сел рядом, погладил ее плечо. Она вдруг сильно потянула его за руку, прижалась, стала искать губами его губы.
   – Ну, что ты, – он нежно и спокойно пригладил ее волосы и укрыл одеялом. – Ты перенервничала. Засыпай. Я здесь.
   – Я хочу, чтобы ты лег со мной рядом, – напряженно и упрямо произнесла она.
   – Надюша, милая, нам это, честное слово, ни к чему. Ты стала мне родной за эти годы. Ты очень мне дорога, сама знаешь. Ну, в общем, ближе некуда… Как-то так. Все. Спим.
   Он вернулся на свое ложе, поворочался, вздыхая расстроенно. Он мог бы ее осчастливить. Двадцать лет это знал. Иногда… такая мысль даже приходила ему в голову. И вот сейчас они на одном пятачке. Мужчина и женщина. Одинокие, здоровые, никому, по сути, не нужные… Но это просто исключено. Он как заговоренный… Окутанный Катиными густыми ресницами. Олег с облегчением улетел в глубокий тяжелый сон – избавление от мыслей. Надя не смогла даже заплакать. Такая ночь… Она пройдет и унесет с собой иллюзии стольких лет ее жизни.

   Глава 24

   Катя вернулась из ванной, вошла в спальню, села у туалетного столика. Она медленно расчесала волосы, наложила легкий крем под глазами. Игорь лежал на своей части кровати с открытыми глазами, не читал, не смотрел телевизор и почему-то молчал. Он просто молчал, но в их новых отношениях любая пауза была напряженной. А Катя не могла придумать, что бы такого легкого сказать прежде, чем она ляжет рядом с ним. Это привычное и приятное действие – конец дневных и вечерних забот, возвращение друг к другу – превратилось в самое тяжкое испытание. Катя чувствовала, что он внимательно, почти фанатично следит за каждым ее жестом, ловит выражение лица, прислушивается к интонациям. Он ищет симптомы неискренности. А когда их так сосредоточенно ищут, то обязательно находят. По очень простой причине. Эта обстановка, мягко говоря, раскованности не способствует. Нужно быстро преодолеть расстояние до кровати, выключить лампу и сделать вид, что до смерти хочется спать.
   Лампу выключить Катя не успела. Игорь задержал ее руку.
   – Ты знаешь, – сказал он небрежным тоном, который совсем не вязался с его пристальным, недобрым взглядом, – любовник наш тут звонил. Со мной почему-то не захотел общаться.
   – Какой еще любовник? – в полном смятении спросила Катя. – Ты о чем?
   – Ну, мой, конечно. Не твой же. Я только не понял, почему по твоему телефону и зачем трубку бросил на мой голос.
   У Кати бешено колотилось сердце, она чувствовала дрожь в руках. Что случилось? Зачем Олег позвонил в такое время? Он же знает, что Игорь дома. Как говорить с Игорем? Что делать, когда он становится таким жестоким, отстраненным, ничего не желающим понимать…
   – Игорь, я не знаю, почему звонил Олег, если ты его имеешь в виду.
   – Звонил он, а что – я еще кого-то должен иметь в виду? Может, он у нас не единственный?
   Катя побледнела.
   – Ты не смеешь меня оскорблять. Давай лучше прекратим этот разговор. Я, пожалуй, пойду спать в гостиную.
   Она схватила подушку, одеяло, выбежала из спальни, бросила все на диван и села сверху, закрыв лицо руками. То, что произошло дальше, показалось ей плохим сном. Игорь влетел в гостиную, поднял ее за плечи, поставил и злобно прокричал в лицо:
   – Как ты здорово придумала! Ты у нас обиженная. Ты можешь спокойно послать теперь мужа, от которого тебя воротит. Я же виноват перед этим нежным и беззащитным созданием: я посмел ей доложить, что ее любовник звонит среди ночи. Да ты просто…
   – Кто я? – Катю всю трясло.
   – Ты не знаешь? Ну, ты же девочка-отличница. Тебе еще никто не говорил, что ты такая же тварь, бл…дь и предательница, как все остальные бабенки, слабые на передок…
   Катя даже не подозревала, что может ударить кого-то по лицу. Но Игоря она ударила несколько раз, пока он не сжал больно ее руки, а затем выбежал из комнаты. Она сидела, сжавшись в комок, в ней все дрожало, она с ужасом прислушивалась к звукам на кухне. Он был там. Затем она услышала, что он возвращается к ней. Господи! Так и есть. Он напился там за короткое время и, кажется, сильно. Его лицо было красным, Катя чувствовала сильный запах алкоголя.
   – Иди спать, – проговорила она. – Я устала.
   – Серьезно? Ты переутомилась? Мужиков слишком много или тяжело мужа по морде бить?
   – Я прошу: уходи.
   – Не понял. Я у себя дома вроде. Куда мне уходить и с какой стати?
   – Уйди в другую комнату, я сказала, – Катя сама не заметила, что уже кричит. – Я не могу с тобой сейчас находиться.
   – Ты мне режим решила установить? Сейчас могу с тобой находиться, через пять минут – не могу находиться. А с кем ты в данный момент хочешь находиться?
   Катя вскочила и попыталась пробежать мимо Игоря, она испытывала настоящий страх. В таком агрессивном состоянии она его еще не видела. Он схватил ее грубо, Катя попыталась вырваться, но он швырнул ее на диван.
   – Лежи здесь, – сказал он. – Сейчас вернусь. Я не договорил.
   Она с тоской прислушивалась к шуму на кухне, звяканью бутылки о стакан. Потом опять шаги по коридору, более тяжелые и менее уверенные. Катя бросилась к двери и на пороге столкнулась с Игорем.
   – Куда ты?
   – Пусти, мне нужно выйти.
   – А я считаю, тебе не следует отсюда выходить. Я же сказал: мы не договорили. – Его речь была уже не очень внятной.
   Катя изо всех сил попыталась его оттолкнуть, но он больно схватил ее за руки и заломил их за спину. Ей казалось, что он сошел с ума, или это она сходит с ума. Она вывернулась, оставив в его руках свой халат, бросилась бежать по коридору. Он догнал ее и схватил за волосы. Она почувствовала страшную ярость. Как он смеет так с ней обращаться! Катя впилась ногтями в его руки, а когда он вскрикнул от боли и отпустил ее, метнулась в кухню. Он медленно и мрачно пошел на нее.
   – Оставь меня в покое, пьяный подонок, – крикнула она, оглядевшись в отчаянии. Отсюда бежать некуда.
   – Как ты сказала? – он криво улыбнулся и неожиданно, наверное, для самого себя сильно ударил ее по лицу тыльной стороной ладони. Катя на мгновение ослепла. Ей хотелось опуститься на пол, но она боялась, что он просто убьет ее. Он убьет ее! Эта мысль вонзилась в мозг, Катя в отчаянии оглянулась… И схватила со стола разделочный нож, купленный недавно. Игорь посмотрел на нее недоуменно, потом пьяно и делано захохотал.
   – Ты зарезать меня собралась? Катюша моя дорогая. Так в чем же дело? Что же тебя останавливает? Вот он я – перед тобой, опротивевший до смерти муж. Ножики ты прикупила. Ну, и зарежь меня, на х…
   Он подошел к ней совсем близко, дохнул в лицо алкоголем, глаза у него были блестящие, чужие, страшные.
   – Дай мне пройти, – тихо сказала она.
   – Не дам, – с готовностью ответил он. – Пробивайся с боем. Борись за свое счастье. А то ведь я сам могу взять эти ножи, поехать по известному нам с тобой адресу, да и выпустить кишки твоему возлюбленному Олегу. И я это сделаю, поняла?
   Катя поняла. Ее всю обдало горячей волной… Потом она не могла вспомнить, как именно это случилось. Через мгновение она смотрела, как по его предплечью течет струйка алой крови, подняла взгляд на его лицо: оно стало смертельно бледным, на нем страдальчески горели карие глаза… Это был кошмар, которого быть просто не могло. Нож упал на пол у ног Кати, она бессильно прислонилась к стене.
   – Ты хотела меня убить, Катя, – тихо и совершенно трезво произнес Игорь. – Ты понимаешь? Ты хотела меня убить!
   – Нет, – еле проговорила она. – Конечно, нет. Просто я не смогла это все терпеть… Я не знаю, как это случилось.
   Он смотрел на нее взглядом человека, под ногами которого разверзлась земля, на которого падает небо. Потом вышел из кухни, шаркая ногами, словно старик. Катя опустилась на табуретку и сжала руки коленями. Она слышала, как стучат ее зубы. Ей казалось, что она так сидит уже целую ночь, а может, и сутки… Вдруг прислушалась: в прихожей раздался какой-то шум. Она вышла и увидела, что Игорь – в джинсах и свитере – надевает куртку.
   – Куда ты идешь? – спросила она.
   – Иду, – не повернулся он.
   – Не нужно, не уходи. Давай подождем до утра, успокоимся, нам надо вместе справиться с этим ужасом.
   – Вместе? – он повернулся и посмотрел ей в глаза. – Вместе нам уже ничего не надо. Все, что я могу для тебя сделать, – это уйти, оставить в покое. За что ты, собственно, и боролась с оружием в руках.
   – Я просто испугалась… Мне казалось, ты меня убьешь…
   – Понятно, тебе казалось, что я убью, мне казалось, что ты убьешь…. Родительный, дательный, какой там еще… Мы дошли до ручки, Катя. Вот. Я кладу сюда свои ключи. Чтоб ты ничего не боялась.
   Он направился к входной двери, она бросилась за ним, придержала за рукав.
   – Игорь, сейчас не надо уходить. Так ничего не решают. Куда ты пойдешь? Что ты ночью будешь делать?
   – Решают именно так, – улыбнулся он. – Не знаю, куда пойду. Ну, какие проблемы. Что буду делать? Жить без тебя. Ждать смерти.
   Когда он захлопнул за собой дверь, Катя потеряла сознание.
* * *
   Игорь стоял посреди темного двора, совершенно выпав из действительности. Он быстро протрезвел. Сознание отказывалось принимать то, что произошло между ними. С ним. С Катей… Она никогда не простит. Он… он не знает, сможет ли вернуться. И сможет ли уйти. Игорь беспомощно огляделся вокруг. Странно, двор засыпан снегом. Когда это случилось? Как давно он ничего не замечает из-за этой нескончаемой муки в душе? Как долго ее можно терпеть… Он закурил, подошел к детской площадке, присел на теннисный стол. Сосредоточенно, нахмурив брови, стал подробно вспоминать этот вечер… Самый ужасный вечер своей семейной жизни. Когда он сказал про звонок Олега, то сразу увидел, как Катя испугалась. И он, по правде, немного играл свирепого ревнивца. Он хотел вывести ее из себя, чтобы получить важную для себя информацию. Узнать, как все-таки обстоят дела. В спокойной обстановке об этом точно не узнаешь. А потом все вышло из-под контроля. Она была такой встревоженной, ранимой, трепетной и… храброй, она так защищала от него то, что он хотел узнать… Он на самом деле испытал безумную ревность, побежал за помощью к бутылке, впал в бешенство. Но, даже бросая ключи от квартиры, хлопая дверью, он был уверен, что походит часок вокруг дома и вернется. Позвонит, скажет: «Прости меня», они опять окажутся в своем замкнутом мире на двоих. И утром все станет не таким уж серьезным. Но именно сейчас, когда его голова остыла, стало совершенно очевидным, что вернуться невозможно. Эти Катины огромные глаза, в которых было столько ужаса, отвращения, ненависти… Этот дурацкий нож. Он, Игорь, показался Кате настолько опасным, что она, как могла, защищала от него свою жизнь. Ну, как ему жить с этим сознанием: его любимая Катя подумала в какой-то момент, что он ей враг! Стоп. Прокручиваем назад. Нет, он не ей угрожал. Она бросилась на него с ножом после его глупой угрозы Олегу. Вот кого она защищала от него. То есть, можно сказать, затея удалась. Важная для него информация получена. Вот таким образом. А теперь что? Самая светлая мысль – надраться окончательно, по-свински, и сдохнуть в какой-нибудь канаве, не трезвея. Как выпивоха со стажем Игорь понимал, что это задача не из легких. Многие десятилетиями подобным образом, в муках, пытаются «легко уйти».
   Так, идея номер один, как всегда, Дима Орлов. Пыльная холостяцкая квартира, грязные чашки, пепел между тарелок и разговоры до утра, собеседники ведут монологи параллельно. Умудряясь по ходу поругаться и утром не вспомнить, по какому поводу. Нет, только не это. Предпочтительнее канава и благородное одиночество. Но… но нет совсем сил подняться и тащить куда-то это одиночество. Оно же не дает вздохнуть! Вернуться домой? Не получится. Легче не дышать. Так… Игорь вспомнил. Ирина! То, что надо. И не собутыльник, и не баба в прямом смысле слова. Он толком ее и не запомнил. Помнит впечатление: необычный, сильный, сдержанный человек с тайными страстями. Перед ним вдруг возникла картинка, как кадр из фильма: светлая теплая комната, накрытый стол, женщина напротив… Он не видит ее в целом, только взгляд: прямой, внимательный, то ироничный, то печальный, то суровый и затуманенный. Да. Это то, что нужно. Вот только он не помнит адреса, не знает телефона. Но телефон должен остаться у него, она ведь ему звонила в больницу. Игорь стал листать список всех принятых вызовов, вот, его последний день в больнице. Незнакомый номер, наверняка ее. Нажал вызов.
   …Ирина открыла ему дверь сразу, окинула внимательным быстрым взглядом на пороге.
   – Проходи.
   – Ничего, что…
   – Нормально. Поесть, выпить хочешь?
   – Можно попробовать, – улыбнулся он.
   Минут через пятнадцать тот кадр, что мелькнул в снежном дворе, повторился. Светлая, теплая комната, накрытый стол, женщина напротив…
   – Ир, – рассмеялся он. – Если тебе нужно, ну, как водится при допросе, лампу в глаза – ты не стесняйся.
   – Такой юмор, да? Я здорово смахиваю на старого чекиста? Не-а. Мне лампу не надо. Я и так вижу, что все в твоей жизни кувырком, и среди ночи ты сорвался из дома, от своей Кати не потому, что сильно захотел со мной чаю попить. Ну, или чего-то еще. Извини, звонок, отвечу.
   – Да, Олег. Что-то случилось? Ну, утром приеду в контору, как всегда. Почему не нужно? Слушай, давай говори все… Ну, хотя бы часть. Так. Кое-что понятно, конечно. Ты думаешь, они тебя могут искать.
   – Собственно, я хочу, чтобы они меня в офисе нашли. А тебе там появляться не стоит. Договорились?
   – Да нет. У меня есть дела. Олег, они могут прийти не завтра, а через неделю, мы же не можем работу бросить. И потом – не поняла, чем я могу помешать им.
   – Ты им точно помешаешь. Им все мешают, как ты не понимаешь. Они будут требовать деньги.
   – А что ты?
   – А я не знаю.
   – Так, может, я вам что-то подскажу. Короче, не сходи с ума. Я приеду. Одному в такой истории нельзя выкрутиться. Давай, пока. У меня тут… Ну, знакомые пришли.
   Когда Ирина закурила, у нее подрагивали пальцы. Она забыла об Игоре напрочь.
   – Эй, – напомнил он о себе. – Ничего, что я все еще здесь сижу?
   – Ничего.
   – Ты знаешь, это даже не смешно, то, что он тебе сейчас позвонил. Смешно то, что на этот раз не я ответил.
   – А. Значит, вот что случилось. Он звонил Кате… Если тебя это успокоит, могу предположить: он хотел предупредить ее об опасности. Меня вот предупредил. Во вторую, точнее, не знаю, в какую очередь.
   – Что за опасность?
   – Бандиты на него вышли.
   – При чем здесь Катя?
   – Ну, она совсем ни при чем. Это ему кажется, что она при всем. Вот такая история.
   Игорю вдруг послышался стон из соседней комнаты. Ирина вскочила.
   – Извини, побудь тут… Мне нужно укол делать.
   – У тебя кто-то есть?
   – Да, родственница приехала, заболела. Инсульт у нее.
   – Господи, мне уйти?
   – Посиди, я скоро.
   Игорь сидел один за столом, накрытом на двоих, часа два. Ему хорошо и почти безболезненно думалось. Никуда не надо было спешить. Никто не должен был ему врать. И… он не чувствовал себя здесь лишним.
   Ирина вернулась усталая, с темными кругами под глазами. Упала на стул. Хрипло сказала:
   – Одна мечта: полчаса провала. Смотри, уже светает.
   – Ну, ты меня извини, честное слово. Надо было мне сказать по телефону.
   – Ты совершенно мне не помешал. У меня такое вот ночное дежурство. Спать не получается.
   – Ну, ты еще успеешь. Я поеду.
   – Оставайся, если хочешь, на диване.
   – Да нет, я домой поеду. Тоже… нужно два часа провала.
   Он быстро вышел в прихожую, оделся, повернулся. Она смотрела на него серьезно, прямо.
   – Ты можешь остаться не на диване.
   – Да? Спасибо. Знаешь, не та ситуация. Незачем усложнять.
   – И то правда.
   Игорь сел в машину и тяжело задумался. Вот он приедет, разбудит Катю, посмотрит ей в глаза… А там… Мало ли что там. Он выехал со двора и поехал в редакцию. В его кабинете диван почти такой, как у Ирины.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация