А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последнее прости" (страница 12)

   Глава 22

   Стас лежал на диване, пил пиво из бутылки, смотрел телевизор. Он не слышал звонка. Когда Аня пропустила в комнату Олега, не сразу повернул голову.
   – Здравствуй, Стасик, – Олег подошел и убрал звук телевизора. – Вот пришел узнать, как дела у тебя.
   – Нормуль. Я еще на больничном.
   – А пиво тебе можно?
   – Я что, ходил спрашивать?
   – Понятно. Питаешься нормально? Я к тому, что врачи велели: есть полноценно.
   – Да что вы говорите? – с подвизгом вмешалась Аня. – А мы с мамой решили голодом его заморить. Думали это полезно.
   – Аня, – терпеливо попросил Олег. – Ты не могла бы оставить нас с сыном минут на пятнадцать? Ну, поговорить я с ним хочу. Потом и с тобой могу побеседовать.
   – Очень мне надо, – буркнула Аня и вышла, хлопнув дверью.
   Стас посмотрел ей вслед и повернулся к отцу.
   – Слышь, а она психованная, точно. То нормально все, то клинит ее.
   – Ну, и что ты решил? – Олег подсел к сыну на диван, притянул его к себе за плечи, прижался щекой к его щеке. Вроде взрослый мужик – двадцать лет, – а вместо щетины что-то вроде пуха. «Стасик инфантильнее своих сверстников», – говорила Мила, когда еще могла говорить. После этого сын вымахал в здоровенного парнягу, но остался инфантильным. Это его качество Олег воспринимал остро, до боли в сердце. Он ему казался очень беспомощным. Является ли он таким на самом деле? – Ты что придумал: неужели тут жить собираешься? Домой не хочешь?
   – А не знаю. Дома лучше вроде, но и здесь ничего. Только достают они обе меня сильно. Просто мозг выедают.
   – Жениться заставляют?
   – Ага.
   – Ну, и что ты решил?
   – Вот иногда думаю: ни за что. Лучше сдохну. А другой раз, ну, вроде все хорошо, может, жениться, а потом развестись в случае чего?
   – Это ты неважно придумал. Жениться, чтобы развестись в случае чего. А ей это не покажется тем самым случаем. И она не даст развод. Да и вообще: что это за постановка вопроса. Женятся с целью жизнь прожить с человеком. Как говорят, в горе и радости…
   – Вот это мне точно не надо, – решительно заявил Стас. – Особенно «в горе». Это как ты, что ли?
   – То есть ты знаешь, как этого избежать?
   – Ага. Соскочить раньше.
   Олегу было больно, грустно и смешно одновременно. Он ничего не понимает, его сын. Ему ничего неизвестно о любви. Он сделал свои выводы из их жизни, трагедии с Милой. Он вообще способен на привязанность? Олег не ответил бы себе на этот вопрос с уверенностью. Он встал, подошел к окну, долго молчал. Потом ровно произнес:
   – Я прожил двадцать лет с родным для меня человеком. С преданной и верной женщиной. Она стала матерью моего сына. Когда она заболела, то сама стала моим ребенком. Мне было трудно, но я всегда радовался тому, что она рядом. Всегда, понял? Если хочешь соскочить до того, как Ане понадобится твоя помощь, соскакивай прямо сейчас. Не надо портить никому жизнь. Себе в том числе. Я сейчас подумал о том, что если со мной что-то случится… Черт. Надо постараться тоже соскочить. Подальше от тебя. Чтоб не доставить неудовольствия. Пошел я, сынок.
   – Не, па, ну ты че. Да я не в том смысле. Я про Аньку конкретно. Ну, она ж – головная боль.
   – Понятно. Извини, ты сам не туда полез. Домой возвращайся. Я жду. Пока.
   В прихожей они стояли обе рядом и с торжественными лицами смотрели на Олега. Аня и Вера. Явно приготовили какие-то слова. Со Стасом им трудно, на Олега надежда у них, видно, осталась.
   – Олег Витальевич, – произнесла Вера. – А с нами вы не хотите поговорить?
   – Да хочу, конечно, – улыбнулся Олег, – просто времени нет совсем. Забежал на минутку – посмотреть на Стасика. Спасибо вам за то, что ухаживаете за ним.
   – Нет, ну, пару слов могли бы нам сказать.
   – Вера, вы о чем? Если о женитьбе Стаса на Ане, то мое слово тут – не решающее. Что я могу сказать? Если любят, пусть женятся, не любят – не стоит. Анечка, вы это вместе со Стасом решите, а мне и твоей маме сообщите, ладно? Я побежал. Спокойной ночи.
   Вера и Аня какое-то время стояли молча после того, как за Олегом закрылась дверь, потом одновременно посмотрели друг на друга, и Аня выдохнула: «Не, ну козел точно».
   – Да уж, – с горячностью поддержала ее Вера. – Я с его Стасом не могу договориться, чтобы он ванну после себя мыл, не говоря об унитазе. А тут…
   – А вот мне интересно, – голос Стаса раздался как раз от двери туалета. – Вы меня жениться заставляете, потому что вам самим лень ванну мыть с унитазом?
* * *
   Надежда сушила волосы феном, когда раздался звонок в дверь. Она выключила фен, потрясла головой, чтоб волосы легли пушистой волной, за минуту сняла старенький фланелевый халатик, накинула красивый темно-синий атласный, бросилась открывать. Она никогда не спрашивала «кто?», не смотрела в глазок. Двадцать лет она бросалась на каждый звонок в надежде, что это Олег. Иногда это действительно был он…
   – Вы, наверное, ошиблись, – Надя удивленно смотрела на двух незнакомых мужчин. – Вам кого?
   – Нам – вас. – Один из незнакомцев легонько отодвинул ее от порога, и они оба оказались в прихожей. Входную дверь за собой захлопнули.
   – Вы кто такие? – испуганно спросила Надя.
   – Мы, конечно, можем и представиться, и паспорта показать, только вам это ни к чему, – развязно сказал невысокий парень с мутными глазами на бледном лице. – У нас просто небольшой вопрос. Вы отвечаете – мы уходим.
   – Я вас первый раз вижу: какие ко мне могут быть вопросы?
   – Знакомый к вам вчера заезжал. Николай. Зачем, не скажете?
   – С какой стати? И вообще он мне даже и не знакомый. Просто родственник знакомого.
   – Ну, вот теперь давайте подробнее. Чей родственник, почему именно к вам приехал, чего хотел. – Мутноглазый уже развалился в кресле, второй – высокий, с непропорционально длинными руками остался стоять у двери.
   – А зачем вам это знать? – Надя старалась говорить спокойно, но сердце ее колотилось так, что ей казалось, они слышат этот стук.
   – Надо, – рявкнул высокий.
   – Спокойно, Вася, – ласковым голосом произнес сидящий. – Я объясню. Девушка, вас, кажется, Надеждой зовут – так вот, Надя. У нас свои проблемы, нужна информация по одному делу. Ну, что мы вам сейчас будем все рассказывать? Это мужские дела. Бизнес, так сказать. Нам надо знать, по какому поводу к вам обратился Николай. Ну, партнер это наш. Шефа нашего. А партнеров все немножко контролируют. Это ясно?
   – Нет. Мне ничего не ясно, я ничего вам рассказывать не собираюсь. Уходите. Я в милицию позвоню.
   – А ты звони, – высокий протянул ей трубку радиотелефона, Надя судорожно сжала ее в руке, он спокойно выдернул телефонный кабель. – Позвонила? Теперь мобилу давай. Тоже позвонишь.
   – У меня нет мобильника, – Надя не понимала, почему она не теряет сознание.
   – Тогда не отнимай у нас время, – встал с кресла бледный парень.
   – Гарик, – обратился к нему высокий. – Может, я ей помогу?
   – Ну, видишь, Надя, – Гарик взял ее за руку. – Тебе это нужно? Насилие, боль. Он у нас нервный, агрессивный. Мы же можем нормально поговорить. Тут делов-то на пять минут. Ответила – и свободна. Мы уходим. Что за проблемы?
   – Он не говорил ни о каком бизнесе. У него просто неприятности… в семье.
   – Так. Дальше.
   – Его жена – бывшая – она в ДТП попала. Ну, она виновница. Коля хочет у кого-то денег занять, чтобы выплатить компенсацию.
   – Очень разумно. А у тебя что, есть сбережения?
   – У меня нет денег. Он думал, может, я кого-то ему посоветую…
   – Посоветовала?
   – Нет… Я не знаю. У меня нет никого такого…
   – Слушай, ты. – Надя вдруг оказалась прижатой к стене. Гарик холодной ладонью обхватил ее шею. – Ты долго тут дурочку из себя строить будешь? Ты, говоришь, его не знаешь толком. Он родственник твоего знакомого. Не про этого знакомого был разговор?
   – Нет, – Надя это уже прошептала. – При чем здесь он? Николай на всякий случай ко мне зашел. Он, наверное, и к другим приходил…
   – Так, достала. – Высокий Вася встал рядом с приятелем и больно схватил Надю за волосы. – Говори, сука. Что за знакомый, имя, где живет, работает.
   – Я не скажу, – Надя прошелестела это застывшими губами и тут же перестала видеть и слышать после сильного удара по лицу.
   – Слушай, придурок, ты это кончай, – свирепо зашипел Гарик. – Ты ж ее прикончить мог. Как ту, помнишь? Мокруху на нас повесил. Включи свои мозги на минуту. Мобилу ищи, понял?
   Гарик толкнул Надю в кресло, вошел в ванную, набрал в ковшик холодной воды, плеснул ей в лицо. Вася выворачивал ее карманы и сумки.
   – На, – он протянул Гарику мобильный телефон, – мобилы у нее нет! Так бы и вмазал…
   – Да пошел ты, – отмахнулся Гарик и начал нажимать кнопки телефона. – О, просто-то как! Один знакомый и есть у нее в контактах. Других мужиков не вижу. Олегом зовут твоего знакомого? Ладно, продолжай лежать в обмороке. Я забью сейчас себе его телефончики. Так, на всякий случай. А то с тобой я уже замучился говорить.
   Он бросил телефон Наде на колени, и они ушли, хлопнув дверью.

   Глава 23

   Катя стояла перед кухонным столом и задумчиво смотрела на большой кусок телятины. Она решила приготовить Игорю полноценный ужин. Купила мясо, картошку, овощи. Она вообще-то уже несколько дней готовит завтраки, обеды, ужины. Он, конечно, ест, но не так, чтобы в восторге. То ли аппетита все еще нет, то ли не так она готовит, то ли ему просто тошно жить рядом с ней. Из истории, в которую они нечаянно влетели, выхода нет… Так, что же делать с этим мясом… Игорь любит хорошо прожаренное, крупными кусочками. Катя достала нож, начала резать… Нет, это невозможно. Опять она забыла зайти в хозяйственный и купить пару нормальных ножей. Этим даже яблоко не разрежешь. А ведь еще нужно картошку чистить. Ну, и зачем она все это затеяла? В холодильнике стоит кастрюля с целой вареной курицей. Творог с рынка, чего-то еще она натащила, сама не помнит, чего. Если бы у него было хорошее настроение, он бы, наверное, остроумно шутил по этому поводу. Виноватая и глупая жена кормит мужа на убой, чтобы тот больше ни о чем не мог думать… Над кем-то Игорь, конечно, с удовольствием бы пошутил… Над ними – даже у него не получится. А она вообще чувствует себя полной идиоткой. Каким бредом полна голова! На какой «убой», где она этого нахваталась? Катя взяла разделочную доску с мясом и решительно сунула ее в холодильник. Пошла в комнату, постояла перед компьютером, но не стала его включать: о работе по-прежнему не могло быть и речи. Включила телевизор, пробежалась по каналам. Боже мой! Хоронят Беллу Ахмадуллину! Она умерла? Катя несколько дней не слушала новости. Какая печаль, какая потеря. Самый хрустальный голос русской поэзии… Так считала Катя, сейчас ей показалось это символичным, роковым событием ее жизни. Как будто есть какая-то связь. Ее, Катина, жизнь звенит осколками, она тяжело и неловко пытается с этим справиться… А женщина – мелодия, которая так ей нравилась, в эти дни просто вздохнула и покинула землю… Покинула землю. Катя потрясла головой, чтобы освободиться от двух окончательных слов, после которых дышать стало совсем трудно.
   В дверь позвонили, Катя вздрогнула: Игорь ключи, что ли, забыл? Побежала открывать. С изумлением уставилась на двух сладко улыбающихся пареньков. Какую-то ерунду они несут. Распродажи, презентации, подарки. Вроде бы Кате они подарки принесли с какого-то перепугу.
   – То есть вы хотите сказать, что все эти вещи вы почему-то решили подарить мне?
   – Да. Наша фирма ОСЭ дарит подарки особо культурным гражданам. Чтобы они рассказывали своим знакомым о нашей фирме и подарках. Вы не разрешите войти?
   – Да нет. Спасибо. Но подарите это кому-нибудь другому. Я просто не буду ничего рассказывать знакомым, понимаете?
   Но они уже торчали на пороге, мешая закрыть дверь.
   – Это не так важно – рассказывать, – тараторили они дуэтом. – Важно, чтобы вам понравилось. Может, отзыв оставите на нашем сайте.
   – Еще чего не хватало. Нет, ребята, извините, мне некогда, сейчас муж придет, нужно ужин готовить.
   – Ужин? – в унисон обрадовались они. – Так пустите нас хотя бы в кухню, наши подарки как раз помогут вам приготовить ужин.
   – Ладно, заходите, – Катя устала сопротивляться.
   На кухне они резво вытащили какие-то коробки и дипломат.
   – Вот, – гордо сказал один, открывая дипломат. – Это набор швейцарских ножей и приборы. Всего двадцать предметов. Тридцать лет гарантии! Не нужно точить.
   – Смешно, – улыбнулась Катя. – У меня как раз вышел из строя последний нож.
   – Вы посмотрите, здесь не только ножи. Вот, например, ножницы для разрезания птицы. У вас, случайно, нет курицы?
   – Есть! Совершенно случайно, – Катя уже чувствовала что-то вроде азарта.
   – Давайте.
   Они вдохновенно разрезали на кусочки Катину курицу. Затем всучили ей яркую книжку кулинарных рецептов: «Здесь вы выберете то, что понравится вашему мужу». Дальше Катя уже механически отмечала какой-то массажер, светильник…
   – Извините, ваши подарки не кончились? Мне действительно некогда.
   – Да, – охотно сказали ребята, которые казались ей сиамскими близнецами. – Мы желаем вам удачи в использовании наших товаров.
   – Спасибо. До свидания, – сказала Катя.
   – Тут дело вот в чем, – замялся один парнишка. – Все это вместе, особенно ножи, стоит тридцать шесть тысяч. Но фирма вам дарит все за пять девятьсот девяносто девять.
   – То есть фирма мне все это дарит за шесть тысяч. И зачем вы мне так долго голову морочили? Ножницы свои об мою курицу пачкали?
   – Ну, да. В том-то и дело. Что для таких товаров – это сущая ерунда.
   – Это не ерунда, – строго сказала Катя. – Это называется развод. Но вам повезло: мне очень нужен нож.
   Она вышла в кабинет, достала из ящика стола шесть тысяч, вернулась и сунула их в одну из двух потных протянутых рук.
   – Все. Пока.
   – Спасибо вам большое… А вы не возьмете у нас еще книжку рецептов? За пятьсот рублей? Мы хотели бы с девушкой в кино сходить.
   – Мне не нужны ваши подарки в двух экземплярах. Уложитесь с девушкой в то, что я уже дала.
   Она закрыла за ними дверь, пожала плечами, улыбнулась. Получается, ужин готовить придется. Да еще по книге.
   – Как вкусно пахнет, – Катя так увлеклась стряпней, что даже не услышала, что Игорь пришел. – А что это за коробки?
   – Это подарки, – Катя рассказала всю историю в лицах.
   Игорь от души смеялся.
   – Я думаю, об этих ребятах из фирмы ОСЭ не читала только ты. Поскольку ты вообще газет не читаешь. Чукча не читатель, чукча – писатель. В общем, лохов они ищут, и сегодня им повезло.
   – Я не понимаю. Смотри, какой шикарный дипломат, ножи, вилки, все прочее. Швейцарское.
   – Не-а, – Игорь внимательно посмотрел товары. – Набор немецкий, неплохой, но стоит от силы тысячи полторы. Массажер китайский, светильник – вообще не светильник.
   – Ну, я не знаю. Ты мне все испортил.
   – Да нет, что ты. Тебя даже не так уж сильно обули… Если тебе все это нужно, пусть будет. Просто есть один способ общения с подобными дельцами. «Мы вам принесли подарок»… Берешь, говоришь «спасибо». И захлопываешь перед ними дверь.
   – Очень остроумно. Тем не менее благодаря этим волхвам я, кажется, приготовила что-то невероятное.
   – Да я сразу понял. С площадки, по запаху. Бегу руки мыть.
   Но он не побежал мыть руки. Он стоял и смотрел на Катю печальными карими глазами. «Только бы ничего не говорил», – подумала она.
   – Как было бы хорошо, – сказал он, – если бы… Если бы все стало, как раньше.
   …Ночью Катя, изнывая рядом с ним от одиночества и тоски, прижалась к его спине. «Нужно спать, Катя», – сказал совсем не сонным голосом Игорь и не повернулся к ней.
* * *
   Олег, не дожидаясь лифта, взлетел по лестнице на пятый этаж, позвонил в дверь Надежды. Ему долго не открывали. Он стал стучать в нее кулаком. Наконец, раздался слабый голос: «Сейчас». Дверь открылась, Олег в ужасе уставился на бледное Надино лицо с огромным кровоподтеком под глазом. Она попыталась виновато улыбнуться, но разрыдалась у него на груди. Он почти внес ее в квартиру.
   – Так. Я вызываю «Скорую» и милицию.
   – Подожди. Не нужно. Какая «Скорая»! Синяк под глазом. А милицию точно не надо.
   – Милицию просто необходимо вызвать, – решительно сказал Олег, доставая телефон. – И как можно скорее, пока они не очень далеко уехали.
   – Господи, Олежек. Ну, о чем ты говоришь? Конечно, они уже уехали далеко. А пока приедет милиция… Но не в этом дело. Я подумала, пока тебя ждала… В общем, нельзя заявлять. Тут такое… Пойдем на кухню, я тебе чаю дам… Расскажу все.
   – То есть ты хочешь сказать, что это не просто хулиганы? Не случайно? Не потому что ты дверь, не посмотрев, открыла?
   – Не просто.
   На кухне Олег усадил Надежду на диванчик, поднял ее лицо за подбородок, внимательно осмотрел.
   – Ты сиди, не дергайся. Я взгляну, что у тебя есть в аптечке… Я все сделаю. Чай горячий и сладкий тебе нужен. Может, капли какие-то успокоительные есть. Ты вообще вся синяя, холодная и трясешься.
   Через полчаса Надя, закутанная в теплый плед, с компрессом под глазом, полулежала на высоких подушках, жадно пила горячий и сладкий чай, розовела.
   – Тебе лучше? – с тревогой спросил Олег.
   – Мне хорошо, – шепнула она.
   – Рассказывать можешь?
   Надя начала с визита Николая, дальше в подробностях о том, что произошло этим вечером. Олег слушал, сжав зубы.
   – Черт побери! Действительно хуже не бывает.
   – Что ты думаешь об этом?
   – Он попал, подставил тебя…
   – А я тебя, да?
   – Да о чем ты. Они люди крутые. И так бы в его гениальных планах разобрались. Если бы ты не согласилась со мной поговорить, он бы позвонил мне или приехал. Прослушали бы его, выследили бы меня все равно.
   – Что же делать? Они теперь думают, что у тебя есть деньги, они же могут и домой приехать, на работу.
   – Не лежат у меня дома такие деньги. Никакие не лежат. Он решил, что я ради него из дела их выведу…
   – Так не ради него… Он боится за девочку.
   – Я понял. Повезло девочке: и с мамой, и с папой.
   – Что ты решил?
   – Я ничего не решал пока. Я знаю одно: шантажистам платить нельзя. Они выдоят нас всех, а потом сделают то, что собирались.
   – Господи боже мой. Ты думаешь, они на самом деле что-то сделают с ребенком?
   – Это бандиты… Подожди. – Олег набрал номер.
   – Стасик? Ты у Ани? Слушай, у меня к тебе просьба. Побудь у нее еще несколько дней. На улицу старайся не выходить. Дверь чужим не открывайте.
   – Я не понял. А чего случилось?
   – Потом объясню. Приеду завтра. Все будет в порядке. Я разберусь.
   – Па, ты разберись.
   Олег долго сидел и прокручивал в голове такое количество вариантов, что в конце концов мысли закручивались в безумной карусели. Самое главное заключалось в том – и он это отчетливо понимал, – что отморозки непредсказуемы. Никакая логика не поможет просчитать их поведение. Сердце Олега вдруг больно сжалось. Он подумало о Кате. Они будут искать рычаги воздействия на него… А это Стас и Катя. Он резко встал.
   – Я покурю на площадке.
   – Зачем? Кури здесь, мне нравится, когда ты куришь.
   – Да нет, тебе это сейчас ни к чему.
   Олег вышел на лестничную площадку, закурил и набрал Катин номер. Долго никто не отвечал, а потом ответил Игорь. Они какое-то время молчали, и Олег дал отбой. Западня.
   Он вернулся в квартиру, Надя позвала:
   – Олег, смотри, что у меня есть, – она держала в руке бутылку красного вина.
   – Это хорошо, – рассеянно сказал он. – Это то, что сейчас нужно.
   Он достал два бокала с полки, налил вина, сел на диванчик рядом с Надей. Она глотнула, вздохнула глубоко и выпила до дна.
   – Я подумала, – робко сказала она, – может, ты останешься? Стас у Ани… Ну, мне страшно немного.
   – Конечно, – просто ответил Олег.
   Она постелила ему на диване, сама вышла на кухню и опять села в уголке.
   – Слушай, – сказал Олег, – ты что, из-за меня на этой птичьей кормушке решила спать? Ты давай иди на диван ложись. А раскладушка у тебя есть?
   – Нет, – растерянно ответила Надя.
   – Ну, матрас надувной, что ли…
   – Тоже нет. Зачем он мне.
   – Ну, дай какое-нибудь старое одеяло, подушку, можно и без нее, я на полу лягу.
   – Как это на полу…
   – Да очень просто. Покажи мне, где поискать, а сама быстро ложись. У тебя уже глаза слипаются.
   Олег достал с антресоли старое ватное одеяло, плед, маленькую вышитую подушку. Быстро соорудил себе на полу походное ложе и пошел в ванную. После душа вернулся тихонько в комнату, лег в темноте, устроился поудобнее. Бывало и гораздо хуже. Надо спать. Утро предстоит трудное.
   – Олег, – раздался с дивана шепот Нади. – Подойди, пожалуйста.
   Он вскочил, подошел к ней.
   – Что? Тебе плохо?
   – Нет, просто посиди немного со мной.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация