А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девять месяцев, или «Комедия женских положений»" (страница 21)

   Торговый представитель распинался, врачи вяло слушали, периодически задавая вопросы, вызывающие у плохонького оратора ступор. В общем, никудышный был представитель. В конце он, правда, сказал, что им в представительство вот этой самой такой заслуженной перед офтальмологией фирмы требуется, очень требуется человек с медицинским образованием. В идеале – врач-офтальмолог. Доктора презрительно попереглядывались – те ещё снобы. Чтобы врач – да в торгаши подался? Никогда! В общем, он оставит визитки, если вдруг вы, или ваши знакомые, или знакомые ваших знакомых... Добро пожаловать, будем рады! Совместительство? Увы и ах, полный рабочий день, постоянные командировки, знание компьютера, основных офисных программ, пользование электронной почтой и вообще Интернетом. Ну, разве что на испытательном сроке...
   Лариса Александровна, будь у неё своя жилплощадь и хоть какой-то доход, возможно, тоже бы наслаждалась врачебным снобизмом. Но поскольку обслуживание доверчиво протянутой распаренной ноги с применением тонких офтальмологических хирургических навыков было ещё дальше от её знаний и умений, то... Она позвонила и явилась на собеседование. Собеседовала с ней парочка молодых коней, явно свысока своих отглаженных офисных костюмчиков над ней издевавшихся. Как ей показалось. На самом деле они не издевались, просто Лариса Александровна в то время была очень далека от особенностей бессмысленности офисного языка. Они спрашивали её, к примеру, такое:

   – Каковы ваши цели и задачи в нашей фирме?
   – У меня нет никаких целей и задач в вашей фирме. Я хочу и умею работать, и мне нужны деньги. Это пока всё. А там посмотрим! – отвечала она этим идиотам.
   – Есть ли у вас связи в министерских кругах или какие-то другие личные ресурсы?
   – Ребята, я не знаю, к чему этот странный допрос, – отвечала Лариса, тогда почти ещё чистая душа. – Но вот тот попрыгун, что был в нашей больнице, сказал, что вам очень нужен человек с медицинским образованием, в идеале – офтальмолог. Перед вами требуемый идеал – сертифицированный офтальмолог. Вам нужен сотрудник? Вот она я. Не нужен – нечего комедию ломать, тратить своё и моё время. И должна предупредить – компьютером я владею постольку-поскольку, но раз уж и вы освоили эти премудрости, то, полагаю, и у меня это много времени не займёт. Итак, да – да. Нет – нет. – Лариса поднялась из мягкого кресла, целый ряд которых стоял вокруг красивого овального стола. Парни недоумённо переглянулись, пытаясь мысленно перевести эти такие простые и доходчивые русские слова на свой офисный язык и сформулировать для себя цели и задачи Ларисиной речи. Пока у них происходила перезагрузка, лишившая их на некоторое время вербальной функции, в кабинет вошёл подтянутый дядя и с сильным акцентом, ломано, но на человеческом языке заговорил:

   – Ларисса, я хер Такой-То, топ-менеджер представительство фирмы в Россия. Вы нам подойти!
   – Пичугина. Я врач-офтальмолог, но ваших двоих из ларца, одинаковых с лица, я уже предупредила, что с компьютером у меня пока не очень.
   – Я слышать! – сказал хер, чем очень удивил Ларису, действительно тогда очень далёкую от атмосферы, интерьеров и компьютеров офисного мира. И не обратившую внимания на четыре чёрные коробочки, развешенные под самым потолком по углам переговорной.
   – И во время испытательного срока я бы хотела совмещать работу у вас с работой в больнице. Если я вам не подойду, мне будет куда отступать! – напустилась на чистенького подтянутого немца Лариса, которой отступать было некуда.
   – Да, пож-жалуйста! – тщательно проговорил он. – Это разумно! Мне нравится ваш умный ход. Подход. Тем более что зар-работная плата испытательного срока мала. Пройдёмте ко мне в кабинет. Василий, – чопорно, но привычно обратился он к одному из горе-переговорщиков. – Прошу вас принесть нам с Лариса две чашка кофе, спас-сибо!

   Узнав в кабинете «главаря», что жалованье в первые два месяца – именно таковой продолжительности предполагался испытательный срок – «присс-корб-но мала» – триста долларов, Пичугина чуть не завопила от счастья. Да это же целое состояние! Можно найти пристойное жилище за сто пятьдесят (тогда ещё было можно), на пятьдесят питаться и стольник отправлять «твоим маме, Светке и Алёшке».
   Чем эта авантюра закончилась – вам уже известно. Кроме компьютера, освоенного во всех тонкостях, включая программы баз данных, в рекордно короткие сроки, Лариса за счёт фирмы получила права и авто, принадлежащее фирме, в личное пользование. До того на встречи её возил водитель. Зарплата её выросла во много раз. В разы... Она снимала квартирку, чистенькую, отремонтированную, в приличном районе, хорошо одевалась, отменно питалась, делала маникюры-педикюры-причёски, потому что общение с людьми предполагало пристойный внешний вид, демонстрацию ухоженности. Работала, как ломовая лошадь, и регулярно отсылала деньги маме и Светке. Алёшка оказался толковым парнем, несмотря на пиво и юношеские бунты, и к настоящему моменту уже заканчивал университет. У него всё было в порядке. Во время учёбы он работал – и даже успел жениться на потомственной горожанке. По любви, по любви, а не из-за прописки, поднимите забрало. Жениться и заделать жизнерадостного здорового карапуза. Светка хотела красивой жизни, но учиться не хотела. Потому работала всё в том же универмаге, где прежде посреди драповых пальто и резиновых сапог восседала их мать. Теперь интерьер и товар были значительно богаче и разнообразнее и Светку вполне своей красивостью удовлетворяли. В последнее время сестричка стала добрее и благостнее, как и положено любой беременной. Да-да, глупая Светка понесла неизвестно от кого и, кажется, далеко не отходя не то от кассы, не то от старой скамейки покосившегося бревенчатого дома. «Продолжатель династии! – беззлобно хохотали старшая сестра с младшим братом. – Прокормим!»
   Вам не кажется, что в общем и целом успешной истории о покорении Ларисой Александровной Пичугиной собственной судьбы и огней большого города чего-то не хватает? Вот и мне так показалось.
   Отпраздновав своё тридцатилетие в гордом одиночестве (не потому, что некого пригласить, а потому, что так уж ею и было запланировано), она поняла, что ей не хватает семьи. Своей семьи. Мужа и троих детей. Она достала из хорошей сумки брендированный фирменный ежедневник для «комсостава» и, открыв его на завтрашней страничке, написала:
...
   1. План на тридцать первый год: выйти замуж, родить первого ребёнка. Мальчика.
   2. Перспективный план: в течение последующих двух лет родить ещё двоих. Девочку и потом ещё одного мальчика.
   После чего, уверенно и спокойно чокнувшись с бутылкой дорогого шампанского, произнесла:
   – За вас, Лариса Александровна Орлова!

   С чего бы вдруг Пичугина назвала себя Орловой? С ума она, что ли, сошла? На неё это не похоже. К тому же раньше не сошла, теперь-то уж чего сходить? Или магия это офисная? Модный ныне... как его?.. ну, трусы на лампу вешать, чтобы на вас богатство обрушилось... Ранее ошибочно считали, что для этого надо хорошо соображать и много работать, а нынче доказано, что всё дело в трусах, надетых на лампу. Симорон, вот! «Симорон» это называется, а трусы надевать и прочее «колдунство» творить называется – «симоронить». Отложите эту книгу раскрытыми страницами вниз и срочно наденьте на лампу трусы! Свои, конечно же. Трусы мужа, даже если он у вас есть, не надо одевать на лампу. Во-первых, это не так пикантно, во-вторых, вы же хотите, чтобы богатство обрушилось на вас, а не на вашего мужа. Нет, нет и нет. Наша Лариса Александровна была для подобного слишком прагматична. Может, и не была бы, будь её дорога немного покомфортнее. Это ведь только при прочтении текста создаётся впечатление: «Veni, vidi, vici». Для тех же, кто понимает, какой тяжкий труд стоит между нищей девчонкой, пришедшей в офис на собеседование с двумя козлами, и тридцатилетней леди на топовой позиции, могущей обеспечить себе вполне достойное, по-настоящему средне классовое бытие, яснее ясного, что никаких «Пришёл, увидел, победил!» не было. Не бывает. И не будет. Полагаю, что и Цезарь, сообщая о победе над Фарнаком, сыном Митридата, при Целе в 47 году до Р. Х., лукаво кокетничал. А Лариса Пичугина – не Цезарь, а простая наша современница-соотечественница и вовсе не по кипарисовой аллее вприпрыжку неслась, овеваемая южным ветерком. А пёрла по бурелому далеко не самого человечного и уютного из мегаполисов. Так что если и была в ней прежде вера, что звуками шаманского бубна, магическими письменами или запусканием веночков на Ивана Купалу можно привлечь сокола ясноглазого или какого-нибудь редкого царя пернатых, занесённого в Красную книгу, то давно сплыла. Лариса Александровна Пичугина в силу выработавшейся за последние пять лет привычки просто записала пункты бизнес-плана, стратегическим направлением которого являлась разработка проекта «Олег Орлов».

   Олег не был олигархическим чиновником, подмигнувшим ей на одной из корпоративных вечеринок по случаю открытия новой больницы, стоившей государству тридцати с гаком миллионов евро. Конечно же, реальная стоимость больницы была куда ниже, но бумага всё стерпит, аудит всё съест, а что не съест – тем ни разу не подавится. Реставрация двухэтажного бревенчатого здания и приведение газона в божеский вид тоже не может стоить шесть миллионов долларов. Не может! Но стоит. Если бревенчатое здание именуется в официальных документах «домом-музеем» какого-нибудь великого русского писателя, например. А на что потом хатку в Сардинии купил министр не то строительства, не то культуры, не то культурного строительства – это народонаселению знать не обязательно, а то у народонаселения начнётся несварение желудка, и оно, народонаселение, перестанет с должным пиететом относиться... Нет, увы, не к министрам. А к памятникам.
   Вернёмся к Ларисе и Олегу. Ларисе не нужен был потёртый боевой конь с большими деньгами. Потому что она успела понять, что подобные товарищи, как правило, уже имеют жён, детей и кучу других проблем. И к тому же жадны, как Плюшкин. Её приятельница – из недавних – была замужем за очень богатым дядей, проживала в особняке, но когда речь зашла о необходимости срочной операции на сосудах глазного дна, дядя всё выбил бесплатно. Чуть ли не благотворительный фонд оплачивал его супруге всё лечение. Не говоря уже о том, что, помимо видимых миру тряпок и сумок, держал он супружницу в чёрном теле, при этом нимало не экономя на девицах «из сопровождения». Нет, спасибо, не надо. «Отработанный материал» эффективного менеджера мало интересует. Кроме того, Ларису, как человека, любившего подготовить любую презентацию, любое предложение и любое обоснование безупречно, интересовал такой немаловажный в данном случае аспект, как чувство (далее в договоре именуемое «Любовью»... Извините, автор не удержался от мелкого ехидства.).
   И вот три месяца назад, ровно за квартал до её тридцатилетия, в офис пришёл соискатель. Собеседовала с ним лично Лариса. Потому что прежних двух «говорящих пиджаков» – коммерческого директора и руководителя отдела комплексных проектов – уволила. Первого в связи с профнепригодностью и склонностью слишком часто и слишком уж нагло запускать руку в корпоративный карман, а второго – за ненадобностью. Уж что-что, а дельную спецификацию оборудования на какой угодно крупный офтальмологический центр – от операционных столов до последнего ватного шарика – и толковые ребята из субподрядчиков собьют с помощью сервисных инженеров и её лично, с учётом пожеланий главных врачей и владельцев. Головной офис дал ей полный карт-бланш на подобного рода решения на вверенной ей территории. Бухгалтер у неё была крепкая, да пара прочих человечков верных и дрессированных. Справлялись. Но всё-таки требовались ещё кадры разумные, многофункциональные. И ещё собеседовала Лариса Александровна лично, потому что была, в отличие от привыкшего всё делегировать немца, простой крестьянской бабой, мясо на рынке рассматривающей, обнюхивающей, трогающей, переворачивающей и покупающей самостоятельно.
   Но на заявленную вакансию приходило всё не то, не то и не то! Претенденты оттарабанивали свои уже прежде присланные резюме чуть ли не слово в слово, начиная с победы в трёхлетнем возрасте в конкурсе детского рисунка и заканчивая «опытом работы в крупном торговом представительстве». Или банке. Или салоне по продаже автомобилей. Вслед за этим, без пауз, они вываливали на Ларису, что честолюбивы, амбициозны, но умеют работать в команде, целей и задач у них – хоть попой жуй (они, конечно же, говорили не так, но именно так думала про себя Лариса во время их выступлений). Компьютер все знали на уровне программистов (опять же – со слов, позже оказывалось, что далеко не все даже папки умеют в почтовой программе создавать), все были усидчивы, внимательны и сверхготовы к зарубежным командировкам. Хотели социальный пакет, машину и карьерного роста (ага, и каждому – по личной секретарше и по пакетику привилегированных акций УралСиба, отчего нет?). Тьфу!

   Народу в нашем современном городе куда больше, чем продавщиц в Нью-Йорке О’Генри, а толковых, грамотных сообразительных кадров не подобрать. Парадокс!

   Время шло, Лариса всё отфутболивала и отфутболивала претендентов, иногда принимая их на нефиксированный испытательный срок, который определяла сама. Редко кто держался больше месяца. Месяц – самое время, чтобы определить и уровень, и потенциал. Представительство компании, при всей его экономической эффективности, было достаточно малокадровым, лишь на офисных инженерах никто не экономил, периодически отсылая их на учёбу в Европы и Америки. Фирма с более чем столетней историей не только делала деньги, но и держала марку, позволяющую делать деньги. Ларисе нужен был, чёрт возьми, просто эффективный «продажник». Без прыщей на роже, не с сальными волосами, хотя бы с одним-единственным приличным костюмом, с высшим образованием – о да! – в идеале профильным! Он должен был уметь держать себя в обществе, вести переговоры, не напиваясь во время оных, но и принимая рюмку-другую, чтобы быть «своим». Он должен не синеть во время беседы с министром или главным врачом специфической ведомственной больницы с генеральскими погонами, но и не кривиться на простого интерна из центральной районной больницы уезда Малые Бодуны. Идеальный мимикрант, не теряющий своей сути. Обаятельный, работоспособный человек с мозгами. Умеющий считать в уме и, желательно, быстро. Знающий, где прогнуться, а где настоять на своём. С отличной памятью и способностью схватывать информацию на лету и, молниеносно её переварив, надолго встраивать в нейроны.
   Такому контора была готова платить. Потому что лучше достойно платить одному, чем в три раза больше (по совокупности) кучке недостойных бездельников. Одну такую безголовую халявщицу Лариса недавно с треском уволила. Она чуть не завалила министерский тендер! Пичугина с утра поговорила с головным офисом и попросила прислать лицензии на оборудование, затем унеслась на совещание, оставив эту девицу у факса в своём кабинете, дожидаться. Мало того что девица не знала элементарного английского (хотя на собеседовании уверяла, что во всех его вариантах как рыба в воде), мало того что она понятия не имела, как обращаться с факсом (хотя на том же собеседовании клялась, что она богиня офисной техники и серверы почтенно склоняются, завидев её), так она ещё, вместо того чтобы позвать хотя бы секретаршу, просто тупо всё выключила! Ох, если бы Лариса Александровна отключила мобильный... Что она и собиралась, к слову, сделать, поскольку была... нет, не в салоне красоты... у одного из потенциальных клиентов на совещании. Но не выключила, слава богам! Потому что клиент пока потенциальный, а в уверенный выигрыш грядущего конкурса Пичугина вложила чёрт знает сколько усилий и нервных клеток! И бонус там заложен не только её, а и всех сотрудников российского представительства.
   Или вот другого горе-работничка турнула. Всего-то надо было заказать рекламные материалы. Найти дизайнера и полиграфию. Лариса Александровна улетела в командировку и позволила пареньку действовать самостоятельно. Что в итоге? Какой-то карикатурный глаз с потрескавшимися сосудами, как из мультфильмов-страшилок, и где-то сбоку от него – крохотное изображение операционного микроскопа прославленной фирмы с железобетонной репутацией.
   – Вы ничего не понимаете в дизайне! В живописи! В коллажах! – орал увольняемый обиженный хлопчик средних лет.
   – Ага, а заодно ещё и в качестве полиграфии. На такой туалетной бумажке даже уважающий себя мелкооптовый торговец китайскими презервативами объявление не напечатает. От вас требовалось всего лишь воспользоваться старыми контактами и принятым в корпорации стилем оформления рекламных материалов. Вы и на это не сподобились, да и счета-фактуры наверняка левые. У друзей в подвале печатали на матричном принтере? – Лариса Александровна брезгливо провела пальчиком по листовке. Шрифт поплыл вслед за пальцем, оставляя мутную дорожку.
   – Это уже всем надоело. Это консервативно! Пора провести ребрендинг! – не замечая обвинений в мелком хищении, горделиво подбоченился «будущий гений пиара».

   В общем, все как один были «со своим ви-и-идением» и очень хотели таскать по-мелкому, а не по-крупному за-ра-ба-ты-вать.

   Автор помнит, помнит... Олег Орлов.
   Просто мысли и чувства описываемого сейчас персонажа так понятны автору, что он не смог ограничиться простой контекстной ремаркой. Поверьте, это и так лишь одна тысячная доля того, что могла бы сказать по данному поводу Лариса Александровна. Да и не только она. Иногда так хочется вот просто взять и как... поправить что-нибудь уже в этой чёртовой «консерватории», отвечающей за кадровый вопрос, раз и навсегда! Только непонятно, с какого конца рыбы начинать... Так что лучше продолжим.

   И тут вдруг посреди этого кромешного «бездорожья и разгильдяйства» – является молодой парень. Благообразной славянской внешности, с гладкой кожей и в чистой глаженой рубашке. Пришёл, присел нормально – не на краешек стула (о, из таких «просителей» частенько получаются самые отъявленные мелкие воришки), но и не развалясь по самые локти, нога на ногу (а такие «вальяжные баре» редко бывают смелыми и инициативными). Не частил, но и пауз драматических, чтобы что-то там подчеркнуть, не делал. Говорил просто, ясно, размеренно и, главное, простым человеческим языком. Закончил биофак университета. Поступил в аспирантуру, закончил. Ассистент кафедры. С оборудованием фирмы столкнулся вплотную при выполнении кандидатской диссертации и как минимум одну из линеек продукции знает не понаслышке. На сегодня. Но завтра-послезавтра готов выучить всё остальное. То, с чем работал, даже сам ремонтировал, потому что университет нового не закупал, а только кем-то списанное, так что сервисного обслуживания не предполагалось, сами понимаете. Удивительно, но на кафедре были и есть даже дореволюционные – представляете?! – самые обыкновенные бинокулярные микроскопы вашей фирмы. Работают! Порой лучше современных, ей-богу!.. Чего хочет? Да того же, чего и все. Денег хочет. Пока в аспирантуре учился, общежитие ещё как-то руководитель для него выбивал. А как ассистентом стал – попёрли. Он не коренной, а понаехавший. Возвращаться домой ему не то чтобы не хочется, но особо некуда. В его родном селении кандидаты биологических наук, специализирующиеся на сравнительной гистологии органов зрения у высших млекопитающих и приматов, никому на репродуктивный мужской орган не нужны. Ну, а если совсем честно – то и не хочется. Не для того он тут голодал, как Ломоносов, чтобы назад, в деревню, в глушь, в Саратов, к тётке! Да-да, к тётке, потому что мать рано умерла, а отец его материной сестре сдал да и исчез с концами. Да какая жалость, что вы? Ещё в детстве давилку на жалость отдавили. К тому же брат двоюродный – считай, родной – тоже сейчас здесь, учится. Так что жалости не надо, а денег – как раз наоборот. Работал, работаю и буду работать. Ни в студенчестве, ни в аспирантуре ничем не гнушался. Но хотелось бы у вас в компании, потому что мне это ближе, чем таблетками или автомобилями торговать. Да и к тому же хотел бы совмещать, потому что слишком уж тяжко далась эта учёная степень. Да и должность ассистента – тоже не легко. Памятник старенькому научному руководителю когда-нибудь воздвигну. Нерукотворный. Нет, не жалко... Он сам рукотворный не хочет, хочет, чтобы его пепел кинули в окиян-море к его любимым высшим млекопитающим китам и дельфинам, потому что справедливо полагает их куда умнее и человечнее людей. Смеюсь? А что, плакать? Компьютер? Соображаю. Интернет? Ну, а как я на вашу вакансию вышел? Английский? Средненький, но если надо – через полгода запою, как птица. Словарный запас у меня большой, потому что литературу к диссертации самостоятельно переводил до рези в глаза и шума в ушах, на переводчиков денег не было. А и были бы – нашёл бы более разумное применение. Как бы я к тому же проверил – качественно перевели или туфту мне нагнали? Так что лексика есть, а произношение в пределах допустимого, как говорится. Но я быстро учусь. Права?.. Есть. Но опыта опять же нет, кроме дополнительных часов с инструктором перед экзаменом в ГАИ. Я, знаете ли, очень не люблю публичных фиаско, потому на все эти «тронуться в обледенелую горку, не заглохнув без ручника», на все эти пируэты задом у научного руководителя занял. И инструктору за дополнительные часы передал... Нет, не принципиальный. Просто тогда в гаишных рядах была какая-то грандиозная чистка, и нам сказали, что никаких поборов. Не потому, что не хотят, а потому, что нельзя. Показательные экзамены! Так что теорию я сам наизусть выучил, любого таксиста уделаю, а за отработку практических навыков пришлось заплатить... Опыта продаж не имею. Никакого. Врать не буду... Ой, нет, постойте! Как-то грузчиком, ещё в институте, работал на хлебо-булочном комбинате, так целую машину хлеба с водителем налево толканули, потому что она какая-то лишняя оказалась и экспедитор велел избавиться. Деньги на троих поделили... Ну, смешливый я, да, смешливый. Выпить? Могу. Остановиться? А разве хоть кто-то может пить безостановочно? Такого отряда ещё биология не знает. Вроде всё, что мог, рассказал без утайки. Вы меня извините, мне пора. Я ещё в зоопарке сейчас подрабатываю. Не бог весть что, но если вы мне работы не дадите, то имеющуюся терять очень не хотелось бы. Семьсот долларов на испытательном сроке?! Спасибо. Когда приступать?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация