А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыцарь московской принцессы" (страница 6)

   – Зоенька, иди-ка в ванную. Умоешься, приведешь себя в порядок, а то от тебя гарью пахнет. Я пока разогрею тебе поесть. И Василисе твоей заодно позвоню, – сказала няня.
   При слове «поесть» в животе Егора громко заурчало. Няня, по счастью, этого не услышала. Зато Белка насторожилась и, перегнувшись через подлокотник кресла, погрозила в сторону сумки когтистым кулаком.
   «Эгоистка, – рассердился мальчик. – Сама вон орехи лопает, а я тут голодным лежи. Ой, опять пора уменьшаться! Сколько же мне еще так жить! И трансмагистр тоже дурак. Трудно, что ли, уменьшение на подольше запрограммировать. Опупеешь каждые четверть часа момент засекать. А если они и на ночь меня в этой сумке оставят? Даже заснуть нельзя. Продрыхнешь больше положенного – или сумка взорвется, или меня сплющит. О! – прислушался он. – Кажется, няня ушла».
   Ему хотелось крикнуть: «Вынимайте же скорей меня отсюда!» Однако к сумке никто не подходил.

   Глава IV

   Молния с треском раскрылась. Внутрь просунулась морда Белки:
   – Ноги в руки, и вылезаем по-быстрому. И не шуметь мне тут. Няня на кухне. А это всего лишь за одной дверью.
   Егор с трудом выкарабкался наружу на совершенно одеревеневших ногах. Одна рука у него была занята изобретением Амадеуса, которое казалось ему, уменьшенному, предметом весьма внушительным и габаритным.
   – Шустрее, шустрее, – совсем не сочувствовала его положению Белка.
   – Куда хоть шустрить-то? – переминался с ноги на ногу Егор.
   – Курс на камин, – пояснила она.
   – Вот уж там-то я что забыл? На растопку решила меня использовать? Только я ведь не Буратино.
   – Это еще кто такой? – явно была не в легенде она.
   – Да так, один деревянный парень. Горит хорошо, – весьма значительно исказил и упростил суть сказки про золотой ключик Егор.
   Белка, уже подбежав к камину, отодвигала стекло. Пламя вместе с ним ушло в стену, обнажив большой темный провал. «Что и требовалось доказать, – отметил про себя мальчик. – Камин искусственный».
   – Прыгай! – последовало новое распоряжение.
   – Мне теперь там сидеть? – опасливо заглянул в провал он. – В темнотище?
   – В темноте, да не в уменьшении, – цокнула Белка. – Хоть ноги разомнешь. И в полный рост сможешь вытянуться. Сиди и не жалуйся. И вот еще. На, возьми. – Она вытащила из кармана на животе большой ломоть хлеба. – Если мало, могу орехами дополнить.
   – Орехи свои сама ешь. Я их не люблю, – отказался мальчик.
   – Была бы честь предложена, – проворчала Белка. – Ладно. До встречи.
   Она задвинула стекло. Холодное искусственное пламя осветило окружающее Егора пространство. Уже легче. В кромешной тьме сидеть как-то не улыбалось. А так даже вроде и ничего. Подходяще. Действие уменьшителя кончилось, Егор вырос и смог встать в полный рост. И лечь получилось, не сгибая ноги в коленях. Жестковато, конечно, но это он потерпит. В остальном-то нормально. Тепло и сухо.
   Побродив взад-вперед по внутренности камина и поприседав, он лег и, вытащив из-за пазухи Лягуха, устроил его у себя на животе. Тот тихо квакнул и принялся радостно прыгать через Егора. Видимо, и у него успели затечь ноги.
   – Разминайся на здоровье, – не возражал мальчик.
   Хлеб оказался необычайно вкусным. Наверное, Зоина няня сама испекла. Одна беда, съев его, мальчик захотел пить. Ну, прямо полцарства за глоток воды! Увы, ее-то как раз здесь и не было. И Белка, словно назло, больше не заходила его проведать.
   Егор прикинул, что через час Зоя с няней наверняка улягутся спать. Завтра-то всем предстоит трудный день. Значит, надо набраться немного терпения. Потом он выберется и отыщет кухню, где наверняка есть вода.
   Он попробовал чуть отодвинуть стекло. Оно легко поддалось. Никаких проблем. Он здесь не замурован и вполне может выйти без посторонней помощи.
   Лягух продолжал упражняться в прыжках. Мерное мелькание розового тельца действовало завораживающе, Егор не мог отвести от него глаз. И… не заметил, как заснул. Проснулся он от настойчивого стука и спросонья не сразу сообразил, где находится. Языки пламени испугали его. На миг почудилось, будто его перенесло назад во времени и в Зоиной комнате по-прежнему бушует пожар. «Но мы же вроде его потушили», – отчетливо вспомнил он и окончательно пробудился.
   Стук продолжался. Мимо камина торопливо прошла Зоина няня. Отворив входную дверь, она ввела кого-то в комнату.
   – Где она? – раздался высокий металлический голос.
   – Спит, – коротко отвечала няня. – Да вы садитесь, Василиса Власьевна.
   Зоина гувернантка! Егор приглядывался к ней сквозь языки ало-прозрачного пламени. Василиса Власьевна совершенно не изменилась. В вечном глухом черном платье, сухая, поджарая, с сердито поджатыми тонкими губами. Ее серые злые глазки обвиняюще глядели на няню.
   – Его высокоблагородие маршал безопасности немедленно хочет видеть Зою, – процедила она.
   – Это невозможно, – спокойно отозвалась няня. – Девочка пережила сильный шок. Мне еле удалось ее успокоить. Теперь она спит.
   – Придется разбудить, – топнула ногой гувернантка.
   – Ничего не получится, – хранила совершеннейшую невозмутимость старушка. – Я ей дала успокаивающий настой. Теперь будет крепко спать до утра.
   – А я категорически требую ее разбудить, – отчеканила Василиса Власьевна.
   – Это приказ Константина Шестого? – вкрадчиво поинтересовалась няня.
   Гувернантка скрипнула зубами.
   – Его высокопревосходительство, со свойственной ему деликатностью, повелели оставить решение этого вопроса на ваше усмотрение, – с явною неохотой выдавила из себя она.
   «Как же, деликатностью! – бурно отреагировал у себя в убежище Егор. – Да здесь за любое неосторожное слово можно в тюрьму угодить».
   – Тогда не понимаю, о чем мы спорим. – Если Зоина няня и торжествовала победу над гувернанткой, то ни в ее тоне, ни на лице это не отразилось. От всего ее облика веяло невозмутимостью и спокойствием Будды. – Завтра утром девочка проснется, тогда маршал безопасности и поговорит с ней. Спеха-то никакого. Зло свершилось, и сомневаюсь, что Зоя способна пролить хоть какой-нибудь свет на личность преступника. Она не замечала ровно ничего подозрительного, пока не вспыхнул пожар.
   – Не скажите. – Голос гувернантки стал еще злее. – Сдается мне, вам тут многое непонятно. Слишком уж вы доверчивы. Зоина комната – самый охраняемый объект в Башне. Ему придается столь же повышенное значение, как личным покоям его высокопревосходительства Константина Шестого. Комар без пропуска не пролетит. А у Зои еще имеется добавочная сигнализация. Папаша покойный перед смертью постарался. Кому, как не вам, знать об этом. – Лицо Василисы Власьевны стало серо-зеленым. – И вот кто-то такой хитроумный не только умудряется проникнуть в Башню, минуя все системы безопасности, но еще столь же свободно и незаметно наносит визит в комнату дофины, обливает хитроумной смесью ее кровать, не оставив ни следа, ни запаха, и… столь же бесследно исчезает. Дофина ничего не заметила. И Белка тоже прошляпила. Не люблю я ее, но надо отдать ей должное, она всегда начеку. Никакой угрозы не почуяла. Потом они вместе спокойненько тушат огонь и уходят, ни словом никому не обмолвившись. Не странно ли вам, Ли-Ли Павловна? Складненькая история получилась, да?
   Теперь на лице старушки читалось едва заметное замешательство.
   – Не понимаю, куда вы клоните?
   – Бросьте, вы не такая наивная душа, какой хотите казаться. – Егор заметил, что Василиса Власьевна с большим трудом сдерживается. Вот-вот сорвется на крик.
   – При чем тут я и моя наивность? – спросила няня. – Девочка чуть не погибла.
   – А вы в этом твердо уверены? – Рот гувернантки превратился в бледную ниточку. – Девочка-то у нас выросла, хитрости набралась. Вы ей вот все позволяли, жалели бедную сиротку. А я, такая злая и нехорошая, дисциплиной ее замучила. Заниматься заставляю. К няне сходить совсем времени у дитятка не остается. А Зое в восемнадцать лет страной предстоит управлять. Каково ей без знаний придется! И нам всем, ее подданным, тоже. А тут такой удачный случай: вводная лекция по химии. И трансмагистр у нас очень добренький: подарочек преподнес дофине. Может, даже с большим скрытым смыслом. Нет теперь трансмагистра, кто разберет.
   «Василиса проведала про уменьшитель! – не на шутку встревожился Егор. – Но даже если и так, все равно непонятно: к чему она клонит?»
   А Василиса тем временем продолжала:
   – Все простенько. Реагент разлит по кровати. Он вспыхивает, а Зоя уже наготове. Быстренько тушит. В Башне паника, а она утешается у любимой няни. Бедная жертва! – Гувернантка фыркнула. – Собственных козней! А виноватой во всем окажусь, конечно же, я. Недоглядела, утратила бдительность. За что и буду уволена. А девчонка вернется в объятия няни. То есть это она так думает. Но кто ж ей позволит. Положим, меня уволят. Только на мое место назначат другую. Это она не учла! И девчонка может оказаться в гораздо более жестких ежовых рукавицах. Вспомнит тогда Василису Власьевну, но поздно! – Гувернантка уже была близка к истерике и то и дело срывалась на визг.
   Теплившаяся у Егора надежда, что, пока их с Зоей и Белкой не будет в Башне, люди Ореста вплотную займутся заговором против дофины и обнаружат таинственного претендента на пост Верховного Правителя Руссии и Киндии, таяла на глазах. Василиса, доверенное лицо маршала безопасности, уже провела с ним работу, и тот теперь убежден, что пожар устроила сама Зоя. Наверняка так и доложит Константину Шестому, а Верховный Правитель и без того настороженно относится к племяннице. Впрочем, продолжал размышлять мальчик, может, он сам и решил убрать ее? Хотя сомнительно. По их законам младший брат не может наследовать высший пост в государстве. Если бы Лидия, жена Карла, не умерла, Константину даже временно, до совершеннолетия Зои, не удалось бы повластвовать, потому что регентом бы назначили ее маму. А умри Зоя, Совет Девяти вообще немедленно выберет новый правящий род.
   Нет, Константину племянница нужна как воздух. Или они с Орестом нашли лазейку в Конституции, и Зоин дядя надеется, убрав племянницу, все-таки стать полноправным Верховным Правителем? Тоже вряд ли: Зоя вроде объясняла, что дяде подобная перспектива по-любому не светит. Тогда Орест? Перетянул кто-то маршала безопасности на свою сторону? Константин-то, с одной стороны, без его услуг обойтись не может, а с другой – постоянно унижает. Не выдержал верный маршал? Переметнулся? И с помощью гувернантки пытался Зою убрать, рассчитывая на безмерную благодарность представителя новой династии Верховных Правителей? Вопросы, вопросы, вопросы. И ни единого ответа, кроме одного: кто бы ни стоял за чудом сорвавшимся покушением, служба безопасности будет бездействовать, и постоять за жизнь девочки смогут лишь он, Егор, Белка да старая няня. Пока только им троим совершенно ясно: преступник, в силу каких-то причин, спешит, а значит, жди новой попытки избавиться от дофины.
   Гувернантка тем временем талдычила свое: хитрая девчонка вознамерилась от нее избавиться, вот и устроила подлинное безобразие.
   – Хватит! – вдруг рявкнула на нее Ли-Ли Павловна. – Как у вас только язык повернулся обвинить бедную девочку! Допустили просчет и хотите теперь свалить вину с больной головы на здоровую. Да! Это вы виноваты! Вам доверена жизнь дофины, а вы покушение на нее проморгали. Орест должен был предотвратить его, а оно случилось практически у него на глазах. Девочка по чистой случайности не сгорела. А вы, сударыня, где в этот момент гуляли, хотя обязаны были находиться рядом? Не сомневайтесь, я задам эти вопросы Константину Шестому.
   – Делайте, что вам угодно, – прошипела гувернантка. – Только я тоже доложу свое мнение. Собственно, оно уже донесено до маршала безопасности, и он склонен со мной согласиться.
   «Что и требовалось доказать, – отметил Егор. – Василиса по полочкам все разложила, Орест и не чухнулся. За каждым углом ему заговоры мерещатся, а настоящий проморгал. Либо намеренно игнорирует. Вот Зое разбор полетов устроить – любой повод для них хорош. Чтобы не задирала нос и знала свое место».
   – Какая подлость наговаривать на бедную девочку! – возмутилась Ли-Ли Павловна. – Перевернуть всю историю с ног на голову только потому, что дрожите за собственную шкуру. Неужели до вас не доходит: если Орест примет вашу теорию, спустит дело на тормозах и истинные виновники уйдут от заслуженной кары, значит, возможно повторное покушение. О последствиях даже страшно подумать. Или вы как раз заинтересованы в подобном исходе событий?
   – Как вы смеете! – Голос гувернантки звенел. – Клевета! Я верноподданная гражданка, всецело преданная его высокопревосходительству Константину Шестому! А вы нагло и беспардонно обвиняете меня в государственной измене! Меня, готовую жизнь положить на алтарь дорогого отечества!
   – Я ни в чем вас не обвиняю, – холодно произнесла няня. – Обвинение – дело тех, кто имеет на это полномочия. Я лишь делаю выводы из вашего поведения. И вообще, кажется, вам лучше уйти. Время позднее. А я человек старый. Привыкла рано ложиться.
   И Ли-Ли Павловна демонстративно поднялась из кресла, давая незваной гостье понять, что аудиенция закончена. Та волей-неволей вынуждена была тоже встать. Подойдя к няне вплотную, она словно выплюнула в лицо ей слова:
   – Думаете, победа за вами? Не рассчитывайте. Я буду биться до последнего.
   – Ваше право. – Ни один мускул не дрогнул на лице Ли-Ли Павловны. – Но я свою дорогую девочку не уступлю. Помните: она под моей защитой. Мне много лет, но я вполне могу быть опасным противником.
   Гувернантка, стремительно развернувшись, черным смерчем ринулась к двери. Громкий хлопок возвестил о ее уходе. Ли-Ли Павловна, опустившись в изнеможении на диван, обхватила руками голову.
   – Змея. Гремучая змея, – донеслось до Егора. – Не удивлюсь, если она и подстроила покушение. Или, по меньшей мере, помогла его организовать. Бедная моя девочка! Она в очень серьезной опасности. Мне больше нельзя терять ни минуты.
   Егор подумал, что она сейчас кинется будить Зою. Но нет. Старушка подошла к пузатому секретеру, притулившемуся в дальнем углу комнаты, достала оттуда бумагу и ручку и, вернувшись на диван, принялась что-то быстро писать. Время от времени она останавливалась с задумчивым видом и взирала на пламя в камине. Мальчик ежился под ее сосредоточенным взглядом. Казалось, она смотрит прямиком на него. Однако старушка была явно погружена в свои мысли и вовсе ничего не замечала вокруг. Время шло, а она по-прежнему продолжала писать.
   В комнату бесшумно прокралась пружинистой походкой Белка. Увидав няню, она тихо цокнула:
   – Ли-Ли Павловна, вы еще не спите? Вам обязательно нужно лечь.
   – Планы меняются, – подняла на нее глаза няня. – Вы должны как можно раньше уйти из этой квартиры. Все инструкции здесь. – Она протянула Белке исписанные мелким почерком листки. – Я хотела дать Зое отоспаться, поэтому времени на устные объяснения уже нет. Основная ваша задача – покинуть Башню, пока вас не хватятся. Как только уйдете, я выпью сонный чай, чтобы все думали, что я проспала ваш уход. – Ее губы тронула едва заметная улыбка. – Старому человеку многое позволено.
   – А не лучше ли вам все-таки присоединиться к нам? – попыталась уговорить ее Белка.
   Ли-Ли Павловна покачала головой:
   – В моем возрасте уже трудно бегать по червячным ходам.
   Егор был почти уверен: няня не хочет покидать Башню, чтобы остаться в курсе событий, которые развернутся здесь.
   – Обо мне не беспокойтесь, – снова заговорила Ли-Ли Павловна. – И Зою убеди, чтобы не тревожилась. Наш с тобой долг – ее сохранить. Я дала клятву после гибели Карла: род Гайли по-прежнему будет править страной.
   – Ну, положим, Константин тоже Гайли, – заметила Белка.
   – Гайли, да не тот, – перебила ее Ли-Ли Павловна. – Не первородный. Случись что с Зоей, и тут же кончится его власть. Ему и с ней-то пять лет лишь править осталось. Правда, сдается мне, для него даже этот срок чересчур велик. Какие разные братья! Один гений, другой… – Она помолчала. – Костя с детства завидовал Карлу. Во всем угнаться хотел. А как угонишься, если ноги короткие. Теперь вознесло его чудом, – Ли-Ли Павловна перешла на шепот, – он на всех страх и наводит. Никак не насытится. Тюрьмы в стране переполнены. Живые слова люди произносить разучились. Видел бы Карл! Зато девочка – плоть от плоти его. Ей предназначено воплотить прекрасные мечты отца. А придет другой, сменится династия – беда ожидает нашу страну. Злые и алчные силы рвутся отнять трон у Зои. Мы не должны допустить их победы.
   – Плевать мне на власть, – цокнула Белка. – Меня волнует только жизнь Зои. Ладно. Если выходим раньше, мне срочно надо отобрать вещи, без которых не обойтись.
   – А я пойду Зою будить. Надо, чтобы не позже чем через полчаса вас здесь уже не было. – И Ли-Ли Павловна торопливо направилась в глубь квартиры.
   Белка извлекла из сумки два рюкзака. Один побольше, явно предназначавшийся Зое, а второй – соответствовавший ее, Белкиному, росту. Затем она отодвинула пламя камина.
   – Гони сюда уменьшитель!
   – И вылезти уже можно? – поинтересовался Егор.
   – Не торопитесь, вас вызовут.
   Выхватив у него из рук чудо-прибор, Белка обработала бирюзовым лучом содержимое рюкзаков, еще что-то туда набила и вновь уменьшила. Лучом она действовала аккуратно, и сами рюкзаки его воздействию не подверглись, сохранив свой прежний размер.
   – Компактненько получилось, – остался доволен своей работой зверек. – Вот теперь выходи, пленник ты наш каминный, секретное наше оружие. Сейчас мы тебя к вещичкам притрамбуем.
   Но сразу стало ясно: даже уменьшенный вчетверо, Егор в рюкзак не помещается.
   – Где твой глазомер, – напустился он на Белку. – Выкидывай часть, иначе не влезу.
   Она оценивающе на него поглядела.
   – Не выступай. Сейчас мы еще над тобой поколдуем.
   И снова нажала на кнопку. Мальчик сделался совсем крохотным. И квадратненьким. Тело казалось столь плотным, что он еле дышал.
   – Совершенно была уверена, что получится! – с азартом воскликнула Белка. – Элементарная логика. Может, третий раз нажмем?
   – Не вздумай, – жалобно и совсем тоненько пискнул мальчик. – Мне и так все внутренности уже расплющило. Будто под пресс положили.
   – Тогда не буду. Ты нам еще понадобишься, – ехидно сощурилась она. – Прошу пассажира занять место согласно купленному билету.
   Белка бесцеремонно затолкала его в рюкзак, положив поверх огромный уменьшитель.
   – Значит, так. При первом же ощущении, что процесс роста начался, нажимай на кнопку два раза.
   – Сил не хватит, – по-комариному пискнул Егор.
   – Если будет надо, значит, сможешь, – отрезала Белка. – Выбора у тебя нет. Да ты не волнуйся. Как только в червячный ход попадем, сразу выпущу.
   Едва она застегнула молнию, в комнату вошли Зоя и Ли-Ли Павловна. Они обнялись на прощание. Зоя надела рюкзак с Егором, Белка, присев, натянула свой. Затем до мальчика донесся ее голос:
   – Ли-Ли Павловна, кое-что из вещей оставляем у вас. Предлагаю от греха подальше припрятать их в схроне за камином.
   – Разумно, – одобрила няня.
   Егор услышал, как сумка плюхнулась на каменный пол, а стекло с тихим шорохом вернулось на место.
   – Ну все, Ли-Ли Павловна, не поминайте лихом, – попрощался зверек.
   – С нетерпением жду вестей, – ответила няня.
   И они ушли.
   Несколько минут спустя Зоя остановилась.
   – По-моему, вещи в рюкзаке подрастают. Во всяком случае, становится тяжело.
   – Сейчас по новой обработаем, – не видела здесь никакой проблемы Белка. – А заодно малыша нашего выпустим. Пусть своим ходом передвигается. Вот сейчас подрастет, и рюкзак ему отдашь. Так справедливее. Не женское это дело – мужиков на закорках таскать. А то устроился Мальчиком с пальчиком. Привыкнет – потом не отучишь.
   Мальчик же с Пальчик не чаял вернуться в нормальное состояние. Ему казалось, будто его превратили в цветок из гербария, зажатый между страницами толстого фолианта.
   Выскочив из рюкзака, он немного поразминался, радуясь начавшим вытягиваться туловищу, рукам и ногам. Он уже был Зое по пояс. Затем достиг ее плеча. И вот наконец стал выше ее, обретя свои привычные размеры. Дышалось теперь легко и свободно.
   – Давай рюкзак, – небрежно бросил он девочке нормальным, а не звенящим по-комариному голосом.
   – Отговаривать тебя, знаешь, не стану, – усмехнулась она.
   – Погоди, еще раз содержимое уменьшу, – расстегнув молнию, принялась колдовать с изобретением Амадеуса Белка.
   Уже с рюкзаком за спиной Егор огляделся по сторонам. Они стояли в очередном тайном червячном ходу, проделанном неведомой силой в стенах Башни. Егор помнил: обычно это аккуратненькие, достаточно освещенные и даже порой обклеенные обоями длинные коридоры. Но ход, по которому предстояло идти, разительно отличался от тех, что он видел прежде.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация