А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыцарь московской принцессы" (страница 16)

   – Завтрак готов, господа, – объявил хозяин.
   – Зоя сейчас спустится, – сообщил Егор.
   – Рюрик, слетай за Белкой, – распорядился Христофор Павлович.
   – Уже завтр-ракает на вашем дор-рогом кедр-ре.
   – Окстись, Рюрик, – засмеялся кудесник. – Сейчас конец весны. Орехов еще нету.
   – Отошел от пр-рир-роды. На дар-рмовых хар-рчах р-распустился, – смущенно затанцевал по полу ворон. – Но, пр-рошу пр-рощения, она там что-то гр-рызет. Яр-ростно.
   – Так ей же Том Джонович вчера целый мешочек орехов презентовал. Вот она их с утра и дожевывает, – стала совершенно ясна ситуация мальчику.
   – Не важно, – махнул рукой Христофор Павлович. – Все равно позови ее, Рюрик. Она мне нужна. Собираюсь за завтраком обговорить условия вашего пребывания здесь.
   «Ну вот, – сокрушенно отметил про себя Егор. – Уже условия какие-то ставит. Как пить дать отправит меня на кухню обеды готовить».
   И он оказался почти прав. Когда привели Белку и все, рассевшись за столом, принялись завтракать душистым чаем, козьим сыром с какими-то травами, слегка зачерствевшим, но вкусным домашним хлебом и малиново-земляничным вареньем, брат Ли-Ли Павловны начал:
   – Дорогие мои, нам предстоит какое-то время прожить всем вместе. Сам-то я привык к одиночеству и себя вполне обслуживаю. Но ведь теперь нас много. Дел по хозяйству прибавится. Придется вам мне помогать. Дойку коз я по-прежнему за собой оставлю, да они вас к себе и не подпустят…
   – Р-рогатые и бр-рыкаются, – вставил ворон.
   – Рюрик, не перебивай, – нахмурился хозяин. – Вот ведь воспитал на свою голову! Теперь слова не даст сказать.
   – Комментир-рую, – согласился Рюрик. – По пр-ричине изр-рядной обр-разованности.
   – Вернемся к нашим баранам, – пропустил его реплику мимо ушей Христофор Павлович.
   – Козам, – немедленно поправил его ворон. – Тоже отр-ряд р-рогато-копытных.
   – Цыц! – прикрикнул на него Христофор Павлович. – Знай свое место. С козами мы уже разобрались. А вот в доме порядок поддерживать придется вам. Готовить будем по очереди.
   «Так и знал», – сокрушенно отметил Егор.
   – Я не умею, – величественно объявила Зоя.
   – И я, – поторопился сообщить Егор. – Я только кастрюли могу… это… мыть.
   – Кастрюль у меня не так чтобы много, – ответил хозяин. – А готовку придется осваивать. Кое-чему научу, но разносолов не обещаю. Мы с Рюриком здесь живем по-простому. Что вырастим, то и едим.
   – Здор-ровый обр-раз жизни, – веско прокаркал ворон. – В р-разносолах холестер-рин. Смер-рть сосудам.
   Кудесник усмехнулся:
   – Иногда для разнообразия и по случаю что-нибудь Тому Джоновичу заказываем. Но он прилетает не по расписанию, а как получится. Иногда месяц ждем.
   – Пр-рибытие шар-ра – большая р-редкость, – распирало от словоохотливости Рюрика.
   – Хлеб сами печем, сыр тоже я сам варю, – продолжал знакомить ребят со своим домашним укладом хозяин. – Ну, еще молочко, кашки разные, зелень-овощи с огорода по весне как раз начинаются. Грибы-ягоды-орехи.
   «По-моему, нам грозит превратиться в белок, – подумал Егор. – А уж в вегетарианцев – стопроцентно».
   – До прошлого года я кур держал, – словно прочтя его мысли, продолжил Христофор Павлович. – Но недавно последнюю лиса утащила. Правда, Том Джонович цыплят обещал привезти. И пару взрослых несушек у кузенов собирался для меня одолжить.
   – С кур-риными яйцами не пр-ропадешь, – имел на сей счет свое мнение Рюрик.
   Егор и Зоя давились от смеха. Христофор Павлович вроде хранил серьезность, хотя уголки его губ иногда вздергивались под жидкой бородой.
   – Так. С обязанностями вроде разобрались. Теперь другая проблема. Негоже Зое учебу запускать. И до летних каникул далеко, и, пока сюда добирались, сколько она пропустила. Так что с завтрашнего дня начинаем занятия. Ты, Егор, тоже присоединяйся. Не век же тебе на кухне поваренком работать, а хорошим поваром без образования не станешь. Хоть читать-то умеешь?
   Егор состроил зверскую рожу Зое. Конспирация конспирацией, но зачем ей понадобилось совсем дикарем его выставлять!
   – И читать, и писать, и даже считать, – поторопился объявить он. «А ведь действительно, в этом мире больше почти ничего и не знаю, – наверное, первый раз за все время пребывания здесь понял он. – Ни их истории, ни географии, ни литературы. Да и химия с физикой у них от наших наверняка отличаются. Я и свои-то проходить только начал. Вот кошмар: из нормального человека с незаконченным средним образованием превратился в этом мире чуть ли не в питекантропа. А я ведь еще забыл про биологию. И Англии с Америкой у них здесь нет. Значит, английский мой полностью бесполезен. И впрямь гожусь только на кухню картошку чистить. Ладно, буду заниматься, наверняка много интересного для себя узнаю».
   – Не хочешь учиться? – по-своему истолковал его растерянное молчание Христофор Павлович.
   – Что вы! Наоборот! Для меня это такая честь! – воскликнул Егор.
   Кудесник наградил его одобрительной улыбкой.
   – Стало быть, я в тебе не ошибся.
   Зоя тоже осталась довольна. Заниматься в компании гораздо веселее.
   – Будем считать, что мы с вами договорились, – подвел итог Христофор Павлович.
   – Договор-р, скр-репленный кр-ровью, – вмешался Рюрик.
   – Придержи язык, – крайне неодобрительно глянул на него хозяин.
   Ворон под его взглядом резко скукожился и скромненько, как-то даже бочком, отлетел на самый дальний шкаф.
   – Давно бы так, – проворчал кудесник. – Значит, слушайте и запоминайте наше расписание. Подъем в шесть утра. Пока я обихаживаю коз, вы делаете зарядку и накрываете к завтраку. Здесь никаких хитростей для вас не предвидится. Учитывая, что лето на носу, горячий завтрак совершенно не нужен. За столом собираемся в семь. Потом, до девяти, я занимаюсь различными хозяйственными делами, а вы или делаете уроки, или мне помогаете. По обстоятельствам. С девяти до двенадцати школа. Дальше готовка обеда и сам обед. С двух до пяти – снова школа. В пять – полдник и готовка ужина. Затем ужин, а дальше – ваше свободное время. Можете доделывать домашние задания, читать, гулять. В десять отбой.
   «Каторга, – заключил Егор. – Нас продали в рабство. Загрузили по полной программе. Это он, конечно, специально. Взрослые обожают так делать. Чтобы времени ни на какие глупости не оставалось». У него возникло еще одно нехорошее подозрение. То, что Христофор Павлович именовал «их свободным временем», в действительности будет целиком уходить на подготовку домашних заданий, на которые он не поскупится. Хитрейший старик! Одно слово, кудесник. Да московская школьная жизнь по сравнению с этой – как отдых в Сочи.
   – Что пригорюнились? – окинул их ехидным взором Христофор Павлович. – Не нравится?
   – Да, по-моему, нормально, – выдавила из себя Зоя.
   «По сравнению с Василисой Власьевной вполне может быть, – подумал Егор. – Но мне как-то это все не очень. Лучше бы посмотреть на его кудесничество в библиотеке. Хотя, может, он и чему-нибудь такому нас научит. В целях самозащиты. Надо ему намекнуть. Ну, чтобы время не совсем зря прошло. Найду удобный момент. Сейчас-то явно неподходящая ситуация».
   Лицо Христофора Павловича тем временем совсем посерьезнело.
   – Теперь, друзья, хочу с вами договориться о самом важном. Конечно, живу я в глуши, на отшибе, до ближайшего жилья десятки километров. Туристов здесь не бывает, да и охотники – большая редкость. Расслабляться, однако, совершенно не следует. Вдруг ненароком кто забредет. Нам чужой глаз ни к чему. – Он выразительно поглядел на Зою. – А расспросы – тем более. Так что, если кого-то заметите, лучше прячьтесь и на глаза ему не попадайтесь. А если случится, что попались, запомните легенду. Вы оба – мои двоюродные правнуки. Приехали из Океании погостить на лето. Вы – правнуки моей старшей сестры.
   – То есть няни? – удивилась Зоя.
   – Да нет. У нас была еще одна сестра, двумя годами старше Ли-Ли. Звали ее Ла-Ли. Умерла совсем молодой, но у нее дети остались: Ли, Патрик и Кира. Запоминайте. Это ваши родственники. Согласно легенде, Кира и есть ваша бабушка. Ее тоже уже нет на этом свете. У нее было трое детей – Сонс, Мария и Джан. Вы – дети Марии.
   – А зовут нас Егор и Зоя? – решила уточнить девочка.
   – Разумеется, нет. Вас зовут Мирра и Макс, как моих всамделишных правнуков – мальчика и девочку примерно вашего возраста. Ты, Егор, на Макса даже чем-то похож. Но это не особенно важно. Их никто здесь не видел. Да я и сам-то знаю их только по фотографиям. Зовут они меня в Океанию, да все не соберусь. И далеко, и коз не на кого оставить…
   – А меня, значит, можно р-реально бр-росить? – донесся обиженный голос со шкафа.
   – Тоже нельзя, – повернулся к ворону Христофор Павлович. – И в Океанию ни ввезти, ни вывезти. Там очень строгий карантин.
   – Мр-ракобесие! – прокаркал ворон. – Попр-рание сувер-ренных пр-рав!
   – Разбушевался. Я как раз из-за этого никуда и не еду.
   – Мудр-ро, – похвалил хозяина ворон.
   – Ну, теперь вроде обо всем договорились, – подумав, объявил кудесник. – Начинаем совместную жизнь.

   Глава X

   И началось. Егор был прав: Христофор Павлович загрузил их до такой степени, что у них не было ни минуты свободного времени. Даже Рюрик затосковал.
   – Нар-роду под нашей кр-рышей пр-рор-рва, а поговор-рить р-решительно не с кем.
   Свободна была лишь Белка, но она то и дело уходила на улицу по каким-то своим беличьим делам, являлась лишь к столу и, перекусив, опять исчезала. Ребята же занимались то хозяйством, то учились, то готовили многочисленные домашние задания и к десяти вечера выматывались до такой степени, что камнем валились на кровати и засыпали.
   Одна надежда у них была на близкое лето. Христофор Павлович все же не зверь и, наверное, устроит им каникулы. Впрочем, и тут их постигло разочарование. Как выяснилось из разговора с ним, каникулы если и будут, то совсем не длинные, и освободившееся от занятий время они посвятят сбору нового урожая и заготовке запасов на следующую зиму. Сперва начнут поспевать ягоды, грибы, за ними – орехи и яблоки… Словом, отдыха и свободы не предвиделось.
   – Это же рабский труд на галерах, – жаловался по вечерам Егор Зое.
   – Жизни нет, – полностью соглашалась с ним девочка. – Я даже иногда по Василисе начинаю скучать. Она мне, оказывается, предоставляла полно свободного времени. Я иногда не знала, чем занять его.
   – А у меня сколько было свободного времени в нашей Москве, – стонал Егор. – Особенно когда я совсем ничего не видел. Правда, тогда я и делать ничего практически не мог. Даже читать. Кстати…
   – Кстати, – перебила Зоя. – Я бы почитала книжечку для удовольствия. Не учебник.
   – Я почти о том же, – подхватил мальчик. – Давно хотел у тебя спросить. Помнишь, когда я попал к вам первый раз и прятался в нянином саду, ты приносила свои любимые книжки про приключения звездных сестер. Кто их автор?
   – Ты о чем? Никаких я тебе туда книжек не приносила.
   – Да вспомни, вспомни, – настаивал мальчик. – Ты еще мне их дала, а я назвал их девчачьим чтением. Но ты обижалась и спорила.
   – Ты что-то путаешь, – покачала головой она. – Какие книги? Какое чтение? У нас и времени тогда на это не было. У тебя явно что-то перемешалось в памяти с моим и твоим миром.
   – Самое странное, что эти книжки про сестер действительно появились потом в моем мире.
   Зоя хихикнула:
   – Ну, конечно. Удрали от нас и перебежали к вам.
   – Почти, – подтвердил Егор. – Только не книжки, а их автор.
   – Бред, – отрезала Зоя. – Кто, интересно, их автор и как ты его у себя узнал, если ты здесь его не знал?
   – Да вот как раз его-то я и знал, – снова заговорил Егор. – Но совсем не как автора. А что он автор этих книг, выяснилось уже в моем мире.
   Глаза у девочки сузились. Она взирала на Егора с большим подозрением.
   – И кто же этот автор? Где, интересно, ты его встретил?
   – В сумасшедшем доме, – сообщил он, избегая упоминать имя Крабби.
   – Это шутка такая? – нахмурилась девочка. – Решил повеселить меня после тяжелого дня?
   – Нет. Это правда, и я говорю совершенно серьезно. – Егор понял: начав, нужно договаривать до конца.
   – Понятненько, – протянула девочка. – Вместе с автором, значит, лечились.
   – Не остроумно, – насупился Егор.
   – Ну, ты, положим, тоже сегодня не блещешь, – не осталась в долгу Зоя.
   – Ты лучше дослушай до конца, – продолжил Егор. – Сперва я увидел те самые романы про звездных сестер в книжном магазине. А мой друг Коржик сказал, что знает автора и поможет мне получить у него автограф. Ну мы и пробрались в больницу, где он лечился.
   – Егор, – перебила девочка. – Тебе самому не кажется, что это звучит как бред?
   – Может, и кажется, только это правда, – не собирался сдаваться он.
   Зоя снова нахмурилась:
   – Слушай, я этих книжек не помню. Давай закроем тему. Не хочу о них говорить.
   Егор все понял: то, что книги исчезли из этого мира вместе с Доктором, было лучшим доказательством его авторства. Белка же «Звездными сестрами» явно не интересовалась и Зое потом о них не напомнила. Вот та и забыла про книги.
   – А если тебе тоже чтения не хватает, – продолжила Зоя, – у Христофора Павловича ведь огромная библиотека. Давай попросим. Наверняка хоть что-нибудь интересное для нас найдется.
   – Попросишь у него, – проворчал Егор. – Он туда постоянно дверь закрывает. Значит, совсем не рвется предлагать нам свои книги.
   – Ну, спросить у нас с тобой язык не отвалится, – придерживалась своего мнения на сей счет девочка.
   Спросить про книги ребята решили как бы невзначай на следующем же занятии. Уроки проходили на первом этаже, в большой комнате, за тем же самым столом, где готовили, завтракали, обедали и ужинали. И домашку они делали там же, при свечах и отблесках пламени из камина.
   Занятия, при всей их интенсивности, были совсем не скучные. И Зоя, и тем более Егор узнавали много нового. А Христофор Павлович умел интересно рассказывать. Уроки по истории, географии, биологии оба ученика слушали разинув рты. Про каждое событие, страну или животное кудесник говорил так, будто самолично присутствовал при нем, ездил туда или воочию наблюдал за повадками какого-нибудь зверя.
   По математике, как оказалось, Егор далеко обогнал Зою. Поэтому у него вообще здесь никаких проблем не возникало. Христофор Павлович расхваливал его на все лады. У Егора, мол, уникальные способности, и их следует развивать.
   – Кухонный феномен, – частенько повторял кудесник, – на лету сложнейшие вещи схватывает.
   Зоя, корпя над очередной задачкой, лишь возмущенно фыркала. Егор же по поводу собственной одаренности особо не заблуждался. По меркам его мира, у него к математике были вполне заурядные способности. Половина их с Коржиком класса не хуже него справилась бы с задачами, которые давал им Христофор Павлович.
   Самыми нудными мальчику представлялись занятия по руссийскому языку. Правила, правда, от русского ничем не отличались, но теории кудесник уделял мало внимания, предпочитая практический подход, а именно – бесконечные диктанты. Зачитывал он им длинные куски из каких-то заумных философских трактатов, полных совершенно незнакомых Егору и Зое слов. Да и расставить знаки препинания было ох как нелегко, ибо смысл написанного часто ускользал от их понимания. Фразы длинные, путаные, изобилующие множеством дополнений, определений, причастных и деепричастных оборотов и вводных предложений, не говоря уже о восклицательных и вопросительных знаках, которыми философы Руссии и Киндии пользовались весьма щедро, иногда ставя их по три за раз.
   – Авторская пунктуация, – возражал на все протесты ребят Христофор Павлович. – Неужто сами не чувствуете, каков накал страстей.
   – Нам бы еще понять, по какому поводу страсти, – обреченно вздыхала Зоя, выводя в тетрадке очередной вопросительный знак в сочетании с восклицанием и многоточием.
   – Пустопор-рожняя тр-рескотня, – комментировал очередную витиеватую фразу ворон.
   Ребята, не выдержав, начинали стонать от смеха. Христофор Павлович хмурился:
   – Вам бы все хиханьки-хаханьки, а этот трактат пережил века. Создан пятьсот лет назад величайшим ученым, философом и просветителем ныне покоящейся на дне Великого Океана страны. Звали его Апогей Атлантский. Без преувеличения считаю его родоначальником гуманизма.
   «Тоже мне, гуманизм, кормить потомков такими жуткими фразами, – возмущался Егор. – Лучше бы устроил нам диктант из какого-нибудь приключенческого романа».
   Воспользовавшись поводом, мальчик и спросил:
   – А у вас разве в библиотеке нет каких-нибудь по-настоящему интересных книг? Ну, если даже диктовать такое нам не хотите, может, мы хоть прочтем их в свободное время?
   Кудесник кинул на него исполненный удивления взгляд.
   – Разве то, что я вам диктую, не интересно? На мой взгляд, это увлекательнее любого романа. Мысль, прошедшая через века! Пережившая своего создателя и продолжающая будоражить умы!
   – Наверное, мы до великого еще не совсем доросли, – с покаянными интонациями проговорила Зоя. – Нам бы что-нибудь попроще, можно выдуманное. Я даже на сказки согласна.
   Христофор Павлович растерялся:
   – Девочка, я не держу таких книг. У меня только труды моих близких духовных друзей-философов, историков и разных ученых всех времен и народов. Ну и справочники. Их, наверное, вам совсем скучно будет читать.
   Лицо у девочки удрученно вытянулось, а Егор решил из всех возможных скучностей выбрать наименьшую:
   – Может, у вас по истории что найдется? Там ведь много хоть и не вымышленных, но все-таки приключений.
   Христофор Павлович озадачился:
   – Прямо и не знаю, что тебе предложить. Есть монография по Эллипсоидной войне. Да, да! – оживился он. – Это, наверное, тебе будет близко! Там юный князь Океании, совсем немного постарше, чем ты, вел войска в бой. Хотя нет. Даже на мой вкус суховато написано, хоть тема, конечно, захватывающая.
   – Можно я все же попробую? – не отступал Егор. – Вдруг мне понравится.
   – Твоя любознательность меня вдохновляет. – И Егор услышал, как кудесник бормочет себе под нос: «Надо же, какие пытливые умы рождаются порой на кухне».
   Зоя, тоже расслышав, прыснула. Мальчик показал ей кулак. Это, в свою очередь, не укрылось от взгляда Христофора Павловича, и он, покачав головой, сказал:
   – Воспитывать вас, молодой человек, еще и воспитывать. Нельзя так обращаться с девочкой, а тем более с дофиной!
   – Простите, больше не буду, – торопливо покаялся Егор. – Книжку-то можно прямо сейчас получить? У нас же все равно переменка.
   – Пойдемте, пожалуй, – не слишком охотно согласился кудесник; он крайне трепетно и ревниво относился к своей библиотеке и книгам.
   – Я тоже попробую что-нибудь для себя присмотреть, – воспользовалась моментом Зоя.
   – Конечно, изволь, – уже окончательно сдался Христофор Павлович и провел их в библиотеку.
   – Ох, сколько же у вас тут книг! – воскликнул Егор, глядя на тесные ряды старинных стеллажей, припорошенных толстым слоем пыли.
   – Эту библиотеку начал собирать еще мой дедушка, – с гордостью произнес кудесник. – Продолжил отец. Ну и ваш покорный слуга внес свой посильный скромный вклад.
   Книги были действительно очень разные. Сильнее всего впечатлили Егора огромные фолианты с деревянными обложками, перетянутыми кожаными ремнями и запертыми на маленькие висячие замочки.
   – Это что-то секретное? – вырвалось у него.
   – Да нет, – улыбнулся Христофор Павлович. – Вполне обычные и ничем особым не примечательные трактаты. Однако в эпоху, когда они создавались, не всем было разрешено читать. Вот и запирали их на замок. – Он выразительно кашлянул. – Самое в этом курьезное, что обычно те, кому запрещалось чтение, вообще читать не умели. То было время почти тотальной неграмотности. И запирать от них книги было совершенно излишне.
   – Может, там есть картинки какие-нибудь, из-за которых и запирали? – предположил Егор.
   – Не помню я в них никаких картинок, – чуть поразмыслив, ответил кудесник. – Но ты молодец, навел меня на мысль, которая мне самому в голову как-то не приходила. Надо будет проверить. Если так, эта тема, пожалуй, тянет на диссертацию по истории.
   Он потянулся было к одному из запертых фолиантов, однако в последний момент передумал:
   – Займусь на досуге.
   «Не хотел нам показывать, – заподозрил Егор. – Там точно что-то есть. Ну, ничего. Потом попробую сам пробраться и посмотрю. Замок мне Лягух откроет. А то он совсем здесь обленился без дела. Толстый стал».
   – Квак! – уловив его мысли, тихо возмутился Лягух.
   Егор украдкой погладил его по розовой спинке.
   – Ой, а у вас здесь еще какая-то дверь! – первой заметила Зоя. – Еще одна комната? Прямо как в сказке!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация