А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыцарь московской принцессы" (страница 10)

   «Раз направление сменил, следовательно, надо его и придерживаться», – заключил он, крайне гордый своей рассудительностью. Одна загвоздка: несколько шагов спустя он увидел на стене звездочки, собственноручно оставленные им на стене. Только раньше они находились на правой стене, а теперь отчего-то переместились на левую. Выходило, что он возвращался обратно. Но это немыслимо!
   Мальчик ускорил шаг, чтобы проверить свое предположение. Одна звездочка, вторая, третья… Вдруг они кончились. Егора прошиб озноб. Заблудился! Теперь ему никогда не вернуться назад!
   Он помчался обратно. Вот они, звездочки на правой стороне! Но здесь никакой развилки. Почему же они кончились? Может, в этом лабиринте все стены время от времени передвигаются и образуют новые проходы? Но тогда и ему отсюда не выбраться, и Белка его никогда не найдет. Что делать? Прочь! Прочь отсюда!
   Егор помчался, не разбирая дороги. Какой там фломастер! Какие еще там правила! Он несся подгоняемый ужасом, поворачивая, куда придется, пока, совершенно выдохшись, не рухнул на землю, судорожно ловя ртом воздух. Отдышавшись, он было встал, но тут вдруг увидел: каменный коридор медленно заполняется сырым грязно-серым туманом. Луч фонарика пробивал его лишь на пару метров.
   Ужас Егора усилился. Он сделал несколько шагов вперед. Мутная серая масса сгущалась. Оставаться на месте? Но что это даст? Он упрямо побрел вперед, светя себе под ноги, чтобы ненароком не ухнуть в неожиданно появившуюся яму. Туманная мгла концентрировалась и уплотнялась, словно сопротивляясь каждому его шагу. Он уже ничего не видел вокруг. Даже стены коридора исчезли из поля зрения, а нижняя часть ног, от колена, тонула в непроницаемом мареве.
   Куда он бредет? Зачем? На что еще может надеяться? Вместе с волнами тумана на мальчика накатывали уныние и серая давящая тоска. Остановившись, он сбросил рюкзак и сел, а затем вообще лег. Вот сейчас он закроет глаза, и больше не надо будет их никогда открывать. Не надо больше идти. Не надо ничего делать. Бороться, страдать, надеяться. С этой мыслью он провалился в спасительное небытие.
   Сколько же минуло времени, пока к нему возвратились все чувства? Открыв глаза, он обнаружил: тумана как не бывало. Фонарик, валявшийся рядом, продолжал ярко светить. Егор находился не в коридоре, а в круглом каменном помещении. Вооружившись фонариком, он посветил вверх. Потолок по-прежнему не просматривался.
   Следовательно, он все еще в лабиринте. Наверное, в самом центре его, сюда стекались целых четыре коридора. В середине помещения кругом выстроились зеркала. Спинками наружу и блестящими поверхностями внутрь. Было что-то зловещее в этом замкнутом круге. Будто бы заговорщики собрались пошептаться и втайне решить его, Егора, будущее.
   Колючая лапа страха вновь сжала сердце. Бежать! Поскорее унести отсюда ноги. Куда угодно, только бы подальше!
   Тишина давила, как надвигающаяся ледяная лавина. Вдруг у Егора за пазухой началось копошение, и розовый Лягух выглянул наружу.
   – Квак! – разорвав тишину, возопил он и выпрыгнул на каменный пол.
   – Куда? Не смей!
   Мальчик попытался его поймать, но где там! Лягух огромными прыжками несся прямиком к зловещему кругу. Он проскочил между медными ножками одного из зеркал-заговорщиков и исчез из вида.
   Егора трясло, но не бросать же верного друга. Зеркала стояли плечом к плечу и, кажется, при приближении мальчика еще теснее сомкнули ряд. Не протиснешься между ними.
   Егор лег на пол и по-пластунски пролез между ножками.
   – Квак! – поприветствовал его Лягух.
   Он гордо восседал в середине круга и, в отличие от Егора, кажется, не испытывал никакого страха.
   Мальчик, встав на дрожащие ноги, испытал состояние, близкое к панике. Зеркальные чаши курились дымом. Хотя нет, это был не дым, а серый туман. Они жадно затягивали в себя его остатки. Еще немного, и он совершенно исчез, а вогнутые чаши медно заблестели, отражая в себе Егора, друг друга и…
   Что-то там было еще. Мальчик пытался вглядеться, ловя ускользающее изображение, но оно словно перепрыгивало из чаши в чашу, заставляя Егора кружиться вокруг своей оси. Каждую следующую секунду ему казалось, что он почти увидел это непонятное, осталось совсем чуть-чуть. Стоит лишь быстрее перевести взгляд с одного зеркала на другое.
   Он уже вертелся юлой, однако видение упорно ускользало. Удавалось схватить его лишь краем глаза. Голова кружилась, в горле пересохло, в глазах поплыли радужные пятна. Еще немного, и он упадет.
   Лишь в самый последний момент блуждающие фрагменты сложились в картинку. Опушка леса. Огромные кряжистые вековые дубы. Их узловатые корни торчат из травы. Между ними лежит младенец. Дитя весело подкидывает вверх голые ножки и то ли звонко при этом смеется, то ли Егору так слышится. Зеленая трава, яркие цветы. Шмели, гудя среди них, собирают нектар. И дитя продолжает резвиться под ласковыми лучами солнца.
   Свет дня внезапно померк, будто солнце ушло за тучу. Опушку леса накрыла густая тень. Из-за дуба высунулась густая львиная грива. За ней показалась морда. Вернее, это было почти человеческое лицо, правда, покрытое шерстью, как у царя зверей, и с загадочной кошачьей улыбкой.
   Улыбка? Нет, это оскал. Обнажились огромные звериные клыки. Животное стремительно выскочило из-за дерева, разверстая пасть его зависла над младенцем.
   Егор зажмурился. Видеть, как будет растерзан ребенок, было выше его сил. Он почти тут же спохватился. Как ни жутко, он должен узнать, чем все кончится. Не зря же ему зеркала показали это.
   Мальчик снова открыл глаза. Никакого кровавого зрелища. Лев улепетывал в лес, баюкая в лапах младенца. Туман затянул картинку и смыл ее с зеркала.
   Егор продолжал таращиться уже на собственное искаженное отражение. Он ничего не понял. Кто это был? Человек, переодетый львом, или действительно лев? И кто бросил в лесу младенца? Вообще, это прошлое или будущее? Куча вопросов без единого ответа. Кроме, пожалуй, одной зацепки. Лев, которого только что видел Егор, был очень похож на зверя с лоскутного одеяла Ли-Ли Павловны… Раз так, может, младенец-то Зоя? Или вообще ее папа? Младенец был в пеленках, пол не определишь. Если Егору еще суждено когда-нибудь встретиться с Зоей, непременно постарается выяснить, не похищали ли кого-нибудь в семье Гайли.
   Стоп! А если это ему показали будущее? Что это за младенец? Его, Егора, собственный? Или дитя Зои? Или… Нет, до собственных детей и ему самому, и Зое очень еще далеко. Крайне невразумительное видение. Могли бы хоть намекнуть, стоит ему беспокоиться или нет!
   – Квак! – напомнил о себе Лягух.
   – Ну вот скажи на милость, зачем ты меня сюда привел? – уставился на него Егор.
   – Квак, – с другой интонацией повторил Лягух. Мол, так было надо.
   – Значит, будем считать, что ты умный, а я полный дурак, потому что совершенно ни во что не въехал. Может, после все разъяснится?
   С этими словами он наклонился, собираясь поднять Лягуха, но тот выпрыгнул у него из рук. Егор повторил попытку. Лягух опять увернулся.
   Егор глянул в ближайшее зеркало. Ему предстала совершенно ясная цветная картина. Дорожка, то ли на лугу, то ли в лесу. Камушки. Песочек. Сквозь него пробивается невысокая мелколистная травка-муравка и мелкие невзрачные цветочки. Жирный одуванчик покачивает под ветерком желтой головкой на крепеньком длинном стебле.
   На травке-муравке то ли стоит, то ли лежит, спрятав голову, черепаха. Секунду спустя она оживает, выпрастывая из панциря ноги и голову на длинной серой морщинистой скучной шее.
   Моргнув тускло-потухшим взглядом, животное тянется к листу одуванчика, отхапывает от него кусок и, жуя, бодро удаляется за край зеркала, оставив Егора в полном недоумении. Прошлое ему показали? Будущее? К чему ему продемонстрировали эту Тортиллу? Его, Егора, превратят в черепаху? Или он, например, получит ее в подарок на день рождения? Или это намек на то, что соображает он медленно, как черепаха? Сплошные загадки.
   Если первая картинка страшила, то эта была совершенно обыденной, чтоб не сказать – ординарной. Самая рядовая черепаха, таких в зоомагазинах сотнями продают. Вела она себя тоже не слишком оригинально. Большое дело – кусок от цветка отъесть! Или Белка ему наврала, что эти зеркала исключительно что-то важное показывают.
   Хотя… Мысли мальчика потекли в другом направлении. Черепаха ведь считается символом мудрости. Или это вообще Белкины проделки? Научилась управлять зеркалами и показывает ему, Егору, какой он дурак? Но он тут же отмел подозрение. Не в характере Белки париться понапрасну, она ему бы в лицо все высказала.
   Мальчик снова посмотрел на зеркало. Возможно, последует какое-нибудь дополнение. Но нет. Зеркала «молчали» и как-то даже незаметно расступились, отошли друг от друга, разомкнув круг.
   К Егору подпрыгнул Лягух.
   – Ты что-нибудь понял? – осведомился у него мальчик.
   – Квак! – Тот запрыгнул ему за пазуху.
   Недоумение мальчика было столь сильно, что пересилило страх, владевший им все это время. Проход между зеркал был открыт. Ближайший коридор зазывно темнел совсем рядом.
   – Попытка, как говорится, не пытка, – пробормотал Егор и, выхватив из кармана фломастер, шагнул вперед между зеркалами.
   В лоб что-то ударило. Из глаз посыпались искры. Егор растянулся на полу. Не от удара – он был не настолько силен, чтобы свалить его с ног, – а стремясь таким образом выиграть хоть крупицу времени у неизвестного противника. Вокруг все было тихо. Мальчик осторожно поднял голову.
   Прямо перед его носом в воздухе завис блестящий металлический шарик. Старый знакомый! Егор захлебнулся от радости.
   – Привет! Откуда ты? – У него даже голос предательски дрогнул.
   Шарик весело запрыгал по полу, ткнулся в Егора, отлетел на некоторое расстояние и застыл, приглашая себя догонять.
   Мальчик последовал за ним. Шарик, без колебаний выбрав один из коридоров, полетел по нему вперед.
   Несколько поворотов, и Егор столкнулся лицом к лицу, а верней, лицом к мордочке с совершенно разъяренной Белкой. У нее даже шерсть от гнева стала какой-то огненно-рыжей.
   – Слава грецкому ореху! Нашелся наш хитрогений! Смекалка – наша профессия, да? Генератор идей! Воплотитель великих замыслов! Да тебе только… – Она шумно перевела дух. – Кружок самодеятельности тебе надо организовать под названием «Заблудись в лабиринте»! Ноги есть, ума не надо! Удивляюсь, как тебя вообще не слопало с потрохами! Я-то, наивная, тороплюсь к нему, полагаю, сидит наш мальчик там, где его оставили. Как бы не так! Ты же у нас не простой, а с задатками лидера! Сам всегда на ежа садишься, чтобы проверить, насколько сильно он колется. Верить кому-то на слово – не для нас. У нас своя голова на плечах имеется. Только еще иногда полезно, когда в голове есть мозги, а в них – хоть одна извилина! Зачем нам какую-то Белку слушать! И не учит нас ничего. Один раз едва не пропал? Плевать! Мы еще раз попробуем. Авось куда-нибудь провалимся. Нам ведь до остальных дела нет. Пусть сбиваются с ног да ищут. Зато мы острые ощущения получили. Будет потом что вспомнить долгими зимними вечерами. Вот какие мы смелые! Ничего не боимся!
   – Белка, ты не совсем права, – начал оправдываться Егор. – Я в этот раз сперва хорошо подумал. – Вот, – продемонстрировал он ей фломастер. – Приготовил заранее звездочки ставить, чтобы не заблудиться. Но лабиринт меня путал. Он стены специально менял. Потому я обратно к тебе и выйти не смог.
   – Ну, замечательно! – с большой иронией воскликнул зверек. – Всегда виноват кто-нибудь другой. Лабиринт, фломастер…
   – Фломастер не виноват, он нормально работал.
   – Думаю, он тебе очень благодарен, что ты хоть его не обвиняешь, – хмыкнула Белка. Видно было, что гнев ее уже проходит. – Ладно, идем, балаболка. Нашли тебя – и то орехи. Зоя там уже ждет не дождется.
   Шарик нетерпеливо кружил вокруг них.
   – Он-то откуда? – полюбопытствовал Егор, когда они двинулись дальше по лабиринту.
   – Из одного сосуда. Встретились наверху, к твоему счастью. Иначе рыскать мне здесь одной до потери пульса. А он вот мигом тебя нашел. Вовремя вернулся с задания.
   – Какого? – полюбопытствовал мальчик.
   – Не твоего ума дело, – сердито цокнул зверек. – Шевели копытами. Гораздо полезнее, чем задавать лишние вопросы.
   – Белка, – робко начал Егор. – А можно еще вопрос? Вот только не знаю… лишний он или нет?
   – Ты спроси, а я отвечу!
   Егор рассказал ей про оба видения в зеркалах. Белка внимательно выслушала и, хмыкнув, умолкла, ни намеком не разрешая недоумения мальчика.
   – Знаешь, давай-ка с тобой договоримся. Зое про то, что видел, пока не надо болтать, – наконец, после длительной паузы, процедила она.
   – Почему?
   – Времени сейчас нет на объяснялки, – нахмурился зверек. – Придет срок – узнаешь.
   – Ты мне скажи хоть одно: это прошлое или будущее? – не унимался Егор.
   – Тоже сам разберешься. Каждому ореху свой сезон. Запасись терпением. А у Зои сейчас проблем и без твоих картинок хватает.
   Лабиринт кончился. Вверх вела крутая лестница. Шарик и Белка с пружинистой легкостью запрыгали по ступенькам. Егор тяжело и устало карабкался вслед за ними. Лестница казалась ему бесконечной. Все же в результате и она кончилась, выведя путников в темный сырой подвал, полный каких-то разнокалиберных труб, тянущихся в разных направлениях. В дальних темных, покрытых грибами плесени углах сопело и булькало. Тянуло затхлостью и годами слежавшейся прелой грязью.
   – Где мы? – спросил Егор.
   – На старой насосной станции, – скороговоркой бросила Белка. – Перед тем как выйдем, возьмешь меня на руки. Ну, вроде как я твой ручной зверек. Шарик, ко мне!
   – В какую сторону шевелить копытами?
   – Выходишь. Поворачиваешь направо. Шуруешь по улице до перекрестка. Потом налево. Пересекаешь проезжую часть. Там вывеска «Эйфория». Огибай здание и входи с черного хода. Не туда свернешь – я тебя поправлю, – угрожающе добавила она. – Твое дело слушать ухом, а не брюхом.
   Мальчик отворил скрипучую покоробившуюся дверь, выкрашенную полуоблупившейся грязно-коричневой краской, и зажмурился от яркого солнечного света.
   Еще шаг, и он вышел на улицу. Небольшой зелененький двор, окруженный постройками из красного кирпича. И – ни души. Он выбрался сквозь калитку на довольно оживленную улицу. Огляделся по сторонам. Здесь он еще никогда не бывал. Похоже на его собственную Москву или нет? Трудно сказать. Свой район Егор знал неплохо. В нем точно такой улицы не было. Однако она вполне могла оказаться в любом другом. Смесь двух-, трех– и четырехэтажных старинных домов с современными многоэтажками.
   Мимо него шли люди. Такие же могли ходить и по его Москве. Разве что здесь они были одеты попричудливей. И машины такие же. Ни колесниц без лошадей, ни низко пролетающих дирижаблей… Главное, тот же набор марок, что у Егора дома.
   Или они и вышли в его Москву, а Белка просто об этом не подозревает? Либо, наоборот, знает, но от него скрыла. Автобусная остановка. На ней – карта маршрута. Отличная возможность выяснить, где они находятся.
   Увы, ни одного знакомого названия. Белка, лягнув его лапой в бок, зло прошипела:
   – Опять застрял? Кому было сказано: двигайся строго по маршруту.
   Егор вздохнул и, достигнув перекрестка, двинулся налево. Несколько метров спустя Белка вновь угостила его тычком в бок. Настала пора пересечь улицу. Егору сразу бросилось в глаза старинное здание с пышной колоннадой в классическом стиле. Над бело-розовым, как взбитый крем, портиком горели золотые буквы: «Эйфория». «Что, интересно, за эйфория такая? – тут же начал гадать мальчик. – Похоже на торт со взбитыми сливками. Может, супер-пупер-кондитерская?» Он шумно глотнул. Кусок торта был бы сейчас совершенно не лишним. Впрочем, даже простой кусок хлеба – тоже.
   Достигнув противоположной стороны улицы, он заглянул в большое окно, но поди разгляди что-нибудь сквозь опущенные жалюзи.
   – Ты шевелиться собираешься или навек тут решил остаться статуей и тупо глазеть? – цокнула на его руках Белка. – Сказано тебе уже ведь: возле парадного хода нам делать нечего. Ты не клиент. И я как-то тоже под их категорию не подхожу. Марш за угол!
   За углом, а точней, за двумя углами (поворачивать Егору пришлось два раза) оказался дворик, весьма запущенный и неопрятный. Полная противоположность фасаду. Видно, сюда клиентам «Эйфории» заглядывать было без надобности, и владельцы заведения по сей причине не тратили сил на его очистку, считая это делом совершенно зряшным.
   – Опять тормозишь! Звони в дверь! – снова тыркнула Егора Белка.
   Дверь, выкрашенная в тот же мерзко-коричневый цвет, что и на насосной станции, ободралась, облупилась и выщербилась, особенно снизу – то ли коты в нее каждый день царапались, то ли собаки. А может, обслуга пинала ее от души ногами, вымещая таким манером свое недовольство хозяевами.
   Егор нажал на полуоторванный звонок, который, казалось, дал в какие-то стародавние времена честное слово висеть и не сдаваться и исключительно потому не падал. Вдали за дверью противно задребезжало. «Подобные звуки эйфории уж точно не вызывают», – подумалось мальчику.
   Им долго не открывали. Белка забеспокоилась. И, ерзая на руках у Егора, проворчала:
   – Заснули они там, что ли?
   Дверь неожиданно распахнулась, едва не шваркнув Егора по носу. Отшатнувшись, он увидал стоящую на пороге огромную даму с высокой башней серебристо-пепельных волос на голове. Лицо ее было заштукатурено толстым слоем грима, но и он до конца не скрывал глубоких рытвин на коже.
   – Мне долго еще ждать? – рявкнула она, кривя пухлые губы в ярко-красной помаде. – Либо заходи, либо проваливай!
   Егор оторопело взирал на женщину. Чем, интересно, они заслужили столь хамский прием?
   – Я… э-э-э… – протянул он и осекся.
   На помощь ему пришла Белка:
   – Вот разоралась-то. Поберегла бы нервы. Они, знаешь, не восстанавливаются. А мы уже заходим.
   – Нервы, – передразнила дама, пропуская их в дверь. – Кто о них думает, о моих нервах-то. Уборщица вчера уволилась. Денег ей, видите ли, мало. Работать никто не хочет. Вот миллионы загребать ни за что ни про что – это каждый готов. И вы привалили без предупреждения. Где мне теперь принимать вас? Спа-гостиница до отказа забита. Хоть за два дня бы дали мне знать, я бы кое-кого домой пораньше отправила. А теперь вот изволь крутись, Аглая Раджевна.
   – У нас, между прочим, чрезвычайная ситуация, – сурово оборвала ее Белка. – И светиться в гостинице нам совершенно ни к чему.
   – Это кто ж, интересно, там когда засвечивался? – вскипела Аглая Раджевна. – У меня, между прочим, сервис для ВИП-клиентов, и ни один еще не остался в претензии. Индивидуальное обслуживание и полная конфиденциальность. Гарантированное инкогнито. А вот вам ничего гарантировать в сложившейся ситуации не могу. Поселю в комнате уволившейся уборщицы. Уж извиняйте. Чем богата, тому и будьте рады. Но… Так как я теперь лишена возможности взять другую уборщицу, придется вам взвалить на себя ее работу.
   – Исключено, – отрезала Белка. – Соображения безопасности не позволяют.
   – Соображения безопасности не позволяют работать… тебе, – перебила Аглая Раджевна. – Хотя для тебя, может, тоже что-то придумаю. А с ребятами никаких проблем. Переоденем, замаскируем. На ВИП-половине вообще тревожиться не о чем. Мы убираем там номера, только когда клиенты на процедурах.
   – Аглая Раджевна-а, – донесся откуда-то из глубины женский голос.
   У Белки были какие-то возражения, но озвучить их она не успела. По той самой причине, что ее вместе с Егором весьма грубо и бесцеремонно затолкали в ближайшую комнату.
   – Значит, мы обо всем договорились. Пока отдыхайте, питайтесь, осваивайтесь и привыкайте.
   С этими словами Аглая Раджевна захлопнула дверь. В замке повернулся ключ. Одновременно раздался вскрик:
   – Егор!
   Мальчик увидел Зою, лежащую на узком старом топчанчике. Она приподняла с подушки разрумянившееся лицо.
   – Понимаете, – смущенно потупилась она. – Я вас так ждала, так волновалась, ну и… незаметно заснула.
   – Здоровый сон всегда на пользу, – бодренько изрекла Белка. – Мы теперь, можно сказать, пленники, из комнаты пока нам не выйти. Зато добрались в целости и сохранности. Можно и подкрепиться. Тем более что Аглая Раджевна нам всего тут наготовила.
   Она кивнула на стол, возвышающийся посреди узкой комнаты, уставленный самыми разнообразными вкусностями. Егор пристроился к угощению первым. Сперва он налил себе большой стакан кисленького розоватого морса и залпом осушил его до дна. Мигом налил второй.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация