А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельная" (страница 1)

   Любовь Лукина, Евгений Лукин
   Смертельная

   Перебравшись на борт единственной здесь орбитальной станции, туристы первым делом врывались в обсерваторию и устраивали давку возле телескопа. По очереди вплавляли горящие глаза в линзы окуляров – и замирали в восхищении: внизу, подернутая легкой дымкой, плыла Смертельная. Девственные леса, прозрачные реки, незатоптанные пляжи…
   У туристов захватывало дух.
   Потом их приглашали по одному к начальнику станции и предлагали подписать бумагу, что с момента высадки на поверхность планеты за их жизнь и здоровье администрация ответственности не несет.
   Эта процедура всегда производила сильное впечатление. От начальника выплывали притихшие и в телескоп теперь заглядывали осторожно и с уважением.
   – Позвольте! – ошеломленно сказала дама в модном комбинезоне, имитирующем скафандр высшей защиты. – Но если там действительно так опасно, то почему туда пускают туристов?
   – Как же, не пустишь вас! – сварливо откликнулся долговязый пилот, сотрудник станции. – В прошлом году попробовали не пустить – так тут такое поднялось…
   Он безнадежно махнул рукой.
   – Пожалуй, – поколебавшись, сказала дама, – я откажусь от экскурсии.
   Примеру ее последовали еще несколько человек.
   Потом еще несколько.
   Потом еще.
* * *
   Когда посадочная шлюпка опустилась на серый бетон единственного на планете космодрома, в ней было всего десять туристов. Десять самых отчаянных. Припав к иллюминаторам, они с замиранием озирали окрестность. В центре бетонного поля – два низких купола, по периметру – мощные силовые установки. А дальше – природа.
   Пилот разгерметизировал салон и опустил аппарель.
   – Вот вы и на месте! – с преувеличенной бодростью известил он. – А возле купола вас егерь встретит…
   Туристы переглянулись.
   – А проводить вы нас разве не хотите?
   В глазах пилота явственно обозначилась тоска.
   – Так ведь тут же рядом совсем…
   – Ну нет, так не пойдет! – занервничав, сказал руководитель группы. – Раз уж взялись доставить – передайте из рук в руки.
   Пилот с неохотой выбрался из кресла и сошел по аппарели на серый бетон. До самого купола он шел с напряженной спиной и расслабился только оказавшись в помещении.
   – И где же ваш егерь?
   – Подождем… – неопределенно отозвался пилот, озираясь.
   – А кроме егеря, никто больше на планете постоянно не живет?
   – Да как вам… – замялся пилот. – Вообще-то тут еще группа биологов… работает…
   Слово «работает» он произнес с сильным сомнением.
   – Так работает или нет? Вы что, сами не знаете? Или… с ними что-нибудь случилось?..
   – Здравствуйте, – послышался негромкий бесцветный голос – и все обернулись. Маленький невзрачный человек с серым осунувшимся лицом ощупывал туристов цепкими, глубоко посаженными глазами.
   – Вы, вы и вы, – сказал он. – Отойдите вон туда в сторонку.
   Трое мужчин, недоуменно переглядываясь, подчинились.
   – Во время экскурсии, – бросил егерь, – будете находиться на базе. Из купола – ни шагу!
   – Мать честная! – потрясенно выдохнул пилот. – Как же я сам не сообразил!..
   – Да что случилось-то? – вырвалось у черноволосой туристочки.
   – Лысые они, – испуганно понизив голос, пояснил пилот.
   Все оторопело уставились на отбракованных.
   – Кто лысый? – возмутилась черноволосая. – Гоша бритый!
   Егерь искоса взглянул на заступницу.
   – А там никто спрашивать не будет, – проворчал он, – лысый ваш муж был или бритый…
   – Но…
   – Вы тоже останетесь на базе, – по-прежнему не повышая голоса, сообщил он.
   – Как?!
   Вопрос остался без ответа. Невзрачный человечек еще раз оглядел оставшихся.
   – Значит, так, – сказал он. – Когда выйдем из-под защитного поля – идти за мной след в след, дистанция – метр. Разговаривать негромко, а лучше совсем не разговаривать…
   – Знаете… – покряхтев, заговорил руководитель группы. – Я, наверное, тоже останусь…
   – А вы старший?
   – Да.
   – Без вас я группу не поведу. Не имею права.
   – Да знаете… Я что-то неважно себя чувствую…
   – Ну, это как раз не страшно, – утешил егерь. – Оттуда, по-моему, больные чаще здоровых возвращаются… Теперь главное. Расчески, ножи, калькуляторы, компьютеры, пудреницы, видеокамеры – все на стол. Если ремень с пряжкой – тоже. Без пряжки – можете оставить при себе.
   – По большому маршруту поведешь? – полюбопытствовал пилот, пока туристы разгружали карманы.
   – Там сейчас не пройти, – помолчав, негромко отозвался егерь. – Вчера пробовал – вернулся…
   – А биологи? – понизив голос, спросил пилот – и все впились глазами в егеря.
   Егерь нахмурился и промолчал.
   – Разоружились? – повернулся он к туристам. – Всё выложили? Карманы проверять не надо? Тогда построились в цепочку – и за мной к выходу.
   – Как? А скафандры?
   – Какие скафандры?
   Турист замялся.
   – Ну, если жить надоело, можно и в скафандре… – не дождавшись ответа, пробормотал егерь. – Только без меня…
* * *
   Из купола они вышли след в след. Пройдя несколько шагов, егерь резко остановился. Туристы замерли. Все, кроме одного. Этот уже успел на что-то засмотреться.
   – Возвращайтесь в купол, – приказал ему егерь.
   – Почему?
   – Там объяснят.
   Оставшись вшестером, миновали генератор силовой защиты. Дальше бетон старел на глазах – лежал, раскрошенный, проеденный травами и мхами.
   – Разулись, – приказал егерь, вылезая из растоптанных сандалий. – Обувь бросьте здесь. Обуетесь, когда вернемся.
   Тут он заметил, что туристы с ужасом смотрят куда-то в сторону – и оглянулся. Там, в нескольких метрах от них, стояли рядком три пары обуви. Одна из пар – женская.
   – Черт… – хмурясь, пробормотал он. – Убрать забыл… Ладно, пошли…
   Бетон кончился, под босыми ногами была теперь теплая травянистая планета – ласковая, вкрадчивая. Смертельная.
   – Может быть, вернуться? – жалобно подал голос замыкающий.
   – Поздно, – без выражения отозвался егерь.
   – Почему поздно? Несколько шагов…
   Егерь остановился. Остальные – тоже. Обернулся к замыкающему:
   – Куда несколько шагов? Туда?
   Все оглянулись на серое бетонное поле. Потом снова посмотрели на егеря.
   – Шутник… – проворчал он, возобновляя движение.
   – Я все-таки вернусь, – сказал замыкающий.
   – Хорошо! – бросил егерь, снова останавливаясь. – Только дайте нам сначала отойти шагов на двадцать. Махну рукой – можете возвращаться. А вас… – Он повернулся к остальным. – Вас я прошу внимательно посмотреть, что потом будет. Посмотреть и запомнить.
   Отойдя на двадцать шагов, они оглянулись и увидели, что замыкающий, утирая пот с бледного лба, следует за ними.
   Шумели травы. В кустах кто-то мурлыкал. Серое лицо егеря совсем обрезалось. Бесшумно ступая, он вел группу по еле намеченной в траве тропинке.
   – Смотрите, зверек, – тихонько сказала туристка.
   Действительно, на опушку выбежал зверек, напоминающий кошку с беличьим хвостом. Егерь глянул на него искоса, но шага не замедлил. Видимо, опасности зверек не представлял.
   – Какая прелесть! – сказала туристка. – А что делать, если он выбежит на тропинку?
   – Ничего, – отозвался егерь. – Прежде всего в панику не впадать. Особенно, если начнет тереться об ноги. Стоять неподвижно. Полчаса будет тереться – полчаса стоять неподвижно… Стоп!
   Впереди через тропинку переливалась отсвечивающая металлом струйка чего-то живого.
   – Придется в обход… – тихо сообщил егерь. – Плохо…
   – Муравьи? – шепотом спросил руководитель группы.
   – Если бы… – отозвался егерь – тоже шепотом.
   Они прошли вдоль ручья, где над подозрительно прозрачной водой качались похожие на щупальца лианы, и, обогнув пригорок, замерли.
   Впереди, метрах в двадцати от них, лежал человек. Это был рыжий парень в розовой мятой рубашке и белых потрепанных брюках. Босой. Лица его видно не было.
   – Человек лежит… – проговорил кто-то, не веря своим глазам.
   Все обернулись к егерю. Егерь молча смотрел на лежащего. Лицо его выражало не то скорбь, не то полное равнодушие.
   – Лежит… – отозвался он наконец. И было в этом его «лежит» нечто такое, от чего на туристов повеяло ужасом.
   – И давно он…
   – Второй год, – сказал егерь. – Вообще-то меня просили никому его не показывать, но вы же сами видели, как все вышло… Тропинку пересекло, а другого пути тут нет…
   – Он… дышит? – ахнула туристка, вглядываясь.
   – Дышит, – помолчав, согласился егерь. – В том-то все и дело что дышит… Сейчас через овраг пойдем… место скверное… Так что повнимательней там, пожалуйста. Что-то предчувствие у меня сегодня нехорошее…
   Туристы содрогнулись.
   В овраге было красиво. Видимо, это и имел в виду егерь, назвав овраг скверным местом. Запах больших фиолетово-розовых цветов кружил голову. Хотелось упасть в траву, раскинуть руки, закрыть глаза… И нехорошее предчувствие не обмануло. Замыкающий остановился, потом сделал несколько неверных шагов в сторону и, зажмурясь, потянулся носом к цветку.
   Его счастье, что егерь оглянулся. Этот удивительный человек чувствовал опасность спиной.
   – Не двигаться! – сипло приказал он – и замыкающий, опомнясь, застыл с вытаращенными глазами. Все оцепенели.
   – Спокойно… – тихо, напряженно заговорил егерь. – Главное – спокойно, земляк… Пока еще ничего страшного… Попробуй вернуться на тропинку по своим следам… Ну-ка, выпрямись потихоньку… Так… Давай-давай… Левую ножку наза-ад… Теперь правую… Да не спеши ты!..
   Кое-как замыкающий выбрался на тропинку – и егерь вытер ладонью мокрое лицо.
   – В-вы… – заикаясь, начал глава группы. – В-вы п-понимаете, что натворили!.. Чуть не натворили!..
   – Не надо, – попросил егерь. – Ему вон и так худо. Не надо сейчас. Обошлось – и ладно…
   Они вылезли из оврага и снова оказались на краю бетонного поля. В центре его круглились жилые купола, чуть поодаль посверкивала посадочная шлюпка с опущенной аппарелью.
* * *
   – Вы представить не можете, как я вам благодарен! – сбивчиво заговорил замыкающий, когда они вновь вошли в помещение.
   Егерь в бешенстве повернулся к нему.
   – Сразу же, как вернетесь на орбиту, – процедил он, – дадите подписку больше эту планету не посещать!
   – Господи! – вскричал виновный, прижимая руки к груди. – Да я и сам теперь ни за что… Да я… У меня в этом овраге даже зуб под коронкой заболел – от страха…
   Пилот встал. Егерь впился глазами в лицо туриста.
   – Зуб? Какой зуб?
   – Золотой… – неуверенно ответил тот. – Зуб, говорю, под коронкой…
   Несколько секунд егерь смотрел на него обезумевшими глазами. Потом круто повернулся и молча вышел из помещения.
   – Что… правда, зуб? – спросил пилот.
   Турист открыл рот и показал коронку.
   – Ну, ребята… – только и смог вымолвить пилот. – Как же вы оттуда вернулись вообще?..
* * *
   Егерь даже не вышел попрощаться. Но туристы и не думали обижаться на него. Поспешно заняли свои места в шлюпке – и над бетонным полем взвыли двигатели.
   Егерь хмуро следил, как пропадает в небе вьющийся белый след. Потом вернулся в купол и, подойдя к экрану связи, сердито ткнул клавишу.
   На экране возникла зеленая лесная полянка и огромный негр с яблоком в руке.
   – Салют! – сказал негр и нацелился откусить от яблока.
   – Сейчас я буду с тобой ссориться, Александр, – предупредил егерь.
   Негр раздумал кусать яблоко.
   – А что такое?
   – Я вас, друзья-биологи, с планеты выставлю! – пообещал егерь. – Ты знаешь, что сейчас отчудил твой Рыжий? То есть даже в голову не придет! Представляешь: решил вздремнуть на солнышке у оврага! Рядом с маршрутом! А я как раз туристов веду!
   – И что? Заметили?
   – Конечно, заметили.
   – А как же ты выкрутился?
   – Ну, это уж мое дело, – сказал егерь. – Выкрутился.
   – Слава богу… – с облегчением вздохнул Александр.
   – Да если бы! – вспылил егерь. – Они же теперь об этом рассказывать начнут! Про такую жуть – да не рассказать?.. И вот увидишь, уже следующая группа завопит, чтобы я непременно показал им этого… который второй год лежит и дышит!.. – Передохнул, посопел. – В общем так, Александр: придется твоему Рыженькому еще полежать… Он теперь у меня вроде как экспонат.
   Александр пришел в ужас:
   – Да ты что? Ему же работать надо! У него же… Слушай, а, может, обойдется как-нибудь, а? Через пару месяцев передадим материалы в Комиссию. А там, глядишь, планету заповедником объявят…
   – Через пару месяцев? А ты представляешь, что это стадо здесь натворит за пару месяцев? Если выяснится, что Смертельная вовсе не смертельна!.. Истопчут, изроют, изрежут инициалами и спалят напоследок!.. Нет, Александр, не получается.
   Темное лицо Александра стало несчастным.
   – Слушай, а может, вместо Рыжего какой-нибудь муляж положить? – с надеждой спросил он.
   – А где возьмем муляж?
   – Н-ну… сделает он муляж!
   – Вот пусть делает. Чтобы один к одному. И чтобы дышал. А пока не сделает… По первому моему сигналу – со всех ног на край оврага! В любую погоду! И чтобы лежал на том же самом месте, в той же самой позе – и дышал! Экспонат!..

   1994
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация