А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Удачная работа" (страница 1)

   Роман Хаер
   Удачная работа
   Роман

   Спасибо Сане Омпу и Косте Пывню за моральную поддержку и помощь.
   Фантастическая компьютерная игра. Инструкция по прохождению. Посвящается тем, у кого «совсем нет жизни»

Новые пути и новые войны.
Кажется мой путь мне непреодолимым.
А мне просто хочется быть спокойным,
А мне очень хочется быть любимым.


Забытые песни, слова и мысли
Во сне вдруг приходят снова и снова,
А я ничего не хочу от жизни,
И к смерти моя душа не готова.


Я застыл между Раем и Адом,
Где-то между светлым и темным небом,
И мне уже ничего не надо
Кроме тех мест, где еще я не был…

Отрывок из песни кочевников Великой степи, мир Ворк
   Переброска прошла удачно – с первого раза. Настройку провели неплохо, и я перенесся довольно точно, примерно на полметра ниже уровня поверхности. Оказался в ямке полуметрового диаметра и такой же глубины. Могло быть и хуже: как-то раз я три попытки подряд провалил – оказывался на глубине пяти метров под поверхностью. Пришлось все три раза делать себе компенсирующую инъекцию и возвращаться. Столько джитези псу под хвост. Даже отказался от неплохой работы – мы, джисталкеры, народ суеверный.
   Некоторые рискуют и ставят точку переброски в пяти метрах над поверхностью. Но я считаю, что лучше вернуться, чем сломать что-нибудь, упав на неудачное место с десятиметровой высоты.
   Замаскировав следы прибытия в этот гостеприимный мир, я отправился на поиски котов. Коты, по моему мнению, самые прекрасные существа на свете. Будь я поэт, написал бы о них поэму.
   Коты мира Ворк, как и любые представители кошачьих подвидов, игривы и свободолюбивы. Надеюсь, договориться с ними у меня в ближайшем будущем получится и кот, выделенный мне прайдом, будет верным и надежным помощником на все время джипрыжка. Но договориться с прайдом – дело непростое. Вопрос о доверии не стоит – коты сразу чувствуют ложь и недоброжелательность. Коты ленивы, как их земные сородичи, поэтому сначала – подарки.
   Я отправился на охоту. Местные куропатки (любимое лакомство котов мира Ворк), в отличие от наших лесных птах, достаточно беззаботны и не пуганы. Стрелки-охотники в Лес котов стараются без особой нужды не лезть, а природные враги у куропаток только хищные птицы. Поэтому основное внимание дичи направлено вверх. Особым темпераментом птицы тоже не отличаются. Сидят себе на ветках и что-то клюют. Курицы и есть курицы. Неподвижная мишень, неподвижный стрелок – это не против Вилки стрелять в прыжке назад на шорох. Вскоре пять жирных курочек оказались привязаны за шею к длинной палке. Я вышел на небольшую полянку, как забором окруженную кустами местной разновидности малины. Выстругав две рогатки из свежесрезанных веток и воткнув их в землю, повесил на них палку с добычей. И стал ждать, доброжелательно думая о котятах.
   Через некоторое время со мной в контакт вошел кот.
   Впрочем, давайте по порядку.

   Часть первая
   Домашняя работа


Всюду скучно и противно,
В жизни тина и рутина.
На работе кавардак,
Дома тоже все не так.

   Глава 1
   Ознакомительная работа

   Работа не волк.
   Волк – тебе товарищ!
Салат из пословиц
   Здравствуйте, я по объявлению. По поводу приема на работу.
   В общем, так и началась эта история. Пришел я конечно же не по объявлению. Пришел к хорошим знакомым и попытался пошутить. Дело в том, что Саня и Дима – совладельцы фирмы. Да какой уж там, если честно, фирмы… так, конторки. Несуразный альянс двух неплохих ребят, которые толком ничего не умеют. Фирма – слово-то какое значительное! – занималась рабочими контрактами. Не понимаю, как они до сих пор не разорились в условиях Интернета, когда каждая школьница за день может подобрать пару вакансий для тяжелой и продолжительной… ну, скажем, работы.
   – О! Наконец-то! Как из печки пирога ждем!
   Это Александр. Он же генератор идей. Всегда орет – ему так проще. Если он говорит тихо, то начинает тараторить и пропускать целые предложения. Ну никак не поспевают слова за мыслью, которая скачет даже не просто по древу, по баобабу его интеллекта. А еще он коротышка с небольшим животиком. В школе его дразнили и даже пытались бить, если рядом не было меня. Не любят у нас тех, кто умнее большинства и при этом нескромен, а Саня скромностью мог отличиться только в спортзале.
   – Распишись, а?… Денег дам. Много. Пятьсот рублей.
   Это Дмитрий. Главный бухгалтер официально и неофициально, владелец печатей, подписей и скромной наличности. Постоянно ворчит, как старуха. При его росте почти два метра и весе полтора центнера это зрелище оставить равнодушным не может никого. В школе был звездой баскетбольной команды, но, войдя во взрослую жизнь, со спортом дружбу разорвал и подружился с пивом и сосисками.
   Как вы уже догадались, эти парни мои бывшие одноклассники. Одеты они были в одинаковые белые рубашки, черные брюки и туфли, и чем-то, скорее всего, животами, – напоминали близнецов из детского сада. Но если на Александра еще можно было найти одноразовые подгузники, то Дмитрию их пришлось бы специально заказывать на фабрике.
   – Дим, отстал бы ты от меня, а? Не нужны мне твои деньги. И подписывать ничего не буду. Из-за этого меня заставили с утра через полгорода мчаться? Ладно, бывайте. Вы, ребята, совсем уже тут того… – Я покрутил пальцем у виска и сделал шаг к двери.
   – Стоять-бояться! – рявкнул Саня. – Ну, Тим, ты даешь! Это Димочка просто свои дыры пытается залатать! Не мельтеши!
   Тим – это я. О себе долго рассказывать не буду, скажу только, что девушкам обычно нравлюсь. С этими интеллектуальными негодяями, помимо долгих школьных лет, меня связывают еще и общие геймерские корни. После школы дороги наши с ребятами надолго разошлись, пересекались изредка в пространстве Интернета да встречались на ежегодных слетах одноклассников, не более того. Плотнее стали общаться, когда начали играть в одни и те же игры в Интернете, но потом я ушел из ежедневной виртуальной жизни, и мы забыли друг о друге. Вспомнили они про меня, когда занялись нелепым своим бизнесом, и уговорили пару раз выполнить кое-какую работу. Потом пошло-поехало. Ну, это дело прошлое.
   – Работа есть! – как-то грустно проорал Саня. Он, по-моему, даже колыбельную деткам своим орет. – В самый раз по тебе!
   – От твоей работы кони, может, и не дохнут, а я могу.
   Дело в том, что некоторый наш совместный опыт связан для меня с не очень приятными воспоминаниями. Было, конечно, и много хорошего, но не подколоть приятеля – это же непорядок!
   – Да хватит ныть! – дипломатично завопил Саня. – Прыг-скок – и полный мешок! Частный заказец! Десять тысяч звонких евразиков! И уровень зелененький всего, ну, может быть, кое-где немного желтоват!
   – И официально пять тысяч дадим, – веско проворчал Дмитрий. – Налоги хоть заплатишь. А то спрашивали уже про тебя, звезда ты наша.
   – Тебя спрашивали – ты и ответ держи, – твердо ответил я.
   Ребята из налоговой службы, конечно, имеют право проявлять интерес к моей скромной персоне, но не чаще раза в год.
   – Опять кто-то чего-то услышал, и захотелось, аж зачесалось? – это вопрос уже к Сане.
   – Да нет! Фирма веники не пишет! – стандартной присказкой ответил он.
   Саня даже пробовал сделать эту фразу девизом одного предприятия, когда программно-пишущее дело открыл. Дело, ясное дело, извините за тавтологию, обанкротилось.
   – Предмет описан аж на десяти гигабайтах! – как-то даже удивленно проорал Саня. – Ключ заказчика! Патентный! Оборудование наше! Предоплата на снаряжение! Песня детства, а не контрактик!
   – Давай, сталкер, решайся. Да – пошел писать, нет – нашим легче. А то, сам знаешь, одни только документы оформлять – неделя работы. Не ты же побежишь с бумажками по инстанциям, – горестно пробурчал Дмитрий.
   – Ну ладно, бизнесмены недоделанные. Тащите вводную, знакомиться буду, – улыбнулся я. Ну как же их бросить-то? Пропадут. Полезут на инетбиржу, найдут нуба и сгорят вместе с ним.
   Дело в том, что я G-сталкер. Звучит не по-русски, но это международный термин. Пришлось привыкнуть. В основном хорошие джисталкеры работают на всякие там правительства. Меня тоже пытались привлечь, но со временем отстали. Уж больно я плохо смотрюсь в форме или костюме. Сейчас такие красавцы, как я, конечно, на каждом углу не валяются, но тем не менее профессионалов моего уровня вполне приличное количество.
   Самое удивительное то, что джисталкерство до сих пор окутано неким ореолом романтики. Хотя по мне – та же игра, просто с высокими ставками. Умеешь играть – есть шансы, новичок (нуб в терминологии джисталкеров и просто геймеров) – умрешь.
   Ну, давайте с самого начала.
   В середине двадцатого века появились компьютеры. В конце восьмидесятых годов все того же двадцатого века компьютеров стало много, и их перестали использовать исключительно для работы. Были написаны первые компьютерные игры. Потом индустрия стала бурно развиваться, игр писали все больше и больше. Появились сложные игровые проекты. Компьютерные игры стали досугом для сотен миллионов людей в разных концах света.
   Параллельно развивались системы восприятия человеческими чувствами компьютерных электронных игр. Сначала телевизоры, потом плоские мониторы, затем стереовидение, головидение. Дошли даже до вживления в нервную систему электронных биостимуляторов, что оказалось безумно вредно, хоть операцию навязчиво рекламировали всякие агентства.

   Ядерная физика тоже не стояла на месте. Огромные синхрофазотроны, в шестидесятые годы двадцатого столетия похожие на титанические сооружения индейцев майя, стали достаточно компактны, размером с микроволновую печь.
   И наконец, примерно в сороковых годах двадцать первого века чешский ученый Мирослав Гашек смастерил в своем гараже некое устройство, позволяющее волнам, возникающим от ускорения частиц, воздействовать на наши органы чувств, вызывая нужный эффект. Прибор, подсоединенный к информационному устройству – телевизору, магнитофону или компьютеру, – позволял ощутить себя участником событий. Ярко, красочно, полное ощущение реальности. Уровень облучения – как у сотового телефона.
   Многие журналы и газеты сразу стали писать, как это вредно, но люди – существа недоверчивые. Ничего после сеанса не болит, в больницу не надо, и ладно. Переживем побочные эффекты за-ради удовольствия. Тем более устройство оказалось недорогим, занимало немного места и довольно быстро прочно вошло в быт. За какие-то недолгие три-четыре года дорогие видеосистемы вымерли, как динозавры.
   Мирослав Гашек, успевший запатентовать свое изобретение, сказочно обогатился, но потерял фамилию. Бренд «Гашек» перестал быть его собственностью и сделался названием устройства. Гашеки заменили телики.
   И тут влезли военные. Как же, такие великолепные симуляторы – но без обратного воздействия? Ну, можно, конечно, датчиками обвешаться и в комнате прыгать, сражаясь с террористами, но ненатурально. Не больно и не страшно.
   Военная мысль зачастую является двигателем прогресса. Не больно и не страшно? Так сделаем, чтобы было! Как? Да очень просто. Воздействуем на голову. Биотехнологии развиты, наркотиков много. Поэкспериментируем. И они нашли.
   G-таблетки. Они же г-пилюли. Джитези.
   Сам по себе джитези легкий стимулятор, типа кофеина. Принял и немного взбодрился. Эффект привыкания отсутствует. При этом невероятно дорогой в производстве, побочная ветка фармакологии. Правда, экстрасенсы и разные колдуны, якобы видящие биополя людей, утверждают, что при принятии джитези аура начинает светиться и разрастаться в десятки раз, но наукой это так и не доказано.
   Ходит много слухов, как в Интернете, так и в устных пересказах, о том, что же все-таки произошло. Имя варьируется от сержанта Гарри Грина до лейтенанта Григория Гринина. Выглядело это немного несерьезно. Взяли военные герметичную камеру и подогнали гашек-излучение полностью под ее объем. Гриша (Гарри) выпил джитези, и его заперли в этой камере, предварительно обвешав разнообразными датчиками. Затем включили антитеррористическую игру с автоматами, пулеметами, врагами в камуфляже. Ровно через тридцать секунд все датчики отказали. Пока бегали, согласовывали, отключали, прошло минут пять. После отключения питания из камеры выпал Гриша (Гарри) с тремя настоящими пулевыми ранениями грудной клетки и автоматом неизвестного производства в руках. Умер не приходя в сознание. Автомат, по одной версии, был необычайно ценен и дал потом много нового в развитии ручного оружия, по другой – был просто никакой по боевым характеристикам, хуже автомата ППШ времен Великой Отечественной, к тому же распался через три минуты после переноса. Исходя из моего опыта джисталкера, гораздо вероятнее второй вариант.
   Вот так непрофессионально и трагично пришла в наш мир чужая реальность. Куда мы попадаем, никто не знает. Подключаться и смотреть, что там с нами творится, невозможно. Мир, куда мы переносимся, максимально приближен к версии игры, от которой пошел джипрыжок. Отключается гашек-поле в камере прыжка, и джисталкера сразу выбрасывает обратно в наш мир. Средняя продолжительность пребывания в мире переноса при принятии одной порции джитези – примерно два часа, если невозможно подзарядиться там. При повторном джипрыжке с теми же начальными условиями (версия игры, размер гашек-камеры, тот же джисталкер и так далее) попадаешь в тот же мир. Если ты там наследил, тебя помнят. И если тебя там пытались убить, то, скорее всего, при повторном прыжке убьют. Вот такие пироги.
   Конечно, не все игры являются «ключом» к переносу. Основная масса компьютерных игр так и осталась просто игрушками, как с ними ни экспериментируй. Но примерно одна десятая процента игр становится ключами. Цены на них вырастают в тысячи раз. Копии ставятся на учет в компетентных органах и, как говорится, так далее…

   Вернемся к нашим событиям. Мир оказался так себе. Неприятно, но не смертельно. Мир Ворк. Интересная в принципе история. Когда-то, в начале двадцать первого века, одна компания выпустила интернет-игру. Игра была, наверное, неплохая. Играло несколько миллионов человек по всему миру. Разработчики проекта были грамотные ребята и понимали, что одной игрой, пусть даже очень хорошей, игромана не удержать. И периодически, раз в два или три месяца, все капитально усовершенствовали, выпуская новые версии-обновления. Для поддержания интересов потребителя. Длилась эта эпопея лет десять, потом, как обычно, пришли новые герои, а старые отправились на свалку истории. Все достаточно тривиально, если бы не одно событие.
   В молодости в эту игру, говорят, играл один из будущих военных, впоследствии начальник небезызвестного Гарри Грина (Григория Гринина). Самомнение у генерала было высокое. Он попробовал совместить древнюю игру и последние разработки, причем сам выступал в роли испытуемого, мотивируя это своей компетентностью в реалиях выбранного мира. Говорю же, самомнение у генерала было о-го-го! Из этой затеи, понятно, у него ничего не вышло.
   Но у генерала был грамотный подчиненный. О нем мало что известно, но все сходятся во мнении, что этот человек и есть первооткрыватель нового дживремени.
   Парень внимательно изучил игру, профессионально проникся, так скажем, духом и стал пробовать каждую версию-обновление игры, благо, доступ к информации у военных практически неограниченный, да и запасы джитези тоже. И где-то на пятидесятой, а может и шестидесятой, версии его закинуло в мир, впоследствии получивший название Ворк. Как его зовут, какое у него в тот момент было звание, никто не знает. Но это был легендарный Gnom, первый в истории джисталкер. Вытащенные им оттуда образцы металлов в корне перевернули металлургию и приборостроение всей Земли.

   Мир Ворк достаточно изучен. Даже мне, практикующему частное джисталкерство, приходилось бывать там не один раз. Но естественно, задание было невыполнимое.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация