А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тринадцатая редакция. Найти и исполнить" (страница 31)

   – Ты на кого работаешь, парень? – строго спросила старушка. Таким тоном спрашивают только те, кто имеет на это право. Например, шемоборы.
   Денис затрепыхался, как попавшая в силок птица, но вместо того, чтобы буркнуть что-нибудь типа «Отвали, бабка, работать не мешай, а то врежу», засмущался и не нашелся что ответить.
   – На кого работаешь, спрашиваю? – повторила Зинаида Фёдоровна. – Можешь мне ответить, я тебя не съем. Ну скажи, где ваша организация находится, кто там главный, с кем надо разговаривать?
   Денис продолжал молчать. Никого выдавать он не собирался, а выкручиваться считал ниже своего достоинства. Попался – сам виноват. Не хотел ведь сюда идти с самого начала!
   – Ты воды в рот набрал или как? Жалко тебе, что старуха тоже бумажки по ящикам будет раскидывать? У вас там небось берут на работу всех, без ограничений?
   – О какой работе вы говорите? – нарушил молчание Денис.
   – О любой работе, милый. О любой, где мне не будут указывать на мой возраст.
   – Вот так совпадение! – очень ненатурально воскликнул Денис, протягивая старухе многострадальную листовку. – Именно о такой работе идёт речь в этом объявлении. Позвоните, если там ещё не нашли кого-то другого.
   – А вот сейчас и позвоню, – цепко схватив бумажку, произнесла Зинаида Фёдоровна. – Я им дам – кого-то другого. Только ты это, остальные бумажки мне тоже отдай.
   – Я не имею права!
   – Отдавай, а не то я дворника позову! И зятя!
   – Зовите кого хотите, но правда будет на моей стороне! – воскликнул Денис.
   – А провались ты со своей правдой. Я вот сейчас, пока ты тут топчешься, пойду и позвоню им, – злорадно заявила Зинаида Фёдоровна. – И скажу, что нашла пачку листовок в урне. Вот тебя и уволят.
   – Пусть увольняют, пусть! – пылко воскликнул Денис. – Но совесть моя будет чиста.
   – Всё-таки зря пионерию-то у нас отменили, – пробормотала себе под нос старушка, повернулась к нему спиной и резво припустила вверх по лестнице. – Таких вот ретивых там хоть к делу пристраивали…
   Денис улыбнулся ей вслед: можно было не сомневаться, что остальное носитель сделает сам. Прав был Шурик – незачем выдумывать сложные многоходовки, если задача этого не требует.

   После того как мунг или шемобор не ниже второй ступени называет человека Хозяином Места, процесс можно считать запущенным. Сам бедолага иной раз не может даже уследить за событиями, он и оглянуться не успевает, как обнаруживает, что вокруг него раскинулось какое-то славное заведение, которым он вроде как с огромным удовольствием руководит. Поэтому стоило Джорджу слегка отогреться (при помощи кофе с коньяком) и даже немного отдохнуть от Анны-Лизы (которая изъявила желание вздремнуть и приказала не вмешиваться в её спокойный сон, даже если всё здание загорится и рухнет), как ему позвонил бывший владелец кафе.
   – Как живёте, хиппи-дриппи? Съезжать не собираетесь?
   – М-м-м… э-э-э…
   – Ты не мычи, Соколов, а слушай. Дом сносить передумали.
   – Какой дом?
   – Вас приветствует передача «С добрым утром!». Дом, в котором у вас сквот. Сносить его не будут. Мне позвонили и предложили вернуть кафе обратно, представляешь?
   – Представляю. В смысле, поздравляю. У нас есть ещё день в запасе?
   – У вас до фига дней в запасе. Мы на новом месте уже обжились. Тут уже выручка почти в два раза больше, а это мы ещё лицензию на крепкий алкоголь не получили. Но съезжать тебе по-любому придётся: хозяин будет показывать помещение.
   – Показывать? Зачем показывать? А я думал, вы вернётесь.
   – Мы бы вернулись, не вопрос. Только вторую точку ещё год, а то и два не потянем, хотя жаль – арендную плату обещали оставить старую.
   – Да мы съедем. Мы уже частично съехали.
   – Вот за это я тебя, Соколов, и уважаю. Ты слово ещё не дал – а уже его держишь. А что, не хочешь замутить там чего-нибудь сам? Папа тебе денег на новый бизнес даст всегда. Поиграешься годик, потом тебе это надоест, а тут как раз и мы подоспеем. Ты же любишь хороший бизнес за копейки продавать. Шучу, шучу. В общем, думай. Если есть у тебя кто на примете – сдам координаты хозяина. А так – пакуйте вещички, а то придут люди помещение смотреть, а там табор ваш.
   Джордж отодвинул чашку на край стола, рядом положил телефонную трубку и подпер кулаком щёку: задумался. Итак, чего же он хочет? Вот сейчас Анна-Лиза проснётся и решительно заявит, что пора ей собираться на родину. И он останется один: Димка уехал отрабатывать долги, с родителями встречаться рановато, а не то они опять захотят наставить его на путь истинный, а вместо этого возьмут за ручку и поведут по собственным следам, а зима нынче удалась на славу, так что следы получатся глубокие. Может быть, упасть на хвост Анне-Лизе? Строгий дядя Эрикссон просил выдворить её из города, но не запрещал же уезжать вместе с нею, верно?
   А вот взять и в самом деле уехать. Открыть собственное кафе с собственными правилами, на радость местным школьницам, и платить за эту свободу тоской по родному городу. Джордж задумчиво опустил телефон в карман и побрёл на кухню. Початая бутылка коньяка, примостившаяся на полке, отвлекла его от воображаемой ностальгии, один маленький глоток – и вот уже готово правильное решение. Зачем платить за свободу тоской по родному городу, если можно не платить за свободу тоской по родному городу? Зачем ехать в Хельсинки, чтобы открыть там кафе, если здесь уже есть готовое помещение?
   Для того чтобы стать Хозяином Места, не нужно обладать какими– то особыми талантами. Достаточно просто не иметь определённых недостатков и не быть при этом мунгом или шемобором. Самый серьёзный недостаток, ставящий крест на такой карьере, – это излишняя привязанность к чему-либо или кому-либо. Например, Даниил Юрьевич, вцепившийся в свой дом даже после смерти, не имел никаких шансов на то, чтобы стать Хозяином Места, зато Амнезина, с лёгкостью покинувшая родной город и обустроенную, хоть и скучную жизнь ради дальних странствий, была для этого идеальной кандидатурой.
   Если бы все, кто имеет соответствующие способности, могли легко и просто стать Хозяевами Места, жизнь на Земле изменилась бы, и очень возможно, что в лучшую сторону. Люди стремились бы проводить время в кафе, клубах, гостиницах, спортзалах и луна-парках, принадлежащих этим милейшим господам, причём каждое заведение обладало бы одинаковой притягательностью для посетителя, везде он чувствовал бы себя легко и свободно, как в кругу самых близких друзей, какие не у всякого и есть. Прогресс, скорее всего, прекратился бы: зачем стремиться к чему-то, всё и так хорошо! Войны – тоже. Ведь в каждой стране было бы достаточно заведений, способных создать ощущение уюта и защищённости, а другие ресурсы резко упали бы в цене. Поскольку Хозяин Места – должность не вечная, посмертного существования на Земле не предполагает и по наследству не передаётся, то отсутствовала бы даже малейшая возможность того, что эти самые Хозяева станут порабощать своих постоянных посетителей, интриговать против других Хозяев и сколачивать кланы.
   К сожалению (или к счастью), далеко не каждый из тех, кто может стать Хозяином Места, действительно им становится. Так уж постановили в древние времена шемоборы и мунги, создавшие «Конвенцию борьбы и сотрудничества», в соответствии с которой и по сей день решаются все споры между двумя этими организациями. В частности, утвердить Хозяина Места (попросту назвав его таковым) может только сотрудник не ниже второй ступени (то есть, пользуясь терминологией сотрудников первой ступени, уже умерший). А вторая ступень, не говоря уже обо всех прочих, на Землю наведывается только по делу и вряд ли станет выискивать в толпе подходящего человека, чтобы сделать ему неожиданный подарок.
   Считается, что в каждом городе должен быть свой Хозяин Места, поэтому стоит одному покинуть сцену, как ему тут же находят замену. По правде сказать, в Санкт-Петербурге есть уже один такой персонаж, владелец легендарной рюмочной «Петушки», держащей защиту не хуже самого Константина Петровича. Но поскольку не существует правила, по которому Хозяев Места в городе должно быть какое-то строго определенное количество, то прощальный привет Эрикссона никак не отразился на здоровье, благосостоянии или хотя бы настроении хозяина «Петушков».
   Любое заведение, которым владеет Хозяин Места, становится нейтральной территорией, на которой защита – в том смысле, в котором это слово используют мунги и шемоборы, – автоматически распространяется на каждого, кто переступил порог и оказался внутри. Помимо защиты, присутствие которой обычный человек даже почувствовать не может, посетитель испытывает здесь целую гамму приятных ощущений. А мунг с шемобором в таких местах могут, к примеру, сидеть за соседними столиками, понимать, с кем имеют дело, и не пытаться причинить врагу никакого вреда. А если даже соберутся с силами и попытаются – то цели всё равно не достигнут. Никаких драк, выяснений отношений, не говоря уже о перестрелке или поножовщине, в таких местах не бывает. При этом посетителей не накрывает блаженная благость, это было бы уж слишком хорошо (и, увы, слишком подозрительно): плохое настроение никуда не исчезает, просто слегка отступает в тень, случаются мелкие ссоры и выяснения отношений, но без травматизма. Именно в таких местах делегации мунгов и шемоборов встречаются для того, чтобы решить какие-то принципиальные вопросы или внести в «Конвенцию борьбы и сотрудничества» новые пункты, подсказанные временем. Ну и конечно, здесь можно проводить тайные собрания и сходки любых организаций: хоть кричи о своём намерении завтра же свергнуть существующий строй, а услышат это только те, к кому ты обращаешься.
   О том, кто он такой есть, Хозяин Места может и вовсе не узнать, а может и узнать, если умудрится расположить к доверию своих гостей – от второй ступени и выше. Первоступенцам ведь и самим невдомёк, что это за «место» такое и зачем ему нужен «хозяин». Кастор, к примеру, очень легко убедил питерскую команду в том, что «Петушки» сами поставили защиту, сами её удерживают и могут отпустить в любой момент. Скажи им это кто другой – и его тут же подняли бы на смех: ага, жила была рюмочная, и вдруг обрела сознание, сначала защиту выставила, а скоро и разговаривать станет, привет тебе, белая горячка. Но Кастор – он же знает то, что от смертных сокрыто, так что все его слова принимаются на веру. И он иногда пользуется этим в самых разных, не всегда гуманных, целях. А что в этом такого? Не силой же он их верить заставляет, сами решили довериться – сами расплачивайтесь.
   Анна-Лиза обнаружила Джорджа на кухне: встав коленками на барный табурет и плюхнувшись животом на высокий разделочный стол, он набрасывал черновик бизнес-плана на обрывках обёрточной бумаги.
   – Я тут же уезжаю из города! – выдержав театральную паузу, объявила она. – Только напомни, где оставался мой джип.
   – Угу, – кивнул Хозяин Места, увеличивая сумму на непредвиденные расходы.
   – Я сказала – уговоры прочь! Я уезжаю!
   – А, ну хорошо, – оторвался от своих расчетов Джордж.
   Анна-Лиза посмотрела на него, как на тяжелобольного. Почему он до сих пор не упал к её ногам и не молит остаться? Может быть, она опять что-то напутала в грамматике русского языка?
   – Я уезжаю, еду, покидаю, прощаюсь…
   – Да, да, я понял. Жалко.
   – Так хорошо тебе или жалко?
   – А тебе?
   – Не знаю…
   Джордж решительно подвёл жирную черту под своим бизнес-планом: денег, по всему видать, ему на первое время хватит, даже если какие-то связи из прошлого окажутся утерянными. Главное теперь – не сорваться и не уехать вместе с ней. Потому что прав был бывший владелец этого кафе: он ещё не дал слово – но уже его держит.
   – Поднимемся на крышу, похватаем с неба звёзды, – немного помолчав, предложила Анна-Лиза, – а потом я уеду.
   – Точно, отлично! Скорее наверх! – вскочил на ноги Джордж. Только не молчать, только не стоять на месте. Говорить, двигаться, забивать голову мыслями – и тогда можно будет расстаться совсем легко, будто играючи.
   Забираться на крышу зимой, вдвоём, да ещё и в темноте, – занятие в высшей степени безрассудное. Они вылезли наружу через чердачное окошко, поддерживая друг друга и хватаясь за обледеневшие выступы. К счастью, выход был огорожен неким подобием балконных перил: получилась небольшая смотровая площадка.
   – Давай постоим тут, – предложил Джордж. – Темнотища такая, надо было хоть фонарик захватить.
   – Фонарей не надо. Сегодня как раз такая ночь, когда по Невскому проспекту во всю прыткость скачет Бедный всадник.
   – Кто скачет? – переспросил Джордж.
   – Бедный всадник. Который носится по городу в ночи, выкрикивая имя своей возлюбленной утопленницы.
   – Какая оригинальная версия. И как зовут возлюбленную Бедного всадника? Какое имя он выкрикивает?
   – Её зовут Лиза. В бухте, где она затонула, поставили красивый памятник, похожий на Русалочку. Называется – Медная Лиза. В полнолуние Медная Лиза идёт по городу и ищет Бедного всадника.
   – А всадник?
   – А он в полнолуние не силён двинуться с места. Когда тонула его Лиза, было так же полнолунно. Но он не спасал её, наоборот, играл в карты со старухой. И выложил на кон свою душу, а потом потерял всё, кроме коня. Конь стоял на улице и видел, как вода скрывает город.
   – А конь тогда почему не утонул? – удивился Джордж.
   – Я дальше не дослушала, перевернула эту станцию на музыку. Но меня тоже гложет любопытством.
   – Я думаю – потому, что он был деревянный. Деревянный шахматный конь – другого-то коня у Бедного всадника быть не может. Он и в карты сел играть только потому, что старуха обещала ему потом устроить партию одновременной игры в шахматы, чтобы он показал высший класс.
   – А я думаю, конь не утонул потому, что они умеют плавать. А помнишь, ты говорил, что звёзды отрывают от неба, когда люди стирают из памяти свой город? Вон чей-то город полетел. Видишь падающую звезду – толкни её!
   – Зачем толкать, её уже до тебя толкнули. Когда видишь падающую звезду, надо поскорее загадать своё самое главное желание. И оно исполнится.
   – Самое главное желание? – оживилась Анна-Лиза. – И какое у тебя?
   – А у тебя? – спросил Джордж. – Только не произноси его вслух, а то не исполнится ни за что.
   Оба молчали, пока звезда не скрылась за домами.
   Снова пошёл снег. Снежинки падали медленнее, чем звёзды, и, глядя на них, можно было загадать сколько угодно желаний. Наверное, Джордж с Анной-Лизой так и остались бы стоять на крыше, превратившись в двух снеговиков, и о них со временем тоже сложили бы красивую городскую легенду, но тут в доме напротив с треском и скрежетом распахнулось окно, и возле него замаячила бойкая старушенция – уже известная нам Зинаида Фёдоровна.
   – Я не простыну! Мне нужен свежий воздух! – строптиво крикнула она кому-то, кто скрывался от сквозняка в недрах увешанной коврами комнаты.
   Её теплолюбивый собеседник пробурчал в ответ что-то неразборчивое.
   – Это вы рано меня со счетов списали. Я же говорила, что найду себе работёнку!
   «Вя-вя-вя… бу-бу-бу…» – отозвались ковры.
   – Да потому что каждый должен заниматься делом. Своим, по возможности. Всё, брысь отсюда, мне надо подготовиться к первому рабочему дню!
   «Мю-мю-мю…» – захныкало в комнате, но старуха включила телевизор на полную громкость и отошла от окна, так что окончание разговора Джордж и Анна-Лиза уже не слышали.
   – Понял, что говорит бабуля? – прервала молчание Анна-Лиза. – Каждого ждёт своё дело. А мы стоим на крыше и пускаем время по ветру!
   – Ты прямо сейчас поедешь? – спросил Джордж, когда они, держась за руки, чтобы не упасть, спускались вниз по крутой неосвещённой лестнице. – Ночь, снег, гололёд, а на границе, наверное, ещё придётся в очереди стоять. И надо ещё вспомнить, где ты оставила свою адову божью коровку. Я тебя одну без машины в ночь не пущу, так и знай! Искать пойдём вместе.
   Они вошли в кафе через чёрный ход, и Джордж замер возле двери, не решаясь включить верхний свет.
   – А то, может, подождёшь с отъездом до завтра? – произнёс он и дважды повернул ключ в замке.
   Анна-Лиза протянула руку во тьму и уверенно щёлкнула выключателем.
   – Завтра будет уже завтра. Чем быстрее уеду – тем быстрее ты станешь без меня совсем скучным! – совершенно неожиданно ответила она. И прежде, чем Джордж успел брякнуть, что он, кажется, уже скучает, скрылась у себя.

   Даниил Юрьевич давно забыл, что такое усталость: он может работать целыми неделями напролёт, без сна и почти без перерыва, и это его нисколько не утомляет. Но последние несколько часов пребывания Йозефа Бржижковского на территории Санкт-Петербурга вымотали руководителя местной ячейки мунгов так, что даже и сравнить было не с чем.
   Стоило только сестрам Гусевым привести писателя в порядок, как он снова ввязался в неприятности. Казалось, он шагу не может ступить без того, чтобы не сообщить какому-нибудь ни о чём не подозревающему незнакомцу о его несовершенствах. Утомлённые бесплодными поисками Студента, а также ликвидацией большей части активных шемоборов, оказавшихся на свою беду на вверенной им территории, старухи мечтали только о паре тёплых пледов, бутылке рябины на коньяке, коробке шоколадных конфет и самом тупом телесериале из всех, какие только можно будет найти в телевизоре. Вместо этого им снова пришлось спасать непутёвого писателя, свалившегося им на головы. В конце концов Галина не удержалась и точным ударом вырубила скандалиста на сорок минут. Этого времени Даниилу Юрьевичу хватило как раз на то, чтобы закончить срочные дела, метнуться в гостиницу за вещами господина Бржижковского (ну да, пришлось для удобства принять его облик, а что ещё оставалось делать?) и только после этого отпустить Бойцов отдыхать.
   Ударная доза спиртного и небольшой сеанс гипноза на некоторое время утихомирили вредного дядьку, а вскоре наступил благословенный миг избавления, когда пришло время загружать полубесчувственное тело знаменитости в отдельное купе.
   После того как провожающих попросили выйти из вагонов, Даниил Юрьевич малодушно затерялся в толпе и почти сразу исчез, стал невидимым, чтобы хоть несколько часов спокойно полетать в ночном небе, наслаждаясь свободой и тишиной. Постепенно снежные тучи сгустились над городом, закрывая обзор, и шеф мунгов, обернувшись падающей звездой, спикировал на крышу дома, в котором он имел счастье обитать. Увы, именно в этот день из Лондона прилетел праправнук Коля, полгода мечтавший выпить с прапрадедом и рассказать ему о том, какие все люди дураки и мерзавцы. Это, кажется, было уже слишком. «У меня сегодня много дел, я зашёл, чтобы предупредить тебя, что вернусь только завтра», – устало соврал Даниил Юрьевич и медленно побрёл в сторону офиса. Вот уж там его точно никто не посмеет беспокоить!
   – Опа! Мёртвый Хозяин вернулся, – неожиданно поприветствовал его Гумир, обнаружившийся в приёмной в столь поздний час.
   – Что ты здесь ищешь, отрок? – строго спросил шеф.
   – Нашёл уже. Кто-то электричество вырубил совсем. Я просыпаюсь – темно. И монитор погас. И ночник не горит. А знаете, как страшно оказаться спросонок в полной темноте?
   – Нет, не знаю. А что, страшно? – заинтересовался Даниил Юрьевич.
   – Очень. Сначала я решил, что ослеп. Чиркнул жигой – не, нормально, это просто темнота. И вот я ползу к выходу, боюсь и думаю: только бы комп не гикнулся, я же последние исправления не успел сохранить на резервный диск, так и заснул, ну вот…
   – Не гикнулся?
   – Не-а. Я первым делом сбегал – проверил. Ну после того, как нашел щит. Теперь бы ещё съесть что-нибудь, да эти гады в холодильнике ничего не оставили.
   – Хорошо. Тогда следующий вопрос. Как ты узнал…
   – Что вы этот хозяин? Ну, высчитал. А нельзя было?
   – Можно. У нас почти все высчитали – кроме тех, кто просто догадался.
   – У вас, наверное, времени свободного – куча, да? Вам ведь спать совсем не надо. Мне бы так. Половину жизни на сон трачу!
   – Спать не надо, ты прав. Но хотя бы пять часов в сутки мне следует… не подобрать подходящего слова… ну, допустим, мечтать. Вроде как видеть сны наяву.
   – А, типа медитации?
   – Нет, вряд ли, хотя можно и так сказать, если тебе будет понятнее. Не менее пяти часов. Лучше больше. Иначе чувства перестают меня слушаться: пропадает и искажается слух, осязание, зрение…
   – Слушайте, а вы… вы хорошо видите?
   – Вполне. Дело в том, что в моём, хм… состоянии это всё – условности. Если не пренебрегать пятичасовым отдыхом, разумеется. И как бы тебе объяснить…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация