А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 9)


   Весь следующий день после возвращения в Стокгольм у Лисбет Саландер был расписан по минутам. В семь утра она уже закрыла за собой дверь квартиры. На площадке она немного задержалась и, отворив лестничное окно, прикрепила между стеной и водосточной трубой подвешенный на медной проволочке запасной ключ. Наученная опытом, она оценила пользу запасного ключа, хранящегося в легкодоступном месте.
   На улице ее встретил пронизывающий холод. Лисбет была одета в старые, поношенные джинсы, продранные пониже ягодицы, сквозь дырку просвечивало голубое трико. Для тепла она натянула поверх майки джемпер-поло, воротник которого растянулся и не хотел прилегать к шее, и достала из запасов старую меховую куртку с заклепками на плечах. Надевая куртку, она подумала, что надо бы отнести ее в починку, чтобы заменить изодравшуюся в клочья подкладку внутри карманов. На ногах у нее были теплые чулки и ботинки – в общем, оделась она довольно-таки подходяще для Стокгольма.
   По Санкт-Паульсгатан она дошла пешком до Цинкенсдамма, а оттуда до своего прежнего дома на Лундагатан. Там она начала с того, что зашла в подвал и проверила в чулане свой старенький «кавасаки». Похлопав его по седлу, она поднялась по лестнице и, переступив через громадную кучу рекламных листовок, вошла в старую квартиру.
   Перед тем как уехать из Швеции, она, не придумав еще, как поступить со старой квартирой, оставила распоряжение по перечислению денег на коммунальные платежи. В квартире по-прежнему оставалась вся обстановка, старательно собранная по мусорным контейнерам: надбитые чашки, два старых компьютера и куча всякой бумаги – ничего ценного.
   На кухне она нашла черный мусорный мешок и потратила пять минут на то, чтобы выбрать рекламные буклеты и побросать их в него. Почты как таковой оказалось не много: главным образом банковские выписки, бланки налоговых квитанций от «Милтон секьюрити» и разного рода замаскированная реклама. Одним из преимуществ официальной недееспособности было то, что Лисбет никогда не приходилось заниматься налоговыми расчетами: такого рода официальные бумаги блистали своим отсутствием. В остальном же за год лично ей пришло только три письма.
   Первое письмо прислала адвокат Грета Моландер, которая была официальным куратором матери Лисбет. В кратком послании Грета Моландер информировала Лисбет о том, что была произведена опись оставшегося после ее матери имущества и обеим дочерям, Лисбет и Камилле Саландер, причитается получить в наследство по девять тысяч триста двенадцать крон каждой. Соответствующая сумма переведена госпоже Лисбет Саландер на ее банковский счет. Просьба подтвердить получение. Лисбет засунула это письмо во внутренний карман меховой куртки.
   Второе письмо пришло от дамы по фамилии Микаэльссон, заведующей эппельвикенским приютом для престарелых, и содержало любезное напоминание о том, что в приюте для Лисбет лежит коробка с оставшимися после ее матушки вещами. «Просим вас по возможности связаться с эппельвикенским приютом и сообщить, как вы намерены поступить с наследством», – говорилось там. В конце письма заведующая сообщала, что, если в течение года от Лисбет или ее сестры (адресом которой она не располагает) не поступит никаких известий, личные вещи покойной будут выброшены. Лисбет посмотрела на дату вверху письма, увидела, что оно было написано в июне, и взялась за мобильный телефон. Через две минуты она узнала, что коробка до сих пор цела и никуда не делась. Попросив извинения за то, что долго не давала о себе знать, Лисбет пообещала завтра же приехать за вещами.
   Последнее письмо было от Микаэля Блумквиста. Подумав немного, она решила бросить его в мешок, не открывая.
   Набрав целый ящик нужных и ненужных вещей, которые она хотела сохранить, Лисбет на такси вернулась на Мосебакке. Там она сделала макияж, надела очки и светлый парик с волосами до плеч и положила в сумочку норвежский паспорт на имя Ирене Нессер. Посмотрев на себя в зеркало, Лисбет отметила, что Ирене Нессер очень похожа на Лисбет Саландер, но в то же время это совершенно другой человек.
   Наскоро закусив багетом с сыром бри и чашкой кофе с молоком в кафе «Эдем» на Гётгатан, она пошла на Рингвеген в агентство по аренде автомобилей. Там Ирене Нессер арендовала машину марки «ниссан микра». Она поехала в торговый комплекс «ИКЕА» возле гостиницы «Кунгенскурв» и провела там три часа, знакомясь с ассортиментом и помечая номера нужных товаров. Без долгих раздумий она навыбирала много всего.
   Она купила два дивана с обивкой песочного цвета, пять мягких кресел, два круглых кофейных стола натуральной лакированной березы, диванный столик и несколько непарных столиков. В отделе книжных полок и шкафов она заказала два гарнитура разных шкафов и две книжные полки, тумбочку для телевизора и закрытые полки. В завершение она выбрала трехстворчатый гардероб и два маленьких комода.
   Выбору кровати она уделила много времени и в конце концов остановилась на кровати «Хемнес» с матрасом и прочими принадлежностями. На всякий случай она купила еще одну кровать для гостевой комнаты. Лисбет не рассчитывала, что ей когда-нибудь придется принимать в доме гостей, но раз уж в квартире имелась гостевая комната, то отчего было не обставить и ее заодно.
   Ее ванная была уже полностью оборудована, в ней имелся подвесной шкафчик, шкафчик для хранения полотенец и оставшаяся от прежнего владельца стиральная машина, поэтому для ванной она прикупила только корзину для белья.
   Зато кухня еще требовала вложений. Немного поколебавшись, Лисбет выбрала кухонный стол из массивного бука со столешницей из особо прочного стекла и четыре стула веселенькой расцветки.
   Ей нужна была мебель для кабинета, и она удивлялась, разглядывая разные «рабочие уголки» с хитроумными подставками для компьютеров и боковыми столиками. Наглядевшись, она покачала головой и заказала обыкновенный письменный стол, облицованный буком, с закругленными краями и входящим в комплект большим шкафом для бумаг. Стул к нему она выбирала долго и тщательно: ведь на этом стуле ей, скорее всего, придется просиживать часами, и выбрала одну из самых дорогих моделей.
   В заключение она прошлась по разным отделам и набрала солидный запас простыней, наволочек, полотенец, покрывал, одеял, подушек, столовых приборов, кухонной посуды и кастрюлек, а еще разделочные доски, три больших ковра, несколько настольных ламп и большое количество канцелярских принадлежностей – папок, корзинок для бумаг, разных ящичков и тому подобного.
   Закончив обход, она направилась со списком к кассе, где расплатилась карточкой, выданной компанией «Уосп энтерпрайзис», и предъявила паспорт на имя Ирене Нессер. Общая сумма чека – за сами покупки, доставку и сборку мебели – составила девяносто с лишним тысяч крон.
   К себе в Сёдер Лисбет вернулась к пяти часам вечера и успела по пути заскочить в «Электронику» Аксельссона, где приобрела восемнадцатидюймовый телевизор и радиоприемник. Уже перед самым закрытием она попала в хозяйственный магазин на Хорнсгатан и раздобыла там пылесос. В «Мариахалле» она обзавелась половой тряпкой, мылом, ведром, моющими средствами, жидким мылом, зубными щетками и большим рулоном туалетной бумаги.
   После этой шопинг-оргии она устала до изнеможения, но осталась очень довольной. Запихав все покупки в арендованный «ниссан микра», Лисбет без сил рухнула на стул в кафе «Ява» на Хорнсгатан. Из взятой с соседнего столика вечерней газеты она узнала, что социал-демократы по-прежнему остаются правящей партией и что за время ее отсутствия в стране вроде бы не произошло никаких крупных перемен.
   Домой она пришла вечером, около восьми, под покровом тьмы выгрузила из машины все свои приобретения и перетаскала их в квартиру с табличкой «В. Кюлла». Свалив все в одну высокую кучу в прихожей, Лисбет полчаса потратила на поиски места для парковки в соседних переулках, а затем пустила воду в джакузи, в которой могли свободно поместиться по крайней мере три человека. Сперва она стала думать о Микаэле Блумквисте. До того как ей сегодня утром попалось на глаза его письмо, она не вспоминала о нем несколько месяцев. Она подумала, что сейчас он, наверное, дома, а с ним, может быть, Эрика Бергер.
   Наконец она набрала побольше воздуха, перевернулась лицом вниз и погрузилась с головой в воду. Она положила руки себе на грудь, крепко защемила пальцами соски и задержала дыхание на три минуты, до тех пор, пока ей не показалось, что легкие сейчас разорвутся.

   Редактор Эрика Бергер мельком взглянула на часы: Микаэль Блумквист опоздал на редакционный совет, посвященный планированию следующего номера, почти на пятнадцать минут. Редакционный совет неизменно собирался в десять часов утра во второй вторник каждого месяца. На нем принимался в общих чертах план следующего номера и предварительно намечалось, что попадет на страницы журнала «Миллениум» в ближайшие несколько месяцев.
   Микаэль Блумквист извинился за свое опоздание, которое было неслыханным нарушением свято соблюдаемого распорядка, буркнул что-то невнятное в свое оправдание, но этих слов никто не расслышал и не обратил на них внимания. В заседании совета кроме Эрики принимали участие секретарь редакции Малин Эрикссон, совладелец и художественный редактор Кристер Мальм, репортер Моника Нильссон и работающие неполный день Лотта Карим и Хенри Кортес. Микаэль Блумквист сразу заметил, что семнадцатилетняя практикантка отсутствует, зато за столом для совещаний в кабинете Эрики появился совершенно незнакомый мужчина. Это было очень необычно; как правило, Эрика не пускала посторонних на заседания, где решались вопросы, касающиеся состава будущих номеров «Миллениума».
   – Это Даг Свенссон, – представила незнакомца Эрика. – Независимый журналист. Мы собираемся купить один его текст.
   Микаэль Блумквист кивнул и пожал протянутую руку. У Дага Свенссона были голубые глаза, коротко подстриженные белокурые волосы и трехдневная щетина на щеках. Выглядел он лет на тридцать, и его отличная физическая форма могла внушить зависть.
   – Обычно мы выпускаем в год один или два тематических номера, – продолжала Эрика. – Этот материал я хочу поставить в майский номер. В типографии у нас забронировано время до двадцать седьмого апреля. Это дает нам три месяца на подготовку текстов.
   – Какая там тема? – спросил Микаэль, наливая себе кофе из термоса на столе.
   – Даг Свенссон принес мне на прошлой неделе свою тематическую заявку. Я пригласила его на наше заседание. Представишь сам свою тему?
   – Трафик[31] секс-услуг, – сказал Даг Свенссон. – То есть торговля секс-рабынями. В данном случае главным образом девушками из Прибалтики и Восточной Европы. Если рассказать все по порядку, то я пишу книгу на эту тему и поэтому обратился к Эрике. Ведь вы открыли собственное небольшое издательство.
   На всех лицах появилось довольное выражение. На счету издательства «Миллениум» имелась пока что только одна выпущенная книга, а именно – прошлогодний «кирпич» Микаэля Блумквиста о финансовой империи миллиардера Веннерстрёма. В Швеции тираж допечатывался пять раз, а кроме того, книга вышла на норвежском, немецком и английском языках, сейчас готовился французский перевод. Рост продаж казался необъяснимым, поскольку рассказанная в книге история была уже известна по бесчисленным газетным публикациям.
   – В области книгоиздания наши достижения, пожалуй, не так уж и велики, – осторожно заметил Микаэль.
   Даг Свенссон улыбнулся:
   – Я знаю. Но у вас все же есть издательство.
   – Есть другие издательства, побольше нашего, – продолжал Микаэль.
   – Несомненно! – вступила Эрика Бергер. – Но мы уже целый год обсуждали вопрос о том, чтобы наряду с основной деятельностью начать издавать книги, заняв определенную нишу. Мы говорили об этом на двух заседаниях, и все эту мысль одобрили. Мы представляем это себе как очень ограниченную по объему деятельность – три-четыре книжки в год, в которых в основном будут представлены очерки на различные темы. Иными словами, типично журналистская продукция. А это станет отличным началом.
   – Трафик секс-услуг, – задумчиво повторил Микаэль и кивнул, обращаясь к Дагу: – Рассказывай!
   – Темой торговли секс-рабынями я занимался четыре года. Я натолкнулся на нее благодаря моей подруге Миа Бергман. Ее специальность – криминология и гендерные[32] исследования. Раньше она работала в Совете по профилактике преступности и занималась законом о запрете сексуальной эксплуатации.
   – Я ее знаю, – обрадовалась Эрика. – Я брала у нее интервью два года назад по поводу ее доклада об отношении судебных инстанций к мужчинам и женщинам.
   Даг Свенссон с улыбкой кивнул.
   – Это вызвало много возмущенных откликов, – сказал он. – Но вот уже пять или шесть лет она занимается темой трафика секс-услуг. Это и свело нас. Я писал очерк о торговле сексуальными услугами через Интернет, и мне кто-то подсказал, что она об этом кое-что знает. Она действительно знала! Короче говоря, мы начали работать совместно, я – как журналист, она – как исследователь, понемногу мы сблизились, а через год съехались и стали жить вместе. Она работает над докторской диссертацией, весной у нее защита.
   – Так значит, она пишет докторскую, а ты?
   – А я популярную версию плюс мои собственные расследования. А также краткий вариант в виде статьи, которую я передал Эрике.
   – О'кей. Значит, вы работаете одной командой. И о чем же вы пишете?
   – Наше правительство ввело суровый закон против торговли сексуальными услугами, у нас есть полиция, которая следит за тем, чтобы этот закон проводился в жизнь, и суды, которые должны судить преступников. Мы объявляем преступниками клиентов, покупающих секс-услуги, и у нас есть средства массовой информации, которые пишут на эту тему и всячески выражают возмущение по этому поводу и так далее. В то же время Швеция входит в число стран, в которые покупается самое большое число шлюх на душу населения из России и Прибалтики.
   – И ты можешь доказать это фактами?
   – Это отнюдь не секрет. Это даже не новость для газеты. Ново здесь то, что мы встретились и поговорили с десятком девушек типа «Лилия навсегда»[33]. Большинству из них от пятнадцати до двадцати лет, и происходят они из неблагополучных социальных слоев восточных стран. Их заманили в Швецию, пообещав им здесь ту или иную работу, но тут они попали в лапы ни перед чем не останавливающейся секс-мафии. По сравнению с некоторыми вещами, которые пришлось пережить этим девушкам, «Лилия навсегда» может показаться невинным фильмом для семейного просмотра. То есть я хочу сказать, что эти девушки пережили такое, что невозможно изобразить даже в кино.
   – О'кей.
   – Это является главной темой диссертации Миа. Но моя книга не об этом.
   Все посмотрели на него с новым интересом.
   – Миа брала интервью у девушек. Я же изучал поставщиков товара и клиентуру, которую они обслуживают.
   На лице Микаэля появилась улыбка. Он никогда раньше не встречался с Дагом Свенсоном, но внезапно понял, что Даг такой журналист, какие ему нравятся: журналист, который смотрит в самый корень проблемы. Для Микаэля главное правило репортера гласило, что в любом деле есть тот, на ком лежит за это ответственность. The bad guys[34].
   – И ты раскопал интересные факты?
   – Я могу, например, документально подтвердить, что один чиновник департамента юстиции, имеющий отношение к разработке закона о секс-торговле, сам использовал по крайней мере двух девушек, попавших сюда через каналы секс-мафии. Одной из них было пятнадцать лет.
   – Ого!
   – Я работал над этой темой в общей сложности три года. В книге содержится ряд примеров конкретных судеб отдельных девушек. В ней фигурируют три полицейских, один из которых работает в службе безопасности, а другой в полиции нравов. Пять адвокатов, один прокурор и один судья. Есть также три журналиста, один из которых является автором нескольких публикаций о секс-торговле. В частной жизни он воплощает в реальность свои фантазии насильника с несовершеннолетней проституткой из Таллинна… И в этом случае речь идет отнюдь не о сексуальных играх по обоюдному согласию. Я намерен предать их имена гласности. Все полностью подтверждено документальными свидетельствами.
   Микаэль Блумквист присвистнул.
   – Поскольку я опять стал ответственным редактором, я еще раз просмотрю весь документальный материал под увеличительным стеклом, – сказал он. – Однажды я допустил небрежность, не проверил со всей тщательностью источник информации и заработал три месяца тюрьмы.
   – Если вы возьметесь напечатать очерк, ты получишь всю документацию, какую только пожелаешь. Но у меня тоже есть свое условие, на котором я соглашусь продать материал «Миллениуму».
   – Даг требует, чтобы мы напечатали и его книгу, – пояснила Эрика Бергер.
   – Вот именно. Я хочу, чтобы ее публикация произвела впечатление разорвавшейся бомбы, а в данный момент «Миллениум» – это самый честный и смелый журнал в Швеции. Не думаю, чтобы у нас нашлось много издательств, которые решились бы сейчас выпустить книгу такого рода.
   – Итак, не будет книги – не будет и статьи, – подвел итог Микаэль.
   – По-моему, то, что мы слышали, звучит очень здорово, – сказала Малин Эрикссон.
   Хенри Кортес поддержал ее одобрительным бурчанием.
   – Статья и книга – это две разные вещи, – заметила Эрика Бергер. – В первом случае ответственность за публикацию ложится на Микаэля, во втором – на автора книги.
   – Знаю. – Даг Свенссон кивнул. – Меня это не беспокоит. Как только выйдет книга, Миа тотчас же подаст в полицию заявление на всех лиц, которых я там называю.
   – Это все равно что разворошить осиное гнездо, – сказал Хенри Кортес.
   – Это еще не все, – подхватил Даг Свенссон. – Кроме того, я раскопал часть той сети, которая зарабатывает деньги на секс-торговле. Таким образом, речь идет об организованной преступности.
   – И кого же ты там обнаружил?
   – В этом-то и трагедия! Секс-мафия – это жалкое сборище шестерок. Сам не знаю, что я ожидал увидеть, начиная расследование, но в каком-то смысле мы все – или, по крайней мере, я – почему-то представляли себе, что мафия – это такая гламурная компания, обретающаяся в верхах общества и лихо раскатывающая в шикарных лимузинах. Наверное, такому представлению поспособствовали американские фильмы. Твоя история о Веннерстрёме, – Даг Свенссон бросил взгляд на Микаэля, – доказывает, что иногда это действительно так. Но Веннерстрём в известном смысле представлял собой исключение. Я же обнаружил шайку грубых негодяев с садистскими наклонностями, не умеющих толком читать и писать, полных идиотов в том, что касается организационных и стратегических вопросов. Отчасти они как-то связаны с байкерами и другими, более организованными кружками, но в общем и целом секс-торговлей занимается всякий грязный сброд.
   – Это очень хорошо видно из твоей статьи, – согласилась Эрика Бергер. – У нас есть законодательные органы, полицейский корпус и органы правосудия, которые мы из года в год финансируем миллионными отчислениями из наших налогов ради того, чтобы они положили конец этой секс-торговле, а они не могут найти управы даже на кучку каких-то идиотов.
   – Происходит вопиющее нарушение прав человека, но девчонки, которых это касается, занимают в обществе такое низкое положение, что находятся как бы вне правовой системы. Они не голосуют, они почти не говорят по-шведски, их словарного запаса только-только хватает на то, чтобы договариваться о цене. Девяносто девять целых и девяносто девять сотых процента всех преступлений, связанных с секс-торговлей, не становятся предметом разбирательства, так как о них не поступает заявлений в полицию, по ним не предъявляется обвинений. В криминальном мире Швеции это, по-видимому, самый огромный айсберг. Если бы речь шла об ограблении банка, то такого безразличного отношения к делу невозможно даже представить себе. К сожалению, я пришел к выводу, что такого положения дел никто не потерпел бы ни дня, если бы у наших правоохранительных органов действительно было желание с ним покончить. Преступления против несовершеннолетних девчонок из Таллинна или Риги никого не интересуют. Шлюха есть шлюха – это часть системы.
   – И ни для кого это не секрет, – добавила Моника Нильссон.
   – Ну и что же вы скажете? – спросила Эрика Бергер.
   – Мне нравится эта идея, – отозвался Микаэль Блумквист. – Этой публикацией мы потревожим тихое болото, а ради этого мы и затеяли когда-то издавать «Миллениум».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация