А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 55)

   – Он и детей бил?
   – Нет. Дочери его, очевидно, совершенно не интересовали. Он их почти не замечал. Когда приходил Залаченко, матушка отсылала их в маленькую комнату и не разрешала выходить оттуда без спросу. Несколько раз он поддавал Лисбет или ее сестре, но это были единичные случаи, главным образом если они ему мешали или путались под ногами. Вся его злоба была направлена против матери.
   – Какая мерзость! Бедная Лисбет!
   Хольгер Пальмгрен кивнул.
   – Все это Лисбет мне рассказала примерно за месяц до того, как со мной случился удар. Она тогда впервые открыто заговорила о пережитом. Я как раз задумал положить конец всем этим глупостям вроде дурацкого судебного постановления о признании ее недееспособной. Лисбет ничуть не глупее нас с тобой, и я готовился подать в гражданский суд на новое рассмотрение ее дела. Но тут случился удар… А очнувшись, я увидел, что нахожусь здесь.
   Он развел руками. В дверь постучала сиделка и подала кофе. Пальмгрен молча переждал, пока она не ушла.
   – В этом деле есть вещи, которые мне непонятны. Агнете Саландер приходилось обращаться в больницу десятки раз. Я читал ее медицинскую карту. Было совершенно очевидно, что она подвергается грубому физическому насилию, так что должны были бы вмешаться социальные службы. Но этого не случилось. Лисбет и Камилла оставались в приюте, пока мать находилась в больнице, но как только ее выписывали, она отправлялась домой и все повторялось по новой. Это можно объяснить только так, что все социальные службы оказались несостоятельны, а Агнета была слишком запугана, так что могла только сидеть и ждать своего мучителя. Затем кое-что произошло. Лисбет называет это «Весь Этот Кошмар».
   – Что же случилось?
   – Залаченко не показывался несколько месяцев. Лисбет исполнилось двенадцать лет. Она уже начала думать, что он исчез навсегда. Разумеется, это было не так. Однажды он опять вернулся. Сначала Агнета заперла Лисбет и ее сестру в маленькой комнате. Затем у них с Залаченко был секс. Затем он начал над ней издеваться. Ему нравилось ее мучить. Но на этот раз в запертой комнате сидели уже не маленькие дети… Дочери реагировали на это по-разному. Камилла панически испугалась, как бы кто-нибудь не узнал о том, что происходит у них дома. Она вытеснила все случившееся из сознания и делала вид, что не замечает, как бьют ее маму. После очередной отвратительной сцены Камилла выходила из комнаты и обнимала папочку, делая вид, будто ничего не случилось.
   – Это был ее способ защиты.
   – Да, конечно. Но Лисбет была из другого теста. В тот раз она остановила избиение. Она вышла на кухню, взяла нож и всадила его Залаченко в плечо. Она пять раз ткнула его лезвием, прежде чем ему удалось отобрать у нее нож и стукнуть кулаком. Раны были неглубокие, но крови пролилось много, как из зарезанной свиньи, и он убрался от них.
   – Узнаю Лисбет!
   Пальмгрен вдруг захохотал.
   – Да уж! Никогда не ссорься с Лисбет Саландер! Ее стиль поведения – это если кто-то грозит ей пистолетом, вооружиться самой пистолетом более крупного калибра. Поэтому-то я так ужасно боюсь, думая о том, что может случиться в связи с нынешними событиями.
   – Это и был «Весь Этот Кошмар»?
   – Нет. После этого произошли две вещи. И тут я ничего не понимаю. Залаченко получил достаточно тяжелую травму и ему пришлось обратиться в больницу. Это должно было повлечь за собой полицейское расследование.
   – А вместо этого?
   – Вместо этого, насколько я могу судить, не произошло ровным счетом ничего. Лисбет утверждает, что к ним приходил какой-то человек, который поговорил с Агнетой. Она не знает, о чем они говорили и кто он был такой. А после его посещения мама сказала Лисбет, что Залаченко все простил.
   – Он простил?
   – Так она сказала.
   И тут вдруг Микаэль понял, в чем дело.
   Это был Бьёрк! Или кто-нибудь из его коллег. Им надо было прибрать за Залаченко. Скотина чертова!
   Микаэль Блумквист прищурился.
   – Ты что?
   – По-моему, я знаю, что произошло. И кое-кому придется за это ответить. Но продолжайте!
   – Залаченко не показывался несколько месяцев. Лисбет ждала его прихода и подготовилась к нему. Она каждый день прогуливала уроки в школе и охраняла свою маму, потому что ужасно боялась, что Залаченко ее искалечит. Ей было двенадцать лет, и она чувствовала ответственность за свою мать, которая боялась пойти в полицию и не решалась порвать с Залаченко, а может быть, просто не сознавала всей серьезности происходящего. Но именно в тот день, когда Залаченко снова появился, Лисбет была в школе. Она вернулась как раз тогда, когда он выходил из квартиры. Он не сказал ничего и только расхохотался ей в лицо. Лисбет вошла в квартиру и нашла свою мать лежащей без сознания на полу в кухне.
   – Но Залаченко не тронул Лисбет?
   – Нет. Она бросилась за ним, но он уже сел в машину. Он опустил стекло, вероятно, чтобы что-то сказать. Лисбет заранее подготовилась. Она швырнула в машину пакет из-под молока, наполненный бензином, а затем бросила туда зажженную спичку.
   – Господи помилуй!
   – Она дважды пыталась убить своего папеньку. И на этот раз последствия не заставили себя ждать. Трудно было не заметить машину, в которой сидел человек, полыхавший как факел.
   – Во всяком случае, он остался в живых.
   – Залаченко тогда очень сильно досталось, он получил тяжелые ожоги. Ему пришлось даже ампутировать ступню. Следы ожогов остались у него на лице и в других местах. А Лисбет оказалась в отделении детской психиатрии в больнице Святого Стефана.
   Хотя Лисбет Саландер уже знала наизусть каждое слово, она внимательно перечитала материалы о себе, найденные в домике Бьюрмана. Затем она села у окна, открыла портсигар, подаренный Мириам Ву, закурила сигарету и стала смотреть на Юргорден. Она узнала кое-какие подробности о своей жизни, которые раньше были ей неизвестны.
   Новые кусочки головоломки встали на свои места, и у нее даже похолодели руки. В первую очередь ее заинтересовало полицейское расследование, отчет о котором был составлен Гуннаром Бьёрком в феврале 1991 года. У нее не было полной уверенности, кто из взрослых, которые с ней тогда разговаривали, был Бьёрком, но ей казалось, что она его вспомнила. Он представился под другим именем: Свен Янссон. Она отлично помнила его лицо, каждое слово, которое он произнес, и каждый его жест во время тех трех свиданий, которые у нее с ним состоялись.
   Тогда все было сплошным кошмаром.
   Залаченко вспыхнул в машине, как факел. Ему удалось открыть дверцу и вывалиться на землю, но одна его нога застряла в ремне безопасности среди бушевавшего пламени. Набежали люди, стали тушить огонь. Приехала пожарная команда и погасила горящую машину. Примчалась машина «скорой помощи»; Лисбет пыталась добиться от персонала, чтобы они плюнули на Залаченко и пошли за ее мамой, но ее отпихнули в сторону. Появилась полиция, и нашлись свидетели, которые указали на нее. Она пыталась объяснить, что случилось, но ее никто не слушал, и неожиданно она очутилась на заднем сиденье полицейской машины, и затем минуты тянулись и тянулись, и прошел почти целый час, прежде чем полиция наконец удосужилась зайти в квартиру и забрать маму.
   Ее мама, Агнета София Саландер, была без сознания. Она получила черепные травмы. Первое из последующей серии мелких мозговых кровотечений произошло в результате побоев, и ей уже не суждено было поправиться.
   Лисбет вдруг поняла, почему никто не читал отчет о полицейском расследовании, почему Хольгеру Пальмгрену не удалось его заполучить и почему даже сейчас адвокат Рихард Экстрём, который руководил охотой за ней, не имел доступа к этому документу. Отчет был составлен не простой полицией. Он был написан мерзавцем из Службы безопасности и составлен согласно закону о государственной безопасности. На документе стояли печати, из которых явствовало, что он засекречен.
   Александр Залаченко работал на Службу безопасности!
   Это было не расследование, а замалчивание! Залаченко был для них важнее Агнеты Саландер. Его личность нельзя было открывать и нельзя было предавать гласности его имя. Залаченко как бы не существовал в действительности.
   Не Залаченко создавал проблемы, их создавала Лисбет Саландер – сумасшедшая девчонка, которая грозила раскрыть государственную тайну первостепенной важности!
   Тайну, о существовании которой она тогда даже не подозревала и лишь теперь задумалась. Залаченко встретил ее мать почти сразу же, как только приехал в Швецию. Он представился ей своим настоящим именем. Тогда у него еще не было ни шведского имени, ни шведских документов. Это объясняло, почему она ни разу за все эти годы не могла найти его ни в одном официальном регистре. Она знала, как его зовут на самом деле, но шведское государство дало ему новое имя.
   Она поняла, о чем тогда шла речь. Если бы Залаченко был привлечен к суду за нанесение телесных повреждений, адвокат Агнеты Саландер начал бы рыться в его прошлом. Где вы работаете, уважаемый господин? Как вас на самом деле зовут?
   Если бы Лисбет Саландер оказалась на попечении социальных служб, возможно, тоже кто-нибудь начал бы докапываться. Она была слишком молода, чтобы против нее могли выдвинуть обвинение, но если бы расследованием нападения и поджога занялись всерьез, это вполне могло привести к такому же результату. Она так и видела перед глазами заголовки газет. Поэтому расследование должно было проводиться доверенным лицом, с тем чтобы затем его засекретить и похоронить так глубоко, чтобы уже никто не мог докопаться. Поэтому и Лисбет Саландер надо было похоронить так глубоко, чтобы уже никто ее не нашел.
   Гуннар Бьёрк.
   Больница Святого Стефана.
   Петер Телеборьян.
   Это объяснение привело ее в ярость.
   Дорогое государство… У меня есть к тебе разговор, если только я найду кого-нибудь, с кем можно поговорить.
   Мельком она подумала о том, понравится ли министру социального обеспечения, если ему в приемную влетит бутылка с коктейлем Молотова. Но ввиду отсутствия ответственных лиц Петер Телеборьян мог служить вполне приемлемым кандидатом на эту должность. Мысленно она взяла себе на заметку, что, после того как она разберется со всеми остальными делами, нужно будет серьезно им заняться.
   Однако пока что еще не все было до конца выяснено. Залаченко вдруг снова всплыл на поверхность после стольких-то лет. Он боялся, что Даг Свенссон сделает его имя достоянием гласности. Два выстрела. Даг Свенссон и Миа Бергман. Револьвер, на котором оказались ее отпечатки…
   Залаченко или тот, кого он послал для расправы с Дагом и Миа, не мог, конечно, знать, что она нашла револьвер Бьюрмана, спрятанный в коробке, и брала его в руки. Тут она допустила промах, но для нее с самого начала было ясно, что между Бьюрманом и Залой есть какая-то связь.
   Однако целиком история все еще не складывалась. Она думала, пытаясь так и сяк совмещать отдельные кусочки головоломки.
   Возможен был только один логичный ответ.
   Бьюрман.
   Бьюрман проводил о ней персональное расследование. Он связал ее с Залаченко и обратился к Залаченко.
   У нее имелась пленка, на которую было заснято, как Бьюрман ее насиловал. Угроза судебного преследования висела над Бьюрманом, как дамоклов меч. Вероятно, он решил, что с помощью Залаченко сможет вырвать у Лисбет эту пленку.
   Она соскочила с подоконника, открыла ящик письменного стола и достала оттуда CD-диск, на котором сама тушью вывела надпись «Бьюрман». Она даже не спрятала диск в футляр и даже ни разу не взглянула на него после премьерного показа, проведенного два года назад для Бьюрмана. Словно взвешивая, она подержала его в руке и сунула обратно в ящик.
   Бьюрман был набитый дурак. Не лез бы во что не надо, и она отпустила бы его на все четыре стороны, когда он добился бы отмены решения о признании ее недееспособной. Вот Залаченко, тот никогда бы его не отпустил. Бьюрман на веки вечные стал бы его рабом. Что, кстати, вполне заслужил.
   У Залаченко есть целая сеть, и часть ее нитей протянулась к «Свавельшё МК».
   Белокурый гигант. Он – ключевая фигура.
   Ей нужно отыскать его и заставить сказать, где находится Залаченко.
   Она зажгла новую сигарету и стала курить, глядя на Скеппсхольм. Затем перевела взгляд на американские горы в «Грёна Лунд» и вдруг заговорила сама с собой вслух, имитируя голос, который когда-то слышала в телевизионном фильме:
   Daaaaddyyyy, I'm coming to get yoooou[81].
   Если бы кто-нибудь сейчас ее услышал, то подумал бы, что она совершенно спятила. В половине восьмого она включила телевизор, чтобы послушать, что новенького сообщают там об охоте на Лисбет Саландер. И то, что она услышала, стало для нее полным потрясением.
   Инспектору Бублански удалось дозвониться до Ханса Фасте по мобильнику в начале девятого вечера. Они обошлись без обмена любезностями. Бублански не стал спрашивать, где Фасте был все это время, а только холодно информировал его о событиях этого дня.
   Фасте был потрясен.
   Сегодня ему надоело безобразие, которое творилось в конторе, и он сделал то, чего никогда не позволял себе раньше в служебное время. С досады он все бросил, отключил мобильник и, весь кипя от ярости, пошел в паб Центрального вокзала, чтобы выпить там две кружки пива.
   Затем он отправился домой, принял душ и лег спать.
   Ему надо было выспаться.
   Он проснулся к началу программы новостей, и от перечня последних событий у него глаза полезли на лоб. Захоронение в Нюкварне. Лисбет Саландер подстрелила главу «Свавельшё МК». Облава в южных предместьях. Петля затягивалась.
   Тут уж он включил мобильник.
   Почти сразу же позвонил этот чертов Бублански и сообщил ему, что следственная группа уже официально разыскивает другого кандидата в подозреваемые и что Фасте надлежит сменить Йеркера Хольмберга на месте происшествия в Нюкварне. Расследование по делу Саландер уже идет к завершению, а Фасте должен подбирать окурки в лесу! Ловить Саландер будут другие!
   При чем тут, черт его побери, какое-то «Свавельшё МК»?
   Неужто в предположениях этой девки Мудиг действительно был какой-то смысл!
   Это невозможно.
   Конечно же, все дело в Саландер.
   А он хочет быть тем, кто ее арестует. Ему так хотелось арестовать ее, что он до боли стиснул мобильник.

   Хольгер Пальмгрен спокойно смотрел на Микаэля Блумквиста, который ходил из угла в угол по его комнатушке. Было уже почти что половина восьмого вечера, и они проговорили без перерыва целый час. В конце концов Пальмгрен побарабанил по столу, чтобы привлечь внимание Микаэля.
   – Сядь, пока не стер все подметки, – сказал он.
   Микаэль сел.
   – Столько секретности, – сказал он. – Я никак не мог связать все воедино, пока вы не рассказали мне историю Залаченко. Я ведь видел только экспертные заключения о Лисбет, в которых говорилось, что она страдает психическими отклонениями.
   – Петер Телеборьян.
   – По-видимому, у него была какая-то договоренность с Бьёрком. Они заключили договор о сотрудничестве.
   Микаэль задумчиво кивнул. Как бы ни повернулось дело, но Петер Телеборьян непременно станет объектом пристального журналистского расследования!
   – Лисбет говорила, чтобы я держался от него подальше. Он, мол, злой человек.
   Хольгер Пальмгрен бросил на него острый взгляд.
   – Когда она это сказала?
   Микаэль помолчал, затем с улыбкой взглянул на Пальмгрена.
   – Еще один секрет! Да ну, к черту! Я общался с ней, когда она скрывалась. Через мой компьютер. С ее стороны это были короткие загадочные послания, но она все время подталкивала меня в нужную сторону.
   Хольгер Пальмгрен вздохнул:
   – И ты, конечно же, не сообщил об этом полиции?
   – В общем-то, нет.
   – Считай, что ты и мне ничего об этом не говорил. Но она здорово разбирается в компьютерах.
   «Ты даже не подозреваешь, насколько здорово!» – подумал Микаэль.
   – Я очень верю в ее способность приземляться на все четыре лапы. Иногда ей приходится туго, но она из тех, кто справляется.
   «Не так уж и туго, – мысленно возразил Микаэль. – Она украла почти что три миллиарда крон, так что голодать ей вряд ли приходится. У нее, совсем как у Пеппи Длинный-чулок, есть большой чемодан, битком набитый золотыми монетами».
   – Чего я все-таки не понимаю, – заговорил Микаэль, – это почему вы все эти годы ничего не предпринимали.
   Хольгер Пальмгрен снова вздохнул:
   – Меня постигла неудача. Когда я стал ее опекуном, она была для меня просто одной из целого ряда трудных подростков, и у каждого свои проблемы. Мне приходилось заниматься десятками таких, как она. Я получил это поручение от Стефана Броденшё, который тогда возглавлял социальное ведомство. В то время она уже находилась в больнице Святого Стефана, и в первый год я даже ни разу ее не видел. Несколько раз мне доводилось беседовать с Петером Телеборьяном, и он объяснил, что она психически нездорова и получает самый лучший уход и лечение. Я, конечно, ему поверил. Но кроме него я побеседовал и с Юнасом Берингером, который тогда был главным врачом клиники. Не думаю, что он имел отношение к этой истории. По моей просьбе он составил экспертное заключение, и мы с ним решили попытаться вернуть ее в общество посредством помещения в приемную семью. Ей тогда было пятнадцать лет.
   – И вы защищали ее потом на протяжении ряда лет.
   – Видно, недостаточно. Я боролся за нее после эпизода в подземке. К тому времени я уже узнал ее и стал к ней очень хорошо относиться. Она обладала стойкостью. Я прикрыл ее, когда ее хотели поместить в закрытое лечебное заведение. Но пришлось пойти на компромисс, согласившись на признание недееспособности, и тогда меня назначили ее опекуном.
   – Вряд ли Бьёрк сам приходил и требовал, чтобы суд принял такое-то решение. Это привлекло бы внимание. Он хотел засадить ее в лечебницу и рассчитывал очернить ее с помощью психиатрических экспертиз, в частности экспертизы, выполненной Телеборьяном, надеясь, что тогда суд примет единственно возможное решение. Но они встали на твою сторону.
   – Я никогда не считал, что ей требуется опека. Но если уж быть совсем честным, я не нажимал на все кнопки, чтобы отменить постановление суда. Мне надо было действовать энергичнее и не откладывая дело на потом. Но я страшно привязался к Лисбет и… Я все время это откладывал. У меня было слишком много дел. А потом я заболел.
   Микаэль кивнул:
   – По-моему, вы не должны себя винить. Вы были одним из немногих, кто все эти годы находился на ее стороне.
   – Но проблема в том, что я не понимал истинной необходимости действовать. Лисбет была моей подопечной, но она ни слова не сказала мне о Залаченко. После того как она вышла из больницы Святого Стефана, еще несколько лет она держалась очень замкнуто. Только спустя какое-то время после суда я почувствовал, что она начала общаться со мной не только формально.
   – И как случилось, что она рассказала про Залаченко?
   – Думаю, несмотря на все, она начала мне доверять. Кроме того, я несколько раз пытался обсуждать с ней вопрос о том, чтобы отменить судебное постановление о ее недееспособности. Она думала над этим несколько месяцев, затем однажды позвонила мне и сказала, что хочет встретиться. Она наконец приняла решение и рассказала мне историю с Залаченко, а также свою точку зрения.
   – Понятно.
   – В таком случае ты, наверное, поймешь и то, что мне потребовалось время, чтобы все это переварить. Тогда-то я и начал раскапывать, но так и не нашел имени Залаченко ни в одном из шведских регистров. Иногда мне было трудно поверить, что все это она не напридумывала.
   – Когда у вас случился удар, ее опекуном стал Бьюрман. Вряд ли это произошло случайно.
   – Нет, конечно. Не знаю, сможем ли мы это когда-нибудь доказать, но я подозреваю, что если мы копнем достаточно глубоко, то обнаружим… того, кто теперь вместо Бьёрка прибирает за Залаченко.
   – Я очень хорошо понимаю, почему Лисбет наотрез отказывалась иметь дело с психологами и органами власти, – сказал Микаэль. – Всякий раз, как ей случалось с ними общаться, это только ухудшало ситуацию. Она пыталась объяснить, что случилось, десяткам взрослых людей, но никто ее не слушал. Она пыталась сама, без чьей-либо помощи, спасти жизнь своей мамы и защитить ее от психопата. В конце концов она сделала единственное, что было в ее силах. А ее, вместо того чтобы похвалить и сказать «молодец», «умная девочка», заперли в дурдом.
   – Все не так просто. Надеюсь, ты понимаешь, что с Лисбет не все в порядке, – резко бросил Пальмгрен.
   – Ты о чем?
   – Ты ведь знаешь, что в детстве она не раз ввязывалась в неприятности, что у нее были проблемы в школе и так далее.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [55] 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация