А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 54)

   Глава 28

   Среда, 6 апреля – четверг, 7 апреля
   Бублански встретился с Соней Мудиг в восемь вечера за чашкой кофе с бутербродом на Васагатан у «Вэйна». Никогда еще она не видела своего шефа таким мрачным. Он изложил ей все, что случилось за этот день. Она долго молчала, наконец протянула руку и положила ее на кисть инспектора. Она никогда еще не касалась его, и это прикосновение было чисто товарищеским жестом. Он хмуро улыбнулся и тоже по-дружески погладил ее по руке.
   – Наверное, мне пора на пенсию.
   Она сочувственно улыбнулась.
   – Это расследование совсем разваливается, – продолжал он. – Я доложил Экстрёму обо всем, что сегодня произошло, а он в качестве инструкций велел мне действовать по своему усмотрению. У него не осталось никаких сил.
   – Не хочу говорить плохо о начальстве, но, по мне, мы прекрасно обойдемся и без Экстрёма!
   Бублански кивнул.
   – Официально ты снова член следовательской группы. Подозреваю, что он не станет перед тобой извиняться.
   Она пожала плечами.
   – В данный момент у меня вообще такое впечатление, что вся группа состоит из нас с тобой, – сказал Бублански. – Фасте как умчался сегодня с утра, так с тех пор его мобильник молчит целый день. Если он не появится завтра, придется мне его объявлять в розыск.
   – Даже лучше, если Фасте будет держаться подальше от следствия. А как там Никлас Эрикссон?
   – Да никак. Я хотел задержать его и предъявить ему обвинение, но Экстрём не решился. Мы выставили его вон, а я съездил к Драгану Арманскому, и у нас с ним был серьезный разговор. Мы прекратили сотрудничество с «Милтон секьюрити», и, к сожалению, из-за этого пришлось расстаться и с Сонни Боманом. Вот это жаль! Он был хороший полицейский.
   – Как к этому отнесся Арманский?
   – Он был просто убит. Самое интересное…
   – Что?
   – Арманский сказал, что Лисбет Саландер всегда недолюбливала Эрикссона. Он вспомнил, как несколько лет назад она ему говорила, что его надо бы гнать с работы. Она сказала, что он дрянь, но не объяснила почему. Разумеется, Арманский ее не послушал.
   – О'кей.
   – Курт все еще в Сёдертелье. Сейчас они собираются произвести обыск в доме Карла Магнуса Лундина. Йеркер целиком занят в Нюкварне – собирает по кусочкам старого Бродягу, то есть бедолагу Кеннета Густафссона. Как раз перед тем, как мне сюда прийти, он позвонил и сказал, что есть и вторая могила, а в ней женщина, судя по платью. Она, видимо, пролежала там довольно долго.
   – Прямо какое-то лесное кладбище. Знаешь, Ян, похоже, что это более запутанная история, чем нам показалось сначала. Мне кажется, что в убийстве под Нюкварном мы уже не подозреваем Лисбет Саландер.
   Впервые за последние часы Бублански улыбнулся.
   – Ну да! Из этого списка ее надо вычеркнуть. Но она точно была вооружена, и она стреляла в Лундина.
   – Хочу отметить, что она выстрелила ему в ногу, а не в голову. В случае Магге Лундина это, возможно, и не составляет большой разницы, но мы начали с того, что убийца, действовавший в Энскеде, был отличный стрелок.
   – Соня, тут такая ерунда, что ничего не поймешь. Магге Лундин и Сонни Ниеминен – два здоровых амбала, за ними числится множество преступлений. Лундин, правда, набрал вес и находится сейчас не в самой лучшей форме, но он опасен. И Ниеминен тоже крутой мужик, его боятся крепкие парни. Как такая щупленькая девчонка, как Саландер, смогла с ними разделаться – я не могу понять! Лундин не на шутку избит.
   – Гмм.
   – Я не о том, что он не заслужил, чтобы ему надавали по морде. Я только не понимаю, как это произошло.
   – Надо будет спросить у нее, когда мы ее найдем. Ведь документально подтверждено, что она склонна к насилию.
   – Я совершенно не представляю себе, что произошло в летнем домике. Смотри, мы имеем двух парней, с которыми даже Курт Свенссон не решился бы связываться один на один. А Курт Свенссон, между прочим, отнюдь не плюшевый мишка.
   – Вопрос в том, была ли у нее причина вступать в драку с Лундином и Ниеминеном.
   – Но ведь тут девчонка, в безлюдном месте, одна против двух психопатов и кретинов. Знаешь, я очень легко могу представить себе такую причину, – сказал Бублански.
   – Может быть, ей кто-то помогал? Может быть, она была там не одна?
   – Наши криминалисты не нашли никаких следов другого человека. Саландер побывала в доме, там была изъята чашка с ее отпечатками. И кроме того, у нас есть семидесятидвухлетняя Анна Виктория Ханссон, которая взяла на себя обязанности привратника и берет на заметку всех, кто там появляется. Она клянется, что мимо нее проходили только Саландер и эти два господина из Свавельшё.
   – Как она попала в дом?
   – Открыла дверь ключом. Думаю, что она нашла его в квартире Бьюрмана. Помнишь…
   – …перерезанную ленту на запечатанной двери. Помню. Наша барышня хорошо поработала.
   Несколько секунд Соня Мудиг барабанила пальцами по столу, а затем обратилась к другой теме:
   – У нас точно установлено, что Лундин участвовал в похищении Мириам Ву?
   Бублански кивнул:
   – Мы дали Паоло Роберто папку с портретами трех дюжин байкеров. Он сразу же без колебаний указал на Магге. Говорит, что именно этого человека он видел около склада в Нюкварне.
   – А Микаэль Блумквист?
   – Мне не удалось с ним связаться. Его мобильник не отвечает.
   – О'кей. Но приметы Лундина сходятся с приметами человека, совершившего нападение на Лундагатан. Так что мы можем исходить из того, что парни из «Свавельшё МК» с некоторых пор охотились за Саландер. А почему?
   Бублански развел руками.
   – А что, если Саландер жила в летнем домике Бьюрмана все время, что мы ее искали? – задалась вопросом Соня Мудиг.
   – Я тоже об этом подумал. Но Йеркер с этим не согласен. В доме ничего не говорит о том, что в нем в последнее время кто-то жил, а кроме того, у нас есть свидетельница, которая увидела ее впервые только сегодня.
   – Зачем она туда приехала? Я сомневаюсь, чтобы у нее была там назначена встреча с Лундином.
   – Это вряд ли. Вероятно, она явилась туда что-то искать. А единственное, что мы там нашли, это были папки, содержавшие, по всей видимости, материалы о Лисбет Саландер, собранные лично Бьюрманом. Там имелись самые разные документы: из социальной службы, из опекунского совета и старые школьные отчеты. Но части папок не хватает. Они пронумерованы на корешках. У нас имеются папки за номерами один, четыре и пять.
   – Вторая и третья отсутствуют.
   – А может быть, и больше, если есть последующие номера.
   – И тут встает вопрос: зачем Саландер понадобилась информация о ней самой?
   – Я могу представить себе две причины. Либо она хотела скрыть что-то, что знал о ней Бьюрман, либо хотела сама что-то выяснить. Но есть и еще вопрос.
   – Да?
   – Зачем Бьюрману было собирать такое подробное личное дело о Саландер и прятать его в летнем домике? Похоже, что Саландер обнаружила его там на чердаке. Он был ее опекуном, и в его обязанности входило следить за ее финансовыми делами и тому подобное. Но, судя по папкам, он как одержимый собирал все возможные данные о ее жизни.
   – Чем больше мы узнаём о Бьюрмане, тем он все более кажется темной лошадкой. Сегодня я как раз об этом задумалась, когда читала список клиентов в «Миллениуме». Почему-то я ждала, что наткнусь там на его имя.
   – Вполне логичная мысль. В компьютере Бьюрмана хранилась большая коллекция порнографических снимков на темы насилия, и ты сама ее нашла. Об этом стоит подумать. Ты что-нибудь откопала?
   – Сама еще не знаю. Микаэль Блумквист занимается людьми из списка, но, со слов девушки из «Миллениума» Малин Эрикссон, он не обнаружил ничего интересного. Ян… я должна кое-что сказать.
   – И что же?
   – Я не верю, что это сделала Саландер. Я имею в виду убийства в Энскеде и на Уденплан. Сначала я точно так же, как и все остальные, была в этом уверена, но теперь больше так не думаю. Хотя сама не могу объяснить почему.
   Бублански кивнул. Он и сам думал так же.

   Белокурый гигант беспокойно слонялся взад и вперед по дому Магге Лундина в Свавельшё, то останавливаясь перед кухонным окном, то глядя перед собой на стену. По всем расчетам, им давно пора было вернуться. Его грызла тревога. Что-то было не в порядке.
   Кроме того, ему было не по себе одному в чужом жилище. В его комнате наверху гулял холодный ветерок, в доме то и дело раздавались какие-то скрипы. Он пытался освободиться от этого неприятного чувства. Белокурый великан знал, что все это глупости, но не любил оставаться в одиночестве. Он нисколько не боялся людей из плоти и крови, но ему казалось, что в пустых деревенских домах таится какая-то несказанная жуть. Множество разных звуков будили его воображение, он не мог избавиться от ощущения, что какая-то злобная сила следит за ним сквозь дверную щель. Иногда ему чудилось, что он слышит ее дыхание.
   В молодости его дразнили из-за боязни темноты. То есть дразнили, пока он не проучил хорошенько своих одногодков да и тех из приятелей постарше, которые забавлялись, потешаясь над ним. Уж что-что, а проучить он умел.
   И все равно это ему мешало. Он терпеть не мог темноту и одиночество. Он ненавидел создания, населявшие безлюдную тьму. Он мечтал, чтобы Лундин поскорее вернулся. Присутствие Магге восстановило бы его душевное равновесие, даже если бы они не разговаривали и находились бы в разных комнатах. Ему нужно было слышать настоящие, живые звуки и движения и знать, что поблизости есть другой человек.
   Он пытался отвлечься, слушая диски на стереопроигрывателе, и, не находя покоя, стал шарить на полке в поисках какого-нибудь чтива. Однако интеллектуальные запросы Лундина, как на грех, оставляли желать лучшего, так что ему пришлось довольствоваться журналами о мотоциклах, журналами для мужчин и дешевыми карманными изданиями того рода, которыми он сам никогда не увлекался. Чувство одиночества переходило в клаустрофобию. На время он занял себя тем, что почистил и смазал пистолет, который всегда держал при себе в сумке, и это занятие оказало на него свое целительное действие.
   В конце концов он почувствовал, что в доме больше не выдержит, и вышел на двор, намереваясь прогуляться и хотя бы глотнуть свежего воздуха. Стараясь держаться так, чтобы его не было видно из соседнего дома, он смотрел на освещенные окна, за которыми находились люди, и, замерев на месте, прислушивался к слабым звукам далекой музыки.
   Возвращаться в лачугу Лундина страшно не хотелось: он долго с бьющимся сердцем простоял на лестнице, прежде чем справился с собой и решился отворить дверь.
   В семь часов он спустился вниз и сел перед телевизором, чтобы посмотреть новости по ТВ-4. Главная новость дня повергла его в изумление: это был подробный рассказ о стрельбе в летнем домике в Сталлархольме.
   Бегом взлетев по лестнице в гостевую комнату, он запихал в сумку свои личные вещи, и через две минуты белый «вольво» рванул прочь.
   Он успел убраться в последнюю секунду. Всего в паре километров от Свавельшё он разминулся с двумя полицейскими машинами, мчавшимися ему навстречу с включенными сигнальными маячками.

   С Хольгером Пальмгреном Микаэль наконец-то смог встретиться в шесть часов вечера в субботу, и эта встреча стоила ему немалого труда. Главная трудность состояла в том, чтобы выпросить у персонала разрешение. Микаэль уговаривал так настойчиво, что сиделка наконец позвонила какому-то доктору Сиварнандану, жившему, по-видимому, поблизости от больницы. Уже через пятнадцать минут Сиварнандан был на месте и взял на себя решение проблемы с настойчивым журналистом. Сперва он ни за что не соглашался. На протяжении последних двух недель уже несколько журналистов искали встречи с Хольгером Пальмгреном, надеясь вырвать у него несколько слов, и ради этого прибегали к самым отчаянным способам. Старый адвокат решительно отказывался принимать таких посетителей, и персоналу было дано указание никого к нему не пускать.
   Сиварнандан и сам следил за развитием событий с большой тревогой. Его страшно напугали сенсационные газетные заголовки, посвященные Лисбет Саландер, и он заметил, что его пациент впал в глубокую депрессию, которая (как подозревал Сиварнандан) была вызвана тем, что Пальмгрен не мог предпринять никаких действий. Хольгер Пальмгрен забросил свои занятия по реабилитации и целыми днями читал новости и следил за телевизионными сообщениями о погоне за Лисбет Саландер. В остальное время он сидел у себя в комнате, погруженный в глубокую задумчивость.
   Микаэль упрямо не отходил от стола доктора Сиварнандана, объясняя, что ни в коем случае не намерен причинять какие-либо неприятности Хольгеру Пальмгрену и что он вовсе не собирался добиваться от него интервью. Он рассказал о том, что с Лисбет Саландер они старые друзья, что он не верит в ее виновность и отчаянно нуждается в информации, которая прояснила бы некоторые моменты ее прошлого.
   Доктора Сиварнандана нелегко было переубедить. Микаэлю пришлось сесть и подробно разъяснить ему свою роль в этой драме. Только после получасовой беседы Сиварнандан согласился. Попросив Микаэля подождать, он поднялся наверх к Хольгеру Пальмгрену, чтобы спросить, хочет ли тот принять посетителя.
   Вернулся доктор через десять минут.
   – Он согласился с вами встретиться. Если вы ему не понравитесь, он выставит вас за дверь. Он не согласен давать никаких интервью и требует, чтобы вы ничего не писали в средствах массовой информации о вашей встрече.
   – Заявляю, что я пришел не для того, чтобы написать о нашей беседе.
   У Хольгера Пальмгрена была маленькая комнатка, где стояли кровать, комод, стол и несколько стульев. Он походил на седовласое, тощее огородное пугало, и было сразу видно, что у него явные проблемы с координацией движений, но, когда Микаэля впустили в его комнату, больной все же встал ему навстречу. Он не протянул ему руки, но указал на один из стульев, стоявших вокруг небольшого столика. Микаэль сел. Доктор Сиварнандан остался в комнате.
   Сначала Микаэль с трудом разбирал речь Хольгера Пальмгрена, которого плохо слушался язык.
   – Кто ты такой, человек, объявляющий себя другом Лисбет Саландер, и что тебе надо?
   Микаэль откинулся на стуле. Прежде чем ответить, он немного подумал.
   – Хольгер, вы можете ничего мне не говорить. Но я прошу вас выслушать то, что я скажу, прежде чем выгонять меня за порог.
   Пальмгрен кивнул и, волоча ноги, отошел, чтобы сесть на стул напротив Микаэля.
   – Впервые я встретился с Лисбет Саландер два года тому назад. Я нанял ее, чтобы собрать информацию по делу, о котором я не могу рассказывать. Она приехала ко мне туда, где я тогда временно жил, и мы проработали вместе несколько недель.
   Он еще не знал, как далеко ему следует заходить в своих объяснениях, но решил, насколько возможно, придерживаться правды.
   – По ходу дела случились две вещи. Во-первых, Лисбет Саландер спасла мне жизнь. Во-вторых, мы на какое-то время сделались очень близкими друзьями. Я лучше узнал ее, и она мне очень понравилась.
   Не вдаваясь в подробности, Микаэль рассказал о своих отношениях с Лисбет и о том, как затем год назад во время рождественских праздников они внезапно оборвались, а Лисбет исчезла, уехав за границу.
   Затем он перешел к своей работе в «Миллениуме», рассказал о том, как были убиты Даг Свенссон и Миа Бергман и как он неожиданно для себя был вовлечен в поиски убийцы.
   – Как я понял, вас последнее время осаждали журналисты, а в газетах стали печатать разные глупости. Все, что я могу сейчас сделать, это заверить вас, что я пришел вовсе не для того, чтобы собирать материал еще для одной публикации. Я здесь ради Лисбет и пришел как ее друг. Вероятно, я сейчас один из очень немногих, кто целиком и полностью на ее стороне. Я верю, что она ни в чем не виновата. Я думаю, что за этими убийствами стоит человек, которого зовут Залаченко.
   Микаэль сделал паузу. Когда он упомянул Залаченко, в глазах Пальмгрена что-то блеснуло.
   – Если вы можете сообщить что-то, что бросило бы свет на ее прошлое, то сейчас самое время это сделать. Если вы не хотите ей помочь, мне придется потратить много лишнего времени, и я буду знать, как к вам относиться.
   Пока он говорил, Хольгер Пальмгрен ни разу не вставил ни слова. При последней фразе в его глазах опять что-то блеснуло. Однако он улыбнулся и заговорил – очень медленно, стараясь произносить слова как можно четче.
   – Ты действительно хочешь ей помочь.
   Микаэль кивнул.
   Хольгер Пальмгрен придвинул к нему лицо.
   – Опиши диван в ее гостиной!
   Микаэль улыбнулся в ответ.
   – В то время, когда я бывал у нее, там стоял старый, потертый и продавленный экземпляр, который в каком-то смысле мог претендовать на звание антикварной редкости. На мой взгляд, эта вещь была сделана в пятидесятые годы – две бесформенные подушки, обтянутые коричневой материей с желтым узором, в паре мест протертой до дыр, так что набивка торчала наружу.
   Хольгер Пальмгрен неожиданно расхохотался – этот хохот был похож на собачий лай. Он перевел взгляд на доктора Сиварнандана.
   – Во всяком случае, он бывал в ее квартире. Скажите, доктор, нельзя ли устроить так, чтобы я мог угостить моего посетителя чашкой кофе?
   – Разумеется, – сказал доктор Сиварнандан, встал и вышел из комнаты.
   С порога он обернулся и на прощанье кивнул Микаэлю.
   – Александр Залаченко, – произнес Хольгер Пальмгрен, как только дверь за доктором закрылась.
   Микаэль вытаращил глаза.
   – Вам известно это имя?
   Хольгер Пальмгрен кивнул.
   – Лисбет сказала мне, как его зовут. Думаю, надо рассказать тебе эту историю, прежде чем кто-нибудь… если я вдруг неожиданно умру, что не так уж невероятно.
   – Лисбет? Откуда она вообще могла знать что-то о его существовании?
   – Он отец Лисбет.
   В первую минуту Микаэль даже не понял, что сказал Хольгер Пальмгрен. Затем до него дошло.
   – Что вы такое говорите?
   – Залаченко приехал сюда в семидесятые годы. Он искал политического убежища. Что там была за история, я так до конца и не понял, так как Лисбет была очень скупа на информацию. А об этом она вообще не желала говорить.
   Согласно метрике Лисбет, отец – неизвестен, вспомнил Микаэль.
   – Залаченко – отец Лисбет! – повторил он вслух.
   – Однажды она рассказала мне. Это было примерно за месяц до моего удара. Но одно я понял из ее рассказа: Залаченко прибыл сюда в начале семидесятых. Он встретил мать Лисбет в семьдесят седьмом году. Они сошлись, и на свет появились две девочки.
   – Две?
   – Лисбет и ее сестра Камилла. Они были близнецы.
   – Господи! Вы хотите сказать, что она существует как бы в двух экземплярах?
   – Они получились очень разными. Но это другая история. Мать Лисбет звали Агнета София Шёландер. Ей было семнадцать лет, когда она встретила Залаченко. Я не знаю подробностей о том, как они встретились, но из того, что я знаю, я понял, что она была совершенно несамостоятельной девочкой, так что стала легкой добычей для немолодого и опытного мужчины. Он произвел на нее большое впечатление, и, по-видимому, она в него по уши влюбилась.
   – Понятно.
   – Залаченко оказался очень малосимпатичной личностью. Ведь он был гораздо старше ее. Я думаю, что он просто искал покладистую женщину, и больше ничего.
   – Думаю, вы правы.
   – Она, разумеется, строила разные воздушные замки, мечтала о будущем, но он был нисколько не заинтересован в супружестве. Они так и не поженились, но в семьдесят девятом году она сменила фамилию Шёландер на Саландер. Вероятно, так она хотела выразить, что они – одна семья.
   – Это в каком же смысле?
   – Зала – Заландер.
   – Господи боже мой! – воскликнул Микаэль.
   – Я все это сопоставил незадолго до того, как заболеть. Она имела право взять такую фамилию, потому что ее мать, бабушка Лисбет, действительно носила фамилию Саландер. Дальнейшие события показали, что Залаченко оказался законченным психопатом. Он пил и жестоко избивал Агнету. Насколько я это себе представляю, все избиения постоянно происходили на глазах у детей. Сколько Лисбет себя помнила, Залаченко регулярно у них появлялся. Иногда он надолго исчезал, а потом снова возникал на Лундагатан. И каждый раз все происходило одинаково. Залаченко приходил за сексом и для того, чтобы пьянствовать, и каждый раз дело кончалось тем, что он всячески измывался над Агнетой. Лисбет Саландер сообщила такие подробности, из которых видно, что речь шла не только о физических издевательствах. Он был вооружен, злобен и имел садистские наклонности. Как я понял, с годами это только усугублялось. В восьмидесятые годы вся жизнь матери Лисбет проходила в страхе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [54] 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация