А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 53)

   – Контора «Кланг и Рейне».
   Гуннар Бьёрк вскинул на Микаэля пронзительный взгляд:
   – Бьюрман не обладает выдающимися способностями, но дела у него складывались неплохо. Все эти годы он время от времени выполнял поручения Службы безопасности, какие-нибудь не очень важные расследования и тому подобное. Так что в каком-то смысле и он построил свою карьеру на деле Залаченко.
   – И где же Зала теперь?
   Бьёрк немного поколебался.
   – Не знаю. Мои контакты с ним после восемьдесят пятого года постепенно сошли на нет, и вот уже почти двенадцать лет я его вообще не встречал. Последнее, что я для него сделал, это помог ему покинуть Швецию в девяносто втором году.
   – По всей очевидности, он вернулся. Его имя всплывало в связи с оружием, наркотиками и секс-мафией.
   – Меня бы это не удивило, – вздохнул Бьёрк. – Но вы же не знаете наверняка, тот ли это Зала, которого вы ищете, или какой-то другой.
   – Вероятность того, чтобы в этой истории появились сразу два Залы, микроскопически мала. Какое у него было имя в Швеции?
   Бьёрк посмотрел на Микаэля:
   – Этого я не собираюсь раскрывать.
   – Лучше бы вам не финтить!
   – Вы хотели знать, кто такой Зала. Я рассказал. Но я не собираюсь давать вам в руки последний кусочек головоломки, пока не смогу убедиться, что вы соблюдаете условия договора.
   – Зала, по всей вероятности, совершил три убийства, а полиция разыскивает не того человека. Если вы думаете, что я удовольствуюсь сказанным, не выяснив нынешнее имя Залы, то вы ошибаетесь.
   – Откуда вы можете знать, что не Саландер совершила эти убийства?
   – Знаю.
   Гуннар Бьёрк ухмыльнулся Микаэлю в лицо. Он вдруг почувствовал себя очень уверенно.
   – Я думаю, что убийца – Зала, – сказал Микаэль.
   – Ошибаетесь! Зала ни в кого не стрелял.
   – А почему вы так уверены?
   – Потому что Зале сейчас шестьдесят пять лет и он инвалид с очень ограниченными возможностями. У него ампутирована ступня, и он с трудом ходит. Он не рыскал в районе Уденплан и Энскеде и ни в кого не стрелял. Для того чтобы убить кого-то, ему пришлось бы вызывать инвалидный транспорт.

   Малин Эрикссон вежливо улыбнулась Соне Мудиг:
   – Об этом вам надо спросить Микаэля.
   – О'кей.
   – Я не могу обсуждать с вами его расследование.
   – Но если человек по имени Зала является альтернативным подозреваемым в убийстве…
   – Об этом надо говорить с Микаэлем, – повторила Малин. – Я могу вам помочь информацией, связанной с работой Дага Свенссона, но ничего не могу сообщить о нашем расследовании.
   Соня Мудиг вздохнула:
   – Я понимаю вашу принципиальность. Что вы можете рассказать о лицах из этого списка?
   – Только то, что написал о них Даг Свенссон, и ничего об источниках. Но я могу добавить, что Микаэль встречался с десятком из названных лиц и вычеркнул их. Возможно, это вам поможет.
   Соня Мудиг кивнула с некоторым сомнением, понимая, что это не поможет. Полиция все равно должна навестить каждого и провести официальный допрос. Один судья, три адвоката, пять политиков и журналистов… и коллеги-полицейские. Ну и карусель получается! Соня Мудиг подумала, что полиции нужно было заняться людьми из этого списка начиная с первого дня после убийства.
   Ее взгляд остановился на одном имени в списке: Гуннар Бьёрк.
   – Адрес этого человека отсутствует.
   – Да, отсутствует.
   – А почему?
   – Он работает в Службе безопасности, и его адрес засекречен. Сейчас он как раз на больничном. Дагу Свенссону не удалось его отыскать.
   – А вам удалось?
   Взгляд Сони Мудиг был устремлен куда-то вверх, на стенку перед столом Дага Свенссона. Она думала.
   – Можно задать один личный вопрос?
   – Пожалуйста.
   – Кто, по-вашему мнению, убил ваших друзей и адвоката Бьюрмана?
   Малин Эрикссон молчала. Она жалела, что рядом нет Микаэля Блумквиста, который ответил бы на этот вопрос за нее. Отвечать на вопросы полицейских всегда неприятно, даже когда ты ни в чем не виноват. Еще неприятнее было сознание, что она не в состоянии четко объяснить, какие именно данные раздобыли сотрудники «Миллениума». И тут она услышала у себя за спиной голос Эрики Бергер:
   – Мы исходим из того, что убийство было совершено с целью предотвратить разоблачения, которые планировал Даг Свенссон. Но кто стрелял, мы не знаем. Микаэль уделил основное внимание неизвестному лицу, именуемому Зала.
   Соня Мудиг обернулась к главному редактору «Миллениума». Эрика Бергер поставила перед Малин и Соней чашки с кофе, украшенные буквами ХТФ – рекламой партии христианских демократов, вежливо улыбнулась и ушла в свой кабинет.
   Через три минуты она вернулась.
   – Мудиг, только что звонил ваш шеф. У вас выключен мобильник, а ему нужно с вами поговорить.

   События в районе летнего домика Бьюрмана вызвали к вечеру лихорадочную активность. По всей стране было разослано оповещение о том, что Лисбет Саландер наконец-то снова появилась и, по всей вероятности, ездит на мотоцикле «харлей-дэвидсон», принадлежащем Магге Лундину. В ориентировке указывалось также, что Саландер вооружена и уже застрелила одного человека близ летнего домика в Сталлархольме.
   Полиция установила посты на въезде в Стренгнес и Мариефред и на всех подъездных путях к Сёдертелье. В пригородном поезде между Сёдертелье и Стокгольмом в течение нескольких часов производились проверки, однако низкорослая девушка с «харлей-дэвидсоном» или без оного так и не была обнаружена.
   Лишь около семи часов вечера один из полицейских патрулей нашел «харлей-дэвидсон», оставленный на парковке перед комплексом «Стокгольмская ярмарка» в Эльвшё, в результате чего розыскные мероприятия были перенесены из Сёдертелье в Стокгольм. Из Эльвшё было доложено о находке обрывка кожаной куртки с логотипом «Свавельшё МК». После этого инспектор Бублански сдвинул очки на лоб и молча устремил взгляд в темноту за окном кунгсхольмского служебного кабинета.
   Весь этот день представлялся сущим кошмаром. Сначала похищение подруги Саландер, затем внезапное вмешательство Паоло Роберто, потом пожар и обнаружение закопанных останков в окрестностях Сёдертелье. И наконец, какой-то непостижимый хаос в Сталлархольме.
   Бублански вышел в большой кабинет и стал разглядывать карту Стокгольма и окрестностей. Он не спеша по порядку обвел взглядом Сталлархольм, Нюкварн, Свавельшё и, наконец, Эльвшё – все четыре пункта, где происходили те или иные события. Затем нашел глазами Энскеде и вздохнул. Его томило неприятное чувство, что полиция плетется по следам преступления с отставанием в несколько километров. Словом, не понятно было ни черта. Чем бы ни объяснялось убийство в Энскеде, это дело определенно оказалось гораздо сложнее, чем они думали вначале.

   Микаэль Блумквист ничего не знал о драматических событиях в районе Сталлархольма. Из Смодаларё он выехал в три часа дня и по дороге остановился на заправке, чтобы выпить кофе и собраться с мыслями.
   Встреча его глубоко разочаровала. Бьёрк рассказал ему много интересного, однако решительно отказался дать последний кусочек головоломки, назвав шведское имя Залаченко. Он чувствовал себя обманутым: история неожиданно закончилась, а Бьёрк скрыл от него разгадку.
   – Мы же договорились, – настаивал Микаэль.
   – Я и так выполнил свою часть договора. Я рассказал, кто такой Залаченко. Если вам нужна еще какая-то информация, придется заключить новый договор. Мне необходимы гарантии, что мое имя не будет упомянуто на следствии, чтобы никому даже не приходило в голову заняться его вычислением.
   – Как я могу дать такую гарантию? Полицейское расследование от меня не зависит, и рано или поздно они на вас выйдут.
   – Полицейское расследование меня не волнует. Я хочу получить гарантию от вас, что вы никогда ни под каким видом не назовете мое имя в связи с проститутками.
   Микаэль отметил про себя, что Бьёрк больше беспокоился о том, чтобы скрыть свою связь с секс-мафией, чем о том, что выдал государственную тайну. Это кое-что говорило о нем как о личности.
   – Я уже обещал, что не напишу о вас в этой связи ни слова.
   – Но теперь мне нужны гарантии, что вы вообще не будете писать обо мне в связи с Залаченко.
   Микаэль не собирался давать ему такие гарантии. Он мог пойти на то, чтобы представить Бьёрка как анонимный источник, но совершенно не хотел гарантировать ему полный уход от ответственности. В конце концов они договорились встретиться снова через несколько дней, а до тех пор подумать над этим вопросом.
   Сидя на заправке и попивая кофе из картонного стаканчика, Микаэль вдруг осознал, что прямо перед носом у него лежит нечто не замеченное раньше. Он подошел так близко, что уже различал какие-то очертания истины, но картина пока что оставалась нечеткой. И тут его озарило, что есть еще один человек, который мог бы многое для него прояснить. И, как нарочно, он остановился совсем близко от реабилитационного центра в Эрставикене. Взглянув на часы, он поспешно поднялся и поехал повидать Хольгера Пальмгрена.

   Гуннар Бьёрк не находил покоя. Встреча с Микаэлем Блумквистом довела его до изнеможения: спина болела, как никогда раньше, так что ему пришлось принять три болеутоляющие таблетки и прилечь на диване в гостиной. В голове крутились разные мысли. Через часок он поднялся, вскипятил воду и достал пакетики чая, а потом сел за кухонный стол и стал размышлять.
   Можно ли положиться на Микаэля Блумквиста? Он разыграл свои карты, и теперь все зависело от Блумквиста. Но самую важную информацию он приберег – о том, кто такой Зала и какую роль он сыграл в этих событиях. Решающая карта оставалась у него про запас.
   И как его, черт побери, угораздило так влипнуть? Он же не преступник! Он всего-то и сделал, что заплатил деньги проституткам! А та шестнадцатилетняя дрянь даже не делала вид, будто он ей нравится. Она смотрела на него с отвращением.
   Чертова шлюха! Если бы только она не была такой молоденькой! Если бы ей было хотя бы двадцать, все выглядело бы не так уж скверно. Средства массовой информации изничтожат его, если что-нибудь такое всплывет на поверхность. Блумквист тоже смотрит на него с отвращением и даже не пытается это скрыть.
   Залаченко.
   Обыкновенный сутенер. Какая ирония! Потрахался с его шлюхами! Но Залаченко был достаточно умен, чтобы держаться в тени.
   Бьюрман и Саландер.
   И Блумквист.
   Нужно найти какой-то выход.
   После нескольких часов размышлений он пошел в свой кабинет и достал бумажку с телефонным номером, который недавно переписал у себя на работе. От Блумквиста он скрыл не только это. Он прекрасно знал, где находится Залаченко, однако не встречался с ним вот уже двенадцать лет. И предпочел бы никогда больше не встречаться.
   Но Залаченко хитер, как бес. Он поймет, в чем проблема. Он мог бы скрыться так, чтобы его не нашли никогда. Уехать за границу и выйти на пенсию. Настоящей катастрофой станет, если его действительно арестуют – тогда он потеряет все на свете.
   После долгого раздумья он снял трубку и набрал номер.
   – Привет. Это Свен Янссон, – сказал он.
   Этим вымышленным именем он не пользовался уже очень давно, но Залаченко сразу же вспомнил, кто он такой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [53] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация