А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 44)

   – Иначе говоря, кто-то что-то искал… Йеркер?
   – Там не осталось ничего, мы все уже изъяли.
   – По крайней мере, насколько нам известно. Мотив убийства по-прежнему остается совершенно неясным. Мы исходили из того, что Саландер – психопатка, но даже психопату нужен какой-то мотив.
   – И что же ты предлагаешь?
   – Не знаю. Кто-то потратил время на то, чтобы обыскать квартиру Бьюрмана. Здесь требуется ответить на два вопроса. Первый: кто? И второй: зачем? Так что же мы упустили?
   Ненадолго воцарилось молчание.
   – Йеркер…
   Йеркер Хольмберг безнадежно вздохнул:
   – О'кей. Я отправляюсь на квартиру Бьюрмана и еще раз по ней пройдусь. С пинцетом.

   В понедельник Лисбет Саландер проснулась в одиннадцать. Она еще с полчасика понежилась в постели, прежде чем встать, поставить кофе и принять душ. Покончив с утренним туалетом, она приготовила себе два больших бутерброда с сыром и уселась за компьютер, чтобы проверить, что новенького появилось у прокурора Экстрёма, и почитать интернет-издания различных дневных газет. Уже было заметно, что интерес к убийству в Энскеде падает. Затем она открыла папку с расследованиями Дага Свенссона и принялась внимательно читать записи его бесед с журналистом Пером-Оке Сандстрёмом, который пользовался услугами проституток, состоял на побегушках у секс-мафии и что-то знал о Зале. Кончив читать, она налила себе еще кофе, села к окну и стала обдумывать прочитанное.
   К четырем часам план был готов.
   Ей потребуются деньги. У нее имелись три кредитные карточки. Одна из них была выписана на Лисбет Саландер и потому практически бесполезна, вторая – на Ирене Нессер, но Лисбет старалась ею не пользоваться, так как предъявлять паспорт Ирене Нессер было рискованно, третья – на фирму «Уосп энтерпрайзис» и обслуживалась со счета, на котором лежало десять миллионов крон. По этой карточке можно было переводить деньги через Интернет, и ею мог воспользоваться любой человек, но при этом ему все же пришлось бы предъявлять удостоверение личности.
   Она пошла на кухню, открыла жестянку из-под печенья и вынула из нее пачку бумажек. Наличными у нее нашлось по меньшей мере 950 крон. Кроме того, имелось еще 1800 американских долларов, залежавшихся с тех пор, как она вернулась в Швецию. Доллары можно было разменять в любом магазине «Форекс», не обнаруживая себя, и это несколько улучшало дело.
   Она надела парик Ирене Нессер, оделась соответствующим образом и положила в рюкзак смену одежды и коробочку с театральным гримом. Теперь можно было покинуть Мосебакке и отправиться во вторую экспедицию. Она дошла пешком до Фолькунгагатан, оттуда до Эрстагатан и за несколько минут до закрытия зашла в магазин «Ватски». Там она купила изоляционную ленту, блок, тали и восьмиметровую хлопчатобумажную якорную веревку.
   Обратно она поехала на шестьдесят шестом автобусе. На площади Медборгарплатс она увидела стоящую на остановке женщину и сперва ее не узнала, но где-то в мозгу прозвучал тревожный сигнал, и, взглянув на женщину еще раз повнимательнее, Лисбет сообразила: это была Ирена Флемстрём, кассирша из «Милтон секьюрити». Сейчас она поменяла прическу на более броскую. Когда девушка садилась в автобус, Лисбет тихонько из него вышла. Она напомнила себе, что надо быть осторожной, и непрестанно высматривала, не покажется ли еще где-то знакомое лицо. Дойдя к станции метро «Сёдра», она села на поезд, идущий в северном направлении.
* * *
   Инспектор криминальной полиции Соня Мудиг пожала протянутую руку Эрики Бергер, которая тут же предложила ей чашечку кофе. В буфетной, куда они направились за кофе, обнаружились только рекламные кружки с символикой разных политических партий, профсоюзных организаций и предприятий.
   – Сплошь посуда, полученная на различных предвыборных мероприятиях и в связи со взятыми интервью, – прокомментировала Эрика Бергер, протягивая ей кружку с логотипом LUF[70].
   Соня Мудиг только что провела три часа за письменным столом Дага Свенссона. Секретарь редакции Малин Эрикссон помогала ей разобраться в содержании книги и статей Дага и в порядке расположения материалов. Большой объем документов ее удивил: следствие считало непоправимым несчастьем пропажу компьютера Дага Свенссона, а между тем почти все копии спокойно лежали все это время в редакции «Миллениума».
   Микаэля Блумквиста не было на месте, но Эрика Бергер дала Соне список материалов Дага Свенссона, которые тот убрал из его стола. Все это были сведения о личности источников информации. Под конец Соня Мудиг позвонила инспектору Бублански и обрисовала ему положение дел. В результате было принято решение изъять все материалы с рабочего места Дага Свенссона, включая принадлежащий «Миллениуму» компьютер, а если в интересах следствия потребуется также отобранный Блумквистом материал, то переговорами о его изъятии займется начальник следственного отдела. После разговора с Бублански Соня Мудиг составила протокол изъятия, а затем Хенри Кортес помог ей отнести материалы в машину.

   В понедельник вечером Микаэль дошел до полного отчаяния. Начиная с предыдущей недели он проверил всего десять человек из списка имен, которые Даг Свенссон собирался привести в своей книге. При очередной встрече он видел перед собой озабоченного, взволнованного и напуганного человека; каждый из них имел в среднем годовой доход около четырехсот тысяч крон в год, а теперь дрожал, как последний трус.
   Однако ни в одном случае он не заподозрил, что его собеседник скрывает нечто имеющее отношение к убийству Дага Свенссона и Миа Бергман. Напротив, несколько человек из тех, с кем ему довелось поговорить, просто боялись, что шумиха сделает еще тяжелее их собственное положение, если их имена будут названы в связи с этим убийством.
   Микаэль открыл ноутбук и проверил, нет ли там нового сообщения от Лисбет. От нее ничего не было. Между тем в предыдущей почте она утверждала, что клиенты проституток не представляют интереса и он только напрасно тратит на них свое время. Он выругался словами, которые Эрика Бергер назвала бы «инновативным выражением с сексистским оттенком». Микаэль проголодался, но ему не хотелось заниматься приготовлением еды. К тому же он уже две недели не пополнял запасы продуктов, ограничиваясь разве что покупкой литра молока в соседней лавке. Он надел куртку и отправился в греческую таверну на Хорнсгатан, где заказал баранину, приготовленную на гриле.

   Для начала Лисбет зашла на лестничную клетку, из предосторожности сделав круг мимо соседних зданий. Это были невысокие панельные дома с очень плохой звукоизоляцией, что было весьма некстати. Журналист Пер-Оке Сандстрём занимал угловую квартиру на третьем, и последнем, этаже. Дальше лестница вела на чердак, и вот это было очень удачно.
   Проблема заключалась в том, что во всех окнах его квартиры не горел свет, то есть, по всей видимости, хозяин отсутствовал дома.
   Она дошла до пиццерии, расположенной через несколько кварталов, заказала себе порцию «Гавайской» и устроилась в уголке с газетой. Без нескольких минут девять она купила в Пресс-бюро кофе с молоком и вернулась к панельному зданию. В квартире по-прежнему было темно. Она вошла в подъезд и села на чердачной площадке, откуда видна была расположенная одним лестничным пролетом ниже дверь, ведущая в квартиру Пера-Оке Сандстрёма. Она принялась за кофе, приготовившись ждать.

   Инспектору криминальной полиции Хансу Фасте наконец удалось напасть на след Силлы Нурен, двадцативосьмилетней предводительницы сатанистской группы «Персты дьявола». Посетив ее в студии звукозаписи «Рисент трэш рекордс», располагавшейся в промышленном здании в Эльвшё, он испытал культурный шок, сравнимый с тем, который произошел при первой встрече португальцев с индейцами Карибского бассейна.
   После нескольких неудачных попыток разведать что-то у ее родителей инспектору Фасте повезло узнать от сестры Силлы про студию звукозаписи, где она, по словам сестры, «участвовала» в записи CD-диска бэнда «Cold Wax»[71] из Борленге. Фасте ничего не слышал про этот бэнд и предполагал, что тот, по-видимому, состоит из парней двадцатилетнего возраста. Едва войдя в коридор, ведущий в студию, он окунулся в такой шквал оглушительных звуков, что у него даже перехватило дыхание. Он полюбовался на «Wax» через стеклянное окошко и подождал, пока в звуковой стене не образовалась щель.
   У Силлы Нурен были длинные, черные как смоль волосы с красными и зелеными прядками и макияж в темных тонах. Она была пышно сложена и одета в короткую кофточку, из-под которой виднелся открытый живот с пирсингом на пупке. На бедрах у нее был пояс с заклепками, и в целом она выглядела как персонаж из французского фильма ужасов.
   Фасте показал свое удостоверение и попросил разрешения побеседовать с ней. Она жевала резинку и смотрела на него со скептическим выражением, но в конце концов махнула рукой в сторону какой-то двери и отвела его в подобие гримерной. Войдя сюда, он тотчас же споткнулся о мешок с мусором, оставленный кем-то на самом пороге. Силла Нурен налила воды в пустую пластиковую бутылку, выпила ее до половины, села за стол и, закурив сигарету, обратила на Ханса Фасте пристальный взгляд ясных голубых глаз. Фасте вдруг растерялся, не зная, с чего начать.
   – Что такое «Рисент трэш рекордс»? – спросил он.
   На лице у нее появилось недовольное выражение:
   – Компания, выпускающая диски новых молодых бэндов.
   – И какую роль в ней играешь ты?
   – Я – техник звукозаписи.
   Фасте посмотрел на нее:
   – Ты получила соответствующее образование?
   – Не-а. Сама научилась.
   – На это можно прожить?
   – А почему ты спрашиваешь?
   – Просто спросил. Я думаю, ты уже читала, что сейчас пишут о Лисбет Саландер.
   Она кивнула.
   – У нас есть сведения, что ты с ней знакома. Это так?
   – Возможно.
   – Так это или не так?
   – Это зависит от того, что тебе надо.
   – Я занимаюсь розыском сумасшедшей, совершившей тройное убийство. Мне требуется информация о Лисбет Саландер.
   – Я ни разу не видела ее с прошлого года.
   – Когда ты в последний раз с ней встречалась?
   – Это было осенью позапрошлого года. В «Мельнице». Она туда одно время ходила, а потом вдруг перестала появляться.
   – Ты пробовала с ней как-то связаться?
   – Несколько раз пыталась позвонить ей по мобильнику. Номер не отвечает.
   – И ты не знаешь, как ее найти?
   – Нет.
   – Что такое «Персты дьявола»?
   Силла Нурен посмотрела на него насмешливо:
   – Ты что же, газет не читал?
   – Почему – не читал?
   – Так там же написано, что мы – группа сатанистов.
   – А это так?
   – Похожа я на сатанистку?
   – А как должна выглядеть сатанистка?
   – Ну знаешь ли, мне даже трудно сказать, кто тут тупее: полиция или газеты!
   – Послушайте, дамочка, речь идет о серьезных вещах!
   – Это насчет того, сатанистки мы или нет?
   – Перестань дурить и отвечай на мои вопросы!
   – И о чем же ты спрашивал?
   На секунду Ханс Фасте зажмурился и вспомнил, как он несколько лет тому назад ездил для обмена опытом в Грецию и знакомился с работой тамошней полиции. Несмотря на множество проблем, греческим полицейским жилось легче, чем шведским. Если бы Силла Нурен повела себя в Греции так, как сейчас, он мог бы нагнуть ее и три раза стукнуть дубинкой. Он снова взглянул на нее:
   – Лисбет Саландер состояла в «Перстах дьявола»?
   – Вряд ли.
   – Что это значит?
   – У Лисбет, по-моему, было очень плохо со слухом.
   – Со слухом?
   – С музыкальным. Она еще могла отличить трубы от барабанов, но это все, на что она была способна.
   – Я спросил, участвовала ли она в группе «Персты дьявола».
   – Это и был ответ на твой вопрос. Чем, по-твоему, вообще занимались «Персты дьявола»?
   – Расскажи чем.
   – Ты ведешь полицейское расследование по газетным статьям!
   – Отвечай на вопрос!
   – «Персты дьявола» были рок-группой. В середине девяностых годов собралась группа девушек – любительниц хард-рока, которые играли ради своего удовольствия. Знак пентаграммы мы использовали для сцены и подавали себя так, как будто мы немного симпатизируем дьяволу. С тех пор наша группа прекратила свое существование, и я единственная из всех, кто продолжает работать в области музыки.
   – А Лисбет Саландер не была членом группы?
   – Как я тебе и сказала.
   – Так почему же источники утверждают, что Саландер была членом группы?
   – Потому что твои источники – такие же дураки, как и газеты.
   – Объясни!
   – В группе нас было пять девчонок, и мы потом еще продолжали время от времени встречаться. Раньше мы собирались раз в неделю в «Мельнице», теперь мы это делаем примерно раз в месяц, но все-таки поддерживаем отношения между собой.
   – И что же вы делаете, когда собираетесь вместе?
   – А что, по-твоему, вообще делают в «Мельнице»?
   Ханс Фасте вздохнул:
   – Итак, вы встречаетесь, чтобы выпить спиртных напитков.
   – Мы обычно пьем пиво. И болтаем о всякой всячине. Ты-то что делаешь, когда встречаешься с приятелями?
   – И при чем же тут Лисбет Саландер?
   – Я познакомилась с ней в школе для взрослых, когда мне было восемнадцать лет. Она иногда появлялась в «Мельнице» и составляла нам компанию за кружкой пива.
   – Итак, «Персты дьявола» нельзя считать организацией?
   Силла Нурен посмотрела на него так, как будто он свалился с луны.
   – Вы – лесбиянки?
   – Хочешь заработать по морде?
   – Отвечай на вопрос!
   – Не твое дело, кто мы такие.
   – Сбавь тон и не провоцируй меня!
   – Еще чего! Полиция утверждает, что Лисбет Саландер убила трех человек, а ко мне является с вопросами о моей сексуальной ориентации! Да катись ты к черту!
   – Слушай! Я ведь могу тебя арестовать!
   – Это за что же? Кстати, я забыла тебя предупредить, что я уже три года учусь на юридическом, а мой папа – это Ульф Нурен из адвокатской конторы «Нурен и Кнапе». See you in court[72].
   – Я думал, что ты работаешь в области музыки.
   – Это я делаю ради собственного удовольствия. Неужели ты думаешь, что на это можно прожить?
   – Не имею никакого представления, на что ты живешь.
   – Да уж не за счет лесбиянства и сатанизма, как ты, может быть, думаешь! И если полиция на этом строит свое расследование, то меня нисколько не удивляет, что вы до сих пор никак не поймаете Лисбет Саландер.
   – Ты знаешь, где она находится?
   Силла Нурен начала раскачиваться перед ним из стороны в сторону и водить в воздухе руками:
   – Я чувствую, что она где-то близко… Погоди немного, и я включу свои телепатические способности.
   – Прекрати сейчас же!
   – Слушай, я же тебе уже сказала, что ничего не слышала о ней вот уже почти два года. Я не имею ни малейшего представления о том, где она находится. Еще что-нибудь угодно?

   Соня Мудиг включила компьютер Дага и потратила вечер на то, чтобы составить каталог информации, содержащейся на жестком диске и на приложенных к компьютеру дискетах. За чтением книги Дага она засиделась до одиннадцати вечера.
   Отсюда она узнала две вещи. Во-первых, она поняла, что Даг Свенссон блестяще владел пером и его объективное описание деятельности секс-мафии читалось с неослабевающим интересом. Она подумала о том, что хорошо бы было прочитать эту книгу слушателям Высшей школы полиции, так как его знания пошли бы на пользу учащимся. Так, например, Хансу Фасте было бы очень полезно узнать то, о чем рассказывал Свенссон.
   Во-вторых, теперь она знала, почему Микаэль Блумквист считает изыскания Дага Свенссона возможным мотивом к его убийству. Намеченное Дагом разоблачение повредило бы не только отдельным лицам. Несколько известных деятелей, заседавших в судах на процессах по сексуальным преступлениям и участвовавших в публичных дебатах, были бы просто уничтожены. Микаэль Блумквист был прав: книга содержала в себе мотив для убийства.
   Но если даже кто-то из любителей платного секса и решился под угрозой разоблачения убить Дага Свенссона, этот мотив не работал в отношении адвоката Бьюрмана. В материалах Дага адвокат Нильс Бьюрман даже не упоминался, и этот факт не только сильно подрывал аргументацию Микаэля Блумквиста, но значительно подкреплял предположение, что единственной возможной подозреваемой в этих убийствах является Лисбет Саландер.
   Несмотря на отсутствие полной ясности в вопросе о мотивах убийства Дага Свенссона и Миа Бергман, связь Лисбет Саландер с местом преступления и орудием убийства была очевидна. Такие четкие технические доказательства трудно было истолковать как-то иначе, а они указывали на то, что именно Саландер произвела роковые выстрелы в квартире в Энскеде.
   Вдобавок орудие убийства непосредственно связывалось с адвокатом Бьюрманом. Между этими лицами существовала несомненная связь, кроме того, налицо был и вероятный мотив. Судя по художественному украшению, найденному на животе Бьюрмана, речь могла идти или о злоупотреблении сексуального характера, или вообще о каких-то садомазохистских играх. Едва ли Бьюрман добровольно дал нанести себе такую необычную татуировку. Скорее можно было предполагать одно из двух: либо он испытывал наслаждение, подвергаясь унижению, либо Саландер (если это она выполнила татуировку) сначала привела его в беспомощное состояние. О том, как именно все происходило, Соня не хотела строить предположений.
   Между тем Петер Телеборьян засвидетельствовал, что Лисбет Саландер применяла насилие только против тех лиц, со стороны которых она по той или иной причине ощущала угрозу или которые нанесли ей обиду.

   Некоторое время Соня Мудиг размышляла о том, что сказал о Лисбет Саландер доктор Телеборьян. Судя по всему, он желал ее защитить и не хотел, чтобы его бывшая пациентка пострадала. Но в то же время следствие в основном опиралось на его анализ ее личности как социопатки, находящейся на грани психоза.
   Однако мнение Микаэля Блумквиста нравилось ей больше.
   Тихонько покусывая губы, она попыталась представить себе другой сценарий вместо принятого за основу, в котором Лисбет фигурировала в качестве единственной подозреваемой. Под конец она вооружилась шариковой ручкой и, борясь с сомнениями, написала в лежащем на столе блокноте одну строчку:
   Два совершенно разных мотива? Двое убийц? Одно орудие убийства!
   В голове у нее вертелась какая-то ускользающая мысль, которую ей никак не удавалось сформулировать, однако завтра утром на совещании у инспектора Бублански она собиралась поднять этот вопрос. Она и сама не могла себе объяснить, почему ей вдруг разонравилась версия, согласно которой Лисбет Саландер была единственной подозреваемой в убийстве.
   На этом она завершила рабочий день, решительно выключив компьютер и спрятав в стол дискеты. Она надела куртку, погасила настольную лампу и, выйдя из кабинета, уже начала запирать дверь, как вдруг в конце коридора ей послышались какие-то звуки. Она нахмурила брови – ей казалось, что во всем отделе, кроме нее, уже не осталось ни души. Дверь в кабинет Ханса Фасте была приоткрыта, и, подойдя ближе, она услышала, как он разговаривает по телефону.
   – Это, бесспорно, соединяет одно с другим, – произнес Фасте.
   Немного постояв в нерешительности, она собралась с духом и постучала по косяку. Ханс Фасте резко вскинул голову и посмотрел на нее. Она помахала ему раскрытой ладонью.
   – Мудиг еще здесь, – сообщил Фасте в трубку. Он кивал, слушая собеседника, но не спускал глаз с Сони. – О'кей. Я ей передам, – сказал он и положил трубку.
   – Бубла, – пояснил он. – Зачем ты пришла?
   – Что там «соединяет одно с другим»? – спросила она.
   Он посмотрел на нее пристально.
   – Подслушиваешь под дверью?
   – Нет. Но твоя дверь была открыта, и ты сказал эти слова в тот момент, когда я постучала.
   Фасте пожал плечами:
   – Я позвонил Бубле, чтобы сообщить, что из криминалистической лаборатории наконец поступили полезные данные.
   – Да что ты!
   – У Дага Свенссона был мобильник с сим-картой компании «Комвик». Наконец-то они отыскали список его разговоров. Список подтверждает, что в двадцать часов двенадцать минут у него состоялся разговор с Микаэлем Блумквистом. Значит, Блумквист в это время действительно был в гостях у сестры.
   – Прекрасно. Но я не думаю, что Блумквист имеет какое-то отношение к убийству.
   – Я тоже не думаю. Но Даг Свенссон сделал в тот вечер еще один звонок. В двадцать один тридцать четыре, и разговор продолжался три минуты.
   – И что?
   – Он звонил адвокату Нильсу Бьюрману на его домашний телефон. Иными словами, появляется связь между двумя убийствами.
   Соня Мудиг медленно опустилась в кресло для посетителей.
   – Прошу! Присядь, пожалуйста, я не против!
   Она не обратила внимания.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [44] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация